Отказ прокурора от обвинения это

Отказ прокурора от обвинения

Как государственный обвинитель, прокурор должен быть уверен в виновности подсудимого, однако он должен всегда быть готовым к тому, что судебное разбирательство может по-другому осветить обстоятельства дела, а потому не исключено, что под влиянием таких обстоятельствах выводы, к которым он приходит, его убежденность в виновности лица могут трансформироваться.

Принципиальная возможность изменения прокурором своей первоначальной позиции в суде о виновности подсудимого требует от него тщательного анализа причин, которые повлияли на его убеждения как государственного обвинителя. В частности, среди них могут быть следующие: 1) судебное следствие доказало, что доказательства, собранные во время досудебного следствия, на основании которых прокурор планировал сделать выводы о виновности лица, были оценены им неверно, без необходимого анализа, 2) во время судебного следствия оказались новые, ранее неизвестные обстоятельства требуют перестройки всей системы обвинения, основанного на фактах, не проверенных в полном объеме на предварительном следствии, 3) в судебном следствии выявлены факты грубых нарушений норм УПК при проведении досудебного следствия: фальсификация доказательств, однобокость, предубежденность подобное.

Прокурор отказывается от обвинения в суде, когда в результате судебного разбирательства он убедится в том, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения. Мотивы отказа от обвинения прокурор излагает в своем постановлении (ч. З ст. 264 УПК). Таким образом, отказ прокурора от поддержания государственного обвинения — это не только его право, а обязанность прекратить обвинительное преследования полностью или в определенной части против подсудимого и требовать его оправдания.

По сути отказ прокурора от государственного обвинения — это его обращение в суд с полным или частичным опровержением обоснованности обвинения, с изложением мотивов невозможности его поддержания в дальнейшем.

Так, полный отказ от обвинения имеет место тогда, когда прокурор предлагает суду закрыть дело или оправдать человека в полном объеме обвинения, что против нее выдвигалось, тем самым достигается исправление ошибки, которую допустили соответствующие должностные лица при принятии решения о возбуждении уголовного дела, во время его расследования, утверждения обвинительного заключения, а также предварительного рассмотрения дела в суде.

Частичный отказ от обвинения имеет место в том случае, когда прокурор в суде отказывается от поддержания обвинения против лица в совершении одного или нескольких преступлений, оставив обвинения в других преступлениях.

В данном случае прокурор предлагает суду закрыть дело или оправдать человека частично, по одной или нескольким статьям Уголовного кодекса, оставив обвинения в других преступлениях.

Отказ прокурора от обвинения как парадигма беспристрастности и объективности (Гасанова У.Н.)

Дата размещения статьи: 29.01.2018

В уголовном судопроизводстве требование беспристрастности тесно связано с требованием объективности. Они взаимосвязаны и не могут существовать отдельно.
Применительно к деятельности прокурора в уголовном судопроизводстве, на наш взгляд, под объективностью осуществления прокурором функции обвинения следует понимать его независимость при исследовании совокупности доказательств от оценок и позиций сторон, их интересов и желаний, обоснованность принимаемого им решения только материалами, имеющимися в деле, и внутренним убеждением. Беспристрастность при этом выступает признаком объективности и условием, которое способно его обеспечить.
УПК РФ не содержит дефиниций категорий «объективность» и «беспристрастность» несмотря на то, что они встречаются в тексте закона. «Объективность» упоминается законодателем шесть раз, «беспристрастность» — только один. Понятие «объективность и беспристрастность» используется лишь в ч. 6 ст. 340 УПК, посвященной напутственному слову председательствующего присяжным в судебном заседании перед удалением коллегии в совещательную комнату для вынесения вердикта. Отсутствие этих определений можно объяснить тем, что они относятся к предмету исследования философских и социологических наук, однако их существование и содержание имеет непосредственное значение для изучения правовых и нравственных аспектов отказа прокурора от обвинения в суде.
Несмотря на то что отечественный законодатель не предъявляет к деятельности прокурора в уголовном процессе требований объективности и беспристрастности, тем не менее вряд ли возникнет сомнение, что прокурор при осуществлении процессуальных действий и принятии решений должен быть независимым и беспристрастным участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Требования объективности и беспристрастности отражены в п. 36 Приказа Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. N 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства», в котором отмечается, что при оценке качества и эффективности участия прокурора в судебном рассмотрении дела необходимо исходить из его реального вклада в принятие судом законного, обоснованного и справедливого решения, учитывать проявленные активность, профессионализм, принципиальность и объективность в отстаивании своей позиции. В подп. «ж» п. 10 Кодекса этики и служебного поведения федерального государственного гражданского служащего органов прокуратуры РФ, утвержденного Приказом Генерального прокурора РФ от 25 марта 2011 г. N 79, содержится требование, согласно которому гражданский служащий обязан соблюдать беспристрастность, исключающую возможность влияния на служебную деятельность решений политических партий и общественных объединений.
Если прокурор при осуществлении своей деятельности руководствуется требованием закона, внутренним убеждением и совестью, то он осуществляет свою деятельность беспристрастно. Объективность прокурора неразрывным образом связана с беспристрастностью, и одно без другого немыслимо. Объективность означает, в самом общем виде, независимость от усмотрения субъекта, т.е. прокурор исследует в суде доказательства как стороны обвинения, так и стороны защиты без предубеждения, «как есть», одинаково внимательно. По верному замечанию А. Кони, прокурор «в оценке и взвешивании доказательств вовсе не стеснен целями обвинения». Прокурор — это «говорящий публично судья» .
———————————
Кони А.Ф. Уголовный процесс: нравственные начала. 3-е изд. М.: Изд-во СГУ, 2008. С. 22.

В ч. 7 ст. 246 УПК установлено правило, согласно которому, если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения. Это положение нашло отражение в п. 8 Приказа Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. N 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства», где подчеркивается, что следует считать недопустимым любое давление на государственных обвинителей, принуждение их к отстаиванию выводов органов предварительного расследования, не подтвержденных исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами. Согласно п. 7 Приказа нужно исходить из того, что государственный обвинитель, руководствуясь законом и совестью, может отказаться от обвинения только после всестороннего исследования доказательств.
Так, отказываясь от обвинения по уголовному делу в отношении П., обвиняемого в распространении вредоносного программного обеспечения (ч. 1 ст. 273 УК), государственный обвинитель обосновал свой отказ тем, что «П. технического образования не имеет, какие-либо специальные курсы о пользовании компьютерными программами не проходил, то есть не обладает познаниями в области программного обеспечения и не знал, что диск с программным обеспечением, реализованный им, содержит вредоносный программный продукт, который имеет средства для установки программных продуктов без активации в обход технических средств защиты от несанкционированного воспроизведения и копирования, предусмотренных правообладателем, и умысла на совершение преступления, предусмотренного частью 1 статьи 273 УК РФ, у П. не было. Письменными материалами уголовного дела вина П. в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 273 УК РФ, не подтверждается, других доказательств вины П. в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 273 УК РФ, у стороны обвинения нет» .
———————————
Приговор Советского суда Самарской области от 16 февраля 2011 г. URL: https://rospravosudie.com/ (дата обращения: 14.09.2016).

В этом отношении отказ прокурора от обвинения по своей сути представляет обращение к суду прекратить уголовное дело по основаниям, указанным в п. 2 ст. 254 УПК.
Вместе с тем, согласно данным судебной статистики, следует сделать вывод, что прокуроры недостаточно используют гарантированное право на отказ от обвинения в целях обеспечения объективности и беспристрастности судебного разбирательства. Так, в 2015 г. прокуроры отказались от поддержания обвинения только в отношении 84 подсудимых. Если сравнить этот показатель с количеством оправдательных приговоров (4 658), то стоит отметить: число отказов от поддержания обвинения составляет только 1,8% от числа оправдательных приговоров. Такое соотношение между количеством отказов и оправдательных приговоров позволяет сделать вывод, что прокуроры отказываются от поддержания обвинения далеко не всегда, когда должны это сделать, поддерживая государственное обвинение без достаточных доказательств. Причина такой ситуации — административные факторы, обеспечивающие субординацию в прокуратуре. В частности, п. 8 Приказа Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. N 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» предписывает государственному обвинителю при существенном расхождении его позиции с позицией, выраженной в обвинительном заключении или обвинительном акте, докладывать об этом прокурору, поручившему поддерживать государственное обвинение. Указанный прокурор в случае принципиального несогласия с позицией обвинителя, исходя из законности и обоснованности предъявленного обвинения, имеет право решать вопрос о замене обвинителя либо самому поддерживать обвинение. Это положение ограничивает усмотрение государственного обвинителя, ставя его процессуальное решение в зависимость от позиции его руководителя и ранее принятых по уголовному делу решений. Тем самым фактически презюмируется неспособность государственного обвинителя беспристрастно и объективно принимать процессуальные решения (в том числе об отказе от обвинения), если эти решения будут противоречить позиции прокуратуры, выраженной в обвинительном заключении или обвинительном акте, и мнению его руководителя относительно законности и обоснованности предъявленного обвинения.
Важный аспект обеспечения объективности и беспристрастности отказа от поддержания обвинения в судебном разбирательстве — обеспечение прав участников судопроизводства. Вместе с тем прокурор не обязан согласовывать это решение с другими участниками процесса, в том числе с потерпевшим.
Представляется, что в этом случае никакого ущемления прав потерпевшего нет. Согласно ч. 3 ст. 37 УПК в ходе судебного производства по уголовному делу именно на государственного обвинителя возложена обязанность поддерживать государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность. Таким образом, государственный обвинитель в суде представляет не только позицию прокурора, который утвердил обвинительное заключение по уголовному делу, но и интересы стороны обвинения в целом, в том числе и потерпевшего.
Однако для соблюдения прав потерпевшего целесообразно решить вопрос о закреплении в УПК процессуальных гарантий, обеспечивающих права потерпевшего. В частности, необходимо предоставить потерпевшему возможность выступать стороной обвинения в случае, когда прокурор отказывается от поддержания обвинения.
Еще одним спорным аспектом процедуры отказа прокурора от обвинения в суде в контексте его объективности и беспристрастности является предусмотренная п. 2 ст. 254 УПК обязанность суда прекратить уголовное дело на основании отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения. Дело в том, что формально эта процедура противоречит принципам правосудия, так как суд должен выносить решение согласно внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Однако в этом случае законодатель отступает от указанного принципа и заставляет судью принимать решение, которое основано только на внутреннем убеждении прокурора, выраженном в отказе от обвинения.
В прошлом году Конституционный Суд РФ вынес Определение, в котором частично затронут этот вопрос. Так, в частности, признается: по смыслу ст. 246 полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства предопределяет принятие судом соответствующего решения. Следовательно, позиция КС подтверждает, что при отказе прокурора от обвинения суд всегда обязан прекратить уголовное дело. При этом в Определении отмечается, что отказ от обвинения и его изменение в сторону смягчения требуют мотивированного обоснования, поскольку мотивированность решения предполагает возможность его последующей проверки, и вынесение судом решения, обусловленного такой позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты, законность же, обоснованность и справедливость этого решения возможно проверить в вышестоящем суде . То есть согласно позиции КС предопределенность прекращения дела отказом прокурора от обвинения не мешает суду отправлять правосудие, так как, по смыслу указанного Определения, такой отказ не препятствует суду проверять и оценивать собранные по уголовному делу доказательства.
———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 10 февраля 2016 г. N 226-О.

Смотрите так же:  Чулпан страховая компания осаго

Законодатель предоставляет прокурору возможность мотивированного отказа от обвинения в том случае, когда в процессе судебного разбирательства он придет к выводу, что доказательства, которые были представлены, не подтверждают обвинение, которое предъявлено подсудимому. При этом полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК.
Представляется, что изложенная в законе формулировка недостаточно императивна, поскольку она не указывает именно на обязанность прокурора отказаться от обвинения в случаях, предусмотренных ч. 7 ст. 246 УПК. Законодатель использует понятие «отказывается» вместо требования «обязан отказаться», из чего можно сделать вывод, что соответствующая обязанность на прокурора государством все же не возложена.

Пристатейный библиографический список

1. Кони А.Ф. Уголовный процесс: нравственные начала. 3-е изд. М.: Изд-во СГУ, 2008. 150 с.
2. Тетерина Т. Отказ прокурора от обвинения «преступает» права потерпевшего на доступ к правосудию // Российская юстиция. 2003. N 10.

Отказ прокурора от обвинения: законодательное регулирование, проблемы практики применения

Законодательное регулирование

Приказ Генпрокуратуры России от 25.12.2012 N 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» п. 7. Исходить из того, что государственный обвинитель, руководствуясь законом и совестью, может отказаться от обвинения только после всестороннего исследования доказательств.

Отказ государственного обвинителя от обвинения должен быть мотивирован и представлен суду в письменной форме.

Иметь в виду, что государственному обвинителю, изменяющему обвинение на менее тяжкое, но существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от предъявленного (по объекту посягательства, субъекту преступления, форме вины и т.д.), следует ходатайствовать о перерыве в судебном заседании для предоставления стороне защиты возможности подготовиться к новому обвинению.

Статья 246 УПК РФ

В соответствии с частями 7 и 8 статьи 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинителем. Вместе с тем государственный обвинитель в соответствии с требованиями закона должен изложить суду мотивы полного или частичного отказа от обвинения, равно как и изменения обвинения в сторону смягчения со ссылкой на предусмотренные законом основания.

Суду надлежит рассмотреть указанные предложения в судебном заседании с участием сторон обвинения и защиты на основании исследования материалов дела, касающихся позиции государственного обвинителя, и итоги обсуждения отразить в протоколе судебного заседания.

Судебное решение, принятое в связи с полным или частичным отказом государственного обвинителя от обвинения или в связи с изменением им обвинения в сторону смягчения, может быть обжаловано участниками судебного производства или вышестоящим прокурором в апелляционном или кассационном порядке (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 N 1 (ред. от 09.02.2012) «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Исходя из этих положений Пленум разъяснил судам, что отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяет принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя. Вместе с тем открывается перспектива проверки в суде кассационной инстанции обоснованности указанной позиции государственного обвинителя с учетом состоявшегося обсуждения сторонами и исследования материалов дела. В этом случае возможно несовпадение позиции вышестоящего прокурора с мнением государственного обвинителя. В соответствии с ч. 9 ст. 246 УПК РФ пересмотр определения или постановления суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения допускается лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств в соответствии с главой 49 настоящего Кодекса.

Однако, Постановлением Конституционного Суда РФ разъяснено, что заинтересованные лица при любом несогласии с позицией государственного обвинителя вправе обращаться в суд кассационной и надзорной инстанций.

Проблема применения

Кроме того, с учетом того, что отказ государственного обвинителя от обвинения является обязательным для суда, возникают следующие вопросы: как необходимо поступать суду, не согласному с позицией прокурора, и как защитить права потерпевшего, желающего продолжить обвинение? По мнению ученных, суд при отказе прокурора от обвинения должен предложить потерпевшему принять на себя поддержание обвинения. Если потерпевший согласился принять на себя функции частного обвинителя, суд должен обеспечить ему возможность осуществления данной деятельности. Прокурор и при поддержании обвинения, и при отказе от него оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. Внутреннее же убеждение потерпевшего как участника стороны обвинения может не совпадать с убеждением прокурора. Однако, несмотря на это, в случае отказа прокурора от обвинения потерпевший лишен права изложить суду основания своего убеждения в том, что вина подсудимого в ходе судебного следствия доказана. Таким образом, потерпевший лишается и права на доступ к правосудию — вопреки ст. 52 Конституции РФ, которая гласит, что государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Смотрите так же:  Новый транспортный налог в 2019 году

Прекращая уголовное дело или уголовное преследование при отказе прокурора от обвинения, суд тем самым не решает дело, а выполняет волю одного из участников стороны обвинения. Не только государственный обвинитель, но и судья, присяжные заседатели оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Не только потерпевший лишается права на правосудие, но и суд лишается права его вершить. Эти пробелы в УПК РФ проявляются особо остро при возникновении противоречий во мнениях суда и прокурора в оценке доказательств, когда суд, не соглашаясь с мнением государственного обвинителя о недоказанности вины обвиняемого, вынужден мотивировать постановление основаниями, с которыми сам же и не согласен. Согласно УПК РФ суд должен учитывать мнение сторон по многим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, например при решении вопроса о возможности допрошенных свидетелей покинуть зал судебного заседания до окончания судебного следствия. При решении же одного из самых важных для потерпевшего вопросов — о привлечении подсудимого к ответственности и его наказании — суд отказывает потерпевшему в учете его мнения по заявленному прокурором отказу от обвинения, руководствуясь при этом требованием уголовно-процессуального закона.

Разъяснение законодательства

Порядок отказа государственного обвинителя от обвинения

В соответствии со статьей 246 Уголовно-процессуального кодекса РФ участие государственного обвинителя (прокурора) обязательно при рассмотрении судами уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения.

В ходе уголовного судопроизводства прокурор представляет доказательства, участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания. Таким образом, прокурор способствует достижению цели уголовного судопроизводства — защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и соблюдению законности и состязательности при производстве по уголовному делу. Если же в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он должен отказаться от него. При этом полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или по некоторым статьям Уголовного кодекса РФ. К основаниям отказа государственного обвинителя от обвинения относятся: отсутствие события либо состава преступления; непричастность подсудимого к совершению преступления; истечение сроков давности уголовного преследования; отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе, как по его заявлению; смерть подсудимого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего. Частичный отказ от обвинения может иметь место, когда названные основания касаются только некоторых вменявшихся ранее в вину эпизодов преступной деятельности подсудимого либо только отдельных подсудимых, если их несколько. Наряду с государственным обвинителем обвинение вправе поддерживать потерпевший, но в случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения потерпевший не может продолжать поддерживать его самостоятельно. Правовые гарантии потерпевшего от безосновательного отказа прокурора от обвинения закреплены в Постановлении Конституционного Суда РФ N 18-П от 08.12.03, в соответствии с которым полный или частичный отказ от обвинения, как влекущий прекращение уголовного дела, должен быть мотивирован со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судопроизводства. При принятии решения об отказе от поддержания обвинения государственный обвинитель не должен согласовывать позицию с потерпевшим, если он считает, что имеющиеся доказательства не подтверждают предъявленное лицу обвинение. Мнение потерпевшего на этот счет не должно играть решающей роли, поскольку решение об этом должно принимать государство в лице своих органов. Естественно, что могут сложиться такие ситуации, когда обвинителю приходится отказываться от поддержания обвинения в связи с тем, что доказательства получены с нарушением процедуры, установленной законом, а имеющиеся в потенциале доказательства не образуют совокупность, достаточную для поддержания обвинения. Но это уже вопрос не к существующей норме права, а к квалификации практических работников и качеству их непосредственной деятельности по сбору доказательств. Пересмотр определения или постановления суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения допускается лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств. Однако отказ государственного обвинителя от поддержания обвинения не ограничивает прав лица на гарантию судебной защиты его прав и свобод и на доступ к правосудию, предусмотренных статьями 46 и 52 Конституции РФ, в связи с чем лицо, которому причинен вред противоправными действиями, вправе предъявить гражданский иск к причинителю вреда.

Отказ прокурора от обвинения. Участники уголовного процесса

Как устанавливает 6 пункт 5 статьи УПК, г осударственный обвинитель – служащий органа прокуратуры, который от имени государства поддерживает обвинение в рамках уголовного судопроизводства. Привлечение прокурора к процессу обеспечивает реализацию конституционных требований о соблюдении порядка разбирательства дел на основе состязательности и равноправия сторон.

Обязанности служащего

Позиция прокурора в уголовном процессе определяется необходимостью обеспечить законность, защиту свобод и интересов личности, общества, государства. В этой связи служащие, привлеченные к производству, должны:

  • Усиливать индивидуальную ответственность за правильность выводов по ключевым вопросам уголовного процесса.
  • Руководствоваться исключительно нормами права.
  • Являться гарантами соблюдения процессуальных и конституционных прав участников судебного процесса .
  • Проявлять активность при исследовании доказательств.
  • Обеспечивать объективность при реализации функций гособвинения, поддерживать его в меру доказанности.
  • Ставить вопрос перед судом о принятии частного определения при выяснении обстоятельств, способствовавших совершению противоправных действий, фактов нарушения интересов граждан следователями/дознавателями и пр.
  • Реагировать на нарушения и грубые ошибки, выявленные в ходе производства органами следствия/дознания.

В уголовном процессе прокурор участвует не от себя, а в качестве представителя государства. Этот статус налагает особые обязанности на служащего.

Поддержание и отказ прокурора от обвинения в суде

УПК достаточно четко регламентирует правила участия обвинителя в уголовном судопроизводстве. Основные положения закреплены в 246 статье Кодекса.

Прокурор должен руководствоваться принципом объективности при поддержании обвинения. Его действия должны быть направлены на выявление обстоятельств, не только уличающих, но и оправдывающих подсудимого.

Прокурор как государственный обвинитель выступает самостоятельным процессуальным субъектом. Соответственно, его позиция не связывается с выводами обвинительного акта или заключения. Поддерживать обвинение служащий должен в меру его доказанности. Ему необходимо убедиться в достаточности представленных материалов для вынесения приговора подсудимому.

Если в процессе разбирательства будет выявлено, что доказательствами не подтверждаются претензии к подсудимому, допускается мотивированный отказ прокурора от обвинения . Это действие влечет прекращение производства либо преследования полностью либо в соответствующей части по основаниям, закрепленным 24 и 27 статьями УПК.

Ключевые элементы отказа

Отказ прокурора от обвинения в суде в первую очередь означает отрицание служащим его обоснованности и законности. Соответственно, обвинительная деятельность в отношении гражданина прекращается. Отрицание выражается в публичном выступлении – заявлении прокурора в суде .

Учитывая вышесказанное, можно дать общее определение процессуального действия. Отказ прокурора от обвинения представляет собой заявление, сделанное гособвинителем в заседании суда, выражающее негативное отношение служащего к обвинению в виде отрицания его обоснованности и законности, мотивирующее невозможность поддержания в отношении конкретного субъекта, сообщающее о прекращении (частичном/полном) обвинительной деятельности.

Отказ прокурора от обвинения полностью согласуется с назначением уголовного судопроизводства. В этой связи многие эксперты негативно оценивают поведение некоторых служащих, пытающихся уклониться от совершения этого процессуального действия. В практике, в частности, имеют место случаи, когда должностные лица заявляют ходатайства о возвращении материалов прокурору с целью устранения нарушений, якобы не связанных с неполнотой выполненного расследования.

Такое поведение считается противоправным, а соответствующие постановления прокуроров незаконными и прямо противоречащими предписаниям 7 части 246 статьи УПК.

Последствия процессуального действия

Во-первых, оно изменяет отношение к подсудимому. Суду и другим участникам судебного процесса после совершения данного действия необходимо обращаться с гражданином как с невиновным.

В действующем законодательстве допускается 2 формы отказа: частичный и полный. В последнем случае имеет место материально-правовое отрицание всего обвинения. В результате мероприятия по отстаиванию обвинительной позиции прекращаются. Частичный отказ прокурора от обвинения предполагает отрицание определенной составляющей доказательственной базы. Деятельность по отстаиванию позиции в суде продолжается, но ее рамки сокращаются. При этом прокурор:

  • Отрицает неподтвердившуюся часть обвинения.
  • Формулирует тезис оставшейся части и поддерживает его.

Отличительные черты частичного отказа

В уголовном производстве предусматривается возможность смягчения обвинения. Его необходимо отличать от частичного отказа. Смягчение предполагает:

  • Исключение обстоятельств, отягчающих ответственность, из состава деяния.
  • Исключение ссылок на нормы права, нарушение которых вменялось в заключении или акте, если преступление предусмотрено по другой статье УК.
  • Переквалификацию посягательства в соответствии с уголовной нормой, устанавливающей более мягкую санкцию.
Смотрите так же:  Settlers 7 требования

При частичном отказе от обвинения имеет место сокращение материально-правовой составляющей, отрицание отдельных аспектов вменяемого преступления. При смягчении, напротив, материально-правовой элемент и объем инкриминируемого деяния остаются неизменными, а юридическая оценка поведения подсудимого корректируется.

Прокурор имеет право отказаться от обвинения, если оценка доказательств, полученных в ходе расследования, оказалась ошибочной, или в процессе судебного следствия были получены сведения, опровергающие обвинение.

Основания отказа служащего разделяются в зависимости от причин прекращения преследования и производства по делу на нереабилитирующие и реабилитирующие. В последнем случае имеет место отказ в связи с отсутствием события преступления или признаков состава в поведении подсудимого. Все прочие основания считаются нереабилитирующими.

В некоторых юридических изданиях в отдельную категорию выделяют обстоятельства, которые обязывают служащего отказаться от гособвинения. Это, в частности, факторы, свидетельствующие об отсутствии предпосылок для продолжения процесса. К таким обстоятельствам можно отнести:

  • Отсутствие жалобы от пострадавшего или примирение подсудимого с потерпевшим в рамках дел частного обвинения.
  • Наличие вынесенного в отношении подсудимого приговора по этому же обвинению или судебного решения о прекращении производства по этому же основанию. Указанные постановления должны быть вступившими в силу.
  • Наличие неотмененного постановления следователя/дознавателя о прекращении дела по этому же обвинению.

Обязательные требования

Приказом Генпрокурора от 13.11.2000 г. № 141 установлен ряд обязанностей для сотрудников органов прокуратуры, являющихся участниками уголовного процесса .

При радикальном расхождении позиции гособвинителя с содержанием акта/заключения прокурор обязан незамедлительно поставить об этом в известность служащего, утвердившего указанный документ. При этом сотрудники должны предпринимать согласованные меры, обеспечивающие юридическую обоснованность выступления в суде на стороне обвинения и исключающие всякое влияние на процессуальную самостоятельность гособвинителя.

Данное требование подразумевает, что отказ от обвинения необходимо согласовывать с территориальным прокурором или лицом, приравненным к нему. При этом данное правило не указывает на наличие связи между позициями обвинителя и прокурора, утвердившего заключение/акт. Гособвинитель – самостоятельный участник уголовного процесса .

Процессуальные сложности

По мнению многих юристов, подход, предусмотренный 7 частью 246 статьи УПК, можно считать вполне логичным и демократичным: государство в лице уполномоченного лица отказывается от обвинения, вследствие чего судебная инстанция прекращает разбирательство.

Вместе с тем появляются вопросы, не разрешенные Кодексом. К примеру, может ли вердикт обжаловаться прокурором, который не согласен с позицией гособвинителя? Как будет реализовывать права потерпевший, возражающий против судебного решения, обусловленного отказом от обвинения?

Досудебные стадии процесса позволяют стороне обвинения, в частности гособвинителю, отказаться от претензий к подозреваемому. По мнению юристов, раз дело перешло в суд, инстанция, его рассматривающая, должна получить возможность принять самостоятельное решение в соответствии с результатами судебного следствия. Ведь ничье мнение не может влиять на решение и предопределять его. В противном случае не будет реализован принцип независимости суда. Это, в свою очередь, не согласуется с целью судопроизводства.

Как поступать, если мнение суда не совпадает с позицией обвинения, учитывая, что последняя может обуславливаться и объективными результатами разбирательства, и субъективной оценкой доказательств? Как считают некоторые эксперты, судебная инстанция должна сформулировать свои выводы в отдельном процессуальном документе, вне зависимости, но принимая во внимание позицию обвинителя.

Интересы потерпевшего

Они оказываются в существенной степени ущемленными при отказе прокурора (даже частичном) от обвинения. Потерпевший, согласно положениям закона, вправе поддерживать обвинение вместе с должностным лицом. Но при отказе последнего производство прекращается вне зависимости от воли жертвы преступления. Как показывает практика, прокурор свои действия с потерпевшим не согласовывает и зачастую даже не уведомляет его о них.

Фактически законодательство лишает жертву преступления возможности самостоятельно защищать свои интересы.

Пленарным постановлением № 1 от 5 марта 2004 г. суд подтвердил, что частичный/полный отказ от обвинения в процессе разбирательства, смягчение его предопределяет вынесение решения в соответствии с мнением гособвинителя. Обуславливается это тем, что уголовное производство базируется на принципе равноправия и состязательности, а формулирование и поддержание обвинения обеспечивается гособвинителем. Как видно, в пояснениях Пленума об интересах потерпевшего ничего не сказано.

В этом же постановлении суд указывает, что гособвинитель, руководствуясь законодательством, обязан изложить мотивы своего отказа или смягчения обвинения, приводя ссылки на соответствующие нормы права. Инстанция, рассматривающая дело, в свою очередь, обязана изучить мнение прокурора в заседании, в том числе в рамках судебных прений . Итоги обсуждения позиции гособвинения должны быть отражены в протоколе заседания. Кроме того, в постановлении поясняется, что решение, вынесенное в связи с отказом от обвинения или его смягчения, может обжаловаться сторонами производства.

Как следует из приведенной выше информации, потерпевший имеет только одну возможность защитить свои интересы – оспорить судебный акт. Однако на практике ни судебные прения, ни последующее обжалование решения не меняет положения жертвы преступления, и интересы пострадавшего так и остаются нарушенными.

Возможное решение проблемы

Выход из сложившейся ситуации можно попытаться найти, если обратиться положением, присутствующим в постановлении КС № 18 от 8 дек. 2003 г. В резолютивной части документа сказано, что вынесение решения, обусловленного позицией гособвинителя, допускается только по окончании изучения материалов производства и заслушивания мнения сторон. Основываясь на этом положении, суд не вправе прекращать дело до того момента, пока материалы не будут полностью исследованы, и выражена позиция участников заседания.

По мнению юристов, такой подход позволил бы найти правильный подход, отвечающий принципам состязательности и независимости судопроизводства.

КС вполне однозначно указывает на то, что действия прокурора, направленные на отказ от обвинения или его изменение в благоприятную сторону для подсудимого, могут осуществляться исключительно после всестороннего изучения всех представленных доказательств (то есть после судебного следствия) и заслушивания мнения остальных участников, в том числе и после завершения прений.

Процессуальное оформление

В законодательстве предусматривается, что в случае отказа от обвинения производство или преследование в отношении гражданина должно прекращаться по соответствующим основаниям, о чем выносится постановление (определение). Некоторые юристы считают данный подход не совсем верным.

Поскольку отказ по реабилитирующим мотивам заявляется в конце разбирательства, согласие с ним суду целесообразнее сформулировать не определением, а решением (оправдательным приговором), указав его в описательно-мотивировочной части.

Если же процессуальное действие прокурора обусловлено нереабилитирующими («техническими») основаниями, в этом случае суд может прекратить производство/преследование своим постановлением (определением).

Следует учитывать, что прекращение дела не препятствует дальнейшему предъявлению и рассмотрению иска в рамках гражданского судопроизводства.

Согласно норме, возбужденное дело должно прекращаться при:

  • Отсутствии события преступления или состава посягательства в действиях лица.
  • Установлении факта смерти обвиняемого/подозреваемого. Исключением является производство, направленное на реабилитацию умершего.
  • Отсутствии заявления жертвы преступления, если производство должно возбуждаться на основании этого документа. Исключения предусмотрены в 4 части 20 статьи УПК.
  • Отсутствии судебного заключения о наличии признаков посягательства в действиях одного из субъектов, указанных в п. 2, 2.1 ч. 1 448 нормы Кодекса, или согласия СФ, Госдумы, квалификационной судебной коллегии на возбуждение дела/привлечения в статусе обвиняемого одного из лиц, присутствующего в перечне п. 1, 3-5 ч. 1 ст. 448.

Прекращение дела осуществляется следователем на основании постановления прокурора. Следователь составляет процессуальный документ, в котором указывает:

  • Дату и место вынесения.
  • Должность, Ф. И. О. лица, оформившего его.
  • Основания для возбуждения производства со ссылками на конкретные статьи УК.
  • Результаты следствия с указанием информации о гражданах, в отношении которых оно велось.
  • Меры пресечения, применявшиеся к лицам.
  • Ссылки на нормы, на основании которых дело прекращается.
  • Решение об отмене мер пресечения и обеспечения.
  • Сведения о судьбе вещественных доказательств.
  • Правила обжалования постановления.

Копия документа направляется прокурору, за исключением случаев, установленных ст. 25.1 УПК.