29 лет брака развод

Как развестись грамотно с мужем, после 30 лет совместной жизни?

Добрый день.Прожила с мужем более 30 лет вместе.Узнала об изменах, и не одной.Хочу развестись.Есть сын-26 лет.С ним также муж не общается.Прописан в нашем доме также как и я и муж.Хотелось бы узнать, на что я могу претендовать после развода.Дом ему перешел по наследству, деревянный еле живой, что то около 26 кв.м.С тех пор расширилисьгде то еще +40 кв.м.Дом большой и новый.Понятно, что чеков никаких я не собирала.А ведь все оплачивали мои родители.У него родители на тот момент умерли.Есть машина, надеюсь не успел еще переоформить на кого-нибудь.Есть земля около 40 соток.Так вот, подскажите пожалуйста на что я могу претендовать.И имеет ли право на что то наш сын.

Здравствуйте! Похожие вопросы уже рассматривались, попробуйте посмотреть здесь:

Сегодня мы уже ответили на 893 вопроса .
В среднем ожидание ответа – 14 минут.

Здравствуйте. Сам дом принадлежит мужу на праве личной собственности, так как перешел к нему по наследству, тут совместно нажитого имущества нет. Но вы можете в судебном порядке заявить требование о признании дома совместной собственностью:

ст. 37 СК РФ Имущество каждого из супругов может быть признано судом их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие).

Вам надо будет доказать, что за период брака вы вложили в дом средства (чеков нет, предъявите справки о зарплате, о кредитах и т.д., свидетели), будет произведена оценка дома. Тогда суд может признать дом совместным и тогда 1/2 дома ваша. Если земля перешла к мужу по наследству — ее не получите, если купили во время брака — половина ваша. Авто также, если куплен в браке — половина ваша, чтобы не переоформил, при свидетелях заявите, что не даете согласие на его продажу, дарение и в случае продажи ил дарения — оспорите сделку в суде. Сын в разделе имущества не участвует. Раздел идет только между супругами.

«Давай попробуем развестись?»

Эффективная перезагрузка или отсрочка перед окончательным разрывом? Возможность понять, что мысль о разводе была самой большой ошибкой, или повод убедиться, что принятое решение верно? Две истории и мнение психолога о пробном разводе.

«Вспоминая те месяцы в пробном разводе, я понимаю, что это была какая-то «полужизнь»: полубрак, полуразвод, полумеры, полурешение, полуявь, полусон… Мы словно зависли между браком и разводом, между старой жизнью, которую уже было не вернуть (в чем не было сил себе признаться), и новой, которую мы никак не решались начать.

Честно говоря, это была моя идея. Потому что даже если уже полгода ты думаешь о разводе, даже если уже два месяца вы о нем говорите, даже если вы сходитесь во мнении, что так всем будет лучше, это решение все равно никогда не бывает простым. Наверное, поэтому в тот вечер вместо «Давай разведемся» я выдала эвфемизм «Давай разъедемся». Мы ухватились за идею пробного развода как за спасительную соломинку, потому что нам обоим было страшно и не хотелось признавать, что «что-то пошло не так», что мы не справились, что впереди неизвестность, что нашим теплым отношениям пришел конец, что наш брак не оправдал надежд – нас и наших близких.

Кстати, что касается реакции окружающих на наш «пробный развод», то этот формат отношений, конечно, оказался никому не понятен и вызывал вопросы (надо сказать, абсолютно справедливые) из серии «Ребят, может, вы уже определитесь, вместе вы или нет?». Не знаю, как бы реагировали окружающие, реши мы официально расторгнуть отношения сразу, без отсрочки и проб. Но кажется, что точно так же: говорили бы, что это блажь и глупости, что где я еще найду такого, который «не пьет, не бьет, по бабам не шляется», что «каждая жена хуже предыдущей», «тактично» напоминали бы мне, что теперь я буду в малопривлекательном статусе разведенки, вздыхали о том, «какая пара распадается. ». Или – что тоже было – признавались бы, что все давно к этому шло и вообще мой избранник им никогда не нравился.

Что было самым сложным в этот период? Пожалуй, как раз неопределенность. Постоянные скачки в настроении и настрое каждого из нас в диапазоне от «Жить без тебя не могу, давай увидимся прямо сейчас!» и «Сомнений нет: все у нас будет хорошо» до «Ничего у нас не выйдет» и «Нет, все-таки порознь нам лучше». Неоднократные попытки подать заявление на развод, которые заканчивались тем, что уже у входа в ЗАГС мы оба начинали плакать и в обнимку уходили прочь. Консультации у семейного психотерапевта, после которых, откровенно говоря, от моих теплых чувств к тогда еще не бывшему мужу не осталось и следа. Почему? Потому что в кабинете он говорил правильные мудрые вещи, а за его пределами вел себя совсем иначе. А надо сказать, как раз в этом и заключалась основная из моих претензий: мне было тяжело жить с человеком, который обещает одно, а делает совсем другое.

Считаю ли я сейчас затею с пробным разводом удачной? И да и нет. Да, потому что к концу этого непростого периода я убедилась, что даже находясь на краю пропасти, перед угрозой чего-то непоправимого, люди не меняются (и я имею в виду не только бывшего мужа, но и себя), и подтверждать решение о расторжении брака я лично шла уже без малейших сомнений и сожалений. А нет, потому что все-таки, собирая в тот вечер его вещи и дожидаясь, когда за ним приедет такси, я чувствовала не только облегчение, но и тоску по человеку, с которым меня как-никак связывали теплые воспоминания. Более того: мы признавали, что у нас разошлись представления о том, какой должна быть семья, но не считали это поводом не дружить в дальнейшем, ведь мы были друг другу за многое благодарны и хорошо друг к другу относились. Но к концу пробного развода мы обнажили все худшее, что было в нас и в наших отношениях, практически возненавидели друг друга и с тех пор не общаемся».

Дэвид Шарфф Дэвид Шарфф «Сексуальные отношения. Секс и семья с точки зрения теории объектных отношений»

Книга посвящена взаимному влиянию индивидуума и семьи, а также роли сексуальности в семейных отношениях. Ее автор Дэвид Шарфф — психоаналитик, профессор Джорджтаунского университета, один из немногих специалистов, использовавших аналитический подход при работе с парами.

«Нет, мы не ругались, не предъявляли друг другу претензий, не били тарелки, не изменяли друг другу (по крайней мере, я Антону). Просто наши личные отношения стали какими-то «вялыми», да и мы сами тоже. Я не могу сказать, что мы разлюбили друг друга – скорее, заскучали. Спустя десять лет брака жизненный круг замкнулся: дети–дом–работа. Иногда еще друзья. Ну и летом добавлялся пункт «путешествие». Мы пробовали разговаривать, часто обсуждали перед сном, что это неправильно, что так не должно быть, что нам надо сделать нашу жизнь и отношения интереснее. Но на следующее утро нас снова засасывала рутина, мы входили в привычную колею и жили, как жили дальше.

Все изменилось четыре года назад, когда я сменила работу и совместное путешествие пришлось перенести с лета на осень. Чтобы не лишать детей отдыха, старшего мы отправили в языковой лагерь, а младшую – вместе с моими родителями на дачу. Так на полтора месяца мы с Антоном оказались наедине с пунктами «дом» и «работа», ну и друг с другом. И нам стало казаться, что последние годы наши отношения держались не на том, что мы муж и жена, а на том, что мы папа и мама наших детей. И оставшись на время без них, мы уже и не очень понимаем, что нас связывает… Когда мы произнесли это вслух, нам стало не по себе. Я предложила сходить к психологу, но Антон эту идею решительно отверг (он считает, что все проблемы либо можно решить самим, либо они просто нерешаемые). В конце концов мы сошлись на варианте пробного развода: договорились пожить раздельно месяц, а там уже принять окончательное решение. Не могу сказать, что эта идея мне очень понравилась, но так как поход к психологу был отменен, другого выхода я не видела и предложить не могла.

Так я переехала в квартиру родителей. Это было странно и непривычно: снова поселиться там, где я давным-давно не жила, готовить только для себя, стирать и гладить только для себя… Да и вообще жить только для себя. Но каждый раз, приходя в недоумение от этого «только для себя» и чувствуя, что я скучаю по мужу, я честно задавала себе вопрос: мне скучно в принципе без компании или именно без него? Я бы хотела готовить после работы ужин для кого-то или именно для него? Меня к Антону тянет просто привычка или настоящее чувство? Я пыталась представить рядом с собой какого-нибудь другого мужчину, но тут же абстрактный образ заменялся конкретным: я вспоминала, как смешно мой муж иногда пыхтит, когда ест, как сосредоточенно он размешивает в чае сахар, как поправляет безымянным пальцем очки на носу, как гладит меня по голове, как неумело изредка делает мне сюрпризы, как заботливо завязывает нашим детям шнурки на ботиночках… Да, в последнее время нас с головой засасывала работа и дети, мы с мужем отодвинули отношения друг с другом на десятый план и немного заскучали, но… Но ведь нам все равно было хорошо вместе, мы знали друг друга как никто другой и умели поддержать. Да, мы никогда не хотели и боялись той размеренной и предсказуемой жизни, которую как раз вели, но разве это было так уж непоправимо. И интересно, что обо всем этом думал Антон.

Мы договорились не обсуждать эту тему друг с другом до конца месяца, поэтому, выходя регулярно на связь, мы говорили лишь о рабочих делах и новостях от детей. Хотя лично мне так хотелось каждый раз спросить у мужа: «Скажи, а что ты сейчас чувствуешь? Мне вот без тебя очень плохо». Но я сдерживалась.

А вот Антон не сдержался. Спустя недели две он под вечер приехал ко мне на работу, сказал почти дословно то, что все это время хотела сказать ему я, и отвез меня сначала за вещами на квартиру родителей, а потом к нам домой. Он тоже много размышлял все это время, тоже пришел к выводу, что мы любим друг друга и порознь жить не можем, а главное – продумал определенный план, которому мы, кстати говоря, следуем все четыре года, что прошли после того страшного «пробного развода». Минимум два вечера в неделю мы принадлежим только друг другу: ходим в театры, в кино, на концерты, в давно любимые или только что открывшиеся рестораны, устраиваем себе свидания-пикники, просто гуляем, дурачимся, делаем друг другу какие-то сюрпризы… Самым большим сюрпризом для меня стала поездка вдвоем на выходные в Кельн. Я давно хотела там побывать, и Антон решил «потратить» наши два дня в неделю на такое мини-путешествие.

И мы искренне считаем, что эти перемены к лучшему произошли только благодаря тому пробному разводу. Он помог нам, во-первых, понять и прочувствовать, что нам есть что терять, а во-вторых, сойти с накатанной дорожки. Наша жизнь – не только вчетвером, но и вдвоем – стала более насыщенной и интересной, и мы словно полюбили друг друга еще сильнее».

Комментарий психолога Ольги Лобач

«Самый простой способ понять, нравится нам что-то или нет, – потерять это. Люди пробно разводятся, чтобы узнать, будут ли они жалеть, если перестанут жить вместе. Они хотят сравнить семейную жизнь с холостой. Но не значит ли это, что они вообще не очень понимают, зачем им нужен брак и что они делают вместе? Потому что брак – это разделение судьбы с другим человеком. Cемья – это мужчина и женщина. У них могут быть дети, может не быть детей, могут быть свои, могут быть приемные. Это все равно семья.

Смотрите так же:  Как оформить лабораторную по физике

Цена брака во всех смыслах (материальном, социальном, эмоциональном) снизилась. Поэтому и появились пробный брак и пробный развод. Если говорить про развод, то «пробный» – существенный термин в этом словосочетании. Что он значит? Что я как бы не знаю, я пробую, я выясняю: это у меня брак или не брак? Если вы заранее говорите, что это как бы понарошку, то это вопрос не про содержание отношений, а про то, есть ли эти отношения в принципе. Это игровая ситуация, это «как бы» хорошо сочетается с мегаполисной жизнью, где достаточно высока виртуализация. Но жизнь все равно жизнь, и она больше, чем все игры.

Я бы не сказала, что пробный развод – это решение. Потому что настоящее принятие решения требует внутренних усилий: подумать, сравнить, помучиться… И в конце концов прийти и сказать: вот мое решение, которое мной обдумано и выстрадано. А в случае с пробным разводом решение как бы происходит само после того, как мы как бы расстались. Либо я затоскую и вернусь, либо пойму, что мне так лучше. Вроде как не я решение принимаю – ситуация сама меня вытащит. А я не буду отвечать себе на вопросы, что я здесь делаю, что такое мой брак, что такое брак в принципе и так далее. Ответственность перекладывается на обстоятельства, на ситуацию. Вроде как не я решила, что я ухожу, а мы попробовали – и так получилось, так вышло, не сложилось. Вроде как «оно само», а не конкретные люди. Решение и ответственность ни на ком не лежит. Люди просто тихо расползаются. Но тогда вопрос: а что это было? Этот брак, из которого вы так пробно выползли, – что это? Требование социума? Или все поженились, и вам надо было? Как правило, при пробном разводе эти вопросы остаются в стороне. Если бы вы сели и поговорили, вы бы до чего-то договорились. Вы думали, разговаривали, убеждали, уговаривали – но вы к чему-то пришли, вы приняли совместное решение. А пробный развод – это третий путь, несовершенное решение, лукавство. И можно ничего не обсуждать.

Важно помнить, что эмоции могут менять знак с плюса на минус и обратно. Если человек вам небезразличен, вызывает чувства и переживания и готов быть с вами в одном пространстве – это признак того, что вам надо быть вместе. Человек может вас раздражать, но при этом вы понимаете, что он вам близок, вам без него скучно, – это значит, вы хотите быть с ним, связующие с ним чувства остались, и вам рано разводиться. Вот если ничего нет, если ваша жизнь здесь – это не жизнь (не в смысле, что вам трудно, а чувств нет, переживаний нет, нет чувства близости с человеком и обмена энергией), то это уже основание для развода. В конце концов, если вы действительно уходите, то ничто не мешает через какое-то время при взаимном согласии вернуться обратно».

6 полезных книг о разводе

Окончание любовных отношений может обернуться самой сильной душевной болью, которую партнеры когда-либо испытывали. Разрыв бывает подобен хирургической операции, которая затрагивает все существо. Как справиться с потерей смысла и склеить разбитую жизнь по кусочкам, как восстановиться для новых отношений? Шесть самых полезных книг о разводе в нашей подборке.

10 признаков того, что ваш партнер – манипулятор

Вы чувствуете вину, хотя ничего не cделали. Он почему-то молчит, хотя до ухода гостей был сама любезность. Вы хотите, чтобы снова все стало хорошо: ведь ваши отношения начинались как в сказке и он говорил, что вы лучшее из того, что с ним вообще случалось в жизни. Перемены происходят исподволь, на то он и манипулятор.

29 лет брака развод

Живыми и тонкими наблюдениями из своей практики психотерапевтической работы с семьями делится Екатерина Юрьевна Уголева — семейный терапевт, руководитель программы дополнительного профессионального образования «Семейная терапия: системный подход», заведующая кафедрой семейной системной терапии Института практической психологии «Иматон», руководитель программы семейного консультирования «Практик-центра».

За последние полтора – два года ко мне обратилось большое количество семей и пар, сложности которых были очень схожими. Если коротко, то они заключались в следующем: после 7-10-16-18 лет супружеской жизни один из супругов хочет уйти из семьи: на время или окончательно, так как не видит никаких способов оставаться рядом с другим. В некоторых случаях этого хотели оба супруга. Конечно, можно сказать, что это общее место в семейной и супружеской терапии. Однако, схожесть ситуаций, их общий рисунок стал наводить меня на размышления о том, что, возможно, есть некий набор факторов (внутренних, динамических, а также внешних), влияние и сочетание которых приводит к такой ситуации в семье, то есть к возникновению семейного кризиса именно такого типа. Похожих обращений так много и они настолько однотипны, что я назвала такой тип кризиса «феноменом усталости в браке».

Я попыталась проанализировать несколько случаев работы с семьей, парой, выделить и описать влияющие на возникновение данного феномена факторы.

В самом начале, когда отношения только завязываются, они, как правило, наполнены позитивными проекциями-ожиданиями в отношении будущей семейной жизни и своего будущего супруга. Весь их предыдущий опыт создал предпосылки для встречи друг с другом: «. соответствие между партнерами в браке абсолютно полное. Оно заключается не только в том, как супруги дополняют друг друга, но и в том, как каждый воспринимает другого с точки зрения развития их отношений. Не стоит верить тому, кто скажет, что женился ради карьеры или потому что был пьян. Компьютер в нашей голове с биллионами клеток выбирает совершенно соответствующий себе другой компьютер, к которому можно подключиться», — утверждает Карл Витакер [2].

В предыдущем опыте обоих супругов формировались ожидания, установки по отношению друг к другу, а также «зоны внутреннего одиночества», (термин А.И.Палея, обозначающий те внутриличностные зоны, в которых в ранний период формирования личности, а затем и в более поздние периоды, люди не были поняты, приняты, и вынуждены были оставаться со своими сложностями одни) самовосприятие, отношение к себе, самооценка и пр. И со всем этим скарбом, сближаясь, люди отправляются «в плавание» друг с другом. В первые год-два-три (редко дольше) проекции-ожидания обычно «работают» на то, чтобы воплощались самые позитивные сценарии. И даже если что-то не получается, супруги трактуют эти неудачи в позитивном ключе («ну ничего, он пока не складывает вещи аккуратно в шкаф и не интересуется оперой, но через какое-то время, конечно, будет это делать!»). Такие внутренние действия практически не осознаются людьми.

Например, рассудительность и спокойную отстраненность мужа жена воспринимает как надежность, ей на руку возможность эмоционального равновесия (он молчит и слушает там, где она много и «с душой» говорит). Он же в восторге от её темперамента и того, что рядом с ней он и сам начинает чувствовать себя героем. Ну, или она с самоотдачей заботится о муже, старательно забывая о себе, ведь перед ней настоящий мужчина, и о нем надо заботиться! Ему же это, безусловно, приятно: наконец, он встретил настоящую женщину, которая и слушать не хочет о том, что он тоже может ей в чем-то помочь! К тому же родители и другие близкие люди могут всячески поддерживать «такую замечательную пару» в их «гармоничном» взаимодействии: её мама, придя в гости, как само собой разумеющуюся принимает дочкину заботу о зяте с оттенком самоотречения (да и о себе заодно). Так пара и живёт. Но только до поры – до времени.

После рождения ребёнка или нескольких детей, после трех, семи – десяти, нередко и 15-18 и даже 24-25 и 30 лет супружеской жизни, то есть, на этапе, когда семья совершенно незаметно для себя «вплывает» в зону нормативного кризиса, как правило «приправленного» внешними обстоятельствами (о них чуть позже), восприятие супругами друг друга меняется. И часто на 180 градусов. Те проявления и качества партнера, которые на первых порах воспринимались как позитивные, желанные и долгожданные, начинают восприниматься совершенно по-иному. Те же спокойствие и рассудительность мужа, дававшие жене в начале отношений ощущение защищенности, надежности и доверия, после нескольких лет совместной жизни воспринимаются как равнодушие, холодность, пассивность и отвержение. Покладистость жены воспринимается мужем как наплевательство, отсутствие внимания к нему, уверенность и инициативность – как попытка контролировать и давить. Но это не всё. «Доплыв» до определенного возраста в одной лодке с супругом, человек начинает иначе относиться к себе.

Имена, профессии и все остальные признаки, по которым можно было бы узнать конкретных людей, тщательно изменены.

Пример 1.

Первые 7-8 лет брака молодая женщина много и с удовольствием заботилась о муже, у которого были проблемы со здоровьем эпизодического характера. Она готовила ему вкусную еду, каждый день делала уборку, «не надоедала своими разговорами», если он приходил уставший. После рождения ребёнка она старалась и уход за ребёнком взять на себя, не отягощая мужа. В этот период своей жизни семья несколько раз обращалась за помощью в связи с вопросами, как бы не касавшимися жизни пары (родители, работа, здоровье мужа). Жена всячески отрицала возможность и уж тем более необходимость больше заботиться о себе, говорить о своих потребностях. Муж неуклонно поднимался по карьерной лестнице. Через пару лет семья снова обратилась за помощью. Они пришли втроем с 3-летней дочкой. И, надо сказать, ситуация была совсем другой:

Жена (Ж): Все, я больше не могу, меня трясет от него (мужа), он мне не помогает, у нас нет секса давным-давно, да и зарабатывает он меньше, чем нужно. В общем, я хочу уйти от него, с ребенком.
Терапевт (Т): Маша, а что случилось?
Ж: Ничего! Я же не нянька ему в самом деле! Почему тогда он использует меня и ни в грош не ставит?
Муж (М): Я вообще ничего не понимаю. Приезжала Машина мама, пожила у нас какое-то время, и она (Маша) как с цепи сорвалась. Маш, ну ты что?

В дальнейшем разговоре выяснилось, что жена никаким понятным для мужа образом не давала ему понять, что ей тяжела жизнь, которой они живут долгое последнее время (по её словам, последние года 3-4), он принимал её заботу как должное, и ему и в голову не приходило, что ей чего-то серьезно не хватает. Муж был растерян, обескуражен и раздражен этим, делая, тем не менее, шаги навстречу к ней. Но Маша на тот момент ничего не хотела слышать, ей нужно было жить отдельно с ребенком. Ситуация вспыхнула после вполне «рядового» приезда её мамы, у которой резко ухудшились отношения с младшей дочерью, уехавшей на учёбу.

Пример 2.

Пара, прожив друг с другом 10 лет «просто идеально», по словам жены, пришла на консультацию после того как муж безо всяких объяснений после небольшой ссоры уехал жить к другу. Безутешная жена плакала и пыталась его вернуть, по ходу обвиняя его в том, что он её бросил, предал и сделал это самым гадким образом. Он же, поначалу молча выслушивая её претензии и плач, понемногу стал говорить о том, что с ним. Уходу мужа предшествовали сложности на его работе и начавшиеся со стороны разговоры о ребёнке, которого у них пока не было.

М: Всю нашу жизнь я подстраивался под тебя, не жил своей жизнью, даже поженились мы из-за того, что ты настаивала, и теперь я понял, что меня нет. Я какой-то придаток тебя.. И это длится очень давно!
Ж (очень эмоционально, в слезах): Да как же так! Мы же все с тобой решали вместе: ты сам сделал мне предложение и я согласилась!!
М: Да, я сделал тебе предложение, но ты так этого хотела, что я не мог этого не сделать. Ты всегда делала всё, что хотела, а я соглашался, чтобы тебя не расстроить. И где в этом я? Где, скажи мне? (с гневом)
Ж: Да как ты можешь такое говорить? Я делала всё, что ты хотел! Всё! Ты не хотел, чтобы я уезжала на стажировку в Англию, и я туда не поехала, ты не хотел встречать Новый год вдвоем, и мы ехали к друзьям или твоим родителям! Ты сошёл с ума!
Т: Павел, Вы чувствовали, что хотите что-то другое, а делали то, что хотела Татьяна?
М: (после паузы, понуро) . Да я вообще не понимал, что хотел! Только очень смутно догадывался о том, что что-то не то происходит.
Ж: (крайне обвинительно) Вот именно! А причем тут я?!
Т: Таня, подождите, важно, чтобы Павел договорил.
Ж: (плачет, отвернувшись от мужа).
Т (снова обращаясь к мужу): Вы не понимали, что Вам нужно, и – соответственно никак не давали знать, просто, видимо, не могли объяснить это жене?
М:(снова после паузы): ..мне кажется, я как-то пытался объяснить.
Т: Татьяна, а Вам было понятно, что Павла не устраивает, то, что есть?
Ж: Да нет, конечно! (возмущенно)
М: Значит, я теперь тебе говорю, что не могу находиться с тобой рядом. Мне надо жить отдельно!
Ж (слезы)

В Примере 3 пара, прожив друг с другом 15,5 лет, имея детей (подростка и 8-летнего), в течение многих месяцев раскачивалась между желанием расстаться (активным у жены и, скорее, соглашательским, со стороны мужа), и попытками остаться вместе, изменив что-то, либо приспособившись к тому, что есть. И, по словам обоих, стоило завести разговор о разводе, как отношения начинали улучшаться. Принять «нового себя» и «нового, совсем другого партнера», им было долгое время невозможно. И только заговаривая о расставании, парадоксальным образом, они начинали «чувствовать, что хотят быть вместе». Кратковременные вспышки возникали на фоне тягостного течения семейной жизни, с желанием расстаться, изменами и возвратами обратно. За пару лет до этого жена поменяла работу и начала активно учиться на психолога, у мужа дела на работе постепенно ухудшались.

Смотрите так же:  Проживание вместе с хозяином

Это примеры травматичных, порой резких и всегда неожиданных для партнёра изменений в супруге. Что же приводит пару к таким «разворотам»? Терапевтическая работа с этими и многими другими семьями и парами показывает, что в ходе семейной жизни неизбежно происходили изменения внутри каждого из супругов, менялись проекции друг на друга и, — что существенно – взаимодействие (коммуникация) между супругами была весьма неэффективна и оставляла желать лучшего.

Что мешало супругам сообщать друг другу о важных для них вещах и, таким образом ориентировать другого в тех процессах, которые происходили внутри у каждого из них? На этом я хочу отдельно остановиться.

Согласно теории семейных систем Мюррея Боуэна [1], существуют 2 основные переменные, обусловливающие состояние семейной системы: уровень дифференциации супругов и уровень тревоги в семье. «Основное положение теории семейных систем касается следующей проблемы: насколько мы дифференцировали или не дифференцировали свое Я, или в какой мере у нас не прояснены и не проработаны эмоциональные связи с семьёй, из которой мы происходим. Всё это – явления одного порядка» [2, с.81].

Эти переменные являются взаимовлияющими: чем выше тревога, тем больше снижается дифференцированность, увеличивается зависимость друг от друга и – соответственно, — наоборот: чем ниже дифференцированность каждого (а её уровень у обоих супругов примерно одинаков), тем быстрее происходит «заражение тревогой», и тем её уровень легче повышается. Это очень важные для семейной системы переменные. Нормативные (те, что «по графику») и ненормативные семейные кризисы (стрессоры, внезапно влияюшие на семью: экономический кризис, смерть близких, рождение ребёнка, выход на работу после декретного отпуска, резкое увеличение или уменьшение доходов и пр.) неизбежно повышают тревогу и понижают уровень дифференцированности, семья регрессирует к известным каждому паттернам поведения. Паттерны или стереотипы поведения — это бессознательные привычки, которые сидят в нас очень глубоко (по сути это то, как нас научили в родительских семьях воспринимать себя, других, мужские и женские роли, как относиться к тем или иным событиям изнутри себя и снаружи) и, по сути, определяют наше поведение.

На этапе, когда первые радужные представления — «сказки» о партнере и себе (думаю, именно в такой последовательности) несколько развеиваются, теряют свою силу, стереотипы восприятия, чувствования, понимания и взаимодействия берут верх. Фильтр, через который проходит информация о партнёре, жизни и себе как бы перестает пропускать надежды, мечты, вдохновение, спонтанность, радужное дорисовывание партнера и, наоборот, в большей мере начинает работать на высвечивание «негативных качеств». Из-за чего это происходит?

В какой бы семье мы ни росли, каждый из нас имеет внутри себя «невротические зоны» (те же «зоны внутреннего одиночества»), сформировавшиеся в результате нашего воспитания, своего рода внутрисемейного «заколдовывания». Внутри этих зон сохраняется определенная «запись», через призму которой мы воспринимаем и трактуем проявления наших близких и себя (например, «от тебя ничего не зависит, ты не влияешь на то, что происходит с тобой: только другой может тебя осчастливить»; «нужно подстраиваться – и только так можно жить в безопасности»; «близость опасна: не доверяй, но контролируй все вокруг, не приближайся сам»; «быть собой и быть близким с кем-то – несовместимые понятния», «близость достигается путем растворения в другом», ну и многие другие бессознательные схемы восприятия). Когда вследствие неизбежных кризисов высокая тревога проникает в семейную ткань, содержание этих зон актуализируется, и восприятие меняется. Это, конечно, происходит не в один день. Как правило, оба партнера (часто один из них в большей степени) в течение долгого времени, порой практически всей предыдущей совместной жизни накапливает результаты собственных действий и действий партнера в контексте данных установок, и может НИКАК не отдавать себе отчет в том, что он не удовлетворен и фрустрирован в отношениях с другим. Смутные ощущения дискомфорта, вины, собственной незначимости могут очень долго сопровождать человека, но, воспринимая их как привычный фон, он не выделяет и не опознает их. Или же, в силу действия первичных позитивных проекций, замечая их, объясняет как неизбежное и то, что должно, в конце концов, пройти («но он же любит меня, это он не со зла игнорирует меня, ещё чуть-чуть, и будет лучше»).

В какой-то момент, часто «с помощью» неких обстоятельств, чаша переполняется, и один (реже оба) из партнеров ощущает свой предел в отношениях: «больше так невозможно, это ни к чему не ведёт!», «она меня разлюбила, и всё не имеет смысла!», «я больше не могу терпеть, ухожу!». И один (редко оба) партнер меняет траекторию своего движения в их отношениях. Тот, кто не допускал и мысли о том, чтобы сообщить о себе, попросить или потребовать нечто для себя, разворачивается и начинает жить только собой, забыв о другом; невероятно заботливый супруг, сдувавший пылинки с жены, изменяет; подстраивающийся всю жизнь, уходит, а любящая и настроенная на брак жена, «не может видеть мужа».

Я много размышляла о том, влияют ли определяющим образом какие-либо факторы извне на то, что происходит в паре и семье и пришла к выводу, что определенно влияют. И данный «феномен усталости в браке», безусловно, на мой взгляд, связан с тем, что происходит «снаружи», то есть в более широкой системе: расширенной семье, городе, обществе, государстве (можно рассуждать и дальше).

Если в двух словах попытаться нарисовать несколько упрощённую схему, то она будет примерно такой: прожив некоторое количество лет друг с другом, добравшись до критической точки, кто-то из пары как бы теряет ресурс. Регрессирует. Обстоятельства, в которых живет в это время семья, очень важны. Члены семьи неизбежно испытывают периодические сложности в своей внутренней жизни, однако, при определенном стечении обстоятельств семья может объединяться и эффективно с ними справляться. То есть, регрессия может осуществляться в условиях защищенности и поддержки близкими. Однако, когда к этим внутренним сложностям прибавляются внешние, с ресурсами кого-либо из членов семьи возникают проблемы. Например, муж, испытвающий сложности с работой, зарабатыванием денег, собственным статусом в социуме (а это, как ни крути, до сих пор для большинства мужчин является ведущей, доминирующей задачей), очень вероятно, будет чувствовать себя неуверенно, уязвимо, а может быть, и беспомощно. Что, в свою очередь, при дефицитах в коммуникации между супругами, да и с другими членами ядерной и расширенной семьи, очень способствует снижению дифференциации и нарастанию тревоги. Супруг или супруга в данном случае является идеальным объектом для проекции, и свою неуверенность (которую большинству мужчин ещё и запрещено выражать, они ведь должны быть сильными и со всем справляться) он с большой вероятностью принесёт в отношения с женой. Например, вместо того, чтобы открыться ей и сказать, что у него тяжелый период, и он нуждается в такой-то её поддержке, он будет проявлять «сильную», предписанную мужской ролью позицию: раздражаться, закрываться и блокировать способы обращения за помощью. Жена, в свою очередь, также испытывая тревогу, может прибегать к ядовито-обвинительным способам её выражения вроде: «из-за тебя мне плохо», что противоположной стороной обычно воспринимается как «ты мне всю жизнь испортил, из-за тебя я несчастна и страдаю» (по моим наблюдениям, наиболее ядовитый для большинства мужчин посыл).

Неконгруэнтно выражая чувства, желания и потребности, при существующем внешнем давлении, супруги «замыкают круг»: испытывая острую потребность в поддержке, отталкивают (часто максимально болезненными способами) партнёра, видя друг в друге источник своих бед и переживаний. Этот механизм в какой-то степени является адаптивным, так как ругаться, предъявлять претензии и защищаться друг от друга – всё-таки сильная позиция, сильнее, чем транслирование беспомощности, растерянности и пребывание в депрессии от потери прежней идентификации (когда каждый себя чувствовал «ОК»). Однако, если такой способ становится хроническим, негативные проекции друг на друга фиксируются, давление может становиться невыносимым, и «мир переворачивается». Человек попадает в свою «зону внутреннего одиночества», место, где его не понимают и, возможно, не могут и не смогут (негативный прогноз будущего) понять и принять. Вот тогда и возникает «переворот». Становится невыносимым продолжать «как раньше», необходимо что-то изменить. Поскольку в таком сложном состоянии изменить внешние обстоятельства представляется практически невозможным, предпринимается попытка изменить внутренние, семейные: «я больше не могу жить такой жизнью, ты меня не слышишь и ни в грош не ставишь, — я ухожу!». Конечно, уход может быть не только физическим, «эмоциональный развод», как правило, ему предшествует и находит выражение в дистанцированиии, измене, ожесточении, сужении восприятия, болезни и пр. Второй партнёр может вести себя по-разному: если у него достаточно ресурсов, он может очень существенно помочь первому справиться с тяжёлой «по всем статьям» ситуацией. Однако, нередко жена (например, от которой отстранился и закрылся муж, чувствует себя одинокой, ненужной, незащищенной и «брошенной»), не может оказать нужную супругу помощь (а в большинстве случаев она и не догадывается какая именно поддержка ему нужна, к тому же, он чаще всего о ней и не просит), и, в свою очередь, воспринимает его действия как невыносимое давление с его стороны. Таким образом, активизируются защитные механизмы и регрессивные установки обоих супругов. И каждый, не находя поддержки в другом, усиливает болезненную ситуацию в целом. Пара приходит в тупик. Поскольку диада является неустойчивой системой, они втягивают кого-то третьего в свою «игру», триангулиуют: это может быть ребёнок, любовник, терапевт, чей-то родитель, и кто угодно ещё. Важно, чтобы этот третий не создавал устойчивую коалицию с одним против другого, тогда есть шанс помочь им выйти из кризиса (однако, если это ребёнок, втянутый в отношения родителей, для него задача непосильна и весьма болезненна — он, почти наверняка, надорвётся, помогая родителям).

На мой взгляд, внешних факторов, оказывающих серьезное давление на семью, всегда хватает. Однако, те, что действуют на семью в последние годы, имеют свою специфику. Вот некоторые из них:

  • нестабильная экономическая, политическая обстановка в обществе, социальное давление, эдакий общественный невроз;
  • давление обязательств по работе, «долговая» нагрузка на семью в виде, например, ипотечных и других кредитов (тяжёлая плата за попытку таким образом дифференцироваться от расширенной семьи);
  • дистанцирование и часто эмоциональные разрывы с членами расширенной семьи, в частности, с отцами, и специфические отношения со сверхвовлеченными матерями, что приводит к дефициту эмоциональной и всяческой другой внутрисемейной поддержки [5];
  • максимальная загруженность всех членов семьи, каждый как бы является трудоголиком (дополнительные работы у папы, учёба и работа у мамы, дети, перегруженные уроками, кружками, занятиями): необходимый ресурс просто не успевает восстанавливаться, к тому же заботиться о себе не является большой ценностью в нашей культуре. Надо разбиться в лепешку, и тогда ты – герой. Когда вся семья – «в лепешку» — резервы семьи истощаются, и некому оказывать поддержку, «хранить очаг».

Боуэн, выделив в своей «Теории семейных систем» параметр «социальная регрессия», отмечает: «..эмоциональные проблемы общества имеют сходство с эмоциональными проблемами семьи» [1]. И ещё: «Понятие социальной регрессии постулирует, что тот же процесс развивается в обществе; что мы переживаем период возрастания хронического социального беспокойства; что общество реагирует эмоциональными решениями для снижения текущей тревоги; что результатом этого являются симптомы дисфункций; что усилия по смягчению этих обстоятельств приводят к более аффективным законодательным инициативам, что ещё больше усложняет проблему; и что этот цикл повторяется аналогично тому, как семья идет через подобные циклы к состоянию, которое мы называем «эмоциональным заболеванием» [1, с.222]).. Боуэн писал об этом более 50-ти лет назад, но именно эти процессы в выраженной форме имеют место и сейчас.

Смотрите так же:  Выходные пособия при сокращении работника 2019

Некоторые выводы

Именно сочетание факторов разного типа, на мой взгляд, приводит к тому, что проявляется «феномен усталости в браке».

Во-первых, это действие нормативного (и неизбежного) супружеского кризиса, в результате которого супруг перестаёт идеализировать другого супруга, начинает воспринимать иначе и себя, дифференцированность семьи значительно снижается при повышении уровня тревоги и возникают предпосылки для усиления влияния на семью нижеописанных факторов.

Во-вторых, внешнее давление, выражающееся в повышенной средовой тревоге, значительно влияющей на способность семейной системы отфильтровывать вредные «ядовитые» влияния извне (здесь я также отмечу, что влияние данного фактора усиливает действие остальных).

В-третьих, слабо развитая способность семьи эффективно коммуницировать друг с другом, мешающая семье меняться, непрозрачность подсистем, проще говоря, невозможность понятным образом сообщить партнеру о своих внутриличностных процессах, наличие дезориентирующих установок в отношении взаимодействия с супругом, также ведёт к накоплению напряжения в отношениях и, как всегда при хроническом дистрессе — усталости от них.

Литература:

  1. Боуэн М. Теория семейных систем Мюррея Боуэна. Основные понятия, методы и клиническая практика — М., Когито-центр. — 2005.
  2. Витакер К. Полночные размышления семейного терапевта — М., Класс. — 1998.
  3. Витакер К. За пределами психики — М, Класс. — 2000.
  4. Палей А.И. Отношения клиент-психотерапевт: «место встречи» и пути к нему
  5. Петрановская Л. Травмы поколений.

Другие материалы Е.Ю. Уголевой:

Девять признаков того, что брак будет недолгим

На свадьбе все кричат «Горько!», родители рыдают, друзья жениха дерутся, подружки невесты сплетничают, гармонь рвется, а жених с невестой думают о том, как будут растить детей. Мальчика и еще мальчика. Как будут вечно просыпаться рядом.

Кто ж в такое время думает о разводе?

А вот ученые, психологи и экономисты о разводе всегда думают. Они даже составили список опасных звоночков, которые говорят о том, что муж и жена в ближайшее время расстанутся. И речь пойдет совсем не о плохих приметах, когда невеста уронила кольцо. Никаких черных кошек и пустых ведер. Только статистика и холодные расчеты.

1. Ссоры из-за денег

Кредиты, ипотеки, вечные долги — это основные поводы для ссор. А то, что один из супругов — транжир, повышает вероятность развода на 45 процентов. Согласно исследованию, которое проводил Институт демографии Макса Планка в Германии , хорошо зарабатывающие женщины разводятся гораздо чаще, чем те, кто получает меньше мужа. По мнению психологов, финансовая независимость дает женщине возможность не идти на компромиссы, не мириться с закидонами мужа, а сразу уходить.

2. Один курит, а другой — нет

Статистика — за общие ценности и даже общие вредные привычки. Если в семье курит только один из супругов, это на 75 процентов повышает вероятность развода.

3. Жили в гражданском браке

Жить вместе до свадьбы вроде бы полезно. Тренировка, репетиция — «а сможем ли мы?». Но психологи говорят об обратном эффекте. Гражданский брак на 12 процентов повышает вероятность развода.

(Анджелина Джоли и Брэд Питт до свадьбы жили вместе более 10 лет. И все же дети настояли на свадьбе, потребовали красивую фату для мамы и большой торт. И вот спустя пару лет рни разводятся.)

4. Жена танцует, муж наливает

Психологи и социологи прошлись по списку профессий и выяснили, что самое большое число разводов — в семьях танцоров и хореографов (43 процента случаев), бармены разводятся в 38 процентах случаев, а врачи, медсестры и психиатры — в 29 процентах случаев.

(Джей Ло, конечно, великолепно танцует (особенно с Ричардом Гиром), но с отцом своих детей Марком Энтони развелась через 7 лет брака, да и Бену Аффлеку дала от ворот поворот.)

5. Она старше

На 53 процента возрастает вероятность развода, если жена старше мужа, уверены социологи из Австралийского национального университета, даже если разница в возрасте всего-то 3 года. Кстати, по мнению Николаса Вольфингера, психолога, который исследовал идеальный возраст для вступления в брак, играть свадьбу нужно, когда вам от 25 до 32 лет.

(Мадонна старше своего бывшего мужа Гая Ричи на целых 10 лет. Их брак завершился разводом через 7 лет, но это не отбило у Мадонны желания встречаться с мОлодцами.)

6. Подкалывают друг друга

Известный исследователь Вашингтонского университета Джон Готтман уверен в том, что предсказать будущее супругов можно с точностью до 93%, если просто послушать, как они общаются. Хороший знак, если муж и жена заступаются друг за друга и критикуют друг друга только по поводу и очень тактично. Но Готтман уверен, что одна-единственная гадостная эмоция может все испортить. Это презрение. Разваливают свой брак те, кто считает себя умнее, выше, сильнее супруга, те, кто позволяет себе обидно подкалывать, саркастично издеваться. В общем, сарказм убивает брак, так что давайте без дурацких шуток.

7. Поженились слишком рано или поздно

Да, Шекспир бы согласился с тем, что «нет повести печальнее на свете», чем свадьба подростков назло родителям. Сказать свое да у алтаря до 20 лет — значит увеличить шансы на развод. Но жениться взрослыми в первый раз тоже опасно. Статистика показала, что те, кто вступает в брак после 32 лет, с каждым одиноким годом на 5 процентов увеличивают вероятность развода. Все сложнее становится одиночкам впустить в свою налаженную и удобную жизнь кого-то другого.

8. Растят двух дочерей

В семьях с детьми разводы не редкость. Но, по подсчетам экономиста Колумбийского университета Кристин Маммен, муж и жена, что растят двух дочерей, разводятся в 43 процентах случаев. С сыновьями — в 37 процентах. Семейный консультант, тоже участник исследования, Стефани Кунц считает, что отцы больше вовлечены в жизнь семьи, больше времени и внимания посвящают дому, если растят сыновей.

9. Родители расставались

Если вы — дитя развода, то шанс и самому пережить расставание с супругом (супругой) возрастает на 40 процентов (об этом написал большой доклад Николас Вольфингер).

Если же ваши родители разводились не раз, то ваши шансы на повторение непростого сценария возрастают до 91 процента. Кстати, по мнению психологов, люди, в детстве пережившие развод родителей, себе в спутники жизни чаще всего выбирают товарищей по несчастью, тех, кто тоже столкнулся с разводом мамы и папы.

(Том Круз с детства видел, как родители ссорятся. Когда Тому было 12 лет, родители развелись. Актер зажил по сценарию. Два развода и постоянные расставания с лучшими женщинами мира.)

Это счастье твое и мое

Мы это все написали совсем не для того, чтобы вы прочитали и пошли на газете рыбу чистить. Мы хотим, чтобы вы обдумали каждый пункт. А не слишком ли злобно я съязвил, когда жена купила лабутены ? А не пора ли нам расписать семейный бюджет? Срочно бросаю курить, ведь супруг не курит. А чего это муж бросил работу в банке и ушел барменом? Так-так, мы поженились в 33, надо быть повнимательнее друг к другу, а то ведь риски, риски. Знаете, на чужих ошибках и исследованиях ученых можно многому научиться!

Историк и феминистка Ольга Шнырова: Российские мужчины не тянут на идеал

На вопросы «Комсомолки» об отношениях мужчин и женщин ответила директор Ивановского центра гендерных исследований

К чему снится лошадь по соннику: толкование снов про лошадей

Лошади одни из самых утонченных и изящных животных. «Комсомолка» изучила самые известные сонники и рассказывает к чему снится лошадь по соннику

По смайликам, татуировкам и вай-фай: в соцсетях рассказали, как вычислить измену

Неожиданные лайфхаки в помощь обманутым женам (осторожно, использование может быть опасно для личной жизни!)

36 вопросов, которые помогут влюбиться

Психолог из Нью-Йорка составил список вопросов, отвечая на которые, собеседник раскрывается и становится привлекательнее

10 привычек, которые разрушают семью

Полигамия, скандалы и другие вредные штуки

Пять лучших мест для летнего флирта

Рассказываем, где можно познакомиться — с перспективой или без, уж как кому повезёт

Тренинги для женщин: как научиться привлекать мужчин

Могут ли тренинги научить наших женщин привлекать мужчин?

Мужчины, будьте бдительны: 12 уловок, которым женщин учит глянец

Cоветы сильному полу — как не попасться «на крючок». И рекомендации полу слабому — почему не стоит слепо верить советам из журналов [фото]

Страшные сказки про поиски великой красоты

Загадочные русские женщины — особи выносливые и красивые. Бытует мнение, что они появились в результате сплава титана и водостойкой туши

Пять признаков жертвы альфонса

Хорошо выглядишь и зарабатываешь? Добро пожаловать в лапы халявщика!

Пять лучших мест для летнего флирта

Рассказываем, где можно познакомиться — с перспективой или без, уж как кому повезёт

Шесть опасных типов на сайтах знакомств

В поисках любви мы рискуем стать жертвами жестокой игры

Первое свидание: хочу все и сразу

То и дело вспыхивают бурные дискуссии по поводу того, допустимы ли интимные отношения на первом свидании

5 привычек, которые ведут к разводам

Лет 50 назад разводиться было не принято. Потом, наоборот, народ осмелел: эмансипация, равенства, свободы — разводиться стали все подряд

Уж незамуж невтерпеж

Принято считать, будто все женщины хотят замуж. А на самом деле?

Статус — любовница

Как женщины оказываются дополнением к существующим семейным парам и почему их это устраивает

Бизнес на одиноких женщинах: Хотите выйти замуж за миллионера? Готовьте 500 тысяч!

Наш корреспондент приценилась к элитным мужчинам на рынке любви и брака

Не любите тех, кто сильнее, красивее и моложе вас

Вот две истории — одна страшная, а другая смешная, но кое-что общее у них есть

Три причины, почему люди заводят виртуальные романы

Что стоит за желанием знакомиться и флиртовать в соцсетях — разбираем с психологом

Восемь причин, почему вас пока не берут замуж

Разбираемся, что нужно исправить и как привлечь в свою жизнь мужчину

Пять изменений в жизни, которые помогут найти мужа

Как «выйти из сумрака» навстречу отношениям, рассказывают психологи

Психологи назвали пять причин, почему происходит охлаждение между мужем и женой

Из-за чего мы перестаем заниматься любовью с любимыми

Пять типов кавалеров, с которыми — ни-ни…

Этот текст не рекомендуется читать отчаявшимся женщинам, для которых на безрыбье и колбаса сойдет

Всемирная история холостяков

Люди встречаются, люди влюбляются, женятся, как поется в песне. Но не все. Вот о них сегодня и пойдет речь

Жених встречает по одежке — красной и обтягивающей

Вместе с учеными мы насчитали пять важных вещей, которые сделают женщину заметной и привлекательной для каждого мужчины

10 вещей, которые должны быть в шкафу у каждой женщины

Имидж-консультант Александра Бадова рассказала, какой минимум одежды поможет выглядеть стильно и красиво

О чем говорит возраст, в котором у вас началось «это»

Оказывается, первое менструальное кровотечение является важным индикатором женского здоровья

9 фраз, которые нельзя говорить любимому

Запомни эти фразы. И тут же забудь. Их никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя говорить своему мужчине. Если ты, конечно, хочешь, чтобы он остался твоим мужчиной

Возрастная категория сайта 18+