Отходы судебная практика

Оглавление:

В процессе деятельности медицинского учреждения образуются медицинские отходы классов опасности А, Б, В, Г. Согласно разъяснениям Росприроднадзора от 22.04.2015 N АА-03-04-36/6554 действие норм Федерального закона от 24.06.1998 N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» не распространяется на медицинские отходы, в связи с чем медицинская организация не должна разрабатывать нормативы и лимиты на медицинские отходы и вносить плату за загрязнение окружающей среды и готовить отчеты. Должна ли в данном случае медицинская организация разрабатывать нормативы и лимиты на медицинские отходы и вносить плату за загрязнение окружающей среды?

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (далее — Закон N 7-ФЗ) хозяйственная и иная деятельность юридических лиц, оказывающая воздействие на окружающую среду, должна осуществляться на основе платности природопользования и возмещения вреда окружающей среде.
На основании ст. 16 Закона N 7-ФЗ плата взимается за следующие виды негативного воздействия (далее — НВОС):
— выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух стационарными источниками;
— сбросы загрязняющих веществ в водные объекты;
— хранение, захоронение отходов производства и потребления (размещение отходов).
В рассматриваемой ситуации в процессе деятельности организации образуются медицинские отходы*(1). Отметим, что непосредственно сам Закон N 7-ФЗ не содержит оговорок о видах отходов, за размещение которых должна вноситься плата.
Согласно п. 2 ст. 2 Федерального закона от 24.06.1998 N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» (далее — Закон N 89-ФЗ) отношения в области обращения, в частности, с медицинскими отходами регулируются соответствующим законодательством Российской Федерации.
Как предусмотрено ч. 3 ст. 49 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Закон N 323-ФЗ), медицинские отходы подлежат сбору, использованию, обезвреживанию, размещению, хранению, транспортировке, учету и утилизации в порядке, установленном законодательством в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.
Вопросы обращения с отходами лечебно-профилактических учреждений и медицинскими отходами в целом регулируются законодательством о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, в частности санитарными правилами и нормами СанПиН 2.1.7.2790-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к обращению с медицинскими отходами» (далее — СанПиН 2.1.7.2790-10), а также санитарными правилами СП 2.1.7.1386-03 «Санитарные правила по определению класса опасности токсичных отходов производства и потребления».
Частью 2 ст. 49 Закона N 323-ФЗ и п. 2.1 СанПиН 2.1.7.2790-10 определено подразделение медицинских отходов в соответствии с критериями, утв. постановлением Правительства Российской Федерации от 04.07.2012 N 681, на пять классов опасности (А, Б, В, Г, Д) и зависимости от степени их эпидемиологической, токсикологической и радиационной опасности, а также негативного воздействия на среду обитания человека.
Согласно письму Федеральной службы по надзору в сфере природопользования от 4 декабря 2017 г. N АА-10-04-32/26588 «О направлении разъяснений» (далее — разъяснения) действие норм Закона N 89-ФЗ, а также нормативных правовых актов Минприроды России в области обращения с отходами не распространяется на медицинские отходы.
Природоохранным законодательством Российской Федерации, в частности Законом N 89-ФЗ, требования по получению лицензий на деятельность по обращению с медицинскими отходами, оформлению паспортов на медицинские отходы, разработке проектов нормативов образования медицинских отходов и лимитов на их размещение, предоставлению отчетности в области обращения с медицинскими отходами не установлены.
В то же время все классы медицинских отходов, (за исключением радиоактивных) обезвреженные соответствующим образом для возможности размещения на полигоне (захоронения), подпадают под сферу регулирования Закона N 89-ФЗ.
Таким образом, по нашему мнению, медицинская организация в процессе деятельности которой образуются медицинские отходы классов А, Б, В, Г, Д, не прошедшие обезвреживание соответствующим образом, не должна разрабатывать проекты нормативов образования медицинских отходов и лимитов на их размещение, предоставлять отчетность в области обращения с медицинскими отходами, а также вносить плату за НВОС.
Необходимо отметить, что судебной практики по вопросу применения настоящих разъяснений нам обнаружить не удалось.
В то же время имеющиеся примеры судебной практики по вопросу обязанности по внесению платы за НВОС за размещение медицинских отходов противоречивы. Так, в постановлении Пятнадцатого ААС от 05.12.2016 N 15АП-15113/16 суд обязал медицинскую организацию оплатить долг по плате за НВОС за размещение медицинских отходов. Однако следует учесть, что в данном решении был принят во внимание тот факт, что задолженность была подтверждена Расчетом платы за НВОС, который был предоставлен самим учреждением в территориальный орган Росприроднадзора.
В иных примерах судебной практики суды учитывали отсутствие обязанности по внесению платы на НВОС при размещении медицинских отходов. При этом в постановлении Второго ААС от 24.06.2016 N 02АП-2265/16 суд отметил, что «тот факт, что отходы образовались в деятельности медицинской организации, сам по себе не является обстоятельством, исключающим взимание платы за негативное воздействие на окружающую среду, необходимо также такие отходы обозначать именно как медицинские отходы» (смотрите также постановление АС Поволжского округа от 28.01.2016 N Ф06-4251/15 (отказано в передаче жалобы определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России от 27.04.2016 N 306-КГ16-3171; постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2017 N 13АП-18681/17).
В постановлении АС Волго-Вятского округа от 15.01.2016 N Ф01-5517/15 суд также признал обязанность у медицинской организации по внесению платы за НВОС при размещении отходов, среди которых не были выделены медицинские. При этом суд отметил, что «относимость производимых Учреждением отходов к медицинским не является обстоятельством, освобождающим данное юридическое лицо как собственника этих отходов от внесения платы за негативное воздействие на окружающую среду».
В постановлении АС Северо-Западного округа от 29.09.2015 N Ф07-7048/15 суд пришел к выводу об отсутствии оснований для освобождения от платы за НВОС при размещении медицинских отходов (отказано в передаче жалобы определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России от 15.12.2015 N 307-ЭС15-16840).
Вместе с тем подчеркнем, что приведенная выше позиция является нашим экспертным мнением и может не совпадать с мнением иных специалистов.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Васильев Александр

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Парасоцкая Елена

17 января 2018 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

————————————————————————
*(1) Медицинские отходы — все виды отходов, в том числе анатомические, патологоанатомические, биохимические, микробиологические и физиологические, образующиеся в процессе осуществления медицинской деятельности и фармацевтической деятельности, деятельности по производству лекарственных средств и медицинских изделий, а также деятельности в области использования возбудителей инфекционных заболеваний и генно-инженерно-модифицированных организмов в медицинских целях (ч. 1 ст. 49 Закона N 323-ФЗ).

Совершенствование судебной практики по вопросам обращения с отходами производства и потребления как одна из задач «обновленного» Верховного Суда РФ (Кожевников О.А.)

Дата размещения статьи: 24.04.2015

Развитие политической, общественной жизни в РФ, переход к рыночным основам в экономике способствовал не только возникновению прогресса в производственных и связанных с ними отношениях, но, к сожалению, привел и к целому ряду негативных моментов, которые усугубляются неурегулированностью целого ряда вновь возникших общественных отношений. Увеличение промышленного потенциала, использования природных ресурсов и недр усилило негативное влияние научно-технических факторов на окружающую природную среду. Ситуация усугубляется и тем фактом, что за период постсоветского этапа истории России резко снизился уровень правовой и общей культуры населения при реализации гражданами своего конституционного права на свободное владение, пользование и распоряжение природными ресурсами. Конституция Российской Федерации, провозглашая признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина обязанностью государства (статья 2), гарантирует каждому свободу экономической деятельности, право иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, экологические права и защиту указанных прав и свобод, в том числе судебную защиту, реализуемую на основе равенства всех перед законом и судом (статья 8; статья 19, части 1 и 2; статья 35, ст. 42, части 1 и 2; статья 45, часть 1; статья 46, часть 1).
Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно в своей практике прямо или косвенно в своих решениях затрагивал вопросы использования природных ресурсов и защиты экологических прав граждан. В частности, в Постановлении от 23 апреля 2004 г. N 8-П «По делу о проверке конституционности Земельного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Мурманской областной Думы» Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам: «Конституционная характеристика земли как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, то есть всего многонационального народа Российской Федерации, предопределяет конституционное требование рационального и эффективного использования, а также охраны земли как важнейшей части природы, естественной среды обитания человека, природного ресурса, используемого в качестве средства производства в сельском и лесном хозяйстве, основы осуществления хозяйственной и иной деятельности. Это требование адресовано государству, его органам, гражданам, всем участникам общественных отношений, является базовым для законодательного регулирования в данной сфере и обусловливает право федерального законодателя устанавливать особые правила, порядок, условия пользования землей» .
———————————
См.: По делу о проверке конституционности Земельного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Мурманской областной Думы // СЗ РФ. 2004. N 18. Ст. 1833.

Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 5 марта 2013 г. N 5-П «По делу о проверке конституционности статьи 16 Федерального закона «Об охране окружающей среды» и Постановлению Правительства Российской Федерации «Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия» в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Тополь» обязанность, предусмотренная в ст. 58 Конституции, имеет всеобщий характер и, будучи частью обеспечительного механизма реализации экологических прав граждан, распространяется как на граждан, так и на юридических лиц, что с необходимостью предполагает и их ответственность за состояние экологии. Поскольку эксплуатация природных ресурсов, их вовлечение в хозяйственный оборот наносят ущерб окружающей среде, издержки по осуществлению государством мероприятий по ее восстановлению в условиях рыночной экономики должны покрываться прежде всего за счет субъектов хозяйственной и иной деятельности. Публичная власть, также несущая конституционную ответственность за сохранение природы, в свою очередь, обязана принимать меры, направленные на сдерживание загрязнения окружающей среды, предупреждение и минимизацию экологических рисков .
———————————
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 марта 2013 г. N 5-П «По делу о проверке конституционности статьи 16 Федерального закона «Об охране окружающей среды» и Постановления Правительства Российской Федерации «Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия» в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Тополь» // СЗ РФ. 2013. N 11. Ст. 1164.

Смотрите так же:  Приказ мвд 1040 от 16112012

Важность вопросов правового регулирования загрязнения окружающей природной среды обусловили необходимость по-новому взглянуть на комплекс вопросов по обеспечению экологических прав граждан, а также практику судебных органов при разрешении вопросов борьбы с несанкционированными свалками, постоянно появляющимися как в местах производственной деятельности хозяйствующих субъектов, так и в местах массового отдыха граждан.
В соответствии со ст. 72 Конституции Российской Федерации вопросы природопользования, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.
На федеральном уровне правовые основы государственной политики в области охраны окружающей среды определяет Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», который регулирует отношения в сфере взаимодействия общества и природы, возникающие при осуществлении хозяйственной и иной деятельности, связанной с воздействием на природную среду как важнейшую составляющую окружающей среды, включая вопросы ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды.
Правовое регулирование в области обращения с отходами осуществляется Федеральным законом от 24.06.1998 N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», другими законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, а также муниципальными нормативными правовыми актами.
Согласно ч. 3 ст. 8 Закона N 89-ФЗ от 24.06.1998 «Об отходах производства и потребления» к полномочиям органов местного самоуправления городских округов в области обращения с отходами относится организация сбора, вывоза, утилизации и переработки бытовых и промышленных отходов.
В силу п. 2, п. 3 ст. 13 указанного Закона организацию деятельности в области обращения с отходами на территориях муниципальных образований осуществляют органы местного самоуправления в соответствии с законодательством Российской Федерации.
В силу пункта 24 части 1 статьи 16 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» к полномочиям органов местного самоуправления городских округов в области обращения с отходами относится организация сбора, вывоза, утилизации и переработки бытовых и промышленных отходов.
Из системного толкования приведенных выше положений законодательства РФ следует, что органы местного самоуправления могут выступать, с одной стороны, как юридические лица, осуществляющие деятельность по обращению с отходами, а, с другой стороны, являются органами, осуществляющими лишь организацию деятельности в области обращения с отходами на территориях соответствующих муниципальных образований.
Вместе с тем, судебная практика устойчиво вышеуказанный вывод опровергает и при разрешении гражданско-правовых споров об обязании ликвидировать несанкционированные свалки бытовых и промышленных отходов на территории муниципального образования возлагает указанную обязанность исключительно на администрации муниципальных образований, поскольку вышеуказанные свалки бытовых и промышленных отходов обнаружены в пределах территории муниципального образования . Полагаем, что такое положение вещей весьма сомнительно с точки зрения буквального толкования нормы российского законодательства и соблюдения конституционных гарантий местного самоуправления.
———————————
См., например: Определение Свердловского областного суда от 28 июня 2013 г. по делу N 33-7322/2013, решение Свердловского областного суда от 13 марта 2013 г. по делу N 71-75/2013.

Согласно статье 1 Закона N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» под отходами производства и потребления понимаются остатки сырья, материалов, полуфабрикатов, иных изделий или продуктов, которые образовались в процессе производства или потребления, а также товары (продукция), утратившие свои потребительские свойства.
Исходя из статьи 1 указанного Закона обращение с отходами — это деятельность по сбору, накоплению, использованию, обезвреживанию, транспортированию, размещению отходов.
В соответствии с частями 1 и 2 статьи 51 Закона N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» отходы производства и потребления, в том числе радиоактивные отходы, подлежат сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, хранению и захоронению, условия и способы которых должны быть безопасными для окружающей среды и регулироваться законодательством Российской Федерации. Запрещается сброс отходов производства и потребления, в том числе радиоактивных отходов, в поверхностные и подземные водные объекты, на водосборные площади, в недра и на почву.
Согласно части 1 статьи 13 Земельного кодекса РФ в целях охраны земель собственники земельных участков, землепользователи, землевладельцы и арендаторы земельных участков обязаны проводить мероприятия по защите земель от захламления отходами производства и потребления и ликвидации последствий захламления земель. Собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны: использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель и разрешенным использованием способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту; не допускать загрязнение, захламление, деградацию и ухудшение плодородия почв на землях соответствующих категорий (статья 42 ЗК РФ).
Статьей 12 Закона N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» установлены требования к объектам размещения отходов. Запрещается размещение отходов на объектах, не внесенных в государственный реестр объектов размещения отходов (часть 7 статьи 12 Закона N 89-ФЗ).
Согласно части 1 статьи 19 Закона N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» индивидуальные предприниматели и юридические лица, осуществляющие деятельность в области обращения с отходами, обязаны вести в установленном порядке учет образовавшихся, использованных, обезвреженных, переданных другим лицам или полученных от других лиц, а также размещенных отходов. Порядок учета в области обращения с отходами утвержден Приказом Минприроды России от 01.09.2011 N 721.
В соответствии с п. 1 ст. 4 вышеуказанного Закона право собственности на отходы принадлежит собственнику сырья, материалов, полуфабрикатов, иных изделий или продуктов, а также товаров (продукции), в результате использования которых эти отходы образовались.
Статьей 11 Федерального закона от 24.06.1998 N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» установлено, что индивидуальные предприниматели и юридические лица при эксплуатации предприятий, зданий, строений, сооружений и иных объектов, связанной с обращением с отходами, обязаны, в том числе: соблюдать экологические, санитарные и иные требования, установленные законодательством Российской Федерации в области охраны окружающей среды и здоровья человека; разрабатывать проекты нормативов образования отходов и лимитов на размещение отходов в целях уменьшения количества их образования; проводить инвентаризацию отходов и объектов их размещения; проводить мониторинг состояния окружающей среды на территориях объектов размещения отходов; предоставлять в установленном порядке необходимую информацию в области обращения с отходами.
В силу ст. 11 Федерального закона N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» индивидуальные предприниматели и юридические лица в соответствии с осуществляемой ими деятельностью обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц.
Согласно п. 1 ст. 22 Федерального закона N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» отходы производства и потребления подлежат сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, хранению и захоронению, условия и способы которых должны быть безопасными для здоровья населения и среды обитания и которые должны осуществляться в соответствии с санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
В соответствии с ч. 2 ст. 39 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» юридические и физические лица, осуществляющие эксплуатацию зданий, строений, сооружений и иных объектов, обеспечивают соблюдение нормативов качества окружающей среды на основе применения технических средств и технологий обезвреживания и безопасного размещения отходов производства и потребления, обезвреживания выбросов и сбросов загрязняющих веществ, а также иных наилучших существующих технологий, обеспечивающих выполнение требований в области охраны окружающей среды, проводят мероприятия по восстановлению природной среды, рекультивации земель, благоустройству территорий в соответствии с законодательством.
В силу ч. 1 ст. 51 указанного Закона отходы производства и потребления подлежат сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, хранению и захоронению, условия и способы которых должны быть безопасными для окружающей среды и регулироваться законодательством Российской Федерации.
Таким образом, система действующего законодательства в области охраны окружающей среды и обращения с отходами возлагает на граждан, хозяйствующих субъектов в соответствии с осуществляемой ими деятельностью обязанность выполнять требования санитарного законодательства и экологического законодательства, в том числе и в части обращения отходов производства и потребления.
В то же время, исходя из системного толкования законодательства о местном самоуправлении, экологического, санитарно-эпидемиологического и гражданского законодательства, органы местного самоуправления в правоотношениях по обращению отходов производства и потребления могут выступать, с одной стороны, как юридические лица, осуществляющие деятельность по обращению с отходами, а, с другой стороны, как органы, осуществляющие организацию деятельности в области обращения с отходами на территориях соответствующих муниципальных образований .
———————————
См., например: Постановление Верховного Суда РФ от 13.05.2014 по делу N 65-АД14-2.

В связи с этим, возлагать обязанности по ликвидации несанкционированных свалок бытовых и промышленных отходов на исполнительно-распорядительные органы местного самоуправления возможно лишь в том случае, если указанные отходы появились в результате их хозяйственной деятельности как юридических лиц в области обращения с отходами по утилизации и переработке бытовых и промышленных отходов.
В случае, если несанкционированные свалки бытовых и промышленных отходов обнаружены уполномоченными контрольными или надзорными органами, указанные органы обязаны установить собственника указанных бытовых (промышленных) отходов или собственника (владельца) земельного участка.
Ответственность последнего наступает, по нашему мнению, в связи с тем, что согласно подпунктам 2 и 4 пункта 1 статьи 13 Земельного кодекса РФ в целях охраны земель собственники земельных участков, землепользователи, землевладельцы и арендаторы земельных участков обязаны проводить мероприятия по защите земель от захламления отходами производства и потребления; ликвидации последствий загрязнения, в том числе биогенного загрязнения, и захламления земель.
Статьей 42 Земельного кодекса РФ установлено, что собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны не допускать в том числе загрязнения и захламления почв.
Полагаем, что организация сбора, вывоза, утилизации и переработки бытовых и промышленных отходов является властно-распорядительной функцией органов местного самоуправления и далеко не всегда влечет за собой несоблюдение гражданами, хозяйствующими субъектами своих обязанностей по соблюдению законодательства в сфере обращения с бытовыми и промышленными отходами.
Одним из фундаментальных принципов современного гражданского и арбитражного процесса является принцип непосредственности судебного разбирательства. Ее сущность состоит в обеспечении личного восприятия и исследования судом всех обстоятельств, необходимых для установления фактических обстоятельств дела и выраженных в представленных средствах доказывания. Только всесторонне, полно и объективно исследованные судом доказательства, получившие оценку, основанную на внутреннем убеждении судьи, могут быть положены им в основание принимаемого по делу судебного акта. Иное означает нарушение тесной связи принципа непосредственности судебного разбирательства и требования свободной оценки доказательств в судебном процессе, что, в свою очередь, влечет за собой нарушение прав на судебную защиту.
В связи с этим полагаем, что обновленному Верховному Суду РФ настало время обобщить судебную практику законодательства в сфере обращения отходов производства и потребления и четко разграничить, а, может, в отдельных случаях и объединить ответственность граждан, хозяйствующих субъектов за неисполнение законодательства в вышеуказанной сфере и органов местного самоуправления в части полноты исполнения своих властно-распорядительных функций именно по организации сбора, вывоза, утилизации и переработки бытовых и промышленных отходов.

Смотрите так же:  Бланк заявление на регистрацию автомобиля в гибдд 2019

Судебная практика

1) ЗАО «ОПЭК», отчёт об образовании и размещении отходов за 2014 год представило 03.02.2015, то есть с опозданием на 19 календарных дней, что является нарушением пункта 5 Порядка представления и контроля отчетности об образовании, использовании, обезвреживании и размещении отходов , утверждённого Приказом Минприроды России от 16 февраля 2010 г. N30 «Об утверждении Порядка представления и контроля отчетности об образовании, использовании, обезвреживании и размещении отходов (за исключением статистической отчетности)» и статьи 19 Федерального закона от 24.06.1998 №89-ФЗ «Об отходах производства и потребления»;

2) объект размещения отходов , эксплуатируемый ЗАО «ОПЭК» не внесён в Государственный реестр объектов размещения отходов , земельный участок под полигоном ТБО г. Орла отнесён к категории земель населённых пунктов, что является нарушением требований статьи 12 Федерального закона от 24.06.1998 №89-ФЗ «Об отходах производства и потребления»;

Природопользователем частично опротестован отказ в утверждении нормативов предельно-допустимых выбросов

В соответствии с пунктом 1 статьи 5 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» под текущими платежами понимаются денежные обязательства, требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом.

В связи с тем, что обязанность по внесению платы у ММУП Трест «Спецдорстрой» возникла после принятии заявления о признании ответчика несостоятельным (банкротом), указанная плата за негативное воздействие на окружающую среду за 3-й, 4-й кварталы 2013 года в сумме 2 853 руб. 50 коп. относится к текущим платежам.
На основании изложенного, требование Управления Росприроднадзора по Мурманской области подлежит удовлетворению.

Суд признал незаконным применение 5-кратного коэффициента к плате за сброс загрязняющих веществ на водосборные площади без разрешения, которое природопользоват ель не мог получить по независящим от него причинам.

Предмет рассмотрения: отказ в переоформлении лицензии на осуществление деятельности по обезвреживанию и размещению отходов I — IV классов опасности

По итогам административного расследования ДД.ММ.ГГГГ установлено, что ОАО « » с ДД.ММ.ГГГГ по настоящее время эксплуатирует производственную площадку по адресу , не имея разрешения на выброс (вредных) загрязняющих веществ в атмосферный воздух.

материалами дела подтверждается, что ОАО « » и Поповым были предприняты все зависящие от них меры по соблюдению обязательных требований, за нарушение которых частью 1 статьи 8.21 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность.

Постановлением Череповецкого городского суда от ДД.ММ.ГГГГ производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 8.21 КоАП РФ, в отношении юридического лицаОАО « » прекращено, в связи с отсутствием в его действиях состава правонарушения, вменяемого в том числе и Попову.

Управление указало, что в рамках предоставленных полномочий оно осуществило проверку проекта нормативов предельно допустимых выбросов загрязняющих веществ в атмосферу ООО «Контракт Плюс» и пришло к выводу, что установление нормативов согласно указанному проекту невозможно по вышеуказанным причинам, а именно: противоречивости и недостоверности указанных в составе проекта данных.

Отказ в утверждении нормативов предельно допустимых выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух данному юридическому лицу направлен на обеспечение благоприятной окружающей среды и экологической безопасности на соответствующих территориях, недопустимость установления нормативов, основанных на недостоверной информации.

Суд считает обоснованным довод ответчика о том, что на момент направления оспариваемых писем Управления от 29.12.2012 г. N 01-18/6270 о невозможности установлении нормативов предельно допустимых выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух ООО «Контракт плюс» и от 19.03.2013 г. N 01-18/1235 экспертного заключения от 01.07.2013 г. N 211/1034/04 на проект обоснования расчетной санитарно-защитной зоны ООО «Контракт плюс» не существовало, поэтому ссылка общества на данное экспертное заключение в обоснование незаконности оспариваемых писем несостоятельна.

С учетом вышеизложенного оспариваемый заявителем отказ ответчика в установлении нормативов предельно допустимых выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух и согласовании проекта ПДВ, содержащийся в письмах N 01-18/6270 от 29.12.2012 и N 01-18/1235 от 19.03.2013, основан на действующих нормативных актах.

Суд пришёл к выводу об отсутствии оснований для признания незаконным оспариваемого постановления административного органа, поскольку выброс веществ в атмосферный воздух сам по себе не свидетельствует о наличии в действиях общества состава административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ч. 1 ст. 8.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — Кодекс), помимо факта выброса административному органу необходимо также подтвердить, что источник выбросов отнесен к источнику вредных выбросов, требующих получения специального разрешения.

данном случае суд полагает необоснованным вменение заявителю в обязанность проводить инвентаризацию выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух.

Согласно статье 1 Федерального закона «Об охране атмосферного воздуха» от 04.05.1999 N 96-ФЗ под загрязнением атмосферного воздуха понимается поступление в атмосферный воздух или образование в нем вредных (загрязняющих) веществ в концентрациях, превышающих установленные государством гигиенические и экологические нормативы качества атмосферного воздуха.

Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» не использует термин «вредное вещество», а определяет такое понятие как «загрязняющее вещество». В свою очередь, вред окружающей среде Закон N 7-ФЗ определяет как негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения.

Письмом от 05.03.2014 года ЗАО «ЮНЭП» отказано в утверждении нормативов выбросов вредных веществ в атмосферный воздух на том основании, что к заявлению не были приложены результаты проверки эффективности газоочистной установки за 2013 — 2014 гг. на установке «Улисс».

Проверка эффективности ГОУ, как вид текущего контроля за эксплуатацией установок очистки газа, производится ежегодно (пункт 3.6 Правил). Проект норматив ПДВ утверждается административным органом на 5 лет (пункт 2.7 Рекомендаций). Результаты ежегодных проверок эффективности ГОУ не являются основанием для изменения величин утвержденных нормативов ПДВ.

Следовательно, ЗАО «ЮНЭП» не должно было использовать результаты проверки эффективности ГОУ за 2013 — 2014 при расчете нормативов ПДВ, а административный орган был не вправе учитывать текущие результаты проверок при утверждении ранее рассчитанных нормативов.

При таких обстоятельствах, следует признать правомерным вывод суда первой инстанции о том, что отказ Департамента в утверждении нормативов ПДВ, обоснованный ссылкой на результаты проверки, которые не применяются при расчете нормативов, является незаконным. Административный орган был не вправе обязывать ЗАО «ЮНЭП» представлять для утверждения нормативов ПДВ дополнительные документы, обязанность в представлении которых у заявителя отсутствовала

В обоснование отказа Росприроднадзор сослался на ст. 22 Федерального закона от 04.05.1999 г. N 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха», ст. 11 Водного кодекса РФ, п. 6, п. 9 Постановления Правительства РФ от 02.03.2000 г. N 183 «О нормативах выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух и вредных физических воздействий на него», а также на справочное пособие «Защита атмосферного воздуха от антропогенного загрязнения. Основные понятия, термины и определения» (СПб, 2003 г). Из отказа следует, что основанием отказа в утверждении нормативов выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух является отсутствие у ОООО «КМК» договора на использование акватории водного объекта под отстой судов. По мнению Росприроднадзора, со ссылкой на указанное выше справочное пособие, стационарным источником выброса вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух — любой (точечный, площадной и т.д.) источник с организованным или неорганизованным выбросом вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух, дислоцируемый или функционирующий постоянно или временно в границах участка территории (местности) объекта, предприятия, юридического или физического лица, принадлежащего ему или закрепленного за ним в соответствии с действующим законодательством.

Не согласившись с отказом административного органа, ООО «Крейн Марин Контрактор» обратилось в суд с указанными выше требованиями.

Единственным документом, который должен прилагаться к проекту ПДВ является санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии этих предельно допустимых выбросов санитарным правилам согласно п. 6 Постановления Правительства РФ от 02.03.2000 г. N 183 «О нормативах выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух и вредных физических воздействий на него».

Таким образом, законодательство об охране атмосферного воздуха не содержит в качестве требования для разработки проекта ПДВ необходимость наличия договора водопользования.

В апелляционной жалобе Управление указывает, что представленными обществом в материалы дела проектом нормативов предельно допустимых выбросов, техническим отчетом по инвентаризации источников выбросов загрязняющих веществ в атмосферу, договором с обществом с ограниченной ответственностью «Экомониторинг» на выполнение работ по разработке технического отчета по инвентаризации источников выбросов загрязняющих веществ в атмосферу, проекта нормативов предельно допустимого выброса загрязняющих веществ, получение разрешения на выбросы загрязняющих веществ в атмосферу подтверждается факт наличия в действиях заявителя состава вмененного ему правонарушения. Перечень источников выбросов загрязняющих веществ установлен в ходе проверки и подтверждается материалами дела об административном правонарушении. К ним относятся автотранспорт сотрудников, грузовой автотранспорт, спецтехника, автомойка, склад щебня, бетоносмесительная установка ЕС-40 (80). В настоящий момент общество получило разрешение на выброс загрязняющих веществ в атмосферный воздух от 25.11.2014 N 622, что также подтверждает событие правонарушения на момент проверки.

В ходе административного расследования, возбужденного определение N 29 от 24.08.2009, по факту уничтожения обществом плодородного слоя почвы установлено, что концентрация нефти в почве загрязненного участка составила 32 180 мг/кг почвы. При глубине отбора проб 0,2 м площади уничтоженного плодородного слоя почвы 1212 кв. м общая концентрация нефти на загрязненном участке составляет 11,7 тонн, что является нарушением статей 34, 46 Федерального закона Российской Федерации от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», части 1 статьи 4.4, статьи 8.5 КоАП РФ от 30.12.2001 N 195-ФЗ.

По результатам административного расследования в отношении Общества составлен протокол N 215 об административном правонарушении и вынесено постановление от 24.09.2009 N 129, согласно которому Общество с ограниченной ответственностью «РН-Юганскнефтегаз» (далее Общество) привлечено к административной ответственности в виде административного штрафа в размере 20 000 рублей по ст. 8.5 КоАП РФ за искажение полной и достоверной информации о состоянии окружающей среды о состоянии земель по объему нефти в почве загрязненного участка

Смотрите так же:  Получу ли я материнский капитал если я усыновила ребенка

Действующим законодательством не предусмотрена обязанность по информированию соответствующих органов о состоянии земель. Административный орган ошибочно считает, что обязанность Общества по информированию территориальных органов России по виду и ориентировочному количеству пролитых нефти и нефтепродуктов равнозначна обязанности по информированию соответствующих органов о состоянии земель.

Письмом от 24.06.2011 N ЕК-3669 Департамент отказал в утверждении проекта нормативов предельно допустимых выбросов загрязняющих веществ в атмосферу для Закрытого акционерного общества «ЭНЕРГОПРОМ — Новосибирский электродный завод» в связи с наличием замечаний: в проекте нормативов ПДВ не указано загрязняющее вещество 1 класса опасности — бенз(а)пирен в качестве отдельного вещества, подлежащего учету и нормированию, ЗАО «ЭПМ-НовЭЗ» не имеет правовых оснований для использования полученных в результате отбора проб промышленных выбросов данных при разработке нормативно-технической документации предприятия в области охраны атмосферного воздуха.

Между тем, учитывая, что бенз(а)пирен входит в Перечень загрязняющих веществ, подлежащих обязательному государственному учету и нормированию, входит в состав выбросов загрязняющих веществ, нормативный акт не связывает необходимость нормирования бенз(а)пирена с тем, в каком физическом состоянии он находится (в чистом виде или в составе смолы СТУ-3), в каком количестве, суд полагает правильным вывод Департамента о необходимости указания его в качестве отдельного нормируемого вещества в силу императивной нормы Порядка.

Судебная практика по делам об административных правонарушениях при обращении с отходами: выводы и размышления

Ключевые вопросы

Представление всесторонних доказательств наличия правонарушения

Малозначительность правонарушений. Возможности снижения штрафов

Переквалификация административных правонарушений

Передача отходов лицу, не имеющему лицензии. Лицензирование деятельности по обращению с отходами I–IV классов опасности

Более двух лет назад мы рассказывали об особенностях применения ст. 8.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях[1] (в ред. от 29.07.2017; далее — КоАП РФ). Сегодняшний материал, посвященный судебной практике последнего времени, призван дополнить и проиллюстрировать нашу статью, показать актуальные тенденции правоприменения. Кроме правонарушений, ответственность за которые установлена ст. 8.2 КоАП РФ, рассмотрим и некоторые другие правонарушения при обращении с отходами.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ВСЕСТОРОННИХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НАЛИЧИЯ ПРАВОНАРУШЕНИЯ

Прежде всего напомним, как формулируется ст. 8.2 КоАП РФ:

Извлечение
из КоАП РФ

Статья 8.2. Несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления, веществами, разрушающими озоновый слой, или иными опасными веществами

Несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при сборе, накоплении, использовании, обезвреживании, транспортировании, размещении и ином обращении с отходами производства и потребления, веществами, разрушающими озоновый слой, или иными опасными веществами влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот пятидесяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Как мы отмечали в нашем материале, при рассмотрении дел, связанных с соблюдением требований ст. 8.2 КоАП РФ, надзорные органы должны представить все доказательства того, что нарушение имело место[2]. Согласно ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными КоАП РФ, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями свидетелей, заключениями экспертов, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами. Кроме внешних признаков нарушений требований при обращении с отходами, должны быть доказательства наличия самих отходов и/или операций по обращению с отходами.

Но не всегда контролирующие органы утруждают себя поиском доказательств правонарушений. А порой и выдумываются несуществующие правонарушения. Приведем красноречивый пример на эту тему. В данном примере также примечательно наказание, назначенное после изменения законодательства.

1. В отношении Общества в ноябре 2014 г. Департаментом природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы проведена проверка соблюдения природоохранного законодательства, по результатам которой выявлены следующие правонарушения:

1) в проекте нормативов образования отходов и лимитов на их размещение (далее — ПНООЛР) и в документе об утверждении нормативов образования отходов и лимитов на их размещение (далее — документ об утверждении НООЛР) не учтены два вида отходов: «всплывшие нефтепродукты из нефтеловушек и аналогичных сооружений» и «отходы (шлам) при очистке сетей, колодцев дождевой (ливневой) канализации»;

2) не представлены паспорта опасных отходов для двух вышеуказанных видов отходов;

3) не представлен Порядок осуществления производственного контроля в области обращения с отходами (далее — ППК), согласованный с органами исполнительной власти[3].

Государственный инспектор, проводивший проверку, в марте 2015 г. тремя постановлениями (за каждое выявленное нарушение) привлек Общество к административной ответственности по ст. 8.2 КоАП РФ, назначил штраф по 150 000 руб. за каждое из правонарушений.

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 30.09.2015 постановления должностного лица были изменены: назначено одно административное наказание в виде штрафа в размере 150 000 руб., но в остальной части жалоба Общества не была удовлетворена.

В октябре 2016 г. Общество подало повторную жалобу, дело было возвращено на новое рассмотрение, во время которого Общество обратило внимание на следующие важные обстоятельства.

Прежде всего, материалы дела не содержат доказательств фактического выявления в процессе деятельности Общества указанных видов отходов. Как заявил в суде представитель Общества, эти отходы в хозяйственной деятельности Общества не образуются, что подтверждает документ об утверждении НООЛР, утвержденный Департаментом Росприроднадзора по ЦФО.

Суд отметил, что согласно акту проверки и протоколу об административном правонарушении перечень образующихся видов отходов определен государственным инспектором «в ходе изучения документов и процесса хозяйственной деятельности Общества». В своем решении суд указал, что, исходя из презумпции невиновности (ст. 1.5 КоАП РФ), орган, проводящий проверку, обязан установить факт образования конкретных отходов и представить доказательства фактического образования отходов, полученные в соответствии с процессуальными нормами.

Доказательствами могут быть в том числе протоколы осмотра помещений, территорий и находящихся там вещей и документов, протоколы взятия проб и образцов, экспертиза взятых проб.

Подобные доказательства наличия выявленных видов отходов в материалах представлены не были. Соответственно, Общество было обязано составлять паспорта только для тех отходов, которые образуются в процессе его деятельности. Таким образом, факты первых двух правонарушений судом подтверждены не были.

Что касается третьего правонарушения, выводы государственного инспектора об отсутствии ППК не соответствуют действительности, т.к. на момент проведения проверки у Общества имелся ППК (хотя и не согласованный с органами исполнительной власти). Но самое главное — постановление по этому правонарушению было вынесено в период, когда норма об обязанности представления ППК утратила силу[4], т.е. Общество было привлечено к ответственности за нарушение обязанности, которая на момент рассмотрения дела не была законодательно установлена.

Согласно ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение или иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, т.е. распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.

Решение суда: постановления должностного лица были признаны незаконными и отменены (см. Решение Преображенского районного суда г. Москвы от 19.12.2016 по делу № 12-2182/2016).

Можно было бы порадоваться за Общество, но обратим внимание на то, что весь процесс — от факта обнаружения несуществующих правонарушений до принятия решения — занял два года. Сколько времени и сил потратили руководители и работники Общества — только им ведомо. Возможно, чем больше подобных дел со справедливым решением будет выиграно, тем меньшим будет желание у других государственных инспекторов выискивать мнимые правонарушения.

Что касается третьего правонарушения, то, хотя этот пример иллюстрирует устаревшие нормы права, он может быть весьма поучительным. В последние годы процесс нормотворчества и изменения экологического законодательства стал настолько непрогнозируемым, что, вероятно, еще не раз будут назначены административные наказания за несоблюдение измененных к моменту вынесения постановлений норм права.

Вот еще один пример, связанный с тем, что административный орган не смог представить необходимые доказательства совершенного правонарушения в области обращения с отходами. Данный пример больше свидетельствует о некомпетентности государственного инспектора, чем о его злом умысле.

[1] Прохоров И.О. Административные правонарушения при обращении с отходами: особенности применения ст. 8.2 КоАП РФ и возможности дифференциации административной ответственности // Справочник эколога. 2015. № 4. С. 49–66 (profiz.ru/eco/4_2015/8.2_KoAP) (далее — Прохоров И.О. Справочник эколога. 2015. № 4).

[2] Прохоров И.О. Справочник эколога. 2015. № 4. С. 57.

[3] На момент проверки действовала норма ст. 26 Федерального закона от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» (далее — Федеральный закон № 89-ФЗ) о необходимости разработки и согласования ППК.

[4] В соответствии с п. 3 ст. 3 Федерального закона от 21.07.2014 № 219-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» с 01.01.2015 производственный контроль в области обращения с отходами стал составной частью программы производственного экологического контроля.

И.О. Прохоров, инженер, аудитор-эколог (г. Москва)

Материал публикуется частично. Полностью его можно прочитать в журнале «Справочник эколога» № 10, 2017.