Неустойка является мерой ответственности

Неустойка является мерой ответственности

Открытая общественная правовая информационная система

Задать вопрос юристу

  • Главная ›
  • Правовая энциклопедия ›
  • Основы гражданского права ›
  • Исполнение договоров и обязательств ›
  • Что такое неустойка как мера гражданско-правовой ответственности?

Что такое неустойка как мера гражданско-правовой ответственности?

Что такое неустойка как мера гражданско-правовой ответственности?

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков (п. 1 ст. 330 Гражданского кодекса РФ).

Неустойка является одним из способов обеспечения исполнения обязательств и мерой ответственности в силу того, что неустойка уплачивается должником в виде санкции за совершенное им правонарушение. Основания возникновения обязанности по уплате неустойки совпадают с основаниями возложения на должника гражданско-правовой ответственности. Исходя из этого, неустойка способствует обеспечению интересов гражданского оборота, реализации равенства участников гражданского оборота, неприкосновенности собственности, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав и их судебной защиты, а также обеспечению важнейшего гражданского принципа «свобода договора» (Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 октября 2013 года N 18АП-9261/2013).

По смыслу ст. 330 Гражданского кодекса РФ следует, что по юридическим основаниям возникновения неустойка подразделяется на:

а) законную (нормативную);

б) договорную (добровольную).

Законом или договором могут быть предусмотрены случаи: когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки; когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки.

С учетом этого неустойки отличаются друг от друга своим соотношением (сочетанием) с убытками и могут быть:

1) зачетными (убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой);

2) исключительными (когда законом или договором допускается взыскание только неустойки, но не убытков);

3) штрафными (когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки);

4) альтернативными (когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки).

Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении (п. 1 ст. 333 Гражданского кодекса РФ).

В соответствии с п. 42 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14 июля 1997 года N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», при решении вопроса об уменьшении неустойки (ст. 333 Гражданского кодекса РФ) необходимо иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

В силу ст. 333 Гражданского кодекса РФ признание несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства является правом суда, принимающего решение. При этом в каждом конкретном случае суд оценивает возможность снижения санкций с учетом конкретных обстоятельств дела и взаимоотношений сторон.

Критериями для установления явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, длительность неисполнения обязательства и другое (п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14 июля 1997 года N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Уменьшение неустойки, определенной договором и подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды (п. 2 ст. 333 Гражданского кодекса РФ).

Неустойка — наиболее оперативная форма имущественной ответственности. Ответственность в форме неустойки (штрафа, пени) следует немедленно после нарушения.

Под пеней понимается такая неустойка, которая устанавливается на случай просрочки исполнения и исчисляется за каждый определенный отрезок времени с нарастающим итогом. Пеня представляет собой определенную денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору за каждый день (или иной период) просрочки.

По общему правилу пеня определяется в процентном отношении к сумме просроченного платежа и исчисляется непрерывно, нарастающим итогом (например, 0,5 % за каждый день просрочки).

Иногда встречается установление пени в твердой денежной сумме за каждый день (или иной период) просрочки. Поскольку чем больший период составит просрочка, тем большую сумму в виде пени обязан будет уплатить должник кредитору, то он заинтересован в своевременном исполнении обязательства или, по крайней мере, в сокращении периода просрочки.

По своей правовой природе неустойка в виде пени является длящейся санкцией и начисляется за каждый день просрочки оплаты в отличие от штрафа, который начисляется и взыскивается однократно независимо от количества дней просрочки.

Штраф — неустойка, установленная в твердой сумме (пеня, взыскиваемая однократно).

Возможно ли установление в договоре неустойки в виде штрафа и пени за одно нарушение?

Судебная практика приходит к выводу, что такое возможно.

Например, в п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 года N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 года N 81) дано разъяснение о том, что, если кредитором заявлены требования о взыскании неустойки, установленной договором в виде сочетания штрафа и пеней за одно нарушение, а должник просит снизить ее размер на основании ст. 333 Гражданского кодекса РФ, суд рассматривает вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, исходя из общей суммы штрафа и пеней. Таким образом, судом констатирована возможность определения санкции за неисполнение договора (ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства) путем комбинации штрафа и пеней. Следовательно, по мнению суда, начисление и взыскание неустойки в виде пеней и штрафа не свидетельствует о применении к должнику двойной меры ответственности за одно нарушение.

Неустойка, как мера ответственности и способ обеспечения обязательств

Неустойка, как мера ответственности

Неустойка — самая распространенная мера ответственности за правонарушения. Распространенность этой санкции объясняется тем, что она представляет собой удобную и легко применяемую меру возмещения убытков. В этом смысле неустойке присущи следующие черты:

— предопределенность размера ответственности;

— возможность взыскания за сам факт нарушения (без доказательства наличия вреда);

— возможность предусмотрения неустойки по своему усмотрению или увеличения предусмотренного законом размера.

Среди этих особенностей самым важным является то, что для применения неустойки достаточно доказать только факт совершения запрещенного законом деяния. Нет необходимости обращения к последствиям, вызванным этим деянием.

Распространенность неустойки как меры ответственности является также результатом того, что эта санкция применяется и в других отраслях права (административном, финансовом, трудовом, экологическом и др.).

Несмотря на распространенность неустойки, ГК характеризует ее как меру ответственности, применяемую только за нарушение обязательств. Согласно ст. 330 ГК РФ неустойкой (штраф, пеня) признается определенная законом денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Однако, как будет показано ниже, подобная характеристика неустойки не соответствует не только ее роли в правовой системе, но и характеру применения неустойки в гражданском праве. Дело в том, что гражданско-правовая ответственность (в том числе и правила относительно неустойки) является институтом общей части гражданского права, действие которого по общему правилу распространяется на все виды гражданских правоотношений.

Неустойке как правовой категории, действующий Гражданский кодекс предоставляет двоякую роль. Она считается способом обеспечения исполнения обязательств и мерой ответственности в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств. По этой причине правила относительно неустойки предусмотрены в главах «Обеспечение исполнения обязательств» и «Ответственность за нарушение обязательств». Причем именно из содержания помещенных в разных главах статей видно, что двойственность неустойки ничем не обоснована. Это обстоятельство, а также характер неустойки и практическое применение дают основание заметить, что одновременное признание неустойки способом обеспечения и мерой ответственности неоправданно. Ни законодатель, ни авторы, обратившиеся к анализу категории «неустойка», не только не смогли разграничить неустойку, признанную способом обеспечения, от неустойки, признанной мерой ответственности, но и то обстоятельство, с какого момента прекращается практическое воздействие неустойки как способа обеспечения и начинается ее функционирование как меры ответственности. Поэтому, нам кажется, двойственность неустойки искусственна. По нашему мнению, неустойка является лишь мерой ответственности и как таковая, как и любая мера воздействия или ответственности, выполняет также обеспечительную функцию. Во всяком случае, из ст. 330 — 333 ГК РФ (которые помещены в главе «Обеспечение исполнения обязательств») не следует, что неустойка является мерой обеспечения. Наоборот, видно, что своим характером, особенностями применения, способом предусмотрения и другими качествами существенно отличается от предусмотренных в этой главе способов обеспечения (залог, гарантия, поручительство, задаток, удержание).Причем и из характера соглашений относительно неустойки (штрафа, пени), достигнутых в договорах, заключаемых между участниками правоотношений, видно, что оно является не способом обеспечения, а санкцией, предусмотренной за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств. Например, фабрика телеграфных аппаратов «Калуга» предъявила ООО «Липаркабель» требование вернуть переведенную им сумму за товар вида ПВКФ-95-100 и сумму штрафа за задержку поставки товара на 190 дней, установленную в размере 0,2% за каждый день задержки в п. 6.1 договора.

Из приведенного примера очевидно, что установленная договором неустойка является не способом обеспечения исполнения обязательства, а санкцией, применяемой за просрочку поставки. Если к изложенному добавим, что в отличие от способов обеспечения неустойка может устанавливаться также законом, который может применяться независимо от того, предусмотрена соглашением сторон обязанность ее уплаты или не предусмотрена, то становится очевидным, что неустойка — это не способ обеспечения, а предусмотренная законом или договором санкция, которая в отличие от способов обеспечения может применяться только при наличии условий правонарушения. Это обстоятельство прямо указано в п. 2 ст. 330 ГК РФ. Согласно этой статье: «Кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства». Кроме того, когда сравниваем правило, являющееся предпосылкой для взыскания неустойки, с условиями применения способов обеспечения обязательств, то становится очевидным, что эти способы не имеют никакой связи с ответственностью, они применяются независимо от ответственности сторон.

Следующей особенностью неустойки является то, что неустойка может предусматриваться законом (в подавляющем большинстве так и предусматривается), и кредитор имеет право требовать эту неустойку независимо от того, предусмотрена обязанность ее уплаты соглашением сторон или нет. Между тем способы обеспечения (залог, поручительство и др.) могут применяться только в случае установления особого соглашения относительно способа обеспечения.

Поскольку вся история развития гражданского права свидетельствует, что неустойка во всех правовых системах и в разных отраслях права применяется как мера ответственности, следовательно, остается заключить, что наш законодатель, отдавая дань традиции, закрепил предусмотренный прежним законодательством, но на практике не оправдавший себя и ничем не обоснованный принцип двоякого применения неустойки.

Наконец, не менее важно то обстоятельство, что как в системе общего права, так и в развитых государствах западноевропейской системы неустойка (штраф, пеня) рассматривается и регулируется как мера ответственности.Сказанное позволяет заключить, что устранение недостатков, имеющихся в области законодательной регламентации неустойки, имеет важное практическое значение. По этой причине мы считаем, что нормы относительно неустойки, предусмотренные в ст. ст. 330 — 333 ГК РФ (с соответствующими изменениями) необходимо изложить в главе «Ответственность за нарушение обязательств». Такое изменение не только повысит эффективность применения неустойки как меры ответственности, но и послужит основой, чтобы право освободилось от необходимости поисков надуманных обоснований для объяснения роли и значения неустойки как способа обеспечения или искусственного приписывания способу обеспечения свойственных санкции функций. Наука получит дополнительную возможность сосредоточить все свое внимание на выявлении сущности и совершенствовании механизмов применения неустойки как меры ответственности. А о том, что есть необходимость в серьезных исследованиях в этой области, свидетельствует практика применения неустойки. В частности, современная практика применения неустойки показывает, что необходимо, исходя из характера, опасности, правовых последствий правонарушений, установить максимальные размеры неустойки, чтобы применение этой санкции не использовалось как источник необоснованного обогащения или для того, чтобы поставить участника правоотношения в безвыходное положение. Например, не может считаться нормальным явление, когда сумма взыскиваемой неустойки почти приравнивается к сумме долга.

Смотрите так же:  Налог рассчитывается по ставке

Практика применения неустойки свидетельствует также, что при обстоятельствах различного применения неустойки ГК искусственно ограничил сферу применения неустойки как меры ответственности, считая ее мерой ответственности, применяемой только лишь за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств. Однако именно изучение законодательства показывает, что такой подход — признание неустойки санкцией, применяемой в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств — не отражает реального положения вещей и умаляет значение неустойки. Дело в том, что защита прав посредством неустойки обеспечивается не только в обязательственных отношениях. Другие гражданско-правовые акты, регулирующие процесс хозяйственного оборота, и акты, регулирующие земельные, экологические и иные отношения, предусматривают неустойку также за правонарушения, не вытекающие из обязательственных отношений (например, за нарушение стандартов, лицензий, сертификатов, экологического законодательства, финансового законодательства и т.д.). Это доказывает, что неустойка как средство защиты субъективных прав применяется для защиты интересов как участников обязательственных отношений, так и участников иных отношений и общественных интересов. Это означает, что норму (нормы), регламентирующую сущность неустойки как меры имущественной ответственности, необходимо поместить в общих положениях ГК, непосредственно после статьи, регламентирующей возмещение убытков, а нормы, регулирующие особенности применения, — в главе «Ответственность за нарушение обязательств» и в других актах, предусматривающих неустойку как меру ответственности за нарушение правоотношений. Кроме этого, необходимо сформулировать такое понятие неустойки, которое правильно отразит характер, значение, сферу применения неустойки. Исходя из вышеуказанных соображений и принимая за основу характер формулировок статей ГК, необходимо в общих положениях ГК после статей, регулирующих «возмещение убытков» ст. ст. 15, 16 ГК РФ, поместить статью, содержащую новое понятие неустойки и регулирующую вопросы ее применения. По нашему мнению, эта статья может иметь следующую редакцию:

«1. Лицо, право которого нарушено, может потребовать предусмотренную законом или договором неустойку (штраф, пени).

2. Неустойкой (штрафом, пени) считается предусмотренная законом или договором денежная сумма.

3. Размер предусмотренной законом неустойки может увеличиваться соглашением сторон, если это не запрещено законом.

4. Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям правонарушения, суд вправе уменьшить ее».

Из подобной формулировки видно, что неустойка является мерой ответственности, которая может применяться в случае любого правонарушения, ее применение создает для правонарушителя дополнительные денежные затраты, она может применяться, если наличествуют основания и условия для привлечения к правовой ответственности, ее применение обеспечено государственным принуждением. То есть особенности применения неустойки как санкции, предусмотренной за правонарушение, схожи с возмещением убытков, но по своему характеру, методам воздействия существенно отличаются от возмещения убытков.

Выводы юристов о различиях возмещения убытков и неустойки свидетельствуют, что неустойка как санкция своим предупреждающим, компенсационным характером и легкостью применения выгодно отличается от возмещения убытков, и совершенно неоправданно отношение законодательства РФ к использованию возможностей этой санкции. Понятно, что подобный подход в какой-то мере обусловлен сложностями процесса формирования законодательства, недостаточной урегулированностью значительной части хозяйственных отношений. Однако это обстоятельство не может оправдать игнорирование в актах, регулирующих конкретные правоотношения, роли неустойки как меры ответственности. Нам кажется, что именно в актах, направленных на урегулирование конкретных отношений хозяйственного оборота, необходимо по мере возможности предусмотреть возможность применения законной неустойки в случаях неисполнения обязанностей, злоупотребления правами. Подобный подход не может оцениваться как неуместное вмешательство государства в частные отношения, поскольку речь идет не о вмешательстве в естественно осуществляемые отношения, а о публично-правовом вмешательстве при правонарушениях, которое является обязанностью любого государства.

Неустойка как мера гражданско-правовой ответственности (Н.Н. Агапова, «Экономическое правосудие на Дальнем Востоке России», N 1, январь-февраль 2008 г.)

Неустойка как мера гражданско-правовой ответственности

Неустойка относится к наиболее часто применяемой на практике мере имущественной ответственности. Неустойка, являясь важнейшим инструментом правового воздействия на участников договорных правоотношений, выполняет следующие функции:

— с помощью неустойки кредитор побуждает должника к надлежащему исполнению им своей обязанности, тем самым пытается предотвратить правонарушение в будущем (обеспечительная или стимулирующая функция);

— посредством взыскания неустойки кредитор защищает свои нарушенные права, так как, получив неустойку от должника, кредитор может восстановить свое имущественное положение (компенсационная функция);

— наказать должника за его ненадлежащее поведение (карательная или штрафная функция).

В российской цивилистике в связи с двойственной природой неустойки имеет место неустойка как способ обеспечения надлежащего исполнения обязательства и взыскание неустойки как мера гражданско-правовой ответственности. Причем в первом качестве она будет действовать лишь до момента, когда еще возможно надлежащее исполнение обязательства, а во втором — с момента его нарушения. На двойственный характер неустойки было обращено внимание Конституционного Суда РФ: «гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение»*(1).

Неустойку как обеспечивающее обязательство называют еще акцессорным (т.е. дополнительным, зависимым), так как она зависит от основного обязательства — если основное обязательство исполнено надлежащим образом, обеспечивающее обязательство прекращается; недействительность основного обязательства влечет и недействительность обеспечивающего обязательства; истечение срока исковой давности по требованию из основного обязательства означает истечение срока исковой давности из обязательства дополнительного.

В связи с этим хотелось бы привести пример.

Между юридическими лицами заключен договор аренды здания сроком на один год, в котором стороны предусмотрели взыскание неустойки за просрочку внесения арендных платежей. Арендатор пропустил срок оплаты по договору, на основании чего арендодатель потребовал уплаты неустойки, которую арендатор отказался уплачивать. В связи с чем арендодатель обратился в арбитражный суд с иском к арендатору о взыскании договорной неустойки за просрочку арендных платежей. Арбитражный суд отказал в иске, так как стороны в нарушение ст. 651 ГК РФ не произвели государственную регистрацию заключенного на срок не менее года договора аренды. Поэтому он не может считаться заключенным и, следовательно, условие договора о неустойке не может быть применено*(2).

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (п. 1 ст. 330 ГК РФ). В данной норме общим понятием «неустойка» охватываются и такие ее разновидности, как пеня и штраф, однако закон не дает их формулировки и не определяет, в чем состоит разница между ними.

Как следует из доктринального толкования этих терминов, неустойка может представлять собой «штраф, т.е. однократно взыскиваемую, заранее определенную денежную сумму, либо пеню — определенный процент от суммы долга, установленный на случай просрочки его исполнения и подлежащий периодической уплате, то есть, по сути, длящуюся неустойку (например, 0,5% от суммы просроченного займа за каждый месяц просрочки)»*(3). Особенности штрафа состоят в том, что он «устанавливается в твердой сумме, представляет собой единовременный платеж», основным отличием от пени признается «периодичность ее начисления, пеня представляет собой не единовременную сумму, а сумму, размер которой зависит от установленного срока (день, неделя, месяц, год)»*(4).

Вместе с тем, указанные особенности, приписываемые штрафам и пеням, не являются точными критериями для их разграничения. Арбитражная практика наглядно свидетельствует о том, что как бы неустойка не называлась — штраф или пеня — практического значения это не имеет, как не имеет правовых последствий неправильное их употребление.

Основания возникновения неустоечного обязательства

Существуют два правовых основания, в силу которых при наличии соответствующих юридических фактов возможно возникновение неустойки. Первое — это закон (выражающий волю законодателя, государства), второе — договор (выражающий волю участников конкретного правоотношения). В связи с этим выделяется законная и договорная неустойки.

В соответствии со ст. 331 ГК РФ соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме, независимо от формы основного обязательства, под угрозой признания его недействительным.

Требование об обязательности письменной формы касается только договорной неустойки. Объясняется это тем, что для действия договорной неустойки необходимо наличие четкой связи между ней и тем договором, исполнение которого она должна обеспечить. Законная же неустойка представляет собой своего рода подразумеваемое условие договора.

Д.А. Гришин выделяет два признака законной неустойки: «конкретность» и «определенность» и дает ей понятие: «законная неустойка (штраф, пеня) — это мера ответственности, установленная законом за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства в виде денежной суммы, определенной законом точно или с указанием на порядок ее определения, и право на взыскание которой наступает независимо от воли контрагентов»*(5).

Кредитор вправе применить законную неустойку независимо от того, предусмотрена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон. Следует отметить, что применение законной неустойки — право, а не обязанность кредитора.

Можно привести следующие примеры установления законной неустойки:

— ст. 16 Федерального закона РФ от 29 декабря 1994 г. «О государственном материальном резерве» предусмотрено более десяти видов законной неустойки, взыскиваемой за нарушения обязательств поставщиками, ответственными хранителями, получателями и подрядчиками;

— ст. 62, 97, 99, 100, 101 Федерального закона от 10 января 2003 г. N 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» предусмотрено взыскание неустойки и ее размер в случае задержки вагонов, контейнеров под погрузкой (выгрузкой), просрочки доставки грузов и др.

До отмены Федеральным законом от 2 февраля 2006 г. N 19-ФЗ ранее действовал п. 3 ст. 5 Федерального закона от 13 декабря 1994 г. N 60-ФЗ «О поставках продукции для федеральных государственных нужд», устанавливающий ответственность в виде штрафной неустойки в размере 50% от стоимости недопоставленной продукции, однако споры по отношениям, возникшим в период действия прежней редакции нормы, существуют.

В отношении законной неустойки в п. 2 ст. 332 ГК РФ предусмотрено правило, согласно которому ее размер может быть изменен соглашением сторон лишь в сторону увеличения, если это не запрещено законом. Вместе с тем законодательство предусматривает уменьшение размера неустойки судом, который может воспользоваться этим правом (обязанностью) в тех случаях, когда подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства (ст. 333 ГК РФ).

Договорная неустойка может быть установлена по взаимному соглашению сторон в соответствии с их волей, при установлении ее размера, порядка исчисления, соотношения с убытками и других условий применения стороны свободны.

Порядок уменьшения размера неустойки

Целью уменьшения неустойки является установление такого баланса имущественных интересов, при котором у кредитора не возникает неосновательного обогащения, а должник не окажется под искусственно созданной угрозой прекращения своей деятельности. При наличии договорного обязательства интерес кредитора должен заключаться только в получении надлежащего исполнения. Нельзя заключать договор, рассчитывая на его нарушение, и еще иметь в этом интерес.

В юридической литературе высказываются различные мнения по поводу целесообразности и справедливости ч. 1 ст. 333 ГК РФ. Так, Чичеров Л. подчеркивает, что если в конкретной спорной ситуации нет оснований для изменения условий договора (ст. 450, 451 ГК РФ), то суд не вправе уменьшать размер неустойки. Считает, суд не вправе нарушать один из основных принципов гражданского права и изменять условия договора по своей инициативе, так как сторона, знающая положения ст. 333 ГК РФ и прогнозирующая возможность уменьшения размера неустойки, не будет в должной степени побуждаться к надлежащему исполнению обязательства. В описываемой ситуации суд почему-то становится на сторону неправомерного должника в обязательстве*(6).

Смотрите так же:  Куда пожаловаться на адвоката в воронеже

«Для решения задачи формирования компенсационной теории неустойки необходимо подойти к компенсации с другой стороны и исходить из основного ее условия — возмещение потерь но должно приводить к неосновательному обогащению кредитора («Неустойка: теория, практики, законодательство»*(7).

В гражданском праве отсутствуют какие-либо законодательные ограничения размера договорной неустойки. Практика же свидетельствует, что стороны при формулировании условий договоров о неустойке устанавливают такой ее размер, который превысит любые максимально возможные убытки в связи с соответствующим нарушением договорных обязательств. Нередко в текстах договоров можно встретить условия о неустойке в размере 5-10% от суммы договора либо стоимости товаров (работ, услуг), в отношении которых просрочено исполнение. Конечно же, суды, рассматривая споры о взыскании подобных неустоек, не могут удовлетворять исковые требования в заявленных размерах. Этим объясняется широкое применение в судебной практике положений ст. 333 ГК РФ, предоставляющих право суду уменьшить размер взыскиваемой неустойки с учетом ее соразмерности последствиям допущенного нарушения обязательства.

Снижение размеров неустойки может осуществляться либо по ходатайству ответчика, либо по собственной инициативе суда. При этом ходатайство ответчика должно быть мотивированным.

Ряд авторов выражает мнение о том, что вопрос об уменьшении неустойки может быть предметом судебного разбирательства только тогда, когда ответчик заявляет ходатайство об уменьшении неустойки, и, так как неустойка выполняет компенсационную функцию, произвольное уменьшение неустойки недопустимо. Вместе с тем позицию законодателя можно объяснить стремлением обеспечить принятие арбитражными судами не только законных, но и справедливых решений.

Решение вопроса об уменьшении размера неустойки в каждом конкретном случае возложено на суд и возможно лишь на основании судебного решения. Полное освобождение от уплаты неустойки на основании ст. 333 ГК РФ не допускается. Вопрос о применении указанной статьи может быть решен в любой судебной инстанции, при наличии оснований арбитражный суд уменьшает размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком. В качестве основания уменьшения размера неустойки называется несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств. При оценке судом таких последствий могут приниматься во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства: цена товара, работ, услуг, сумма договора и т.п.*(8) Основанием для уменьшения размера неустойки может служить только установление явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств.

Президиум Высшего Арбитражного Суда*(9) в информационном письме раскрывает критерии для установления несоразмерности в каждом конкретном случае:

— чрезмерно высокий процент неустойки;

— значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств;

— длительность неисполнения обязательств и др.

Для того чтобы применить указанную статью, арбитражный суд должен располагать данными, позволяющими установить явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств (о сумме основного долга, о возможном размере убытков, об установленном в договоре размере неустойки и о начисленной общей сумме, о сроке, в течение которого не исполнялось обязательство, и др.).

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд Амурской области с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании основного долга в сумме 6 098 руб., пени в размере 7 889 руб. 37 коп. До рассмотрения спора по существу истец отказался от иска в части взыскания основного долга в связи с оплатой ответчиком указанной суммы. Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, суд заявленные исковые требования удовлетворил частично, взыскав с ответчика в пользу истца неустойку в размере 4 тыс. руб. Проверив законность обжалованных судебных актов, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа установил, что отмене либо изменению они не подлежат. Кассационный суд указал, что, удовлетворяя исковое требование в части взыскания неустойки, судами правомерно учтена несоразмерность подлежащей взысканию неустойки последствиям нарушения обязательств, короткий период просрочки по оплате полученного товара, в связи с чем правомерно уменьшен размер пени на основании ст. 333 ГК РФ*(10).

Уменьшена может быть как договорная, так и законная неустойка, что было подтверждено в том числе и Конституционным Судом РФ*(11), так как правовая природа неустойки не зависит от того, чьей волей она сформирована — законодателем или сторонами договора.

Доказательства, подтверждающие явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств, предоставляются лицом, заявившим ходатайство об уменьшении неустойки.

Открытое акционерное общество «Восточный порт» обратилось к открытому акционерному обществу «Российские железные дороги» о взыскании 135 130 руб. пеней за просрочку доставки груза. Решением суда взыскано с ОАО «РЖД» в пользу ОАО «Восточный порт» 30 тыс. руб. пеней с учетом применения положений ст. 333 ГК РФ. Проверив правильность применения норм материального и процессуального права судом при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа пришел к выводу об отмене решения с направлением дела на новое рассмотрение. В постановлении суд кассационной инстанции указал: рассматривая спор, суд признал доказанным факт просрочки доставки груза, в связи с чем удовлетворил исковые требования о взыскании пеней на основании ст. 97 УЖТ РФ. При этом суд применил положения ст. 333 ГК РФ, указав на то, что истец не понес каких-либо убытков в связи с просрочкой доставки груза и получил все, на что он мог рассчитывать по договору перевозки груза. С учетом представленных ответчиком доказательств арбитражный суд должен решить вопрос о наличии или отсутствии оснований для применения указанной статьи. В обоснование заявленного ответчиком ходатайства о применении положений ст. 333 ГК РФ какие-либо доказательства не представлены. В данном случае, применив положения ст. 333 ГК РФ, суд не проверил реальное соотношение предъявленной неустойки последствиям нарушенного перевозчиком обязательства по доставке груза, не исследовал вопрос о негативности наступивших последствий для истца*(12).

На основе анализа судебной практики к числу обстоятельств, позволяющих снизить размер неустойки, можно отнести следующие: чрезмерно высокий процент неустойки; превышение общей суммы начисленной неустойки суммы возможных убытков; превышение суммы неустойки суммы основного долга; погашение основного долга полностью или частично до принятия решения по делу; незначительный период неисполнения обязательства; длительное необращение истца за взысканием долга и неустойки; незначительное нарушение договора и др.

Нельзя не отметить, что наличие возможности уменьшить неустойку, исходя из конкретных обстоятельств дела, является достоинством гражданского законодательства, так как этот институт, прежде всего, призван обеспечить принятие судом справедливого и разумного решения.

На основании статьи 394 ГК РФ «Убытки и неустойка» неустойка
может быть классифицирована по принципу ее соотношения с убытками

Так, гражданско-правовая доктрина выделяет четыре вида неустойки:

— зачетную (взыскиваемая с должника сумма засчитывается в погашение убытков, которые возмещаются в размере, не покрытом неустойкой);

— исключительную (допускается взыскание только неустойки и исключается возможность взыскания убытков);

— штрафную (предоставляет кредитору право взыскать с должника и неустойку и убытки в полном объеме). Эта разновидность неустойки и называется штрафной, что носит карательный характер. Статьей 622 ГК РФ установлено: в случае, когда за несвоевременный возврат арендованного имущества договором предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено договором. Однако в договоре может быть предусмотрено иное соотношение между неустойкой и убытками, например, установлена зачетная неустойка. Тогда приоритет признается за договорным условием.

Учитывая, что гражданское право не допускает неосновательное обогащение одного лица за счет другого и злоупотребление правом, а гражданская ответственность носит компенсационный характер, существует разная оценка штрафной неустойки: «штрафная неустойка имеет право на существование, несмотря на компенсационную природу гражданской ответственности, и считается исключением из общего правила»*(13); «полностью соответствующим законодательству было бы оценивать требования кредитора о взыскании неустойки в части, превышающей возможные убытки в связи с допущенным должником нарушением договорного обязательства, как злоупотребление правом, что и служило бы законным основанием к отклонению исковых требований в соответствующей части»*(14);

— альтернативную неустойки (у кредитора есть право выбора вида взыскания с должника: или неустойки или убытков).

Во всех случаях, когда вид неустойки не определен (в законе или договоре), применяется только зачетная неустойка (п. 1 ст. 394 ГК РФ).

Возможно ли одновременное взыскание неустойки и процентов
за пользование чужими денежными средствами?

Неустойка так же, как и предусмотренные ст. 395 ГК РФ проценты за неправомерное пользование денежными средствами, является самостоятельной мерой ответственности. Судебная практика исходит из того, что проценты за пользование чужими денежными средствами могут начисляться за то же нарушение, за которое возможно применение и неустойки. Часто встречаются исковые требования кредиторов о взыскании одновременно пени и процентов за просрочку платежа. Однако применение неустойки наряду с процентами в качестве меры имущественной ответственности привело бы к нарушению принципов гражданско-правовой ответственности, которая преследует цели восстановления нарушенных прав кредитора, но никак не неосновательного обогащения последнего. Исходя из смысла ГК РФ, за одно и то же правонарушение не могут применяться две меры ответственности. Глава 25 ГК РФ допускает одновременное применение двух мер ответственности за одно и то же правонарушение только в случае, когда законом или договором установлено, что две меры ответственности по принципу сложения применяются лишь в случае, когда законом или договором установлена штрафная неустойка. В совместном Постановлении Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 установлено, что кредитор может взыскать с должника на выбор неустойку или проценты за пользование чужими денежными средствами; начисление процентов за пользование чужими денежными средствами не исключает одновременного применения штрафной неустойки*(15).

Из практики применения арбитражными судами одновременно двух мер ответственности усматривается следующее:

1) Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ*(16) отменил решение Арбитражного суда Томской области по иску общества к государственному автотранспортному предприятию о взыскании задолженности за товар, неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами в части взыскания процентов и в иске обществу в этой части отказал, в остальной части решение оставил без изменения. Президиум ВАС РФ установил: как следует из материалов дела, в соответствии с договором истец поставил ответчику товар, оплату которого покупатель должен был произвести в 20-дневный срок с момента получения. Договором предусмотрена ответственность покупателя за просрочку оплаты в виде пеней в размере 1 процента от суммы неоплаченного товара за каждый день просрочки. Оплату ответчик произвел несвоевременно, что явилось основанием для предъявления к нему требований о взыскании суммы долга, пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами. За просрочку платежа суд взыскал с ответчика как неустойку, предусмотренную договором, так и проценты за пользование чужими денежными средствами. Однако глава 25 ГК РФ допускает одновременное применение двух мер ответственности за одно и то же правонарушение только тогда, когда законом или договором установлена штрафная неустойка. Предусмотренная сторонами неустойка судом была определена как штрафная, хотя из договора штрафного характера неустойки не усматривается. При таких условиях во взыскании процентов следует отказать.

Можно привести ряд примеров, когда арбитражные суды первой и апелляционной инстанции удовлетворяли иски кредиторов, касающиеся одновременного взыскания пени и процентов за просрочку платежа, однако ВАС РФ отменял решения судов*(17).

2) Общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к закрытому акционерному обществу о взыскании 1 022 513 руб. 26 коп. — основного долга по оплате стоимости поставленного мазута, 567 494 руб. 86 коп. — неустойки за просрочку платежа, 181 391 руб. 05 коп. — проценты за пользование чужими денежными средствами. Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, требования истца частично удовлетворены: с закрытого акционерного общества в пользу общества с ограниченной ответственностью взыскана задолженность в сумме 1 022 573 руб. 26 коп. и 181 391 руб. неустойки. В остальной части иска суд отказал. В части договорной неустойки арбитражный суд, признав требования истца правомерными, уменьшил их размер на основании ст. 333 ГК РФ. Исковые требования в части процентов за пользование чужими денежными средствами суд отклонил, посчитав, что за одно и то же правонарушение не могут применяться две меры ответственности. Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа решение и постановление оставил без изменения, указав в постановлении: поскольку истцом доказан факт нарушения сроков оплаты продукции со стороны ЗАО, то судом обоснованно удовлетворены требования истца в части взыскания договорной неустойки, при этом правомерно снижен ее размер ввиду несоразмерности последствиям нарушения обязательства. Ссылка заявителя кассационной жалобы на то, что судебными инстанциями допущено неправильное толкование ст. 395 ГК РФ, так как договором стороны предусмотрели за нарушение сроков оплаты со стороны ответчика одновременное применение двух мер ответственности(неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами), неосновательна, так как одновременное применение двух мер ответственности за одно и то же правонарушение возможно только тогда, когда законом или договором Установлена штрафная неустойка. Между тем из заключенного между сторонами договора штрафного характера неустойки не усматривается. Следовательно, в случае взыскания договорной неустойки проценты по ст. 395 ГК РФ взысканию не подлежат*(18).

Смотрите так же:  Срок изготовления свидетельства о праве на наследство

Подлежит ли взысканию неустойка по расторгнутому договору?

Согласно п. 1 ст. 407 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором. С одной стороны, при расторжении договора обязательства сторон прекращаются (п. 2 ст. 453 ГК РФ), однако из содержания п. 3 ст. 453 ГК РФ следует, что в случае расторжения договора обязательства считаются прекращенными с момента заключения сторонами соглашения о расторжении договора, если иное не вытекает из этого соглашения.

Как следует из практики применения арбитражными судами норм ГК РФ, расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и неустойки, в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора, если иное не вытекает из соглашения сторон.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд Хабаровского края с иском к открытому акционерному обществу о взыскании задолженности по оплате охранных услуг по договору, расторгнутому соглашением сторон 15.09.06, за период с 01.09.06 по 15.09.06, и пени за просрочку платежа до 05.02.07. До рассмотрения дела по существу истец увеличил размер искового требования о взыскании пени за период просрочки — по 07.03.07. Решением арбитражного суда исковые требования удовлетворены в полном объеме на основании ст. 309, 330, 781 ГК РФ. Проверив законность решения, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа обжалованный судебный акт оставил без изменения как принятый арбитражным судом без нарушений норм процессуального права с правильным применением норм материального права (постановление от 25.09.07 Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа N Ф03-А73/07-1/3516).

Данная правовая позиция также соответствует выработанным рекомендациям Президиума ВАС РФ, изложенным в Информационном письме от 21 декабря 2005 г. N 104 «Обзор применения арбитражными судами норм ГК РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств». Далее изложен пример из п. 1 указанного Информационного письма: Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании суммы задолженности по арендной плате и договорной неустойки за просрочку ее внесения. Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано, так как спорный договор аренды был расторгнут по соглашению сторон и вытекающие из него обязательства в силу положений п. 2 ст. 453 ГК РФ прекращены. Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменил по следующим основаниям. Между сторонами сроком на один год заключен договор аренды нежилого помещения. Спустя семь месяцев после заключения договора он был расторгнут по соглашению сторон. Поскольку у ответчика к моменту расторжения договора образовалась задолженность по арендной плате, истец обратился в арбитражный суд с указанным требованием.

Как следовало из материалов дела, до момента расторжения договора обстоятельства, свидетельствующие о прекращении обязательств между сторонами, отсутствовали. Следовательно, срок действия договора к моменту его расторжения не истек. Таким образом, ответчик обязан уплатить истцу сумму задолженности по арендной плате, поскольку иное не предусмотрено соглашением о расторжении договора, сам факт расторжения договора не прекращает данного обязательства и не исключает возможности применения мер ответственности в связи с нарушением арендатором условий договора.

Соглашение сторон о расторжении договора аренды не освобождает арендатора от обязанности уплатить арендодателю задолженность по арендной плате и договорную неустойку за просрочку платежа в соответствии с требованиями п. 3 ст. 453 ГК РФ.

Подлежит ли взысканию неустойка
в случае истечения срока действия договора?

Согласно абз. 1 п. 3 ст. 425 ГК РФ законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору, однако п. 4 ст. 425 ГК РФ содержит императивную норму о том, что окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за нарушение договора. Эта норма применяется и в том случае, если в договоре имеется оговорка, предусмотренная абз. 1 п. 3 ст. 425 ГК РФ.

Как следует из рекомендаций ВАС РФ: Поскольку обязательство по оплате продукции (товаров) является договорным обязательством, которое сохраняется и после истечения срока действия договора, если иное не предусмотрено условиями договора, то сохраняет свою силу и дополнительное (обеспечительное) обязательство. Поэтому если поставщик (продавец) выполнил свои обязательства и поставил (отгрузил) продукцию (товар), то на покупателе лежит обязанность по своевременной оплате стоимости продукции (товара). При невыполнении покупателем-должником этого обязательства по договору (а законодательством или договором установлена пеня за просрочку платежа) с него подлежит взысканию не только денежная сумма, но и пеня за просрочку платежа, исчисленная со дня, когда должник должен был уплатить сумму, до дня фактической оплаты, независимо от того, что предусмотренный сторонами срок действия договора истек*(19).

Пример из практики Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа:

Комитет обратился в Арбитражный суд Хабаровского края с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании арендной платы за время просрочки возврата имущества по договору, а также пени за период просрочки. Решением суда в пользу Комитета взыскана сумма основного долга и пени, уменьшенной судом на основании ст. 333 ГК РФ. Постановлением апелляционной инстанции решение изменено. Взыскана сумма основного долга, в части взыскания договорной пени отказано в связи с тем, что истец обратился с данным требованием после прекращения действия договора. Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа, проверив законность судебного акта, постановление апелляционной инстанции отменил, оставив в силе решение суда первой инстанции. Из мотивировочной части постановления суда кассационной инстанции следует:

установив факт невнесения ответчиком арендной платы за спорный период, суд правомерно в соответствии с ч. 2 ст. 622 ГК РФ взыскал с ответчика сумму задолженности. Вместе с тем нельзя согласиться с выводами апелляционной инстанции о том, что договорная неустойка (пени) взыскивается только в случае неисполнения обязательства, возникшего в период действия договора. Данный вывод противоречит п. 4 ст. 425 ГК РФ, которым предусмотрено, что окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение. Поскольку обязательство по уплате арендной платы является договорным обязательством, которое сохраняется и после истечения срока действия договора, если иное не предусмотрено условиями договора, то сохраняет свою силу и дополнительное обязательство. Исходя из этого, истец вправе требовать уплаты согласованной с арендатором пени и по истечении срока действия договора за весь период просрочки внесения арендных платежей вплоть до погашения основного долга*(20).

ведущий специалист Федерального арбитражного суда

«Экономическое правосудие на Дальнем Востоке России», N 1, январь-февраль 2008 г.

*(1) Определение Конституционного Суда РФ «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бочаровой Н.В. на нарушение ее конституционных прав частью 1 ст. 333 ГК РФ» от 22 января 2004 г. N 13-0.

*(2) Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 января 2002 г. N 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой».

*(3) Суханов Е.Л. Учебник. Гражданское право: Т. 1. М., 2005. С. 614.

*(4) Гришин Д.А. Неустойка: Теория, практика, законодательство. М., 2005.

*(5) Гришин Д.А. Неустойка: Теория, практика, законодательство. М., 2005. С. 17.

*(6) Чичеров Л. Неустойка в гражданском обороте и судебной практике // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. N 5.

*(7) Гришин Д.А. Неустойка: Теория, практика, законодательство. М., 2005. С. 32.

*(8) Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8, п. 42.

*(9) Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 июля 1997 г. N 17.

*(10) Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 13 марта 2007 г. N Ф03-А04/07-1/60.

*(11) Определение Конституционного Суда РФ «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бочаровой Н.В. на нарушение ее конституционных прав частью первой ст. 333 ГК РФ» от 22 января 2004 г. N 13-0.

*(12) Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 31 июля 2007 г. N Ф03-А73/07-1/2444.

*(13) Суханов Е.Л. Гражданское право. М, 1998. С. 443.

*(14) Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М., 2005.

*(15) Постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14, п. 6, 15.

*(16) Постановление Президиума ВАС от 8 сентября 1998 г. N 6851/97.

*(18) Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 9 августа 2002 г. N Ф03-А51/02-1/1199.

*(19) Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 января 1995 г. N С1-7/ОП-54 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике», п. 3.

*(20) Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 13 июня 2006 г. N Ф03-А24/06-1/1977.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Неустойка как мера гражданско-правовой ответственности

Н.Н. Агапова — ведущий специалист Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа

«Экономическое правосудие на Дальнем Востоке России», 2008, N 1