Интервью с начальником отдела опеки и попечительства

Оглавление:

Каждому ребёнку нужна семья

21:05, 11 февраля 2014 года, В краю родном

Защита прав и законных интересов детей — важная функция государства, которая гарантирована положениями Конституции. Забота о подрастающем поколении является приоритетным направлением деятельности современного государства. Одно из основных прав — право каждого ребенка жить и воспитываться в семье, получать необходимые заботу и уход.

Главным направлением деятельности специалистов по опеке и попечительству является своевременное выявление и устройство детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа в семьи. О сложившейся ситуации в Елецком районе — интервью с начальником отдела опеки и попечительства Татьяной Сапрыкиной.

— Татьяна Ивановна, скажите, какова ныне форма устройства детей?

— Наиболее распространенной является передача их на воспитание в опекунские семьи. Наряду с этим успешно развивается и такая форма устройства, как опека на возмездной основе, то есть приемная семья.

— Какова статистика?

— В отделе опеки и попечительства района в 2012 году на учете состояло всего 75 замещающих семей, где воспитывалось 107 детей; из них опекунских семей — 53, в них детей — 76, приемных семей — 22, в них детей — 31. На конец 2013-го опекунских семей — 48, в них детей — 68, приемных семей — 24, в них детей — 33. В целом в районе 72 замещающих семьи, в них сейчас воспитывается 101 ребенок.

Замечу, что за 2013 год случаев принятия решений об освобождении граждан от исполнения опекунских обязанностей, обязанностей приемных родителей не было.

В деятельности отдела опеки и попечительства прослеживается положительная тенденция. Доля детей-сирот, оставшихся без попечения родителей, заметно снижается. Увеличивается доля детей, переданных на воспитание в семьи. И на стопроцентном уровне остается доля детей-сирот, устроенных в семьи граждан Российской Федерации.

— Татьяна Ивановна, возникают ли какие-либо разногласия между родителями?

— За 2013 год к нам обратилось пять человек для решения разногласий между родителями по осуществлению родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка. При наличии разногласий родители вправе обратиться за их разрешением в отдел опеки и попечительства или в суд.

Все заключения и достигнутые соглашения составляются в соответствии с требованиями законодательства с учетом интересов ребенка, его возраста, физиологических потребностей, также учитываются жилищно-бытовые условия проживания каждого из родителей, возможность создания ребенку условий для соответствующего воспитания и развития. Фактов вынужденного подписания родителями (одним из них) указанных соглашений не выявлено.

В целях защиты прав и законных интересов усыновленных детей ежегодно специалистами органа опеки и попечительства проводится контрольное обследование условий жизни и воспитания усыновленного ребенка. В настоящее время на контроле в органе опеки и попечительства состоит 13 семей, где воспитываются такие дети. За 2013 год один ребенок усыновлен гражданами РФ, двое — гражданами Италии, фактов отмены усыновления не было.

— Скажите, какая работа ведется в отделе сегодня?

— Еще в прошлом году была начата целенаправленная работа по организации совместной деятельности с многофункциональными центрами предоставления государственных и муниципальных услуг.

Внедрена новая форма работы отдела опеки и попечительства — выездной мобильный офис, цель которого — устранение правовой безграмотности населения в области опеки и попечительства, информирование населения о возможных формах семейного устройства детей-сирот, а также оказание юридической помощи детям-сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей, и родителям замещающих семей. Ведется учет лиц, желающих принять ребенка в семьи на воспитание, проводятся консультации, обследования жилищно-бытовых условий проживания семей кандидатов, готовятся заключения.

— Немного коснемся печальной темы — лишение родительских прав. Имеются ли таковые?

— В 2012 году исковых заявлений о лишении родительских прав было три, в 2013-м — их девять, из них — семь семей лишены родительских прав, две семьи ограничены в родительских правах.

Крайне редки случаи восстановления родителей в своих правах. За последние три года подобные факты в судебном порядке не рассматривались.

— Какие цели ставите для дальнейшей работы в сфере опеки и попечительства?

— В целях организации более эффективной работы по исполнению Закона Липецкой области «О наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями по осуществлению деятельности по опеке и попечительству в Липецкой области» необходимо: совершенствование системы межведомственного взаимодействия по раннему выявлению фактов семейного неблагополучия; с целью привлечения к проблеме сиротства общественности, организаций и оказания помощи детям требуется создание на базе района «Ассоциации замещающих семей», «Опекунского Совета»; проведение совместной работы с Центром занятости по подготовке зарегистрированных безработных женщин для создания замещающей семьи; организация совместной работы с администрациями сельских поселений о привлечении общественных помощников в постинтернатном сопровождении детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей.

— Спасибо за интервью.

Министерство труда
и социального развития

Краснодарского края

Интервью с начальником отдела развития семейных форм устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, министерства труда и социального развития Краснодарского края Юлией Босенко в «Новая газета Кубани»

«За каждой цифрой стоит судьба ребенка»

Корр.: Юлия Леонидовна, с 2009 по 2013 год действовала программа «Дети Кубани», которая предусматривала в перспективе расформирование детских домов. Какое количество детских домов на территории края сегодня? И сколько детей находится в них?

Ю.Л. Босенко: В Краснодарском крае сейчас функционируют 7 организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Специальная (коррекционная) образовательная школа-интернат и 6 детских домов, два из которых для детей-инвалидов. Эти организации подведомственны министерству труда и социального развития. В ведомстве министерства здравоохранения находятся еще 3 дома ребенка. Всего на Кубани проживает более 1 миллиона 185 тысяч детей, из которых 14 707 тысяч – это дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. Но в детских домах воспитываются всего 464 ребенка, из которых 78% – это дети-инвалиды.

Корр.: Расскажите, какова статистика усыновления детей и передачи их на воспитание в приемные семьи?

Ю.Л. Босенко: Из общего числа детей – 14 203, то есть 96,6%, проживают в замещающих семьях. В этом вопросе мы значительно превысили среднероссийский показатель, который составляет 85,9%. В приемных семьях проживают 7100 детей и 6783 ребенка находится под опекой. Такая статистика на сегодняшний день. Отмечу, что до прошлого года число детей, находящихся под опекой, было выше числа детей, воспитывающихся в приемных семьях. Но, самое главное, это для нас не показатели, ведь за каждой цифрой стоит судьба ребенка, а то, что нам удается находить детям любящих родителей и семью. Сегодня только 1,5 %, то есть около 20 человек в год, мы направляем в детские дома. Причем, к сожалению, это дети, имеющие серьезные отклонения в развитии и здоровье. Но мы и им стараемся найти семью. На сегодня 78% детей из общего числа детей-инвалидов воспитываются в семьях. Обратите внимание, что в среднем по России доля таких детей не превышает 15%!

Корр.: Бывают ли в крае случаи возвращения детей опекунами и усыновителями в детдома?

Ю.Л. Босенко: Возвраты есть. Но динамика стала лучше. Допустим, если 5 лет назад около 100 возвратов было ежегодно. То в последние 2-3 года количество возвратов значительно сократилось, например, в 2015 году было 11 возвратов, а в 2016 – уже 9. Есть причины, по которым возврат можно понять: серьезное заболевание опекуна или даже смерть, что и составляет большинство случаев возвратов, но также есть и совсем не понятные нам причины. Полтора года назад у нас произошел такой случай, когда усыновитель приехал в край из другого региона с ребенком, прожил у нас какое-то время и, решив вернуться обратно на малую родину, оставил 10- летнего ребенка в детском доме. Разве так можно?! Сирота ведь не игрушка, не вещь – взял в аренду, проигрался и сдал обратно. Каждый возврат – это сильная трагедия в жизни ребенка, и такие случаи мы стараемся предотвращать. На это нацелена работа не только органов опеки и попечительства, но и школ приемных родителей, которые работают в каждом районе края.

Корр.: Органы опеки контролируют семьи, в которых воспитываются приемные дети?

Ю.Л. Босенко: Замещающие семьи системно посещаются специалистами органа опеки и попечительства по месту жительства. В среднем социальные службы посещают семьи не менее двух раз в год. Опекаемые и приемные семьи посещаются как планово, так и внепланово. Один раз проходит плановая проверка в течение первого месяца после передачи ребенка в семью, затем в первый год жизни ребенка в новой семье – проверка проходит один раз в три месяца. И в дальнейшем два раза в год. Внеплановые проверки проходят не во всех семьях, а только если в органы опеки поступила какая-либо тревожная информации из других организаций, допустим, из больницы или школы. И проходят внеплановые проверки только на основании специально составленного акта.

Корр.: На официальном сайте министерства труда и социального развития края указана концепция долгосрочной краевой целевой программы «Дети Кубани» на 2014-2018 годы. Ранее экс-вице-губернатор Галина Золина не раз заявляла о том, что на Кубани нет чужих детей и нужно стремиться к тому, чтобы в скором времени край стал территорией без сирот. Расскажите, какие результаты дала эта программа?

Ю.Л. Босенко: Наша основная задача – устроить детей в семью. Ежегодно уменьшается численность детей, состоящих на учете в региональном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей. Так, 2015 году численность детей уменьшилась на 34%, а в 2016 – на 18%. Еще пять лет назад в банке данных состояли на учете 1909 детей, то сегодня 464 ребенка. Сократить численность настолько нам удалось благодаря индивидуальному подходу в работе с детьми и потенциальными родителями. Мы сформировали внушительный банк данных кандидатов в замещающие родители. Сегодня в крае в очереди для приема ребенка в семью более 2500 кандидатов. Эта база данных также поспособствовала тому, что с 2013 года мы не передали за границу еще ни одного ребенка из Краснодарского края.

Корр.: Каким критериям нужно соответствовать и что нужно сделать гражданам для того, чтобы стать опекуном или «приемным родителем»?

Ю.Л. Босенко: Основные критерии, чтобы человек был совершеннолетним и дееспособным. Однако есть и ряд ограничений. То есть люди, ранее лишенные родительских прав или ограниченные в них, не могут взять ребенка из детдома. Также бывшие усыновители, если усыновление отменено судом по их вине. Граждане, имеющие или имевшие судимость, люди, больные хроническим алкоголизмом или наркоманией, а также если человек болен каким-либо другим серьезным заболеванием. И с 2012, и с 2013 годов ограничения пополнились. Теперь усыновителями, опекунами, попечителями или приемными родителями не могут стать люди, не прошедшие подготовку в школе приемных родителей. А также граждане, состоящие в однополых браках. В таких семьях нет полноценной семьи. Двое пап или две мамы не смогут дать ребенку положенного воспитания, и в таких семьях дети не видят здоровые семейные отношения. Поэтому Россия не готова отдавать своих детей в подобные семьи. Если вы не попадаете под все вышеперечисленные ограничения, то достаточно обратиться в органы опеки и попечительства по месту жительства и пройти школу приемных родителей. Занятия в школе длятся около двух месяцев. Проходят как групповые занятия, так и индивидуальные, у нас даже есть вариант дистанционного обучения. По итогам курса потенциальные родители проходят решающее собеседование, тестирование и психологическую диагностику. Конечно, диагностика у нас по желанию, но 99% будущих усыновителей на нее соглашаются. Прежде всего эта школа нужна самим родителям, в процессе «обучения» они делают для себя выводы: готовы они или нет. И мы за этот период наблюдаем и оцениваем мотивацию будущих родителей. Бывают случаи, когда люди не проходили собеседование и заваливали тесты, а были и такие случаи, когда люди во время обучения бросали занятия в школе. И это шло только на пользу, потому что какой-то процент возвратов, благодаря школе, предотвращен. С 2015 года специалисты, которые курировали определенную семью еще с занятий в школе родителей, сопровождают эту семью и после принятия в нее ребенка. Эти специалисты в дальнейшем проводят с семьями круглые столы, организовывают встречи, оказывают психологические консультации. И работа идет со всеми членами семьи: от бабушек, дедушек до родных детей, замещающих родителей, которые нередко могут начать ревновать семью к приемному ребенку.

Корр.: Какая оказывается поддержка семьям с приемными детьми?

Ю.Л. Босенко: Замещающим семьям оказывают, как правило, два вида помощи, материальную и нематериальную. Про нематериальную – психологическую поддержку я вам уже рассказала. Подобную «моральную» помощь также оказывают Общественный совет и клубы приемных родителей. Общественный совет является консультативным органом при министерстве – в его состав входят 44 приемных родителя из всех МО края. Заседания совета проходят не реже трех раз в год. Клубы приемных родителей организовывают различные встречи, собрания и конкурсы для семей, как правило, на этих встречах родители знакомятся между собой и делятся собственным опытом, дают друг другу советы. А что касается материальной помощи, то в крае от 8 тысяч рублей выплачивают семьям, которые взяли ребенка до 3-х лет или от 3-х до 7 лет. За детей от 7 до 18 лет, которых передали под опеку, платят от 9 тысяч рублей. А за детей этого же возраста, но которых передали в приемные и патронатные семьи, выплачивают от 11 тысяч рублей. Дополнительно к этим суммам родителям за оказание услуг по воспитанию приемных детей предусмотрена выплата ежемесячного вознаграждения за каждого приемного ребенка. Минимальный размер вознаграждения составляет 9 133 рубля. Размер увеличивается на 10% в случае, если ребенку нет еще трех лет, тогда сумма составляет 10 040 тысяч. И на 60% увеличивается вознаграждение при принятии в семью ребенка-инвалида, то есть родители получают 14 613 рублей. К тому же приемные семьи и семьи опекунов, имеющие в своем составе трех и более детей, включая родных, пользуются мерами социальной поддержки для многодетных семей.

«Новая газета Кубани» узнала, какую материальную помощь получают многодетные семьи, воспитывающие родных детей. Мы позвонили по справочному номеру телефона министерства социального развития и семейной политики Краснодарского края. Представившись матерью с тремя детьми, корреспондент попросила рассказать ей о пособиях, положенных многодетным семьям.

Специалист: «Если вы не работаете и у вас младший ребёнок до 1,5 лет, то в месяц вы будете получать пособие по уходу за ребёнком в размере 5 817 рублей. Еще есть дополнительная выплата при рождении третьего или последующих детей, для него вам нужно будет принести справки о доходе семьи, если сумма дохода меньше 30 тысяч, то вам будут ежемесячно до трех лет выплачивать 9 655 рублей. Также у нас есть компенсация на питание для грудничков, если вы кормящая мать, то вам дополнительно будут начислять 150 рублей, а если нет, то вам предоставят молочные смеси для детей до полугода. И дополнительно на каждого ребёнка будет приходить 1094 рубля в квартал. Вся подробная информация о пособиях размещена у нас на официальном сайте министерства в отделе «Информация для граждан».

Смотрите так же:  Договор найма на работу рб

Корр.: Есть ли ограничения по количеству детей, которое попечитель или усыновитель может взять под опеку?

Ю.Л. Босенко: В этом вопросе есть некоторые нюансы. Например, чаще всего под опеку детей передают в семьи близких родственников. Поэтому законодательство не ограничивает численность принимаемых детей под опеку. Для усыновителей тоже нет ограничений по количеству детей. Но приемные родители могут принять на воспитание, как правило, не более 8 детей. Потому что каждому ребенку необходимо внимание, любовь, также время на то, чтобы отвести в сад или школу, подготовить уроки или отвести на какие-то дополнительные занятия. Но есть и исключения, если изъяли детей из многодетной семьи, чтобы не разлучать братьев и сестер, мы определяем их в одну семью.

Корр.: И в завершении беседы, может ли «бедность» явиться основанием для того, чтобы органы опеки и попечительства изъяли детей из семьи?

Ю.Л. Босенко: Ни при каких обстоятельствах! Ребенка никогда не заберут из семьи из-за того, что доход родителей маленький. В соответствии со статьей 77 Семейного кодекса РФ, изъять ребенка можно, только имея веские основания: непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью. Мы защищаем и спасаем детей тогда, когда это действительно необходимо. В остальном же, мы, конечно, за то, чтобы дети оставались в родных семьях. Ведь для ребенка нет ничего лучше родного дома.

Новости раздела

Митрополит Анастасий: «Церковь отделена от государства, но народ не отделён от Церкви»

«Талант великих душ есть узнавать великое в других людях»

«Важно очистить веру от примеси язычества, слухов и домыслов!»

«С радостью примем в наши ряды!»

Митрополит Анастасий: «Сколько Господь даст лет и сил, чтобы служить Церкви, государству и обществу, столько безропотно приму»

СИРОТУ ПРИСТРОИТЬ – ВСЕ РАВНО ЧТО ХРАМ ПОСТРОИТЬ. Начальник отдела опеки и попечительства Министерства образования Ульяновской области И.А.Пивсаева рассказывает, как усыновить ребенка

На детских рисунках чаще всего видишь тему семьи. Они рисуют дом, родителей, братишек и сестренок неспроста, конечно же. Все дети без исключения хотят только одного: чтобы у них были мама и папа, чтобы была счастливая семья. Но, к сожалению, очень часто бывает наоборот. У одних нет папы, у других – мамы, у кого-то совсем нет родителей. Бывает, что они есть, но дети оказались им не нужны. Газета «Православный Симбирск» опубликовала материал, в котором начальник отдела опеки и попечительства Министерства образования Ульяновской области Ирина Алексеевна Пивсаева подробно рассказывает о том, как усыновить ребенка.

Ирина Алексеевна, часто ли у нас в области усыновляют детей?

– В месяц бывает до 20 таких случаев. Чаще всего берут в семьи грудных малышей и детей до 5 лет, но нередки случаи, когда берут детей более старшего возраста. Среди тех, кто к нам обращается, много людей верующих, для кого помочь ближнему – дело всей жизни. Кто-то одинок, у кого-то дети уже выросли, другим Бог не даровал своих детей, кто-то пережил потерю ребенка… Разные ситуации в жизни бывают. Великое доброе сердце и бескрайняя любовь отличают этих людей от всех остальных. Отрадно, что люди идут на такой шаг осознанно, понимая, что ни при каких обстоятельствах они не откажутся от детей, что бы ни случилось. Отказы, конечно, тоже бывают, но очень редко. На данный момент в Ульяновской области около 7 тысяч детей воспитываются в замещающих семьях. С каждым годом эта цифра растет. Слава Богу, родителей, желающих принять в свою семью новых детей, становится больше.

Существуют различные виды устройства ребенка в новой семье. Как помочь людям определиться?

– Да, действительно, есть несколько видов замещающих семей: приемная семья, опека, попечительство и усыновление. Они различаются между собой по степени ответственности за ребенка, по мере государственной поддержки, по правам и обязательствам и т.д. (см. таблицу ниже. – Прим. ред.). Здесь сами родители должны решить, что для них наиболее приемлемо.

Кто не может усыновить ребенка?

– Законодательством установлено, что некоторые категории граждан не могут усыновить ребенка. Здесь причинами могут стать: судимость кого-то из членов семьи, инвалидность I, II группы, лишение родительских прав, психические заболевания. Есть некоторые ограничения по возрасту.Разница в возрасте между усыновителями и ребенком не должна быть менее 16 лет. Также важно, чтобы уровень дохода семьи не был ниже прожиточного минимума. Всем членам семьи необходимо дать письменное согласие на принятие ребенка в семью.

Как долго длится процесс усыновления и что происходит после того, как ребенок попал в семью? Говорят, за этой семьей наблюдают какое-то время?

– Процесс усыновления может длиться несколько месяцев. Затем за семьей, взявшей ребенка, происходит наблюдение. Если это опека или приемная семья, контроль осуществляется до совершеннолетия детей. Если усыновление – то в течение трех лет. В органах опеки готовы оказать разностороннюю помощь всем обратившимся. У нас есть школа приемных родителей, где работают профессиональные юристы, психологи, педагоги. Семьи, взявшие детей, не оказываются брошенными. Мы их всегда консультируем, помогаем и поддерживаем самые добрые отношения на протяжении многих лет.

А как поддерживает государство такие семьи?

– Помимо социальной поддержки, есть и материальная. Приведу некоторые цифры. К примеру, единовременная выплата при усыновлении, установленная губернатором Ульяновской области, – 100000 руб., а гражданам, принявшим в семью ребенка, при всех формах устройства (опека, попечительство, приемная семья, усыновление), – единовременное пособие в размере 12405,32 руб. Если говорить о приемной семье, то в данном случае приемный родитель получает еще и вознаграждение в размере 4266 рублей, а также надбавки в зависимости от возраста и состояния здоровья ребенка. На содержание детей, воспитывающихся в опекунских и приемных семьях, выплачивается ежемесячное пособие – 6020 рублей. Приемные семьи также имеют различные льготы, установленные законодательством Ульяновской области.

Вы уже более 20 лет работаете в органах опеки. Был ли случай из Вашей практики, который особо запомнился?

– Да, конечно, и таких случаев немало. Вспоминаю семью, у которой не было детей 19 лет. Когда они усыновили ребеночка, у них родился свой малыш. Господь являет такие чудеса, и это было неоднократно! Был случай еще один. Семья взяла маленькую девочку, а к 10 годам у нее вдруг проявился страшный диагноз – шизофрения. Когда такое случается, к великому горю, родители иногда возвращают детей. А мать этой девочки сказала, когда ей это предложили: «Вы с ума сошли? Я ее вылечу!» И вылечила. Девочка выздоровела, закончила университет и вышла замуж. Теперь у нее своя счастливая семья. Вот с такими чудесами мы имеем счастье встречаться в нашей работе. И тут, несомненно, важна крепкая вера. Ребенок не игрушка. Мол, если что-то не устроит, вернем его назад. Это крест, а свой крест надо нести, как бы тяжело ни было. И Бог награждает тех, кто не сдается и не избегает трудностей.

А какие советы Вы можете дать будущим родителям?

– Если вы решили усыновить ребенка, не спешите – еще раз взвесьте все «за» и «против». Внимательнейшим образом проанализируйте свои побуждения, определите, что вами движет и полностью ли вашим является такое решение. Бывали случаи, когда путем усыновления люди пытались решить собственные проблемы, самоутвердиться или спастись от скуки. Кто-то прибегал к усыновлению в надежде стать «не хуже других», обеспечить себя под старость заботой или даже поправить жилищное положение. Но ребенок – это личность, он не может быть средством в решении чужих проблем. Усыновление – великая добродетель, дело богоугодное. Ведь не даром говорят, что сироту пристроить – все равно что храм построить. Поэтому решение должно быть максимально обдуманным. Конечно, перед таким серьезным делом хорошо бы взять благословение у священника.

Надежда ЗЕМСКОВА.

СПРАВКА

Организация по усыновлению – Министерство образования Ульяновской области.

Адрес: ул.Спасская, д.18 (юридический); пр-т Нариманова, 13 (фактический).

Телефон: 43-45-95 (приемная).

Контактное лицо: Пивсаева Ирина Алексеевна (43-35-39).

ВИДЫ СЕМЕЙНОГО УСТРОЙСТВА ДЕТЕЙ И ИХ ОТЛИЧИЯ

Усыновление (удочерение) – принятие в семью ребенка на правах кровного. Усыновление (удочерение) является приоритетной формой устройства ребенка на воспитание в семью, при которой юридически устанавливаются родственные связи между ребенком и человеком или супружеской парой, не являющимися его родными отцом и матерью. Все права и обязанности усыновленного ребенка приравниваются к правам и обязанностям родных детей. Для родителей – высшая степень ответственности за судьбу ребенка и его полноценное развитие.

Опека – форма устройства несовершеннолетних детей (не достигших возраста 14 лет), попечительство – форма устройства детей от 14 до 18 лет. Назначенные органом опеки и попечительства граждане (опекуны) являются законными представителями подопечных и совершают от их имени и в их интересах все юридически значимые действия. Устройство детей под опеку (попечительство) не влечет за собой возникновения между приемными родителями и приемными детьми алиментных и наследственных правоотношений. Обязанности по опеке и попечительству исполняются безвозмездно. Часто опека используется как промежуточная форма перед усыновлением. Высокий, но не полный уровень ответственности за судьбу ребенка.

Приемная семья – форма воспитания ребенка (детей) в семье (на дому) у приемного родителя-воспитателя. Такая семья заменяет пребывание ребенка в детском доме или приюте на домашнее воспитание и создается на основе договора между приемным родителем (родителями) и органами опеки. По отношению к ребенку приемные родители являются ему опекунами. Обычно в приемную семью передают детей, которых невозможно передать на усыновление или опеку, например, для воспитания в одной семье 2–3 и более детей – братьев и сестер. Срок пребывания ребенка в такой семье определяется договором и бывает разным. В приемных семьях может воспитываться от одного до 8 детей. На содержание ребенка регулярно выплачиваются средства согласно установленному в области нормативу. Кроме того, приемному родителю платится зарплата и засчитывается трудовой стаж. Высокий, но не полный уровень ответственности за судьбу ребенка.

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ УСЫНОВЛЕНИЯ

Новости митрополии

Студенты ульяновских вузов примут участие в интеллектуальной игре по основам Православия

10 февраля в Областном дворце творчества детей и молодежи (ул. Минаева, д.50) пройдет командная интеллектуальная игра брейн-ринг «Россия православная».

Священник принял участие в митинге, посвященном Дню воинской славы России

2 февраля на Площади 30-летия Победы прошел митинг-реквием, приуроченный ко Дню воинской славы России – Дню разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве.

Учредитель: ПРО Симбирская епархия
Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)
Главный редактор: иеромонах Филарет (Кузьмин Сергей Игоревич)
simb-mit@mail.ru

2005-2019 © Все права принадлежат Симбирской митрополии

Срочно нужна семья


Ирина, 12 лет
По вопросам создания замещающей семьи обращаться

Интервью с начальником отдела по делам опеки и попечительства по Ульчскому муниципальному району комитета по делам опеки и попечительства Правительства Хабаровского края.

МЫ И НАШИ ДЕТИ
СЕРДОБОЛЬНОСТЬ И СОСТРАДАНИЕ…

Тема, которую я сегодня затрагиваю, не имеет границ ни в пространстве, ни во времени. И очень жаль, что в своем Отечестве мы вынуждены говорить об этом. Потому что надо, рано или поздно, говорить о том, что происходит с нами, с нашим обществом. Для этого, думаю, надо начинать, прежде всего, с самого себя, и, в первую очередь, преломить себя в сознании – так ли ты живешь, так ли воспитываешь детей? Потому что разговор идет именно о детях, которые обездолены родителями. Поэтому надо бы призадуматься. И надо серьезно подумать – почему мы сегодня имеем брошенных малюток, почему они попадают в Детские дома и приюты, и почему иностранные граждане намного охотнее нас усыновляют наших юных соотечественников и увозят их от Родины, за тридевять земель, далеко-далеко? И навсегда.

О. А. Глазова возглавляет отдел по делам опеки и попечительству по Ульчскому муниципальному району комитета по делам опеки и попечительства Правительства Хабаровского края. Кому, как не ей, знать истинное положение дел с детьми-сиротами. Она и ее коллеги занимаются этими вопросами ежедневно, ежечасно.

— Ольга Александровна, орган, который Вы возглавляете, в моем понимании, один из самых гуманных по своей значимости. Потому что ваша служба занимается детьми. Причем детьми-сиротами, оставшихся без попечения родителей, нуждающихся в государственной защите. Какие факторы, на Ваш взгляд, влияют на то, что в нашем обществе очень много детей-сирот, оказавшихся в тяжелей жизненной ситуации?

— Основными причинами того, что в нашем обществе много детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей (причем лишь небольшое число этих детей остались без попечения в результате смерти их родителей, остальные относятся к явлению так называемого «социального сиротства», то есть являются сиротами при живых родителях) являются падение социального престижа семьи, ее материальные и жилищные трудности, межнациональные конфликты, внебрачная рождаемость, высокий процент родителей, ведущих асоциальный образ жизни.

Часть детей оставляется родителями из-за того, что у новорожденного имеется физический дефект, или поставлен диагноз известных форм умственной отсталости с неблагоприятным прогнозом, или незначительные врожденные пороки развития. Есть и категория матерей, это матери-подростки, пытающиеся любыми способами избавиться от нежелательной беременности, в том числе с помощью вредных для здоровья будущего ребенка препаратов. В результате появляются на свет дети, которые не нужны родителям и воспитываются в учреждениях для сирот.

В этой связи защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, приобретает крайне важное значение.

— По центральному телевидению нет-нет да появляются передачи о том, что дети-сироты, усыновленные иностранцами, в дальнейшем подвергаются унижениям, вплоть до физического насилия. Затем через суды и дипломатические каналы они возвращаются на Родину, скорее всего, в Детские дома. А недавно заместитель председателя Государственной Думы Российской Федерации, лидер ЛДПР В. Жириновский заявил, что нужно принять закон, запрещающий усыновление детей-сирот за границу. Как Вы считаете, такой закон нужен?

— На сегодняшний день, считаю, что нет. И соглашусь с мнением автора статьи «Кому нужны сироты в России» Л.С. Мерзоном, в которой говорится о том, что существует предубеждение против усыновлений за рубеж, которое основано на следующих заблуждениях:

  • — позор, что «наших» детей увозят за границу;
  • — неизвестно, что «там» с ними потом происходит;
  • — иностранцы «отбивают» детей у российских усыновителей.

Далее по пунктам:

1. Государство, являясь опекуном детей, которые находятся в учреждениях общественного воспитания, обязано любым доступным способом устроить судьбу ребенка наилучшим для него образом, и не вправе, делая это, принимать во внимание никакие соображения, кроме интересов самого ребенка.

Смотрите так же:  Какой штраф за тонировка в 2019

Позор не в том, что тысячам детям удается найти родителей, хотя бы из-за границы, а в том, что другие сотни тысяч на Родине навсегда остаются в приютах.

2. На самом деле судьба ребенка, усыновленного из одной страны в другую, охраняется тщательнее, чем любого другого: в отличие от остальных детей за его благополучием следят не только национальные органы охраны детства, но еще и судебные органы, и иммиграционная служба. Люди, решившие усыновить ребенка за границей, автоматически ставят себя под тройной контроль. Так что ради завладения ребенком в неблаговидных целях проще и безопаснее украсть его у соседей, нежели усыновить за границей.

3. Подавляющее большинство детей, усыновляемых иностранцами, не имеет шансов быть усыновленными в России из-за состояния здоровья, возраста и т.п. Например, большая часть потенциальных российских усыновителей больше всего боятся усыновить ребенка с отягощенной наследственностью. При этом большая часть детей-сирот – это именно дети алкоголиков, многие – с врожденными заболеваниями. А большая часть международных усыновлений и- это дети с отягощенной наследственностью и с задержкой развития, и не менее 10 процентов из них – инвалиды.

Далее. Сегодня в России просто нет большого числа потенциальных усыновителей. Во-первых, усыновление мало пропагандировалось. Во-вторых, в этом смысле мы, к сожалению, объективно являемся всего лишь одной из бедных стран, в которых всегда много детей-сирот, в противоположность богатым странам, где нет приютов, зато есть огромная очередь усыновителей (в США – 2 миллиона семей, срок ожидания 10-12 лет). В большинстве регионов России такая очередь отсутствует вовсе. Такова объективная реальность.

Наконец, действующий закон позволяет международные усыновления только в тех случаях, когда в течение установленного срока не удалось подобрать для ребенка российских усыновителей через централизованный всероссийский банк данных о сиротах.

Таким образом, быть усыновленными иностранцами для многих из сирот – единственный шанс обрести семью.

— Скажите, пожалуйста, сколько детей из Ульчского района было усыновлено в 2009-2010 годах иностранными гражданами, и из каких стран приезжают к нам за детьми-сиротами? И отслеживается ли в дальнейшем судьба таких детей органом опеки и попечительства?

— В Ульчском районе в 2009 году было усыновлено 8 детей: 4 – гражданами США, 3 – гражданами Испании, 1 – гражданами России. В 2010 году усыновлено 15 детей: 13 – гражданами Испании, 2 гражданами России.

Судьба усыновленных детей, безусловно, отслеживается.

Сотрудники представительства иностранных организаций представляют отчеты об условиях жизни и воспитания ребенка в семье усыновителя, подготовленные компетентным органом государства, на территории которого проживает усыновленный ребенок, взявшим на себя соответствующие обязательства, а также справку (копию паспорта ребенка с отметкой) о постановке на консульский учет. К отчету прилагаются фотографии ребенка на момент составления отчета.

— Ольга Александровна, по-моему, в начале 80-х годов в Армении, в Спитаке, произошло сильнейшее землетрясение, унесшее тысячи человеческих жизней. В стране, тогда еще Советском Союзе, был объявлен траур. Многие семьи желали взять на воспитание детей, оставшихся без родителей. Но руководство Армении сказало: «Мы своих детей в беде не бросим, воспитаем сами, как бы тяжело не было». Может быть, в нашем обществе сегодня не хватает сострадания и сердобольности?

— Считаю, что милосердие и сердобольность всегда были отличительной чертой характера граждан нашей страны. При всех не лучших статистических показателях, транслируемых передачах, в которых показывают негативные стороны жизни детей, очень много детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, находят свои семьи, живут счастливо, которым оказывается помощь в проведении операций, лечении, другая помощь.

В нашей стране созданы и действуют сотни различных благотворительных фондов, общественных движений, деятельность которых направлена на решение социальных проблем. Разрабатываются социальные программы, проводятся акции, направленные на оказание материальной, медицинской и другой помощи социально-незащищенным слоям населения, в том числе детям-сиротам. В России всегда существовали волонтерские движения, приоритетными направлениями деятельности многих является разработка и осуществление проектов, направленных на профилактику социального сиротства и продвижение семейного устройства детей.

Согласно исследованиям различных социальных институтов, благотворительность в России, а также меценатство, добровольчество и спонсорство только обретают вес в общественном сознании.

Предлагаю в газете освещать жизнь семей, которые взяли под опеку детей, оставшихся без попечения родителей, которые смогут поделиться своим опытом воспитания и подадут пример другим гражданам нашего района взять в свою семью ребенка, или оказать посильную помощь детям, которые находятся в учреждениях общественного воспитания (поздравить с праздником, днем рождения, взять на период каникул к себе в семью, и другое). Не это ли является первым шагом на пути создания новой семьи и проявлением милосердия?!

Е. ГУДАН.
Фото А. МАНЬКО.
«Амурский маяк»
17 февраля 2011 г. № 8 (86920)

Интервью с начальником отдела по делам опеки и попечительства по Ульчскому муниципальному району комитета по делам опеки и попечительства Правительства Хабаровского края.

виртуальный клуб Суть времени

Работа Органов опеки и попечительства в современных условиях

Интервью у сотрудника Органа опеки и попечительства Сельцина Николая Петровича взяла М. Градова.
М.Г.:
Николай Петрович! Общественность нашей страны взбудоражена законопроектами, принятыми в первом чтении Государственной Думой, которые мы для краткости называем «закон о патронате» и «закон об общественных наблюдательных комиссиях». Рассмотрение законопроектов отложено на неопределённое время. Однако, проблемы с законотворчеством остались. Люди не успевают следить за плодовитыми законодателями. Если мы ведём речь о ювенальных технологиях, навязываемых нам с Запада, мы не можем обойти вопрос об органах, работы которых касаются отложенные законопроекты. Хотелось бы услышать мнение специалиста, знающего проблему изнутри. Поэтому я начну по порядку.

1) Какими действующими нормами закона регламентирована деятельность органов опеки и попечительства? Имеются ли какие-либо недоступные для общего сведения инструкции, положения, памятки и т.д.?

Сельцин Н.П.:

Действующими являются следующие нормы:

· Федеральный закон № 159 ФЗ от 21 декабря 1996 г. «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

· Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»

· Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»

· Постановление Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 423 г. Москва

«Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан»

· Постановление Правительства РФ от 18 мая 2009 г. № 423 «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан».

· Постановление Правительства РФ от 19.05.2009 N 432 (ред. от 12.05.2012) «О временной передаче детей, находящихся в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи граждан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации»

· Постановление правительства Москвы от 25 декабря 2007 г. № 1169-ПП «О реализации мер социальной поддержки детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из их числа по оплате жилья и коммунальных услуг в городе Москве»

· Закон г. Москвы № 29, от 14 июня 2006 года «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения»

· Закон г. Москвы от 14 апреля 2010 г. № 12 «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве».

· Постановление правительства Москвы от 02 октября 2007 г. № 854-ПП «Об обеспечении жилыми помещениями в городе Москве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа»

· Приказ от 14 сентября 2009 г. № 334 «О реализации постановления правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. № 423»

· Письмо Министерства образования и науки РФ от 31 августа 2010 г. № 06-364 «О применении законодательства по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних»

Недоступные для общего пользования документы фактически есть. Но недоступны для пользования они в силу своего огромного количества. Зачастую даже профессионал натыкается на ранее недоступные и неизвестные ему законы, рекомендации, приказы и так далее. Формально же любой человек имеет постоянный доступ к любому документу. Но это похоже на русскую сказку: «пойди туда, не знаю куда, возьми то, не знаю что».

М.Г:
2) Каковы главные обязанности сотрудников органа ОиП?

Сельцин Н.П.:
По должностной инструкции главного специалиста отдела опеки, попечительства и патронажа муниципалитета московского района, он обязан:
Среди прочего, вести прием населения по вопросам опеки, попечительства и патронажа, рассматривать обращения, заявления и жалобы, осуществлять профилактическую и реабилитационную работу по преодолению социального сиротства, реализовать переданные полномочия в части организации социального патронажа, подготавливать материалы для рассмотрения на заседании комиссии по охране и защите прав детей, проводить обследования условий проживания детей, состоящих на учете в ООиП, давать заключение в суд по спорам, связанным с защитой прав и интересов детей, осуществлять совместно с уполномоченными органами изъятие из семьи детей при непосредственной угрозе их жизни и здоровью…

М .Г.:

3) Каковы инструменты помощи семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации?

Сельцин Н.П.:
Фактически и «по-честному» — инструментов нет. Специалист может только «капать на нервы» угрозами лишения родительских прав. Но надо понимать, что на кого-то эти угрозы еще могут подействовать, а на кого-то уже нет. В случае, если они подействовать не могут, ребенок изымается и устраивается в детский дом. Потом, опека продолжает капать на нервы таким родителям, но уже с другой стороны, со стороны материнского и отцовского чувства. Его уговаривают забрать ребенка из детского дома. Если родитель соглашается, то специалист предлагает ему устроиться на работу и принести справки за полгода работы (через полгода после лишения можно восстановиться) и прекратить пить. При этом нет ни бюджета, позволяющего кодировать родителей, ни правового механизма, позволяющего это делать без желания родителя. Такая работа сводиться к 1 проценту результата, по моим личным оценкам. В том же случае, если на родителя еще могут подействовать угрозы лишения родительских прав, эти угрозы «валятся» на него со всех сторон. Их изобилие со временем приводит к тому, что родитель считает их нормой и перестает бояться. После чего ребенок у него забирается через лишение родительских прав.
Надо четко понимать, что под «трудной жизненной ситуацией» понимаются совсем уж асоциальные семьи. Родители — наркоманы, алкоголики, бродяги. Все иные случаи, которыми сейчас пугает себя общество, относятся к ювенальной юстиции западного образца, но не нашей, отчасти еще советской системе. Вот если произойдет наполнение нашей системы смыслами и нормами запада, тогда эта категория расширится значительно.
Кроме того, надо четко понимать, что совершенно ничего нельзя сделать с человеком, который сознательно встал на путь безнравственности и «идет» по нему уже долго. Нельзя, если мы не находимся в тоталитарном государстве.
Можно как-то не допускать того, чтобы человек на этот путь встал. Но это уже работа совершенно иного направления. Такая работа в некоторой степени велась в Советском Союзе и прекратилась в Российской Федерации. Работа эта в принципе возможна только при конкретной идеологии, которой в РФ нет.

М.Г.:

4) Есть ли необходимость в делегировании ООиП дополнительных полномочий, каких именно?

Сельцин Н.П.:
На мой взгляд, такой необходимости нет. До тех пор, пока ООиП осуществляет «посредническую» деятельность между семьей и государственными учреждениями никакие особые полномочия специалистам вообще не нужны. И особенно полномочия сверх установленной меры.
Дело в том, что для исполнения своих обязанностей опека привлекает государственные структуры: милицию (провести акт обследования, если представителей опеки не пускают в квартиру добровольно), поликлинику (определить состояние здоровья ребенка), суд (решение вопроса устройства ребенка на полное государственное обеспечение, лишение родительских прав). У этих структур достаточно полномочий для решения любых вопросов и отдельные полномочия специалистам опеки не требуются.

М.Г.:
5) Как, на взгляд сотрудников органов опеки, можно оптимизировать работу в нынешних условиях, не изменяя законодательства? Есть ли для этого возможности?

Сельцин Н.П.:
Оптимизировать работу ООиП не нужно. Со времен СССР вся эта работа отрегулирована и настроена надлежащим образом. Нужно прекратить «плодить» различные инструкции и приказы, законы и постановления «ни о чем». А то, что уже есть, привести в порядок, переработать. Чтобы было не более 5-10 документов федерального и местного уровня, не больше. При этом надо перестать бесконечно передавать различные отделы и ведомства «из рук в руки», поставить во главе специалиста, имеющего многолетний опыт работы на местах и поставить перед ним Цель.
По сути, надо просто прекратить реформировать систему регулирования семьи и детства в систему ювенальной юстиции (да еще и делать это «кривыми руками»).
Кроме того, надо принимать на работу в опеку людей с профильным образованием, имеющих своих детей, а не по принципу «землячества», и родственных отношений.
Но все, что я сказал, относится к оптимизации работы ООиП в том направлении, в котором она ведется на данный момент. Не больше.

М.Г.:
6) Николай Петрович! Пожалуйста, укажите основания для лишения родительских прав по судебным решениям, примеры самых тяжких случаев из практики, и самых «невинных» (если были такие).

Сельцин Н.П.:
В основном причинами для лишения родительских прав по судебным решениям являются: алкоголизм, наркомания, неисполнение обязанностей по содержанию (материальное обеспечение) ребенка, невыплата алиментов на содержание ребенка.
В качестве полярных примеров приведу следующие: мать девочки (прописанной в московской квартире и имеющей в таком случае право на жилищные льготы по законодательству г. Москвы) семнадцати лет обратилась в отдел с проблемой воспитания дочери. По ее словам, контакт с ребенком был утрачен несколько лет назад, а сама девочка неуправляема. Несколько раз мать с бабушкой присутствовали на заседании комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. На комиссии семье всячески пытались оказать помощь, предлагали перевести в учебное заведение, специализирующееся на проблемных случаях, направляли к психологам. Но, с одной стороны, фактически мать не хотела решать возникшую ситуацию. А с другой стороны, предложенные меры по ее разрешению мало бы помогли. В итоге было принято решение о лишении родительских прав и устройстве ребенка на полное государственное обеспечение, чему очень противились специалисты ООиП. Дело в том, что после 18 лет (при определенных условиях) таким детям необходимо предоставлять квартиры по договору безвозмездного пользования (которые с 23 лет переходят в собственность) и в данной ситуации была очевидна жилищная заинтересованность со стороны матери. Рассматривая исковое заявление о лишении родительских прав матери, суд его удовлетворил. Данному решению суда долго удивлялись почти все сотрудники. Ведь оснований для лишения фактически не было (по их мнению), а мать была лишена после невнятных фраз об «отсутствии контакта с ребенком», «неспособности повлиять на дочь». Я изначально был уверен в данном исходе потому, что этот случай попал под определение «неисполнение обязанностей по воспитанию и обучению». Ведь когда мать говорит: «Я не могу ее воспитывать», — с точки зрения Права все очевидно. Право в данном случае не интересует искренность слов, а Суд данный аспект проблемы не учел. Но с другой стороны, если мать сама просит лишить ее родительских прав и при этом не отказывается воспитывать ребенка, а заявляет о неспособности это делать, то у Суда просто нет иного выхода. Поэтому мне «человеческие» ожидания сотрудников Опеки были понятны. Но с точки зрения Закона и Суда решение Суда было обосновано.
Второй пример лежит в иной плоскости. В 2009 г. опека участвовала в суде по лишению родительских прав матери-алкоголички. Инициатором лишения был отец двоих детей разного возраста, который за время совместной работы по данному вопросу приобрел в глазах специалистов образ примерного отца и мужа с тяжелой судьбой (жена-алкоголик и женщина легкого поведения). При этом в формировании данного образа косвенно приняли участие его брат (дядя детей) и мать (бабушка). После лишения матери родительских прав, она подала иск о разделе имущества. В этом споре специалисты опеки опять приняли сторону отца, так как примерный отец отстаивал интересы детей в первую очередь.
В 2011 году девочка (старший ребенок) — на тот момент ей было 12 лет – самостоятельно обратилась в опеку с просьбой «поговорить с папой». По ее словам, папа часто кричит на нее с братом, заставляет заниматься глупыми делами, обижает бабушку (свою мать), часто приходит домой пьяным и не дает заниматься в школьных кружках. Сотрудники опеки, знакомые с данной семьей с 2009 года и с отцом семьи, как с человеком ответственным и дотошным, девочке не поверили. Сотрудники опеки, базируя свои представления о жизни на «устаревших» ценностях, решили проверить. На акт обследования жилищно-бытовых условий вышел специалист. Поговорил с отцом. В квартире оказалось бедно, но чисто. Однако пища для детей имелась, а чистоту поддерживала сама девочка. Отец, как всегда, показал кучи фотографий с улыбающимися детьми, положительные характеристики из школы.
Я (а тем специалистом был я) рассказал отцу о том, что девочка приходила в опеку. При этом предупредил, что за семьей теперь будут постоянно наблюдать и если девочке будет плохо – это сразу заметят. Отец объяснил, что воспитывает детей, за воровство (по его словам сын крадет у него деньги) наказывает углом. На дочь он ругается за то, что девочка вместо того, чтобы заниматься математикой, хочет обучаться игре на пианино, а он это не приветствует. В общем, сложившаяся ситуация представлялась обычной сложной ситуацией московской семьи. Особенно, если учесть небо
льшую жилую площадь квартиры и вытекающие из этого проблемы. Именно это имел в виду отец, когда сказал, что девочку «научили» на него жаловаться, имея на то свои личные внутрисемейные «псевдооснования». Сам он работает с утра до вечера на основной работе, а потом подрабатывает на личном автомобиле, чтобы прокормить, одеть и обуть ребенка. При этом отец показал новые вещи, чеки на эти вещи, чеки на запчасти к машине, на бензин и на многое другое. Тогда я только удивился подобному качественному подходу к жизнедеятельности. Никаких сомнений в «положительности» отца у меня не возникло.
Через несколько дней в опеку позвонила бабушка девочки. Бабушка рассказала начальнику опеки все то же самое, что рассказывала девочка и попросила оказать помощь. Но в 2009 году та же бабушка была полностью на стороне отца, не говоря о нем ни одного плохого слова – это раз. А я к тому моменту уже разговаривал с отцом – это два. Бабушке начальник отдела опеки отказал.
Через неделю психолог детского районного центра принес характеристику девочки, в которой было указанно, что ребенок готов совершить самоубийство. На следующий день была созвана комиссия по охране прав детей, на которой присутствовал и этот психолог, дядя девочки и ее отец. Ситуация оказалась крайне сложной. Отец девочки по факту оказался душевнобольным, когда прикрываясь чеками и покупками, человек издевается морально над детьми. Дети отказываются идти к нему домой. Дядя стоял на позиции лишения родительских прав отца. Комиссия отделалась тем, (меня на комиссии не было, я не вхожу в ее состав) что настоятельно рекомендовала определить детей на обучение в интернат, чтобы меньше видели отца. Когда я узнал об этом от разгневанного дяди, для меня стало совершенно очевидно, что принятое решение является полумерами, если не ошибкой. Об этом я объяснил руководителю муниципалитета и настоял на изъятии детей из семьи и временной передаче их под опеку дяде.
Данное решение было очень не просто принять в силу различных причин. Но самым тяжелым было противопоставление нежелания детей возвращаться к отцу желанию самого отца их воспитывать. При этом формально он имел все права, чеки, колбасу в холодильнике и другие атрибуты «законных прав и интересов несовершеннолетнего».
В результате суд ограничил отца в родительских правах. При этом запретил видеться с детьми. Совершенно непонятно было, каким образом отец может «исправиться» в полугодичный срок, имея «на руках» подобный запрет. Через полгода дядя обратился в суд с иском о лишении родительских прав на том основании, что отец не исправился. Суд вынес решение о лишении родительских прав. Мосгорсуд оставил решение районного суда в силе.

Смотрите так же:  Бланк заявление на получение сертификата мск

М.Г.:
7) Чем отличается усыновление (удочерение) от принятия ребёнка под опеку?

Сельцин Н.П.:
В случае с усыновлением вопрос решается дольше, чем с опекой. После лишения родительских прав (например) должно пройти полгода и только потом подается исковое заявление в суд об установлении усыновления. Усыновление очень основательно. Суд отдает ребенка человеку и человек становится полноценным родителем с точки зрения Права. Хотя на данный момент существует закон, по которому до 18 лет за ребенком должна следить опека. Сама опека (по крайней мере, многие ее представители) считает это не правильным – если суд «полностью отдал» ребенка человеку, то при чем здесь опека? А если опека продолжает надзор за семьей, то значит суд «отдал не полностью». И еще одно разительное отличие в том, что усыновленный ребенок не получает никаких льгот после 18 лет, связанных со статусом лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
Оформить опеку (попечительство) сравнительно быстро и просто. При этом попечитель является только законным представителем ребенка и не может присвоить ему своего отчества или фамилии. До 18 лет на ребенка, находящегося под опекой, распространяются все те же льготы, как и на усыновленного ребенка. Но после 18 лет подопечный ребенок имеет право на однократное предоставление жилья по договору безвозмездного найма, если у него жилья нет или если жилье не соответствует оговоренным в законодательстве нормам. Кроме этого есть другие льготы, распространяющиеся на лиц из числа детей-сирот и не распространяющиеся на усыновленных детей.

М.Г.:
8) Николай Петрович! Не является ли в современных условиях воспитание детей в приёмных семьях неким бизнесом? Что является доказательством этому?

Сельцин Н.П.: Относительно механизма приемной семьи следует пояснить, что он был рассчитан на те случаи, когда у ребенка нет родственника, желающего взять его под опеку. А для стимуляции постороннего ребенку человека было предложено выплачивать деньги за воспитание, плюс к деньгам на содержание ребенка. То есть родители (в Москве – один родитель) получают деньги за осуществление семейной формы воспитания ребенка и отдельной позицией — на его содержание.
В моем отделе за всю практику был только один случай приемной семьи. Та семья приехала из Смоленска в Москву и встала здесь на учет. Но даже и этого одного случая хватило для того, чтобы уже имеющееся негативное мнение по этому вопросу еще более окрепло в коллективе отдела опеки, попечительства и патронажа. Каждый знакомый мне специалист и работник опеки выступает резко против такой формы «семейного воспитания». Это оказалось «палкой о двух концах». С одной стороны благие устремления, а с другой стороны — негативная практика. Такая практика, когда детей используют, как грубую рабочую силу в решении бытовых проблем и одновременно источник дохода. К детям нет ни любви, ни симпатии, ни даже уважения. Есть только желание получать деньги за содержание и воспитание ребенка. И это совершенно невозможно зафиксировать с правовой точки зрения. Именно поэтому специалисты моего отдела всячески стараются «вставлять палки в колеса» желающим, предлагая им обычную «опеку». Но договор «приемной семьи» заключается на уровне Департамента семейной и молодежной политики (на данный момент «опека» передается в «социальную защиту» и не понятно, кто этим будет заниматься), и в территориальный отдел опеки «спускается» уже готовым. Возможностей помешать у людей на местах не много. Но, следует сказать, что и желающих взять ребенка из корыстных целей тоже не много.
Именно это, все эти неявные стремления специалистов и граждан, жить «по совести» и работать «по справедливости» и является «пережитком» Советского Союза. Но эти «пережитки» держаться лишь до тех пор, пока весь механизм не «заполнится» нормами ювенальной юстиции Европы.
Является ли «приемная семья» бизнесом? Категорически – да. И доказательством является отрицательное мнение практически большинства специалистов (мне не известен ни один, настроенный положительно). Именно «бизнесом» называют специалисты «приемные семьи» и всячески препятствуют их формированию. Ведь если ты хочешь взять ребенка, исходя из светлых чувств и стремлений, то тебе достаточно будет опеки, и денег на еду, и жизнь для ребенка. А «работу» по его воспитанию ты оцениваешь не деньгами. В эту глубинную сферу человеческого денежная оценка еще не проникла…
Другим доказательством можно считать многие фактические случаи, с которыми сталкиваются работники. Повторю, с точки зрения Права доказать это тяжело, но от человеческого взгляда, от взгляда матери (а в опеке большинство – женщины) грязь не укроется. Это я считаю двумя доказательствами и не знаю никого, кому бы их не хватило.

М.Г.:
9) Действительно ли есть необходимость в ликвидации детских домов, реально ли это, обоснованно ли это?

Сельцин Н.П.:
Ответить на этот вопрос компетентно я не могу. Для компетентного ответа надо иметь полную статистику по детским домам и информацию об экономическом положении страны. Я могу лишь отметить несколько моментов.
Интересным кажется то, как расформировали детские дома. Воспитанников просто взяли и разделили по тем домам, которые остались выполнять свои функции. Встают вопросы: детей стало меньше на столько, что треть детских домов стала не нужна и при этом есть уверенность, что количество детей не увеличится? Лично я, как специалист, в этом сомневаюсь. У меня количество детей на протяжении нескольких лет не меняется существенно. Ведь надо учитывать, что ребенок поступает в детский дом в раннем возрасте и воспитывается в нем до 18 лет. Ну, допустим на основании некоторых статистических сведений есть уверенность в том, что в ближайшие пару-тройку лет количество детей останется минимальным и новые дома не понадобятся. Допустим. Но как можно делать прогнозы на более длительный период? Я не понимаю. Особенно если учесть, что определенный процент детей в детских домах составляют дети бывших воспитанников и бывших подопечных детей (у которых родители умерли от асоциального образа жизни или лишены родительских прав). Какой еще вопрос можно задать? Например, такой: или денег в стране на содержание детских домов не осталось? До такой степени не осталось, что предлагается увеличить количество воспитанников одного воспитателя в ущерб качеству воспитания? И при этом добавить денег воспитателю?
Интересной становится «негласная» рекомендация «сверху»: лишать родительских прав меньшее количество родителей. Причем эта рекомендация «спустилась», как опеке, так и судьям. При этом надо понимать, что сокращается количество детских домов, где воспитываются достаточно взрослые дети. А о сокращении «домов – малюток» (где находятся совсем маленькие дети) я ничего не слышал. Хотя мое неведение само по себе еще ничего не значит.
Однозначно можно сказать, что «на местах» динамики по улучшению ситуации с детьми, оставшимися без попечения родителей, не наблюдается. Государство не борется с «болезнью» и значит ее «симптомы» (дети) останутся. Не понятно, с чего бы их количество стало сокращаться. С другой стороны – мне известна статистика по Москве и ее районам, из которой видно, что существует тенденция увеличения международного усыновления детей в раннем возрасте. И государство, кстати, открыто говорит о необходимости передачи детей на «семейную форму воспитания». Вот только форма эта не российская…

М.Г.:
10) Что, на взгляд сотрудников органов опеки и попечительства, необходимо предпринять государству, чтобы уменьшить социальное сиротство?

Сельцин Н.П.:
Обзавестись «политической волей», как говорят в таких случаях. И пересмотреть наши взгляды на все «нормы» и «права», льющиеся в нашу систему регулирования семьи и детства «рекой изобилия» с Запада.
Надо, чтобы государство не позволяло родителям оказаться на «социальной обочине» жизни. Но такое возможно только при наличии педагогически-воспитательного идеологического механизма. Опять же, в качестве примера возьмем Советский Союз, когда человека принудительно устраивали на работу и следили за его исправлением. Понятно, что очень многое было далеко от совершенства, что имелась масса ошибок, перегибов. Но главное в том, что система воспитания создавалась. Создавались механизмы настоящего общественного контроля, когда за проблемным родителем присматривали коллеги по работе. Государство должно иметь идеальные ориентиры, основанные на ориентирах народа и ему же транслируемые постоянно с государственного уровня. Можно продолжить пояснения на данную тему, но все их будет проще свести к одному: должно быть экономически сильное государство с четко оформленной концепцией семьи. Примерно такое, как Советский Союз. Можно лучше. Без этой концепции, без высокого смысла решить проблему невозможно. Мы и дальше будем наблюдать понижение нравственного уровня в обществе. Повышение желания молодых семей жить «для себя» и как следствие — некачественное воспитание детей. Которые в свою очередь будут тоже (хоть и меньше) рожать детей.
Никакими другими решениями ситуацию не исправить. Это, конечно, только мое мнение. Но оно основано на годах профессиональной деятельности в школе, детской комнате милиции и отделе опеки и попечительства.

М.Г.: Николай Петрович! Спасибо Вам за беседу. На мой взгляд, освещённые Вами вопросы помогут гражданам лучше понять роль органов опеки и попечительства в отношениях между детьми и их родителями.