Право требования судебных расходов

Уступаем право взыскать судебные расходы (Шайхутдинов С.)

Дата размещения статьи: 21.05.2015

Лицо, в пользу которого принят судебный акт, как правило, может взыскать расходы на оплату услуг представителя с другого лица, участвующего в деле. Но допустима ли уступка права на взыскание судебных расходов с проигравшей стороны на основании договора цессии? При рассмотрении заявлений о распределении судебных расходов, поданных цессионариями, суды обычно занимают одну из двух противоположных позиций.

Уступать можно

Арбитражный суд ПО в Постановлении от 16.09.2014 по делу N А65-34414/2009 указал, что сама по себе уступка права (требования) возмещения судебных расходов не противоречит нормам действующего законодательства. В связи с тем что цессионарием в материалы дела представлены все необходимые доказательства уступки права требования (договор цессии, доказательства передачи документов, подтверждающих право требования), суд должен провести процессуальное правопреемство в соответствии со ст. 48 АПК РФ.
Доводы проигравшей стороны о том, что уступка права на взыскание судебных расходов является уступкой несуществующего права, отклонены судом со ссылкой на разъяснения в п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» о том, что соглашение об уступке, предметом которого является не возникшее на момент заключения данного соглашения право, не противоречит законодательству.
Четвертый арбитражный апелляционный суд в деле N А19-15733/2012 (Постановление от 28.02.2014) также высказался за возможность уступки права на взыскание расходов на оплату услуг представителя. Причем в указанном деле право на оплату услуг представителя передавалось дважды по двум последовательно заключенным договорам цессии.

Уступать нельзя

Спустя всего три дня с момента принятия обозначенного Постановления Арбитражного суда ПО Арбитражный суд УО принял Постановление от 19.09.2014 N Ф09-5707/14 по делу N А60-20498/2013, в котором изложена прямо противоположная позиция.
Арбитражный суд УО указал следующее: поскольку понесенные истцом расходы по оплате услуг представителя относятся к судебным расходам, обязательство по их возмещению может возникнуть лишь на основании принятого судебного акта об их распределении в соответствии с требованиями ст. 110 АПК РФ. До этого момента у лиц, участвующих в деле, отсутствует обязанность по их возмещению лицу, в пользу которого принят судебный акт, а у лица, понесшего указанные расходы, отсутствует право их требования. А согласно п. 2 ст. 388.1 ГК РФ, если иное не установлено законом, будущее требование переходит к цессионарию с момента его возникновения. Поскольку на момент уступки права требования судебный акт о взыскании с ответчика судебных расходов по оплате услуг представителя не был принят, обязательство ответчика перед истцом по возмещению судебных расходов не возникло, требование к цессионарию не перешло, у цессионария отсутствовало право обращения в суд с заявлением о взыскании судебных расходов, которые он не нес, и по делу, в котором он стороной не являлся.

Наше мнение

Второй из описанных подходов, на наш взгляд, в корне неверен. Причиной этому является ошибочное определение момента, с которого у лица, участвующего в деле, возникает право требования возмещения расходов на оплату услуг представителя.
Возникновение права требования с проигравшей стороны возмещения расходов на оплату услуг представителя, думаем, необходимо связывать с моментом вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу. А уступка такого требования допустима и ничем не отличается от уступки, например, права требования оплаты товара по договору купли-продажи.
Данная правовая позиция основывается на следующем.
Во-первых, расходы стороны, в пользу которой принят судебный акт, на оплату услуг представителя являются разновидностью убытков, порядок возмещения которых определен процессуальным законодательством. Такое понимание правовой природы судебных расходов высказал КС РФ в Определении от 20.02.2002 N 22-О по жалобе ОАО «Большевик». А как указал ВАС РФ в п. 17 информационного письма Президиума от 30.10.2007 N 120, уступка права (требования) на возмещение убытков не противоречит законодательству.
Согласно п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Законом, а именно п. 2 ст. 110 АПК РФ, как раз предусмотрено возмещение расходов на оплату услуг представителя в меньшем размере — в разумных пределах.
Таким образом, уступка права требования расходов на оплату услуг представителя до вынесения судебного акта о распределении указанных расходов также не противоречит законодательству.
Во-вторых, роль арбитражного суда при взыскании расходов на оплату услуг представителя заключается не в том, чтобы породить обязанность ответчика перед истцом по возмещению расходов на оплату услуг представителя, а в том, чтобы обеспечить необходимый баланс процессуальных прав и обязанностей сторон, не допустить необоснованного завышения расходов на оплату услуг представителя. При доказанности размера и факта выплаты расходов на оплату услуг представителя суд обязан взыскать эти расходы с проигравшей стороны, но при этом вправе обоснованно снизить размер взыскиваемых расходов. Такова позиция КС РФ, изложенная в Определении от 20.10.2005 N 355-О.
Задача суда при взыскании расходов на оплату услуг представителя сводится к установлению разумных пределов судебных расходов, а также к обеспечению возможности в будущем принудительного взыскания расходов на оплату услуг представителя, поскольку сторона на основании определения суда о распределении судебных расходов может получить исполнительный лист для предъявления его в службу судебных приставов.
В-третьих, в АПК РФ закреплена возможность лиц, участвующих в деле, до вынесения судебного акта по делу совершать распорядительные действия в отношении судебных расходов, в том числе и расходов на оплату услуг представителя. Наличие данного права сторон опровергает позицию тех судов, которые считают, что право на возмещение судебных расходов возникает только после вынесения судебного акта о распределении судебных расходов.
Речь идет о п. 2 ст. 140 АПК РФ, который позволяет сторонам арбитражного процесса включать в мировое соглашение условия о распределении судебных расходов. Причем вопрос о распределении расходов на оплату услуг представителя стороны могут включить в мировое соглашение даже в том случае, если данный вопрос судом не рассматривался, а стороной соответствующее заявление не подавалось (Постановление ФАС МО от 17.03.2014 N Ф05-1995/2014 по делу N А40-172145/12-29-1746).
Как правило, согласно заключаемым мировым соглашениям расходы на оплату услуг представителя возмещаются той стороне, требования которой в соответствии с мировым соглашением полностью или частично удовлетворяются другой стороной (конечно, такой порядок необязателен, но логичен и наиболее распространен на практике). При отсутствии нарушения закона суд обязан утвердить мировое соглашение с условиями о распределении расходов на оплату услуг представителя. Следовательно, АПК РФ признает, что возникновение права на возмещение расходов на оплату услуг представителя никак не связано с наличием либо отсутствием судебного акта об их взыскании.
В-четвертых, уступка права требования взыскания расходов на оплату услуг представителя никак не нарушает права лица, с которого такие расходы подлежат взысканию, поскольку в силу ст. 386 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора. Личность кредитора для лица, проигравшего судебный спор, не имеет никакого значения.
Таким образом, вполне очевидно, что каких-либо существенных доводов в пользу запрета уступки права требования на взыскание судебных расходов до вынесения судебного акта о распределении судебных расходов нет.
В-пятых, ВАС РФ в своем Постановлении от 17.04.2012 N 14140/11 не высказал каких-либо доводов о недопустимости взыскания расходов на оплату услуг представителя в пользу правопреемника лица, участвующего в деле, который обосновывает свое право на взыскание судебных расходов наличием договора цессии. Напротив, ВАС РФ высказался в пользу того, что цессионарий приобрел на основании договора цессии право требования возмещения судебных издержек. Впоследствии ВАС РФ в Определении от 03.08.2012 N ВАС-11732/10 при рассмотрении другого дела подтвердил свою позицию о допустимости уступки права требования на возмещение судебных издержек в виде расходов на оплату услуг представителя.
В-шестых, отрицание возможности уступки права требования на взыскание судебных расходов может привести к тому, что институт взыскания судебных расходов будет не в полной мере выполнять свои функции.
Известно, что взыскание судебных расходов с проигравшей стороны представляет собой дополнительную меру ответственности для лица, которое необоснованно подает иск к другому лицу или оспаривает право другого лица.
Так, лицо, проигравшее судебный спор, не понесет никакой ответственности в виде взыскания с него судебных расходов. Например, в ситуации, когда после заключения договора уступки права требования между цедентом — лицом, в пользу которого принят судебный акт, и цессионарием — третьим лицом (не по смыслу, придаваемому третьему лицу в АПК РФ) происходит ликвидация цедента. В такой ситуации, если суд откажется производить процессуальное правопреемство и взыскивать судебные расходы в пользу цессионария, проигравшее судебный процесс лицо оказывается в необоснованно выгодном положении.
Как мы убедились на примере представленной судебной практики, вопрос о допустимости уступки права требования на взыскание судебных расходов в правоприменительной практике вызывает некоторые сложности у суда и у сторон договора цессии. Приведенные нами аргументы в пользу возможности такой уступки могут быть полезны практикующим юристам при рассмотрении данной категории дел.

Переуступка права как способ оплатить юруслуги

Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Астраханской области с заявлением о взыскании расходов на оплату услуг представителя в размере 20 000 руб.

В подтверждение доводов о взыскании судебных расходов им были представлены договор об оказании юридических услуг с юридической компанией на 15 000 руб., а также дополнительное соглашение к нему, стоимость услуг по которому составила 5000 руб. Факт оказания исполнителем юридических услуг как по договору, так и по дополнительному соглашению был подтвержден актами о выполнении (работ) услуг. Заявителем была произведена оплата оказанных услуг денежными средствами в размере 5000 руб. В связи с этим суд пришел к выводу о взыскании с ответчика в пользу предпринимателя судебных расходов в сумме только этих 5000 руб., объяснив отказ в остальной части требований тем, что заявитель не понес материальных расходов по оплате услуг представителя в рамках договора об оказании юридических услуг в размере остальной части требований.

Смотрите так же:  Приказ от 21122011 180н

При этом суд не учел, что в подтверждение оплаты 15 000 руб. заявителем был представлен договор уступки прав требования. Договор предусматривал, что предприниматель переуступает юридической компании право требования денежной суммы в размере 25 000 руб. к ответчику на основании судебного акта по другому делу. Согласно договору уступки, цена уступаемых цессионарию прав требования составила 30 000 руб., что было оплатой юридических услуг по договорам об оказании юридических услуг, заключенным между предпринимателем и юридической компанией, в том числе по рассматриваемому делу.

Однако суд посчитал, что судебные расходы в размере 25 000 руб. были понесены заявителем в рамках другого дела, в связи с чем пришел к выводу, что доказательств понесенных расходов предпринимателем в размере 15 000 руб. в материалы дела не предоставлено.

В итоге суд частично удовлетворил заявленные требования, взыскав с ответчика судебные расходы в сумме 5000 руб., – в остальной части заявленных требований ему было отказано. Апелляция оставила вынесенное решение без изменения.

Предприниматель обратился в АС Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просил отменить вынесенные судебные решение в части отказа в возмещении расходов в размере 15 000 руб., принять по делу новый судебный акт о взыскании с ответчика полную сумму – 20 000 руб.

Изучив материалы дела и доводы жалобы, суд счел кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

АС Поволжского округа указал, что, отказывая в возмещении судебных расходов в размере 15 000 руб., суды не обосновали, «по каким основаниям не принят во внимание заявленный в качестве основания несения данных расходов договор уступки прав требования, не дали ему оценки на предмет соответствия требованиям закона, не проанализировали условия перехода права требования, не рассматривали вопрос о наличии действительной связи между понесенными предпринимателем издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием».

Таким образом, суд кассационной инстанции установил, что арбитражные суды недостаточно полно исследовали существенные для правильного разрешения спора обстоятельства и выводы судов не соответствуют представленным доказательствам. На основании изложенного суд отменил предыдущие решения в части отказа в удовлетворении заявления о взыскании 15 000 руб. судебных расходов и в этой части направил дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

Адвокат Калужской специализированной коллегии адвокатов Александр Редькин назвал рассматриваемое постановление суда нетипичным: «Сама история необычна тем, что предприниматель рассчитался с юридической компанией уступкой права требования, – пояснил адвокат. – А то, что суд кассационной инстанции разобрался в ситуации и признал такую форму оплаты допустимой и предусмотренной ГК РФ, – хороший знак, он говорит о желании судов идти навстречу истцам».

Однако, по словам партнера, руководителя корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Кирилла Саськова, несмотря на наличие разъяснений высших судов, вопрос взыскания судебных расходов с проигравшей стороны продолжает оставаться актуальным, поскольку суды сохраняют различные подходы при рассмотрении такого рода требований. Именно это является основной проблемой для участвующих в споре сторон, отметил он.

Кроме того, в последнее время Верховный Суд, высказывая позиции по разным категориям дел, нередко указывает, что зачастую суды основывают свои решения на одних доказательствах, не мотивируя игнорирование других, сообщил старший юрист BMS Law Firm Тарас Хижняк.

Александр Редькин также заметил, что вынесенное решение относится к числу немногих постановлений вышестоящих судов, отменяющих акты нижестоящих судов из-за недостаточно взысканных сумм расходов на представителей, тогда как в большинстве случаев решения отменяются из-за взыскания чрезмерно больших сумм. «Расходы, понесенные доверителями по гражданским делам, “урезаются” судами по собственному усмотрению и никак не мотивируются, если не считать фразы о чрезмерности и неразумности сумм», – объяснил Александр Редькин. Солидарное мнение высказал Тарас Хижняк, добавивший, что суды часто занижают суммы взыскания даже при наличии документов, подтверждающих факт оплаты.

По мнению Александра Редькина, решить эту проблему можно было бы установлением минимальных порогов сумм, которые подлежат выплате юристам и адвокатам, а целесообразность сумм, превышающих минимальную стоимость, следует обязать доказывать стороны.

Уступка клиентом юристу права требования

Одной из форм оплаты юридических услуг является уступка клиентом в пользу юриста прав требования по различным обязательствам, в которых он выступает кредитором. Рассмотрим, какие виды прав могут быть предметом уступки, а также какие риски несут при этом клиенты и юристы.

Клиент может быть не готов к выплате большого вознаграждения за защиту своих интересов в суде. В то же время он может согласиться с тем, чтобы расстаться с частью своих требований к ответчикам, поскольку сам в этом случае затрат не понесет, но при этом получит квалифицированную юридическую помощь и восстановит свои нарушенные или оспариваемые права.

Плюсы для клиента

Передача имущественных требований в пользу юриста может являться единственной формой оплаты услуг или сочетаться с выплатой денежного вознаграждения по договоренности сторон, и оба варианта не противоречат закону (постановление АС Московского округа от 27.06.2016 по делу № А40-120611/2015). Во втором случае денежная сумма может выступать как базовая оплата за юридические услуги, а получение права требования на большую сумму — как мера поощрения исполнителя за добросовестное и эффективное исполнение обязанностей по защите интересов доверителя. Этим качеством указанная поощрительная мера выгодно отличается от «гонорара успеха», то есть платы за сам факт получения судебного решения в пользу заказчика, к которой суды относятся крайне отрицательно.

Так, клиент не сможет учесть сумму, выплаченную в качестве гонорара успеха, в составе возмещаемых судебных расходов по выигранному делу. С уступкой прав требования такой проблемы не возникает, поскольку она является формой оплаты юридических услуг. И если эквивалент в договоре указан, никаких трудностей с получением возмещения судебных издержек у клиента быть не должно (постановление ФАС Поволжского округа от 03.04.2012 по делу № А57-9204/2009).

Плюсы для юриста

Получение оплаты за юридические услуги в форме уступки прав требования может быть выгодно юристу в ситуации, когда платежеспособность должника по конкретному долговому обязательству сомнений не вызывает, требование является исполнимым, и срок исковой давности по нему не пропущен. Реализация такого права в отличие от оперативного получения оплаты непосредственно от клиента займет определенное время. Однако в ситуации, когда подлежащая выплате сумма значительна по своему размеру, ожидание ее получения можно считать выгодной инвестицией. Если речь идет о возможности взыскать денежные средства за счет государственной или муниципальной казны, вероятность их получения довольно высокая, поскольку законом не предусмотрена возможность признания банкротами публично-правовых образований.

Аналогичным образом обстоит дело и в случае, когда в качестве должника выступает крупный банк или страховая компания, к платежеспособности которых нет вопросов.

Кроме того, гонорар успеха юрист не сможет взыскать с клиента, если тот его добровольно откажется выплачивать. В случае уступки ситуация иная.

Допустим, клиент уклоняется от совершения фактических действий, направленных на уступку прав требования (передача юристу как новому кредитору документов, удостоверяющих права требования, направление уведомления должнику о состоявшейся уступке), или сам получает по ним денежных средств от должника. В этом случае юрист вправе взыскать с клиента неосновательное обогащение (п. 10 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49).

Предмет уступки

Предметом уступки могут быть любые права требования, не ограниченные в обороте, включая:

— будущие (несозревшие) права, а также право требования с неопределенным, но определимым предметом, например: право на возмещение судебных расходов (постановление ФАС Северо-Западного округа от 13.07.2012 по делу № А56-4668/2011);

— право требования компенсации за нарушение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации;

— право требования взыскания убытков, поскольку закон возможность уступки такого требования не исключает.

Уступка права, размер которого окончательно не определен, означает, что согласно ст. 384 ГК РФ соответствующее право переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Таким образом, стороны вправе заключить договор уступки требования возмещения убытков или выплаты компенсации, размер которых не установлен на момент заключения договора (постановление Суда по интеллектуальным правам от 26.01.2015 № С01-1362/2014), что не может являться основанием для признания его недействительным (постановление ФАС Уральского округа от 11.06.2008 № Ф09-3688/08-С4).

Если, например, правообладатель по договору произвел отчуждение принадлежащих ему исключительных прав, право на получение компенсации за ранее допущенные нарушения сохраняется за ним, если только он не уступил его новому правообладателю (п. 43.5 постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 5/29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Как показывает практика, многие юридические компании успешно скупают права требования потребителей к их контрагентам — коммерсантам за процент от их номинала и затем в полной сумме предъявляют требования ко взысканию. Например, в практике Арбитражного суда Московского округа есть несколько положительных прецедентов, когда юридические компании успешно взыскивали с застройщика неустойку за нарушение срока передачи объекта долевого строительства потребителю, неустойку за нарушение иных сроков исполнения застройщику своих обязательств перед потребителем, а также штраф за неудовлетворение его требований в добровольном порядке. Никаких препятствий для уступки указанных прав требования суд не усмотрел, отметив, что она не противоречит закону и является действительной (постановления АС Московского округа от 01.06.2016 № Ф05-5208/2016, от 24.05.2016 № Ф05-5954/2016, от 21.01.2016 № Ф05-19064/2015 и др.).

Помимо самого уступленного права, если иное не предусмотрено законом или договором, к юристу также переходят все права, которые с ним связаны, например, требование о взыскании неустойки или штрафных процентов (п. 15 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120).

Смотрите так же:  Принимает россия двойное гражданство

Большой интерес вызывают имущественные требования транспортных и энергетических компаний к бюджету о компенсации выпадающих доходов, образующихся из-за межтарифной разницы, которая подлежит компенсации за счет казны с целью предоставления льгот отдельным категориям потребителей. Согласно постановлениям КС РФ от 29.03.2011 № 2-П и Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 87 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с взысканием потерь ресурсоснабжающих организаций, вызванных межтарифной разницей» возникновение межтарифной разницы служит прямым следствием реализации полномочий по государственному регулированию цен (тарифов). Поэтому субъектом, обязанным возместить ресурсоснабжающей организации расходы, обусловленные установлением тарифа в размере ниже экономически обоснованного, должно быть то публично-правовое образование, уполномоченным органом которого было принято соответствующее тарифное решение. Данным публично-правовым образованием должна быть установлена компенсация потерь ресурсоснабжающей организации, вызванных межтарифной разницей.

Выпадающие доходы компенсируются на основании соглашения, заключенного между уполномоченным органом соответствующего публично-правового образования и коммерческой организацией, предоставляющей услуги по регулируемым тарифам согласно п. 2 ст. 78 БК РФ. При уклонении публично-правового образования от исполнения условий заключенного соглашения сумма неполученных выпадающих доходов (бюджетной субсидии) может быть взыскана в судебном порядке (постановление АС Северо-Западного округа от 08.02.2016 по делу № А56-60493/2014) при доказанности факта и размера оказанных услуг, а также их принятия (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.07.2013 № А19-7778/2012).

Если отсутствие у публично-правового образования денежных средств связано с недостаточным финансированием таких расходных обязательств из федерального бюджета, получатель субсидии вправе адресовать требования к государственной казне в лице Минфина России, с которого понесенные заявителем расходы взыскиваются на основании ст. 15, 16, 1069 и 1071 ГК РФ (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 06.05.2014 по делу № А28-9918/2013). Обязанность РФ по возмещению расходов организациям обусловлена самим фактом предоставления льгот гражданам, имеющим право на их получение, и соответствующее обязательство РФ может быть прекращено только путем его исполнения (Определение ВАС РФ от 26.08.2013 № ВАС-10748/13).

Такой подход направлен на обеспечение справедливого и разумного баланса интересов всех участников указанных правоотношений, учитывая, что возложение обязанности по финансированию льгот за счет средств бюджетов субъектов РФ означает передачу осуществления полномочий на другой уровень власти, что должно сопровождаться одновременной передачей необходимых финансовых средств нижестоящим бюджетам в форме субвенций (постановление Президиума ВАС РФ от 17.06.2014 № 1445/14). Именно поэтому при недостаточности выделенных на эти цели средств из федерального бюджета взыскание должно осуществляться за счет РФ (постановление ФАС Дальневосточного округа от 24.12.2009 № Ф03-6883/2009).

Какие требования не могут быть предметом уступки

Не все требования можно сделать предметом договора цессии, поскольку часть из них может быть неразрывно связана с личностью потребителя (компенсация морального вреда, штраф за неудовлетворение законных требований потребителя в досудебном порядке и др.). Однако стороны договора об оказании юридических услуг могут предусмотреть в нем условие об уступке, которое начнет действовать после вступления в законную силу судебного решения, которым будут взысканы соответствующие суммы. Это возможно как при заключении договора с указанием на переход прав требования после того, как они будут подтверждены судебным решением, так и после принятия судебного решения или вступления его в законную силу. При уступке прав требования, подтвержденных судебным актом, в договоре цессии для индивидуализации передаваемых прав достаточно будет сделать на него ссылку и даже не указывать сами обязательства, из которых соответствующие имущественные права возникли (постановление ФАС Уральского округа от 15.05.2006 по делу № Ф09-3632/06-С6).

Так, требование о компенсации морального вреда предметом уступки быть не может, поскольку оно неразрывно связано с личностью кредитора (Апелляционное определение Калининградского областного суда от 26.02.2014 по делу № 33-753/2014). Но если вступившим в законную силу судебным решением такая компенсация в твердой денежной сумме взыскана, ограничений для уступки права на взыскание соответствующей суммы уже нет (Апелляционное определение Омского областного суда от 07.10.2015 по делу № 33-7635/2015). Это объясняется тем, что на стадии исполнения состоявшегося судебного акта личность кредитора для должника не имеет существенного значения (Апелляционное определение Севастопольского городского суда от 30.06.2016 по делу № 33-1909/2016) и суд беспрепятственно производит процессуальную замену взыскателя (Апелляционное определение Астраханского областного суда от 03.12.2015 по делу № 33-4340/2015), поскольку вне зависимости от правовой природы каждой взысканных с него платежей они подлежат возврату общей суммой.

Банк вправе продать кредитный портфель компании, не имеющей банковской лицензии, только при условии, что такая возможность была прямо предусмотрена кредитным договором при его заключении (п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»). Если такого условия в кредитном договоре не было, заключенный договор цессии может быть признан недействительным по требованию заемщика (Апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 19.04.2016 по делу № 33-1211/2016).

Иным образом обстоит дело в случае совершения сделки уступки права требования после взыскания с заемщика в пользу банка ссудной задолженности с начисленными на ее сумму процентами. Никаких препятствий для замены банка как взыскателя на иное лицо, в том числе не являющееся кредитной организацией и не имеющее лицензии на осуществление банковских операций, уже на стадии исполнительного производства не имеется.

Как отмечается по этому поводу в судебной практике, при разрешении вопроса о процессуальном правопреемстве для заемщика и поручителей (должников по исполнительному производству) не может быть существенной личность взыскателя, так как на стадии исполнительного производства исключается оказание правопреемником кредитора банковских услуг, подлежащих лицензированию (Апелляционное определение Омского областного суда от 04.02.2016 по делу № 33-544/2016). Уступка права требования на взыскание суммы задолженности, установленной судебным решением, не является передачей финансовой информации, касающейся банковского счета (банковского вклада), а также операций по счету, что исключает необходимость наличия банковской лицензии (Определение ВС РФ от 10.11.2015 № 89-КГ15-17).

Кроме того, закон не содержит препятствий для осуществления процессуальной замены взыскателя в ситуации, когда он приобрел права требования к должнику от первоначального кредитора на основании последовательно заключенных договоров цессии, даже если замена каждого из участвующих в цепочке кредиторов не производилась. В такой ситуации указанных кредиторов суд привлекает к участию в деле как последовательных материальных правопреемников для вынесения определения о процессуальной замене на окончательного правопреемника. Такая процедура возможна в связи с тем, что процессуальное правопреемство основано на правопреемстве в материальном правоотношении, поэтому если из представленных в материалы дела документов очевидно, что взыскатель подтвердил свое право на взыскание задолженности, суд удовлетворяет его заявление.

Само по себе прекращение правоспособности кого-либо из последовательных правопреемников не может рассматриваться в качестве обстоятельства, препятствующего осуществить процессуальное правопреемство в отношении правоспособных правопреемников (Определение ВС РФ от 14.06.2016 № 306-ЭС16-299). И если кредитный портфель от банка как первоначального кредитора неоднократно менял владельца, конечный приобретатель вправе поставить вопрос в судебном порядке об осуществлении процессуального правопреемства.

Не допускается уступка тех требований клиента, которые возникли из административных или иных публичных правоотношений с его участием.

Например, по договору цессии не может быть передано:

— требование о возврате излишне или незаконного взысканного штрафа за нарушение таможенного законодательства (п. 14 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением таможенного законодательства, утв. Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 17.06.96 № 5);

— требование налогоплательщика к налоговому органу о возмещении НДС не может быть ни уступлено по договору цессии, ни выступать предметом залога в качестве имущественного права, налоговый орган вправе такие сделки оспаривать или игнорировать и действовать в соответствии с законом (постановление АС Северо-Западного округа от 11.03.2016 по делу № А56-85060/2014).

К оборотоспособности требований работника и работодателя друг к другу суды применяют аналогичный подход.

Так, не допускается уступка права:

— на взыскание зарплаты (Апелляционное определение Мурманского областного суда от 12.04.2012 по делу № 33-931-2012);

— перевод долга по выплате зарплаты (постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.07.2002 № А56-33528/01);

— прекращение долга по зарплате отступным (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 05.09.2012 по делу № А22-400/2010), зачетом (постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.09.2008 по делу № А56-60348/2005) или иными гражданско-правовыми способами, поскольку это противоречит существу трудовых отношений 1 .

Это связано с тем, что правовая природа трудовых отношений имеет принципиальное отличие от гражданско-правовых отношений, что исключает применение к возникающим в сфере труда правам и обязанностям сторон трудового договора правил, содержащихся в § 1 главе 24 ГК РФ. Заключенные на уступку подобных требований договоры цессии являются ничтожными на основании ст. 168 ГК РФ.

Когда личность кредитора значения не имеет

Компании, заинтересованные в оперативном доступе к ликвидности, продают свои имущественные права требования к бюджету, что позволяет покупателям зарабатывать на разнице между внесенной за него платой и вырученной от реализации денежной суммы. Ранее в судебной практике можно было встретить запрет на уступку прав требования о взыскании убытков с бюджета по такому основанию, как наличие существенного значения личности кредитора в обязательстве (см., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.08.2013 по делу № А56-54823/2012). Согласиться с таким подходом нельзя. После исполнения компаниями своих обязательств по соглашению о предоставлении льгот по оплате отдельным категориям потребителей, она вправе рассчитывать на получение оплаты своих услуг и не может быть ограничена в своем праве получить ликвидность за счет уступки прав требования. В рассматриваемой ситуации договор цессии права должника не ущемляет, запрета в законе на его заключение не имеется. Тот факт, что выплата денежных средств по уступленным правам производится за счет бюджетных средств, не имеет правового значения, поскольку для публично-правового образования не важно, кому произвести исполнение денежного обязательства, так как личность кредитора для него не имеет существенного значения.

Смотрите так же:  Договор соц найма по доверенности

В данной ситуации на основании заключенного договора цессии происходит замена кредитора в одном из обязательств по соглашению, не затрагивая при этом всю остальную структуру обязательственных правоотношений сторон, поэтому никаких препятствий для ее осуществления не имеется (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.12.2010 по делу № А19-12020/10). В настоящее время у судов не возникает никаких сомнений относительно допустимости уступки прав (постановление АС Западно-Сибирского округа от 15.04.2016 по делу № А27-9788/2015).

Возможность переуступки для юриста

Юрист вправе уступить свое право требования на получение оплаты оказанных юридических услуг, если для этого нет запретов в заключенном с клиентом договоре. Законом ограничения на уступку права на получение вознаграждения предусмотрены только для деятельности адвокатов, которые вправе передать по договору цессии принадлежащие им требования к клиенту о выплате вознаграждения и компенсации издержек, связанных с выполнением поручения, только с согласия клиента (п. 5 ст. 25 Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). То есть можно заранее включить в соглашение об оказании юридической помощи условие о согласии клиента на уступку адвокатом прав требования к нему, поскольку в приведенной правовой норме говорится только о необходимости получения специального согласия на совершение уступки прав. При этом такое согласие должно быть получено до заключения договора цессии (Апелляционное определение Московского городского суда от 18.04.2016 по делу № 33-2732/2016). В то же время в законе не уточняется, в какой именно момент оно должно быть адвокатом получено и в какой форме. Поскольку требований о получении такого согласия в виде отдельного документа после заключения соглашения об оказании юридической помощи закон не содержит, стороны вправе заранее его предусмотреть в силу принципа свободы договора.

Согласия клиента на заключение договора цессии к нему адвокатом вообще не требуется, если предметом уступки является не требование об уплате задолженности за оказанные юридические услуги, а иные имущественные требования, вытекающие их правоотношений между ними. Если, например, вместо получения платы за оказанные юридические услуги адвокат в качестве отступного получает пакет акций, которого его затем незаконно лишают, он вправе свои интересы защищать самостоятельно, либо уступить право на возврат акций третьему лицу. Такое право возникло из первоначально заключенного соглашения о предоставлении юридической помощи, однако, предметом уступки по нему является не требование об оплате оказанных услуг, а требование иного характера, для передачи которого законом не предусмотрено ограничение (постановление ФАС Дальневосточного округа от 03.08.2009 № Ф03-3546/2009).

Юрист вправе уступить свои требования к клиенту, не исполнившему обязательство по оплате стоимости его услуг, третьему лицу, в частности, адвокатское бюро вправе уступить право требования к клиенту в пользу своего партнера и наоборот, поскольку никаких запретов на совершение таких сделок закон не содержит (постановление АС Московского округа от 01.07.2015 № Ф05-7934/2015). Адвокатская коллегия вправе у клиентов выкупать права требования к их должникам и заявлять о взыскании в свою пользу соответствующих сумм, поскольку ее специальная правоспособность не исключает возможности приобретения имущественных требований по договорам цессии.

Это связано с тем, что закон не содержит конкретных указаний на содержание правоспособности некоммерческих организаций, предусматривая лишь ее целевой характер. Пределы специальной правоспособности НКО устанавливаются ее учредительными документами. Указание закона на специальную правоспособность той или иной организационно-правовой формы юридического лица не содержит в себе запрета на занятие той или иной деятельностью, поэтому нарушение пределов правоспособности не затрагивает в этом случае императивных предписаний закона и охватывается в случае превышения правоспособности ст. 173 ГК РФ.

Согласно данной правовой норме сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или иного лица, в интересах которого установлено ограничение, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать о таком ограничении. Таким образом, такая сделка является оспоримой, а не ничтожной, поэтому если договор цессии не признаны недействительным в установленном законом порядке, то у должника нет оснований уклониться от исполнения требования в пользу адвокатской коллегии как нового кредитора.

Кроме того, для должника личность кредитора в обычном долговом обязательстве не имеет существенного значения, поскольку ему не должно быть принципиально важным, кому предоставить исполнение. Более того оспаривание договора цессии, заключенного адвокатской коллегией, по рассматриваемому основанию вообще недопустимо, поскольку у должника отсутствует право на иск, учитывая, что ограничение установлено не в его интересах (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 09.08.2012 по делу № А01-1016/2011).

Предметом договора цессии может быть как существующее требование об оплате фактически оказанных и принятых заказчиком юридических услуг, так и будущее требование, срок исполнения по которому еще не наступил. Если по условиям заключенного договора о предоставлении юридической помощи заказчик обязан внести аванс, то право на его получение может быть также уступлено, а заказчик вправе выдвигать против требования возражения, которые у него имелись к исполнителю как первоначальному кредитору и возникшие к моменту получения уведомления об уступке (ст. 386 ГК РФ).

Если речь идет о реализации уступленного требования об оплате оказанных услуг, факт их оказания и принятия заказчиком входит в предмет доказывания по делу. При отсутствии надлежащих доказательств (подписанный акт об оказанных услугах, в том числе составленный в одностороннем порядке исполнителем и высланный заказчику по почте, фактическое использование заказчиком результатов и др.) цессионарий (новый кредитор) не вправе претендовать на получение оплаты (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.05.2007 по делу № А29-5551/2006-2э). В этом случае считается, что ему было передано несуществующее право требования от цедента (первоначального кредитора), что дает ему право отказаться от заключенного с ним договора цессии и потребовать полного возмещения убытков, а также применить иные меры ответственности, предусмотренные законом или договором.

При этом юрист вправе произвести уступку прав требования к клиенту об оплате своих услуг даже в том случае, если в договоре между ними содержалось условие о том, что услуги считаются оказанными только после принятия положительного для клиента юрисдикционного решения. Как выше мы уже отметили, нельзя в договоре указать на характер решения (положительное или отрицательное), поскольку стороны изначально не могут предполагать, какое именно будет принято решение по делу с участием заказчика. Соответственно, в случае принятия иного решения достигнутая ими договоренность в соответствующей части будет являться неисполнимой, что повлечет возникновение неопределенности в отношениях сторон.

Стороны не вправе указать, к примеру, что услуги исполнителя по оспариванию решений налогового органа будут считаться оказанными в полном объеме только в случае, когда такое решение будет признано судом полностью или в части недействительным, поскольку заранее о том, какое будет по делу судебное решение, стороны не знают и могут только лишь предполагать и строить свои прогнозы.

Так, в одном деле суд, оценивая довод клиента о том, что адвокат был не вправе уступить свое право на взыскание долга до тех пор, пока он не сможет добиться признания недействительным полностью или частично решения налоговой инспекции, особо внимания на такое договорное условие не обратил, отметив, что нижестоящим судебным инстанциям следует выяснить, что входило в предмет договора и какие конкретно обязательства фактически были выполнены исполнителем для заказчика (Определение ВС РФ от 23.09.2014 № 49-КГ14-10). Исходя из этого, можно будет определить, имелись ли у адвоката основания для уступки права требования.

Клиент уступает свои требования к юристу: возможно и такое

Клиент также на общих основаниях может уступать свои права требования к юристу, вытекающие из заключенного с ним договора об оказании юридических услуг, если законом или договором на этот счет не установлено каких-либо запретов. Это могут быть самые различные суммы: возврат неотработанного аванса, возмещение убытков, взыскание неустойки, штрафных процентов, неосновательного обогащения и т.п. О состоявшейся уступке права требования он обязан направить уведомление юристу, поскольку без его получения обязательство тот будет исполнять только ему как первоначальному кредитору. Аналогичным образом он должен действовать и в случае, если клиент направил ему несколько различных по содержанию уведомлений, из совокупного содержания которых однозначно не усматривается, кто является надлежащим кредитором.

Важно, сто недействительность или незаключенность договора цессии не порочит надлежащее исполнение должником в пользу нового кредитора на основании полученного уведомления о состоявшейся уступке. Он не вправе входить в обсуждение условий такой сделки и обязан исполнить обязательство, что не лишает клиента как первоначального кредитора возможности истребовать от своего контрагента неосновательно полученное от должника (постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.01.2016 по делу № А27-14006/2013).

1 Бычков А.И. Моделирование смешанного договора // Экономико-правовой бюллетень, 2016, № 07. М.: ЗАО ИД «Экономическая газета», 2016. С. 50—70.