Арбитражный суд научные статьи

Арбитражный суд научные статьи

В статье исследуется вопрос о том, насколько различаются в российских арбитражных судах шансы на выигрыш для государственных органов и предпринимателей как истцов или ответчиков. С помощью регрессионного анализа установлено, что, при прочих равных, суд в гражданском процессе обычно становится на сторону предпринимателя, а в административном — на сторону государства. Уклон в пользу истца сохраняется в обоих случаях. При этом чем сложнее дело, тем реже уклон в пользу истца.

Исследование опирается на данные, полученные с помощью простой случайной выборки дел, рассмотренных арбитражными судами первой инстанции в 2007—2011 гг.

Статью можно найти в журнале «Вопросы экономики». 2014. № 6

ОБЪЕДИНЕНИЕ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ И ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

Секция: 10. Юриспруденция

XI Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

ОБЪЕДИНЕНИЕ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ И ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

Реформирование судебной системы, осуществляемое в рамках объединения Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ является вполне обоснованным и актуальным решением. Вместе с тем, реализация данного решения повлечет серьезные изменения в структуре судебной системы страны, что предполагает определенные проблемы организационного и процессуального характера. Так, ряд положений, касающихся судейского сообщества, останется без изменений, в их числе: порядок наделения судебными полномочиями; двухуровневая организация большинства органов судейского сообщества; организация работы органов судейского сообщества на началах судейского самоуправления и др. Вместе с тем, следует отметить, что объединение двух судебных инстанций обязательно приведет к изменению всей правовой системы, поскольку каждая из существующих ветвей судебной власти организована особым, отличающимся от иных структур образом. Исследование этих вопросов, безусловно, заслуживает внимания.

Возможность внесения поправок предусмотрена самой Конституцией РФ. Причем существуют разные способы внесения поправок в зависимости от степени их судьбоносности. В ст. 136 Конституции РФ сказано, что поправки в главу о судебной власти принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, то есть они должны быть одобрены двумя третями голосов депутатов и тремя четвертями голосов сенаторов, и вступают в силу после их одобрения Законодательным собранием менее чем двух третей субъектов федерации. Этот порядок несколько сложнее принятия обычных законов, но ничего сверхъестественно сложного в нем нет, как уже показала практика мгновенного и единодушного изменения Конституции пять лет назад [3].

Так же, парламентариям вновь предстоит вносить изменения в Конституцию РФ, действующую с 1993 года, в которую в течение пятнадцати лет вносились лишь технические поправки — при слиянии субъектов федерации или изменении их названия. По содержанию Конституция менялась один раз, в 2008 году, когда были увеличены президентские.

Для реализации нынешней инициативы президента предстоит внести поправки в четыре статьи Конституции — со 125-й по 128-ю. Кроме того, предстоит изменить федеральные конституционные законы о судебной системе, о судах общей юрисдикции, об арбитражных судах.

При объединении высших судов страны нельзя допустить утраты тех передовых достижений правовой мысли, которые сегодня, по общему мнению многих юристов — как ученых, так и практиков — выгодно выделяют арбитражные суды на фоне судов общей юрисдикции (это электронный документооборот, введенные арбитражными процессуальным законодательством и отсутствующие в практике общих судов новые механизмы урегулирования процессуальных отношений, в целом более высокое качество Арбитражного процессуального кодекса по сравнению, например, с Гражданским процессуальным и т. д.) [2].

Обоснованные опасения вызывает тот факт, что достижения сложившийся практики осуществления арбитражного судопроизводства в РФ на протяжении 20 лет, могут оказаться перечеркнутыми, а это — и открытость судебной системы, и скорость рассмотрения дел, и высокое качество принимаемых судебных актов.

Будущий объединенный суд должен воспринять весь положительный опыт организации и деятельности как Верховного, так и Высшего Арбитражного Суда.

Общее число судей Верховного суда составит 170 человек. В составе Верховного суда появятся новые судебные коллегии: по экономическим спорам, по делам военнослужащих и дисциплинарная. Местом постоянного пребывания Верховного суда станет Петербург, а в Москве будет его представительство [5].

Президент сформулировал необходимость реформы. Он мотивировал ее стремлением избежать выполнения различными ветвями судебной системы аналогичных функций, исключить возможность отказа в судебной защите по причине споров о подведомственности, реализовать единообразие судебной практики, установить общие правила судопроизводства. Однако в противовес указанному мнению, юристы и обозреватели зачастую приводят и иные причины, которые, по их мнению, остались за рамками.

Также высказывается мнение, что предполагается организация более качественного обор кандидатов при назначении на должности судей, поскольку предусмотрена двухэтапная процедура их переназначения. Она включает проведение специальной комиссией в отношении кандидатов квалификационного экзамена и проверки. Это создаст дополнительный объем организационной работы, которая усложнит на этот период выполнение своих обязанностей опытным судьям, отработавшим в системе много лет, имеющих колоссальный опыт разрешения споров, обладающих учеными степенями докторов и кандидатов юридических наук.

Также настоятельно необходим отдельный двухуровневый орган судейского сообщества, который бы предметно решал вопросы квалификационной аттестации судей. Сегодня ими занимается квалификационная коллегия судей РФ (обоих уровней), но наряду со множеством иных вопросов. Сам же институт квалификационной аттестации исчерпал себя, превратившись в орган, осуществляющий периодическое, практически автоматическое повышение квалификационного класса судьи после достижения им определенного стажа в прежнем классе, но в границах своей должности и уровня звенности суда, в котором он работает. Института же внеочередной аттестационной проверки судьи на соответствие тому квалификационному классу, в котором он пребывает, нет вообще, как и методики квалификационной оценки соответствия руководителя суда занимаемой им должности [1].

Многие эксперты опасаются, что общий уровень работы с документами и скорость рассмотрения дел в результате слияния только упадут. «Высший Арбитражный Суд — очень прогрессивный суд по сравнению с ВС РФ и даже с некоторыми зарубежными судами: стараниями его председателя и персонала за последние десять лет было сделано очень много в области информатизации делопроизводства, прозрачности правосудия и обобщения правоприменительной практики, что очень ценится в юридическом сообществе. ВС, к сожалению, пока уступает ВАС по всем обозначенным параметрам»,— говорит Кондрашов [4]. Переход к «средней температуре по больнице», по его словам, понизит качество судопроизводства.

Президент однозначно подчеркнул: полностью одну систему вливать в другую нецелесообразно, речь идет только о том, чтобы избежать дублирований функций в работе. В судебной практике известно, что нередко возникают случаи, когда стороны ведут спор в судах общей юрисдикции, а потом неудовлетворенная решением сторона обращается с этим же вопросом в арбитраж и получает решение, противоположное тому, которое было вынесено ранее. Поэтому уже сейчас можно говорить о том, что реформа пойдет по пути ликвидации арбитражных судов. Об этом свидетельствует даже то, что в законопроекте говорится об «упразднении ВАС РФ». Объединение судов позволит обеспечить единые подходы к разрешению споров. Таким образом, негативные последствия неизбежны, поскольку речь идет о соединении двух несоразмерных систем, одна из которых поглотит другую просто потому, что она существенно больше. Однако актуальность и целесообразность указанных изменение также вполне обоснованна. Вместе с тем, сейчас сложно прогнозировать, как будет отстроена работа единого суда.

Современная система арбитражных судов в Российской Федерации

Рубрика: 9. Гражданское право и процесс

Дата публикации: 26.12.2016

Статья просмотрена: 1893 раза

Библиографическое описание:

Круглов В. В. Современная система арбитражных судов в Российской Федерации [Текст] // Право: современные тенденции: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2017 г.). — Краснодар: Новация, 2017. — С. 44-49. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/225/11669/ (дата обращения: 06.02.2019).

This article focuses on the key issues of the organization and functioning of the modern system of arbitration courts in the Russian Federation. The author highlights the peculiarities of the modern system of arbitration courts, stop on the key issues of its functioning, characterized by the structure of courts of arbitration, and examines the transformation in the modern system of arbitration courts.

Key words: justice, court of arbitration, judicial system, economic disputes, business turnover, «e-justice», summary proceedings

Судебно-правовая реформа, которая осуществляется в России, решила довольно много назревших вопросов функционирования судебной системы. Хотя с начала осуществления судебно-правовой реформы сделано немало, но для завершения этого процесса нужно приложить много усилий.

Идеология судебной реформы должна быть, прежде всего, увязанной с общим контекстом общественного реформирования, а введение новаторских подходов должно учитывать методологическое единство, системность, историческую и научную обоснованность изменений, организационную и структурную упорядоченность органов правосудия вместо ситуативной отмены или замены ее отдельных элементов.

Социальные и экономические преобразования, которые происходили в процессе развития российского государства, углубление экономических реформ, требовали дальнейшего совершенствования системы судоустройства, в частности, системы арбитражных судов.

Чтобы более глубоко понять место и роль арбитражного суда как правового института, который призван решать хозяйственные споры, необходимо исследовать исторические формы его существования, роль и место в системе государственных (судебных) органов и этапы его реформирования.

Необходимость научного осмысления процесса становления и деятельности арбитражных судов обусловлена, с одной стороны, практическими проблемами трансформации судебной ветви власти в целом и функционированием системы арбитражных судов РФ, в частности, а с другой — теоретическими проблемами, связанными с методологическим обеспечением дальнейшего проведения судебно-правовой реформы.

Цель статьи заключается в проведении комплексного анализа процесса формирования и развития современной системы арбитражных судов РФ, на основе которого выявить как положительные, так и отрицательные результаты деятельности указанных органов.

Изложение основного материала. Нынешняя система арбитражных судов образовалась после введения нового хозяйственного законодательства, основанного на принципах рыночной экономики (закон СССР № 8998-ХI от 26.05.1988 г. «О кооперации»; законы РСФСР № 443-I и 445-I от 24.12.1990 г. «О собственности в РСФСР» и «О предприятиях и предпринимательской деятельности») [9].

Созданный в 1991 году Высший арбитражный суд СССР (ВАС) — это первый арбитражный суд. В следующем году, для замены ВАС СССР, был создан Экономический суд СНГ. Но его функционирование было недостаточно эффективным — он не мог в полной мере выполнять свои функции.

Кроме того, 4 июля 1991 года в стране был принят закон РСФСР № 1543-I «Об арбитражном суде». Первой статьей закона устанавливалось, что арбитражным судом осуществляется судебная власть при разрешении споров, которые возникают из гражданских правовых отношений (споры экономического характера) и из правовых отношений в области управления, как вытекает из второго пункта Постановления Верховного Совета РСФСР «О введении в действие закона РСФСР «Об арбитражном суде», начиная с 01.10.1991 года все государственные арбитражи и арбитражи разных ведомств должны быть упразднены.

5 марта 1992 года был принят первый Арбитражно-процессуальный кодекс РФ (АПК РФ). Кодекс был введен в действие 15 апреля 1992 года. Фактически — это начало деятельности ВАС РСФСР и всей отечественной арбитражной судебной системы [1].

Развитие современной арбитражной судебной системы происходило в три этапа.

Началом первого этапа является создание этой системы, то есть 1992 год. Система арбитражных судов в тот период являлась двухзвенной. Первым звеном были арбитражные суды субъектов РФ (краев, республик, автономных округов, автономной области, городов федерального значения, областей), вторым звеном был ВАС РСФСР.

Арбитражными судами субъектов РФ разрешались дела по различным экономическим спорам и спорам, которые возникали в сфере управления, по проверке в кассационном порядке обоснованности и законности решений, вынесенных арбитражными судами, но не вступивших в силу.

ВАС РСФСР — высший экономический судебный орган РФ. Он осуществлял надзор за проводимой арбитражными судами судебной деятельностью.

Второй этап начался после принятия Конституции РФ в 1993 году и связанных с нею федеральных законов [4].

В согласии с положениями, закрепленными в Конституции РФ, было подготовлено и принято в 1995 году несколько законов. В частности, Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в РФ» от 28.04.1995 года, новый АПК РФ от 05.05.1995 года. Также был принят Федеральный конституционный закон «О судебной системе РФ» от 31.12.1996 года. Эти законы закрепили на конституционном уровне систему арбитражных судов. Так, вся территория Российской Федерации разделена законодательно на десять арбитражных федеральных округов. Это качественно новый принципиальный этап в развитии конституционного права граждан на получение судебной защиты в экономической сфере [5].

Положение о создании трехзвенной системы арбитражных судов соответствует утвердившимся общемировым стандартам правосудия. Так, классическая судебная система включает в себя три составляющие. Судом первой инстанции рассматривается и разрешается основная масса дел. В целях проверки обоснованности и законности решений, вынесенных судом первой инстанции, а также для их обжалования, создано второе звено. И наконец, задачей высшей судебной инстанции любой страны, является обеспечение единообразия судебной практики.

Смотрите так же:  Убытие в увольнение

Повышение уровня обеспечения гарантий судебной защиты произошло и по причине введения апелляционного порядка пересмотра решений, выносимых арбитражными судами, в каждом арбитражном суде субъектов РФ.

Третий этап развития системы арбитражных судов связан с принятием третьего по счету Арбитражного процессуального кодекса РФ от 24 июля 2002 года и совершенствованием системы арбитражных судов России, в которой апелляционная инстанция была изъята из структуры арбитражных судов субъектов Федерации и превращена в самостоятельный орган судебной власти. В России появились 20 арбитражных апелляционных судов. Тем самым была выстроена четырехзвенная структура по разрешению экономических споров — первая инстанция, апелляция, кассация и надзорная инстанция — ВАС. Это одно из самых значимых достижений судебной реформы [10].

6 февраля 2014 г. был опубликован Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 05.02.2014 № 2 — ФКЗ «О Верховном Суде РФ и прокуратуре РФ», которым предусмотрено упразднение Высшего Арбитражного Суда РФ (далее — «ВАС РФ») и передача его полномочий в юрисдикцию нового Верховного Суда РФ (далее — «ВС РФ»).

Закон вступил в силу со дня его официального опубликования. С данного момента был установлен переходный период сроком на шесть месяцев (до 6 августа 2014 г.), в течение которого ВАС РФ был полностью упразднен, а его полномочия были переданы новому ВС РФ.

Так, в 2014 году было принято несколько законов, на основании которых был внесен ряд поправок в законодательство РФ, связанное с ликвидацией ВАС РФ и созданием нового ВС РФ. Эти законы вступили в силу 06.08.2014 года. Кроме изменений общего характера, затрагивающих исключения тех или иных упоминаний о ВАС РФ и закрепления всех его полномочий за Верховным Судом РФ, а также кроме финансовых, организационных и административных изменений и технико-юридических поправок, в российское законодательство был внесен ряд важных изменений. Например, реформа коснулась внесения в АПК РФ целого перечня существенных поправок [3].

На законодательном и конституционном уровне была полностью реализована идея ликвидации Высшего арбитражного суда РФ в качестве высшей судебной инстанции. Также была реализована идея о создании нового единого высшего судебного органа, которым стал Верховный суд РФ. Им будет осуществляться судебный надзор за деятельностью, проводимой всеми судами в государстве (военными судами, арбитражными судами и судами общей юрисдикции) по всевозможным видам споров (уголовным, экономическим, административным, гражданским и другим делам) [7]. Из этого следует, что ВС РФ стал высшим судебным органом, в т. ч. и по экономическим спорам.

Соответствующие изменения внесены в Конституцию РФ, Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1 – ФКЗ «О судебной системе РФ» (далее — «Закон о судебной системе»), Федеральный конституционный закон от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в РФ» (далее — «Закон об арбитражных судах») и иные законодательные акты. Также 5 февраля 2014 г. был принят новый Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 № 3-ФКЗ «О Верховном Суде РФ» (далее — «Закон о ВС РФ»), в котором определены полномочия нового ВС РФ и компетенция новых Пленума и Президиума ВС РФ, а также полномочия Председателя ВС РФ и его заместителей. Так, в частности, теперь по всем видам споров (в том числе, экономическим) Пленум ВС РФ осуществляет обобщение судебной практики, а Президиум ВС РФ рассматривает дела в порядке надзора. В этой связи в АПК РФ также признана утратившей силу прежняя глава 36 и введена новая глава 36.1, которая регламентирует порядок пересмотра дел по экономическим спорам в порядке надзора Президиумом ВС РФ.

Вместе с тем, нетронутыми остались полномочия Конституционного суда РФ как высшего независимого судебного органа конституционного контроля. Таким Ликвидация ВАС РФ и создание образом, теперь высшая судебная власть в нового ВС РФ представлена двумя судами:

− Конституционным Судом РФ — как высшим судебным органом, осуществляющим конституционное судопроизводство,

− ВС РФ — как высшим судебным органом по гражданским делам, делам по разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам (в том числе, трудовым, жилищным, земельным, экологическим и др.), подсудным судам общей юрисдикции, арбитражным судам и военным судам.

При этом Конституционным Судом РФ проводимая реформа высшей судебной власти в РФ не была признана незаконной.

В составе ВС РФ помимо Пленума и Президиума ВС РФ будет функционировать семь судебных коллегий — апелляционная, по административным делам, по гражданским делам, по уголовным делам, по экономическим спорам (новая коллегия), по делам военнослужащих (вместо прежней военной коллегии) и дисциплинарная коллегия (вместо прежнего дисциплинарного судебного присутствия) [8].

Проводимая реформа не подразумевает собой упразднение или изменение системы арбитражных судов. Вместе с тем, в связи с ликвидацией, ВАС РФ исключен из перечня федеральных судов согласно Закону о судебной системе и из состава арбитражных судов согласно Закону об арбитражных судах.

Кроме того, федеральные арбитражные суды округов переименованы в арбитражные суды кругов (соответствующие изменения внесены в АПК РФ, Закон о судебной системе, Закон об арбитражных судах и другие законы). Данное изменение, однако, не затрагивает каких-либо полномочий или компетенцию арбитражных судов кассационной инстанции, а, по- видимому, связано с устранением излишнего указания на федеральный уровень арбитражных судов округов, которые в силу прямого указания на федеральный уровень арбитражных судов округов, которые в силу прямого указания закона итак относятся к федеральным судам.

Образование постоянных судебных присутствий в составе арбитражных апелляционных судов и арбитражных судов субъектов РФ теперь осуществляется только на основании федерального закона. Ранее решение данного вопроса осуществлялось исключительно ВАС РФ.

Образование новых арбитражных судов в связи с присоединением Крыма и г. Севастополя, хотя и вне связи с проводимой реформой, тем не менее, следует упомянуть о создании в РФ арбитражных судов Республики Крым и г. Севастополя, а также Двадцать первого арбитражного апелляционного суда в составе Северо-Кавказского округа, который будет осуществлять проверку судебных актов, принимаемых указанными судами.

Изменениями в АПК РФ предусмотрено установление новой «двухступенчатой» процедуры обжалования судебных актов арбитражных судов в ВС РФ — в порядке «второго» кассационного производства и в порядке надзора.

В главе 35 АПК РФ введен второй уровень кассационного обжалования, который осуществляется ВС РФ (согласно новым ч. 3 ст. 273 и ст. ст. 291.1–291.15 АПК РФ). Теперь следующей ступенью после производства в арбитражных судах кассационной инстанции станет кассационное обжалование в Судебную коллегию ВС РФ (далее — «СК ВС РФ»).

Рассмотрение дел в СК ВС РФ станет «второй» кассационной инстанцией или «кассацией в надзоре», образующей четвертую судебную инстанцию в арбитражном процессе. Тем самым, теперь в рамках арбитражного процесса обращение в СК ВС РФ является обязательным для последующего обращения в Президиум ВС РФ в порядке надзора [6].

По новым правилам кассационная жалоба может быть подана в СК ВС РФ в срок не более двух месяцев со дня вступления в силу последнего обжалуемого судебного акта. Такая жалоба предварительно рассматривается единолично судьей ВС РФ, который решает вопрос о передаче либо об отказе в передаче дела в СК ВС РФ. Соответствующее определение выносится судьей ВС РФ в течение двух месяцев, если дело не истребовано, либо трех месяцев, если дело истребуется.

Если дело передается на рассмотрение в СК ВС РФ, последняя в течении двух месяцев должна рассмотреть дело, по существу. По результатам рассмотрения кассационной жалобы СК ВС РФ выносит определение по делу (в рамках полномочий, предусмотренных новой ст. 291.14 АПК РФ). При этом СК ВС РФ вправе выйти за пределы доводов кассационной жалобы, но не вправе проверять законность судебных актов в не обжалуемой части.

Основанием для отмены судебных актов арбитражных судов в порядке кассационного производства в СК ВС РФ является существенное нарушение ими норм материального и процессуального права. При этом основания, ранее предусмотренные прежней ст. 304 АПК РФ (нарушение единообразия в применении и толковании судами норм права, прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов), также сохранены в новой ст. 308.8 АПК РФ для отмены судебных актов в порядке надзора, то есть в рамках следующей судебной инстанции [2].

Определение СК ВС РФ по результатам рассмотрения кассационной жалобы в течение трех месяцев может быть обжаловано в Президиум ВС РФ в порядке надзора по правилам новой главы 36.1 АПК РФ (в том числе, посредством заполнения специальной формы, размещенной на сайте ВС РФ). Аналогичным образом, надзорная жалоба предварительно изучается единолично судьей ВС РФ в те же сроки (два месяца, если дело истребовано, три месяца, если нет), который принимает решение (также путем вынесения определения) о передаче либо об отказе в передаче дела на рассмотрение в Президиум ВС РФ. Тем самым, вопрос о том, имеются ли основания для передачи надзорной жалобы в Президиум ВС РФ, теперь решается не коллегиальным составом судей («тройкой» судей), как было в ВАС РФ, а единолично одним судьей ВС РФ. Если дело будет передано в Президиум ВС РФ, последний в течение двух месяцев рассматривает надзорную жалобу по существу [11].

Таким образом, введение между арбитражными судами округов и Президиумом ВС РФ еще одной инстанции представляет собой установление дополнительного «фильтра», призванного еще больше ограничить поступление дел в Президиум ВС РФ на рассмотрение в порядке надзора.

При этом необходимо учитывать, что определения СК ВС РФ по кассационным жалобам, в отличие от постановлений Президиума ВС РФ, не относятся к судебным актам, разрешающим вопросы судебной практики и содержащим правовые позиции ВС РФ по конкретным вопросам которыми должны руководствоваться арбитражные суды. Однако, вероятно, именно определения СК ВС РФ станут наиболее распространенными «высшими» судебными актами по экономическим спорам, поскольку постановления Президиума ВС РФ, скорее всего, как и сейчас, будут выноситься в единичных случаях.

Стоит также отметить, что ни в ГПК РФ, ни в новой главе 36.1 АПК РФ, ни в новом Законе о ВС РФ не предусмотрено каких- либо требований в отношении опубликования, а также размещения на официальном сайте ВС РФ принимаемых постановлений Президиума ВС РФ (в отличие от положений прежней ст. 307 АПК РФ, где такое требование прямо предусматривалось в отношении постановлений Президиума ВАС РФ) [13].

Также новыми положениями главы 36.1 АПК РФ не урегулирован ряд некоторых других процессуальных вопросов, в частности, связанных с вынесением ВС РФ определений по конкретным вопросам (к примеру, не ясно, требуется ли вынесение определения о принятии кассационной жалобы и в какие сроки).

Реформой предусмотрено изъятие из компетенции арбитражных судов полномочий по рассмотрению дел об оспаривании нормативных правовых актов федеральных органов власти, органов власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, в том числе, в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Данные полномочия переданы в исключительное ведение ВС РФ и судов общей юрисдикции и подлежат реализации по правилам ГПК РФ. Таким образом, данные суды теперь являются единственными судебными органами в РФ, уполномоченными проверять законность любых нормативных правовых актов органов государственной власти во всех сферах деятельности (за исключением их соответствия Конституции РФ, что, как и прежде, остается в исключительном ведении КС РФ) [12].

Так, в качестве суда первой инстанции ВС РФ рассматривает дела об оспаривании нормативных правовых актов федеральных органов власти, а суды общей юрисдикции на уровне субъектов РФ (верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суд автономной области и суды автономных округов) — дела об оспаривании нормативных правовых актов органов власти соответствующих субъектов РФ.

Подводя итоги настоящей статьи, следует отметить, что арбитражные суды — это органы судебной власти в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, рассматривающие подведомственные им дела в порядке гражданского и административного судопроизводства, установленном Конституцией России, АПК РФ и другими федеральными законами.

Современную систему арбитражных судов в Российской Федерации составляют в настоящее время: Верховный Суд РФ; федеральные арбитражные суды округов; арбитражные апелляционные суды; арбитражные суды субъектов федерации — республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов.

Смотрите так же:  Судебная практика по восстановлению на работе 2019

Введенные изменения — это наиболее объемная и значимая реформа верхушки отечественной судебной системы. ВАС РФ, начиная с 06.08.2014 года, прекратил свое существование. Полномочия ВАС РФ были переданы новому ВС РФ, ставшему высшим судебным органом в Российской Федерации, которым теперь рассматриваются всевозможные виды споров, подведомственные военным судам, арбитражным судам и судам общей юрисдикции. Кроме того осуществлено введение в арбитражный процесс новой судебной инстанции, призванной еще в большей степени ограничить Президиум Верховного Суда РФ в рассмотрении различных дел в порядке надзора. Действующие в настоящее время позиции и разъяснения ВАС РФ по различным вопросам сохраняют свою силу до тех пор, пока не будут заменены или отменены ВС РФ. При этом в некоторых положениях вносимых изменений уже сейчас прослеживается наличие определенных пробелов.

Мы рекомендуем более детально проанализировать вводимые изменения и возможные последствия их применения на практике, особенно тем компаниям, у которых имеются незавершенные судебные процессы. Мы будем рады вам помочь и ответить на интересующие вас вопросы.

  1. Буров В. С., Лукьянцев А. А. О системе пересмотра судебных актов арбитражных судов в порядке надзора // Законодательство и экономика. — М.: Законодательство и экономика, 2009, № 2. — С. 51–53.
  2. Калинин В. Н. Реформа системы арбитражных судов: за и против // Вестник Московского университета МВД России. — М.: Изд-во Моск. ун-та МВД России, 2014, № 2. — С. 26–32.
  3. Климшина Н. В. Организационно-правовые проблемы отправления правосудия в системе арбитражных судов России. Автореф. дис. канд. юрид. наук / Климшина Н. В. — Псков, 2011. С. 12.
  4. Колосков А. А. Место и роль арбитражных судов в системе разделения властей РФ // Вестник Тюменского государственного университета. — Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2009, № 2. — С. 228–231.
  5. Комбарова Е. В. Роль судов общей юрисдикции и арбитражных судов в разрешении разногласий в системе органов публичной власти // Конституционное развитие России: Межвузовский сборник научных статей. — Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2009, Вып. 10. — С. 84.
  6. Кухарева О. А., Рябова Д. М. Новое в системе арбитражных судов // Законность и правопорядок в современном обществе: сборник материалов XVI Международной научно-практической конференции. — Новосибирск: Изд-во ЦРНС, 2013. — С. 26.
  7. Назаров А. В. Место арбитражных судов в системе органов государственной власти Российской Федерации // Пробелы в российском законодательстве. — М.: Медиа-ВАК, 2013, № 3. — С. 11.
  8. Серов Н. Н. Развитие системы арбитражных судов на современном этапе и основные направления её реформирования // Актуальные проблемы развития права и правоприменения в современных условиях: материалы научно-практической конференции, посвященной 20-летию Арбитражного суда Хабаровского края. — Хабаровск: Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та, 2013. — С. 11.
  9. Соловьев А. А., Филиппов Ю. М. Система арбитражных судов в Российской Федерации: итоги развития и перспективы // Нравственные императивы в праве. — М.: РОО «Ин-т государственно-конфессиональных отношений и права», 2013, № 2. — С. 4–11.
  10. Суходольская Н. Е. Формирование системы арбитражных судов в России: региональные аспекты судебной реформы // Историко-правовые проблемы: новый ракурс: Сборник научных статей. — Курск: Изд-во Курск. гос. ун-та, 2009, Вып. 2. — С. 206–212.
  11. Цатурян Т. В. Оптимизация судебной системы России путем слияния Верховного и Высшего арбитражного судов // Пробелы в российском законодательстве. — М.: Медиа-ВАК, 2014, № 1. — С. 17.
  12. Чуча С. Ю. Арбитражный суд в системе органов административной юстиции // Актуальные проблемы административной ответственности. Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Омск, 27 февраля 2009 г.). — Омск: Изд-во Омск. юрид. ин-т, 2009. — С. 193.
  13. Шагапова Р. А. Арбитражный суд — особая ветвь российской системы органов судебной власти // Право и государство: теория и практика. — М.: Право и государство, 2009, № 8 (56). — С. 27.

РОЛЬ ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ В ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ

Дедов Дмитрий Иванович, судья Высшего Арбитражного Суда РФ, доктор юрид. наук.

Родился в 1967 г. Имеет высшее юридическое образование, стаж работы в юридической профессии 15 лет. Большую часть своей юридической карьеры занимался преподавательской и научной деятельностью.

Детство и юность будущего ученого прошли в Украине и Калужской области. В 1984 г. поступил на юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, а в 1991?г. получил диплом с отличием о высшем образовании по специальности правоведение. В том же году поступил в аспирантуру МГУ и спустя три года защитил кандидатскую диссертацию на тему «Разрешение коллективных трудовых споров в России и США: сравнительный анализ». Преподавал на кафедре предпринимательского права МГУ, читал лекции по общему курсу предпринимательского права и вел различные спецкурсы по акционерному праву, правовому регулированию предпринимательства в ЕС. В 2006 г. успешно защитил докторскую диссертацию на тему «Реализация принципа соразмерности в правовом регулировании предпринимательской деятельности». Автор четырех монографий и более чем 70?научных статей. Три года работал начальником Управления законодательства Высшего Арбитражного Суда РФ. В конце марта 2008?г. Советом Федерации РФ назначен судьей ВАС РФ, его кандидатуру внес на утверждение глава государства. Утвержден членом судебной коллегии ВАС РФ по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений.

Уважаемый Дмитрий Иванович, компания «Гарант» и редакция нашего журнала от всей души поздравляют Вас с недавним назначением судьей Высшего Арбитражного Суда РФ. В нашей сегодняшней беседе мы хотели бы обсудить некоторые из недавно принятых ВАС РФ знаковых постановлений.
Прежде всего, какова Ваша оценка постановления Пленума ВАС РФ от 14.02.2008 N 14 «О внесении дополнений в постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.03.2007 N 17 «О применении Арбитражного процессуального кодекса РФ при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам»? Каким образом может измениться практика пересмотра судебных актов в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам? Какой Вы видите выход из ситуации, когда судебные ошибки допущены в отношении лиц, уже прошедших все судебные инстанции, а новая правовая позиция формируется в течение шести месяцев с момента отказа в передаче дела Президиуму ВАС РФ?

— На мой взгляд, постановление Пленума N 14 преследует исключительно утилитарную цель — освободить Президиум ВАС РФ от рассмотрения тех дел, по которым уже выработана позиция ВАС РФ. Правовая позиция содержится в постановлениях Пленума и Президиума ВАС РФ по конкретным делам. Значит, формально полномочия коллегии судей ВАС РФ возрастут. Но это только формально, поскольку они самостоятельно не формируют правовые позиции, эта прерогатива остается за Пленумом и Президиумом ВАС РФ.

Уяснив теорию вопроса, мы неизбежно придем к выводу, что новое постановление Пленума содержит в себе механизм исправления судебных ошибок, на необходимость существования которого еще десять лет назад указывал Конституционный Суд РФ (см. постановление Конституционного Суда РФ от 03.02.1998 N 5-П). Возможность исправления ошибки сохраняется теперь даже после отказа коллегии судей ВАС РФ вынести дело на Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора, так как допускается повторное обращение в ВАС РФ по иным основаниям.

Что касается процессуальных сроков, то, поскольку в данном случае использован институт вновь открывшихся обстоятельств, в соответствии со ст. 312 АПК РФ в случае появления правовой позиции заявление может быть подано в арбитражный суд, принявший данный судебный акт, не позднее трех месяцев со дня открытия обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра судебного акта.

Относительно указанных в постановлении N 14 особенностей отмечу, что ч. 9 ст. 299 АПК РФ позволяет обратиться повторно в надзорную инстанцию уже по новым основаниям в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта. Случаи принятия правовой позиции за пределами шестимесячного срока должны исключаться. В противном случае, как мне представляется, необходимо руководствоваться принципом правовой определенности(*1).

Не могли бы Вы прокомментировать основные положения Федерального закона от 04.12.2007 N 330-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации», которым были внесены существенные изменения в гл. 41 ГПК РФ о производстве в суде надзорной инстанции? И как Вы оцениваете постановление Пленума ВС РФ от 12.02.2008 N 2, где даны рекомендации по вопросам, возникающим у судов при применении вышеназван-ного Закона?

— У меня нет никаких претензий к деятельности Верховного Суда РФ в качестве надзорной инстанции. Постановления Верховного Суда РФ всегда являлись источниками права высочайшего уровня, содержащими полноценные мотивы принятия той или иной позиции. Этому всем нам надо только поучиться.

Но при всех недостатках порядка рассмотрения дел в Верховном Суде РФ нельзя забывать, что надзорная инстанция является исключительной, экстраординарной, она не действует как обычный суд. У многих сложилось обманчивое мнение по поводу роли суда первой инстанции, тогда как именно в первой инстанции необходимо открывать все «карты». Я имею в виду раскрытие доказательств и обоснование правовой позиции. А многие считают, что дело можно решить только в надзорной инстанции. Это большое и, к сожалению, широко распространенное заблуждение.

Поэтому считаю своевременным введение в действие уточненного порядка и новых, сокращенных сроков обжалования судебных актов в надзорной инстанции. На мой взгляд, главная причина сокращения срока до шести месяцев состоит в том, что фактически производство в судах надзорных инстанций длится неопределенное время. Но отныне у лиц, вознамерившихся обжаловать в ЕСПЧ вступившие в законную силу судебные постановления, появляется реальный шанс вовремя использовать межгосударственные средства защиты нарушенных, по их мнению, прав.

Можно только поддержать правовую позицию Верховного Суда РФ, изложенную в недавно принятом постановлении Пленума от 12.02.2008 N 2 по вопросам применения норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции. Полагаю, что в силу принципа правовой определенности суд не должен пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления (см. п. 6 постановления Пленума ВС РФ от 12.02.2008 N 2). Единственным важным критерием для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора может стать лишь существенное нарушение норм материального и процессуального права из числа указанных в ст. 363 и 364 ГПК РФ (см. постановление Конституционного Суда РФ от 05.02.2007 N 2-П; определение Конституционного Суда РФ от 24.01.2008 N 21-О-О).

Прошло больше года с момента принятия нашумевшего постановления Пленума ВАС РФ N 53 от 12.10.2006 о необоснованной налоговой выгоде, в подготовке которого Вы принимали непосредственное участие. Каковы результаты применения этого постановления и оказывает ли оно помощь судам при оценке добросовестности налогоплательщика, при разграничении налоговой оптимизации и уклонения от уплаты налогов?

— Обобщение почти годичной практики применения названного постановления показывает, что подобных дел свыше тысячи. Это вроде бы много, но в целом составляет около 2% от всех налоговых споров. Использование доктрины деловой цели никогда не исчезнет из судебной практики, будут появляться все новые случаи.

Например, сегодня растет число дел, по которым цепочки посредников создают не экспортеры, а сами производители товара. Налоговые органы, вместо того чтобы использовать механизм переквалификации сделки для взыскания налога, используют положения ст. 169 ГК РФ о сделках, «противоречащих основам правопорядка и нравственности», потому что так легче и доходнее для бюджета.

Вот поэтому Пленум ВАС РФ и отказался в своем постановлении от 12.10.2006 N 53 от закрытого перечня обстоятельств, свидетельствующих о не-обосно-ван-ной налоговой выгоде.

Недавно было принято еще одно важное постановление Пленума ВАС РФ от 10.04.2008, ограничившее применение ст. 169 ГК РФ, которая ранее активно использовалась налоговыми органами для взыскания в доход государства имущества по сделкам с минимизацией налогообложения. По мнению судей, отныне налоговые органы могут требовать взыскания имущества лишь постольку, поскольку удовлетворение соответствующего требования направлено на выполнение задач налоговых органов, предусмотренных ст. 6 Закона РФ «О налоговых органах Российской Федерации». Но если оспариваются сделки с минимизацией налогообложения, то ФНС России должна взыскивать сумму сокрытых налогов, а не все имущество по сделке.

Если обратиться к правоприменительной практике в части отмены решений налоговых органов, то какие, на Ваш взгляд, ситуации относятся к существенным процедурным нарушениям в рамках налогового контроля или производства по делу о налоговом правонарушении (п. 12 ст. 101.4 НК РФ)? Каковы при этом должны быть действия суда и сложилась ли соответствующая позиция Президиума ВАС РФ? Какова статистика отмены арбитражными судами решений налоговых органов по результатам проверки?

Смотрите так же:  Ходатайство об определении места жительства ребенка до решения суда

— Суды сейчас сталкиваются с двумя обстоятельствами: когда в суде появляются документы, которые не рассматривались в рамках налогового администрирования по вине налогоплательщиков либо по вине налоговых органов. В первом случае суды могут применить ст. 148 АПК РФ и возвратить заявление налогоплательщика, так как не соблюден внесудебный порядок урегулирования спора. Во втором случае возможно применение п. 12 ст. 101.4 НК РФ.

Отдельные позиции по этому поводу можно также найти в постановлении Пленума ВАС РФ от 18.12.2007 N 65 «О некоторых процессуальных вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами заявлений налогоплательщиков, связанных с защитой права на возмещение налога на добавленную стоимость по операциям, облагаемым названным налогом по ставке 0 процентов». Так, в п. 2 этого постановления отмечается, что под несоблюдением налогоплательщиком установленной НК РФ административной (внесудебной) процедуры возмещения НДС следует понимать не только его непосредственное обращение в суд, минуя налоговый орган, но и представление в налоговый орган вместе с соответствующей налоговой декларацией неполного комплекта документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ.

Суды должны признавать неправомерным отказ в возмещении НДС по мотиву неприложения к налоговой декларации с заявленным в ней правом на возмещение этого налога документов, подтверждающих в соответствии со ст. 172 НК РФ правомерность применения налоговых вычетов. Ведь гл. 21 НК РФ не предусматривает такой обязанности налогоплательщика. Кроме того, налоговый орган не вправе отказать налогоплательщику в возмещении НДС по мотиву недоказанности им правомерности применения налоговых вычетов, не истребовав и не проверив необходимые документы, определенные ст. 172 НК РФ. В вышеупомянутом постановлении Пленум ВАС РФ призывает суды руководствоваться данным разъяснением, вытекающим из взаимосвязанного толкования положений ст. 88 и 176 НК РФ(*2).

Президиум ВАС РФ периодически выражает мнение, что письменные разъяснения Минфина России по вопросам применения законодательства о налогах и сборах представляют собой нормативные правовые акты. Сам Минфин России настаивает, что его письма никого ни к чему не обязывают. В каких случаях, на Ваш взгляд, они могут содержать нормы права? Возможен ли при этом косвенный судебный контроль по правилам ч. 2 ст. 13 АПК РФ?

— Пока еще нельзя сказать, что позиция ВАС РФ по статусу писем Минфина определилась (нормативные или ненормативные акты). Но единодушно высказывается мнение, что наиболее эффективным с точки зрения обеспечения права на судебную защиту является применение (или признание не подлежащим применению) письма в конкретном споре налогоплательщика с налоговым органом.

Несмотря на горячие споры с налоговыми консультантами по данной проблеме, кажется, их удалось убедить в том, что заваливать ВАС РФ в качестве первой инстанции превентивным оспариванием писем в качестве нормативных актов, когда права налогоплательщика еще не нарушены (нет требования об уплате налога), является не лучшим решением проблемы. В этом плане судьи ВАС РФ не жалуются на увеличение нагрузки. А я благодарен налоговому сообществу за понимание.

На заседании Пленума ВАС РФ 10 ап-реля 2008 г. было принято постановление по вопросам применения ст. 169 ГК РФ о безнравственных сделках. К чему теперь необходимо готовиться налогоплательщикам? Можно ли будет и в каких случаях признавать уклонение от уплаты налогов нарушением основ правопорядка?

— Постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации» уже ранее обсуждалось на заседании Президиума ВАС РФ. По своему содержанию оно стопроцентно направлено в пользу налогоплательщиков.

Теперь суды, рассматривающие споры из административных, налоговых и иных публичных правоотношений, могут прибегать к взысканию всего полученного (причитавшегося) по сделке в доход РФ в соответствии со ст. 169 ГК РФ в качестве исключительной меры и специального последствия недействительности ничтожной сделки (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 10.04.2008).

Пленум также признал, что за рамки полномочий налогового органа выходит требование о применении предусмотренных ст. 169 ГК РФ последствий недействительности сделки, которое обосновывается тем, что данная сделка совершена с целью уклонения от уплаты налогов. Ведь взыскание в бюджет всего полученного (причитавшегося) по сделке не является мерой, направленной на обеспечение поступления налогов в полном объеме. В этих целях налоговый орган вправе, руководствуясь ст. 170 ГК РФ, предъявить требование о признании сделок налогоплательщика недействительными как сделок, совершенных лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия (мнимые сделки), либо с целью прикрыть другую сделку (притворные сделки).

У налогового органа также имеется возможность самостоятельно переквалифицировать сделку, статус и характер деятельности налогоплательщика, руководствуясь подп. 3 п. 2 ст. 45 НК РФ, и обратиться в суд с требованием о взыскании доначисленных налогов (пеней, штрафов). Это полномочие реализуется при установлении в ходе налоговой проверки факта занижения налоговой базы вследствие неправильной юридической квалификации налогоплательщиком совершенных сделок и оценки налоговых последствий их исполнения (п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 10.04.2008).

В первом квартале текущего года Конституционный Суд РФ принял сразу несколько решений, имеющих существенное значение для системы арбитражного правосудия. Особый интерес представляет постановление КС РФ от 17.01.2008 N 1-П. Насколько правомерна содержащаяся в нем отсылка к постановлению КС РФ от 05.02.2007 N 2-П по вопросам конституционности норм ГПК РФ о пересмотре в порядке надзора судебных постановлений?

— Постановления Конституционного Суда РФ имеют важное значение для развития понимания сущности правового статуса судей и судебного процесса. Поэтому я отношусь к его правовым позициям с большим уважением и поддерживаю их. Что же касается постановления КС РФ от 17.01.2008 N 1-П, то оно было вынесено в результате рассмотрения жалоб ЗАО «СЕБ Русский Лизинг», ООО «Нефте-Стандарт» и ООО «НПП «Нефте-Стандарт» по поводу отдельных положений АПК РФ и Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» в части, не допускающей обжалования в кассационном порядке решений и определений ВАС РФ. Дело компании «СЕБ Русский лизинг» было в свое время рассмотрено Президиумом ВАС РФ и прошло, таким образом, все возможные инстанции. Но мне показалось, что заявитель в итоге не был согласен с решением по существу. Следовательно, как это часто бывает, при обращении в КС РФ выбран неправильный способ защиты.

Согласны ли Вы с аргументами в постановлении КС РФ от 28.02.2008 N 3-П по вопросам применения дисциплинарной ответственности судей в виде досрочного прекращения их полномочий(*3)?

— Я считаю, что существующий механизм привлечения к дисциплинарной ответственности еще недостаточно эффективен, а произвола в деятельности судов хватает и за это никто не несет ответственности. Как часто бывает, суд в данном случае сталкивается с системной проблемой, которая решается исключительно путем развития права. Это процесс долгий, и не всегда суд может с этим справиться. Ведь законодатель «коллективно» думает над такого рода проблемами в течение нескольких лет.

А может ли служить таким основанием неисполнение судьей корпоративных актов судейского сообщества?

— Да, если это касается, например, Кодекса судейской этики.

Какую цель, на Ваш взгляд, преследовал ВАС РФ, высказавший при рассмотрении дела ООО «Торговое предприятие N 26» свою позицию публично, хотя мог бы озвучить ее на внутренней квалификационной коллегии судей?

— В этом деле суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования истца лишь частично. Однако Федеральный арбитражный суд МО, объявляя резолютивную часть, распорядился передать дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы. Но спустя несколько дней вышел полный текст постановления ФАС МО, которое оставляло в силе прежние решения судов по этому делу. ВАС РФ увидел это противоречие между резолютивной и мотивировочной частями решения и поэтому отправил дело на новое рассмотрение, указав, что суд, объявив резолютивную часть судебного акта, не вправе изменять изложенные в ней выводы.

Полагаю, что это постановление Президиума ВАС РФ займет свое место в общем русле планомерного противодействия коррупции в судейском составе, а также привлечет внимание судей к вопросам соблюдения процессуальных норм.

Но Вы знаете, есть на этот счет хорошая позиция Суда справедливости Европейского Сообщества о том, что если мотивировочная часть обладает дефектами, а резолютивная часть правильная, решение оставляется в силе.

КС РФ рассмотрел дело о проверке конституционности ч. 3 ст. 21 АПК РФ, которая якобы не позволяет заявлять отвод арбитражному заседателю, прямо или косвенно заинтересованному в исходе дела. На Ваш взгляд, насколько вообще институт арбитражных заседателей нужен правосудию, востребован ли и эффективен ли он сегодня?

— В Управлении законодательства ВАС РФ уже давно был подготовлен законопроект, в котором предлагается распространить все основания для отвода на арбитражных заседателей. Но когда Конституционный Суд РФ стал рассматривать это дело, мы нашу работу приостановили и дождались его решения для укрепления своей позиции(*4).

Что касается самого института арбитражных заседателей, то многие высказываются против него. Я также не знаю примеров, когда бы участие арбитражных заседателей делало процесс более эффективным, а его результаты (содержание судебного решения) — более качественными. Скорее наоборот. И обстоятельства дела, которое рассматривал Конституционный Суд РФ, являются лишь каплей в море. Но прежде чем отказаться от этого института вообще, необходимо попытаться сделать его более эффективным, исключив возможность злоупотреблений, и тогда уже посмотреть, что получится.

В своем февральском письме председателям ФАС округов, апелляционных арбитражных судов и арбитражных судов субъектов РФ «О сроках подачи апелляционных и кассационных жалоб» Председатель ВАС РФ ссылается на практику Конституционного Суда РФ. По Вашему мнению, влияет ли на правоприменительную практику рассылка подобных писем, разъясняющих нижестоящим судам правовые позиции КС РФ?

— Письмо Председателя ВАС РФ от 15.02.2008 по принятию заявлений за пределами срока подачи жалобы от лиц, которые не участвовали в судебном заседании, но чьи права затронуты судебным актом (например, ст. 42 АПК РФ), является лишь поддержкой справедливой позиции Конституционного Суда РФ (постановление КС РФ от 17.11.2005 N 11-П, определения КС РФ от 16.01.2007 N 233-О-П и N 234-О-П) и направлено на обеспечение гарантий судебной защиты.

Представляете, к вам приходит судебный пристав и выселяет из вашего собственного здания в тот момент, когда все сроки для обжалования истекли. К тому же дело рассмотрено уже всеми тремя судебными инстанциями. Как только вы это представите, у вас не возникнет сомнений в необходимости поддержки такой позиции.

Большое спасибо, Дмитрий Иванович, за содержательную беседу.

*1) См. подробнее: Новое Постановление ВАС РФ N 14: введение прецедента или распределение судебной нагрузки? / «Круглый стол» журнала // Арбитражное правосудие в России. 2008. N 4. С. 73-89.

*2) См.: Фролова А.В. Постановления Пленума и Информационное письмо Президиума ВАС РФ за декабрь 2007 г. // Арбитражное правосудие в России. 2008. N 2. С. 4-5.

*3) Постановление КС РФ от 28.02.2008 N 3-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 6.1 и 12.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и статей 21, 22 и 26 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» в связи с жалобами граждан Г.Н. Белюсовой, Г.И. Зиминой, Х.Б. Саркитова, С.В. Семак и А.А. Филатовой».

*4) См. Постановление КС РФ от 25.03.2008 N 6-П «По делу о проверке конституционности части 3 статьи 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества «Товарищество застройщиков», открытого акционерного общества «Нижнекамскнефтехим» и открытого акционерного общества «ТНК-ВР Холдинг».