Нужна ли частная собственность на земле

Нужна ли частная собственность на земле

В российской конституции записано: “Граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю” (ст. 36.1) Но большинство граждан осуществить это право не могут, потому что нет нужного законодательства. Коммунисты в думе блокируют его уже пять лет. Единственный теперь выход – решать этот вопрос на местах, на уровне областей. Этим путем пошел губернатор Саратовской области Аяцков, который, помня заветы Столыпина, некогда управлявшего Саратовской губернией, у себя такое законодательство ввел. На местах, должным образом организовавшись, куда легче повлиять на своего губернатора и на свое законодательное собрание, чем на коммунистов в Думе. Но, чтобы действовать на местах, надо знать, почему так важна частная собственность на землю.

Сначала оговоримся, о какой земле идет речь. Приватизировать надо земли, которые используются для личных нужд граждан или для коммерческого дохода. Речь, естественно, не идет о землях общего пользования, таких, как парки, школьные площадки, дороги, крупные лесные массивы, земли экологически ценные или, наоборот, пустынные.

Вспомним аргументы, которые приводил И.А. Ильин, философ, которого теперь и коммунисты иногда не прочь цитировать. Частная собственность, писал он, дает владельцу “чувство уверенности, доверия к людям, к вещам и к земле, желание вложить в хозяйственный процесс свой труд и свои ценности. Частная собственность научает человека творчески любить труд и землю, свой очаг и родину. Она выражает и закрепляет оседлость, без которой невозможна культура. Она единит семью, вовлекая ее в собственность. Частная собственность пробуждает и воспитывает в человеке правосознание, научая его строго различать «мое» и «твое», приучая его к правовой взаимности и уважению чужих полномочий”(“Путь духовного обновления”, 1962).

Ни одно производство не может обойтись без хотя бы малого клочка земли, на котором стоит помещение, в котором человек живет и работает. Потому, говоря экономическим языком, земля – это фактор производства, такой же как труд, капитал, энергия, информация. В некоторой мере, эти факторы взаимно заменимы. Если, допустим, труд дешев, а капитал дорог, то предприниматель предпочтет нанять больше работников, а не покупать дорогое оборудование. Если земля дорога, он посмотрит, не переместить ли свое предприятие туда, где она дешевле. Искусство правильной организации производства требует так скомбинировать эти факторы, чтобы сумма затрат на них была как можно ниже. Тогда и предприниматель, и общество в целом получают наибольшую прибыль.

Но для того, чтобы самым экономичным образом скомбинировать факторы производства, надо знать их реальную цену. Реальная цена складывается на рынке, где множество покупателей и продавцов уравновешивают спрос и предложение. Если же на землю нет рынка, то неизвестно, сколько она на самом деле стоит. А если цена на такой существенный фактор производства, как земля, неизвестна или произвольна, то не может быть и эффективного производства.

Отсюда вывод: частная собственность на землю необходима для того, чтобы земля покупалась и продавалась, чтобы был рынок на землю, без которого нельзя знать реальных цен на землю. А реальные цены надо знать, чтобы эффективно организовать производство.

Можно подойти к вопросу и с другой стороны, от отдельного участка земли. Кто должен им владеть? Тот, кто способен с него получить наиболее высокий доход и потому готов заплатить за него самую высокую цену. Заметим, платит он самую высокую цену не потому, что он самый богатый (деньги в нормальных условиях берутся в банке под залог той же земли), а потому, что он способен наладить на этом участке самое доходное дело. Итак, частная собственность на землю необходима и для того, чтобы разумно размещать в пространстве пользователей земли.

А почему не аренда?

Сторонники “рыночного социализма” могут согласиться: действительно, верные цены нужны. Но зачем же все-таки частная собственность? Почему бы городу не сдавать землю в аренду?

Во-первых, потому, что будучи монопольным владельцем, государство (область, город) лишено возможности знать рыночную цену каждого участка. Любая цена, которую оно назначит, будет произвольной. Единственный способ узнать реальную цену – это аукцион. Но на аукцион можно выставлять по очереди ограниченное число участков. Нельзя выставить на аукцион все участки – не найдется достаточного числа конкурентов за каждый из них. Но когда земля становится частной собственностью, то быстро находится достаточное число пар “продавец-покупатель”, договаривающихся между собой о цене. Это показала приватизация квартир, быстро определившая рыночные цены на жилье.

Во-вторых, в условиях меняющихся цен, определить уровень арендной платы на многие годы вперед – затруднительно. А если ограничиться кратковременной арендой, то арендатор теряет уверенность в будущем и желание вкладывать в участок свой капитал. Даже владение квартирой, земля под которой неизвестно чья, дело, юридически, весьма ненадежное. Между тем, при частной собственности на землю, есть отработанный способ реакции на меняющиеся цены: периодическая переоценка земли профессиональными оценщиками (решения которых владелец может оспаривать). От переоценки зависит уровень налогов, которые с земли получает правительство. В итоге оно обладает более надежным источником дохода, чем арендная плата.

В-третьих, заключение арендного договора с каждым пользователем земли, если такой договор создает условия, равноценные частной собственности, дело административно трудоемкое, требующее квалифицированных кадров, которых нет. На деле землеотвод становится предметом взяток и частного обогащения за счет общества. Простое право собственности на землю с общеобязательными ставками налога в зависимости от цены надежнее и для владельца, и для государства. Оно меньше оставляет места коррупции.

Важность земельного налога

Против всех приведенных доводов можно порой услышать и такой: уж земли то в России хоть отбавляй. Раз ее так много, значит, она дешева, и зачем вообще волноваться о цене? Если земля и используется расточительно, какая разница? На самом деле экономически ценной земли вовсе не так много. Ведь пшеницу выращивают на Кубани, а не в тундре, и 75% населения страны живет не на одной седьмой суши, а на очень небольшой площади городов. Значит, есть огромные перепады в цене, и ценные земли надо разумно использовать. Принято считать, что земля составляет примерно одну пятую национального богатства страны. И совершенно нетерпимо, когда такая значительная часть национального богатства не введена в хозяйственный оборот. Частная собственность и рыночные цены на землю создают возможность ипотечного кредита, то есть кредита под залог земли. Это открывает огромные возможности мобилизации капитала, которого так не хватает.

Открывает это и обильный, причем экономически безвредный, источник налоговых поступлений в условиях, когда все уровни правительства изнывают от недостатка средств и вопрос собираемости налогов один из самых острых в стране. Налог же на реальную рыночную стоимость земли имеет ряд преимуществ перед всеми остальными.

Дело в том, что почти любой налог, искажая структуру рыночных цен, приносит экономический вред. Налог на прибыль (то есть, на капитал), делает вложение капитала менее привлекательным. Налог на здания делает ремонт и постройку зданий менее привлекательными. Налог на торговлю сокращает объем торговли. Налог на труд сокращает желание трудиться. Каждый из этих налогов вызывает желание уйти от него туда, где налоги ниже, и держать деньги на каких-нибудь островах. Кроме того, он вызывает желание переложить налоговое бремя на кого-то другого: продавец – на покупателя, предприниматель – на работника. Наконец, каждый из этих налогов вызывает желание утаить доход, что, обыкновенно, не так уж трудно. Единственное исключение из всех этих правил представляет собой налог на землю. Участок земли увезти с собой невозможно. Перекладывать бремя земельного налога не на кого, кроме тех, кто участком фактически пользуются. И участок у всех на виду – его не утаишь (хотя в древней Руси и прятали участки в лесах). Итак, налог на землю самый собираемый налог, и к тому же налог, который не искажает соотношения цен (его бремя не перекладывается). И чем выше налог на землю, тем более интенсивно владелец будет стараться ее использовать. Вопреки демагогии, что рынок на землю вызовет “спекуляцию”, земельный налог спекуляцию как раз подавляет. Он заставляет землю использовать, а не держать пустой ради будущей перепродажи.

Кроме того, можно убедительно аргументировать, что налог на землю – и самый справедливый налог. Дело в том, что цена любого участка земли, а потому и земельная рента, из которой этот налог вычитается, зависят главным образом от доступности данного участка. Доступность же создается не владельцем, а обществом в целом: территориальным распределением населения и инженерными и транспортными коммуникациями. Отбирая земельную ренту, общество как бы лишь возвращает себе свое. На этом основании американский экономист Генри Джордж в конце XIX в. считал желательным, чтобы земельный налог вообще был единственным налогом. Увы, потребности нынешнего государства таковы, что одной земельной ренты не хватит на их оплату.

Тем не менее, для народного хозяйства было бы выгодно, увеличивать налог на землю за счет понижения всех остальных налогов. Есть лишь одно условие: земля должна иметь рыночную цену. То есть, нужна частная собственность на землю.

Пусть не взыщет читатель, если эти страницы звучат как элементарный урок экономики. Вся беда в том, что наши законодатели этот урок никогда не проходили!

Источник: За Россию. № 9 (341). Март — апрель 1998. С. 3–4.

Право частной собственности на землю закреплено в Конституции РФ (ст. 36), согласно которой граждане и их объ­единения вправе иметь в частной собственности землю.

Право частной собственности на землю представляет со­бой одну из форм права собственности, при которой право­мочиями пользования, владения и распоряжения земельным участком обладают физические и юридические лица.

Объектом права частной собственности на землю всегда является индивидуально-определенный земельный участок, который в установленном порядке перешел к определенному субъекту и находится в его владении, пользовании и распоря­жении. В ряде случаев законодательство РФ включает в со­держание данного объекта иные объекты природной среды, находящиеся на земельном участке и неразрывно с ним свя­занные: обособленные водные объекты и древесно-кустарни-ковую растительность. Так, ст. 261 Гражданского кодекса РФ прямо указывает, что если иное не установлено законом, пра­во собственности на земельный участок распространяется на находящийся в границах этого участка поверхностный (поч­венный слой), замкнутые водоемы, а также находящиеся на нем лес и растения. Собственник земельного участка вправе использовать по своему усмотрению все, что находится над и под поверхностью участка, если иное не предусмотрено зако­нами о недрах, об использовании воздушного пространства, иными законами и не нарушает законных прав иных лиц. Права собственников земельных участков закреплены в ст. 40 Земельного кодекса РФ. Напомним, что собственник земель­ного участка вправе: использовать в установленном порядке для собственных нужд имеющиеся на земельном участке об­щераспространенные полезные ископаемые, пресные подзем­ные воды, а также закрытые водоемы в соответствии с законо­дательством Российской Федерации; возводить жилые, произ­водственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельно­го участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов; проводить в соответствии с раз­решенным использованием оросительные, осушительные, культуртехнические и другие мелиоративные работы, строить пруды и иные закрытые водоемы в соответствии с установ­ленными законодательством экологическими, строительны­ми, санитарно-гигиеническими и иными специальными тре­бованиями; осуществлять другие права на использование зе­мельного участка, предусмотренные законодательством. Кроме того, собственник земельного участка имеет право собст­венности на: посевы и посадки сельскохозяйственных культур, полученную сельскохозяйственную продукцию и доходы от ее реализации, за исключением случаев, если он передает зе­мельный участок в аренду, постоянное (бессрочное) пользова­ние или пожизненное наследуемое владение либо безвоз­мездное срочное пользование; расположенные на земельном участке многолетние насаждения, за исключением случаев, установленных законодательством Российской Федерации.

Смотрите так же:  Приказ об утверждении порядка проведения инвентаризации

Следует отметить, что ст. 213 Гражданского кодекса РФ предусматривает нахождение в частной собственности (собст­венности граждан и юридических лиц) любого имущества, за исключением отдельных видов имущества, которое не может принадлежать гражданам или юридическим лицам. Количе­ство и стоимость имущества, находящегося в частной собст­венности, не ограничивается, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены законом.

Земельный кодекс РФ (ст. 27) выделяет три вида земель­ных участков как объектов гражданского оборота: земельные участки, изъятые из оборота; земельные участки, ограничен­ные в обороте; земельные участки, свободно находящиеся в обороте.

Земельные участки, отнесенные к землям, изъятым из оборо­та, не могут предоставляться в частную собственность, а так­же быть объектами сделок, предусмотренных гражданским законодательством (п. 2 ст. 27 ЗК РФ). Так, изъятыми из оборо­та считаются земельные участки, занятые находящимися в федеральной собственности следующими объектами: госу­дарственными природными заповедниками и национальны­ми парками (за исключением случаев, предусмотренных Зе­мельным кодексом РФ); зданиями, строениями и сооруже­ниями, в которых размещены для постоянной деятельности Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы; зданиями, строениями и сооружениями, в которых размещены военные суды; объекта­ми организаций федеральной службы безопасности; объектами организаций федеральных органов государственной охра­ны; объектами использования атомной энергии, пунктами хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ; объектами, в соответствии с видами деятельности которых созданы закрытые административно-территориальные обра­зования; объектами учреждений и органов Федеральной службы исполнения наказаний; воинскими и гражданскими захоронениями; инженерно-техническими сооружениями, линиями связи и коммуникациями, возведенными в интере­сах защиты и охраны Государственной границы Российской Федерации.

Ограничиваются в обороте находящиеся в государствен­ной или муниципальной собственности следующие земель­ные участки (п. 5 ст. 27 ЗК РФ): в пределах особо охраняемых природных территорий, которые не были указаны выше; в пределах лесного фонда, за исключением случаев, установ­ленных федеральными законами; занятые находящимися в государственной или муниципальной собственности водными объектами в составе водного фонда; занятые особо ценными объектами культурного наследия народов Российской Феде­рации, объектами, включенными в Список всемирного насле­дия, историко-культурными заповедниками, объектами ар­хеологического наследия; предоставленные для обеспечения обороны и безопасности, оборонной промышленности, тамо­женных нужд; в границах закрытых административно-территориальных образований; предоставленные для нужд организаций транспорта, в том числе морских, речных пор­тов, вокзалов, аэродромов и аэропортов, сооружений навига­ционного обеспечения воздушного движения и судоходства, терминалов и терминальных комплексов в зонах формирова­ния международных транспортных коридоров; предостав­ленные для нужд связи; занятые объектами космической ин­фраструктуры; расположенные под объектами гидротехниче­ских сооружений; предоставленные для производства ядови­тых веществ, наркотических средств; загрязненные опасными отходами, радиоактивными веществами, подвергшиеся био­генному загрязнению, иные подвергшиеся деградации земли.

Перечень земельных участков, не подлежащих приватизации, установлен также Федеральным законом от 21.12.01 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального иму­щества» (п. 8 ст. 28). В соответствии с ним, не могут быть при­ватизированы, а значит и выступать объектом права частной собственности на землю, земельные участки в составе земель: сельскохозяйственного назначения, лесного и водного фон­дов, особо охраняемых природных территорий и объектов; зараженных опасными веществами и подвергшихся биоген­ному заражению; водоохранного и санитарно-защитного на­значения; общего пользования (улицы, проезды, дороги, на­бережные, парки, лесопарки, скверы, сады, бульвары, водо­емы, пляжи и другие); транспорта, предназначенные для обес­печения деятельности морских и речных портов, аэропортов, а также отведенные (зарезервированные) для их перспектив­ного развития; предусмотренных генеральными планами раз­вития соответствующих территорий для использования в го­сударственных или общественных интересах, в том числе зе­мель общего пользования; не подлежащих отчуждению в со­ответствии с законодательством Российской Федерации.

Нельзя считать объектом права частной собственности на землю такие участки, которые перешли в собственность не­законным путем, поскольку сделка, совершенная с нарушени­ем закона, подлежит расторжению с возвращением сторон данной сделки в первоначальное положение (ст. 168 ГК РФ).

Субъектами права частной собственности на землю вы­ступают граждане и юридические лица. По общему правилу, гражданин может выступать субъектом права собственности на землю с момента приобретения полной дееспособности (как правило — по достижении 18-ти летнего возрасти), юри­дическое лицо — с момента государственной регистрации. Статья 15 Земельного кодекса РФ прямо указывает, что собст­венностью граждан и юридических лиц (частной собственно­стью) являются земельные участки, приобретенные гражданами и юридическими лицами по основаниям, предусмот­ренным законодательством Российской Федерации, причем граждане и юридические лица имеют право на равный доступ к приобретению земельных участков в собственность. Земель­ные участки, находящиеся в государственной или муници­пальной собственности, могут быть предоставлены в собст­венность граждан и юридических лиц, за исключением зе­мельных участков, которые в соответствии с Земельным ко­дексом и другими федеральными законами не могут нахо­диться в частной собственности.

Необходимо отметить, что действующее законодательст­во не выделяет особенностей права собственности юридиче­ских лиц на земельные участки, в нем отсутствуют различия в правовом режиме земель, находящихся в собственности юри­дических лиц, и в содержании принадлежащих им правомо­чий. В то же время, не все юридические лица могут быть соб­ственниками земельных участков в силу своего правового ста­туса, и к ним относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия, государственные и муниципальные учреждения, федеральные казенные предприятия, а также органы государственной власти и органы местного само­управления.

Что касается иностранных граждан, иностранных юри­дических лиц и лиц без гражданства, то они могут, как и рос­сийские граждане и юридические лица, иметь в собственности землю, однако за рядом ограничений.

Так, согласно п. 3 ст. 15 Земельного кодекса РФ, ино­странные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица не могут обладать на праве собственности земельными участками, находящимися на приграничных территориях, перечень которых устанавливается Президен­том Российской Федерации в соответствии с федеральным за­конодательством о Государственной границе Российской Фе­дерации, и на иных установленных особо территориях Рос­сийской Федерации в соответствии с федеральными закона­ми. До установления Президентом РФ такого перечня земельные участки в собственность иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц на указанных территориях не предоставляются (п. 5 ст. 3 Федерального за­кона от 25.10.01 г. № 137-ФЗ «О введение в действие Земельно­го кодекса РФ»). Определенные ограничения содержатся так­же в Федеральном законе от 24.07.02 г. № 101-ФЗ (в ред. от 07.07.03 г.) «Об обороте земель сельскохозяйственного назна­чения»: иностранные граждане, иностранные юридические лица, лица без гражданства, а также юридические лица, в ус­тавном (складочном) капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц, лиц без гражданст­ва составляет более чем 50 процентов, могут обладать земель­ными участками или долями в праве общей собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначе­ния только на праве аренды (ст. 3).

В апреле 2004 года Мурманская областная Дума обрати­лась с запросом в Конституционный Суд РФ, в котором оспа­ривалась конституционность некоторых положений Земель­ного кодекса Российской Федерации, регулирующих предос­тавление земельных участков в собственность иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридиче­ским лицам (в частности, п. 3 ст. 15, п. 12 ст. 30, п. 5 ст. 35, ст. 38 ЗК РФ). В обоснование своей позиции областные депутаты привели следующие доводы: земля является основой жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, в данном случае к таким народам относятся только народы Российской Федерации; закон не может огра­ничивать и перераспределять эту основу, право на нее в поль­зу лиц, не относящихся к народам Российской Федерации; из Конституции Российской Федерации (статья 36, часть 1) сле­дует, что субъектом права частной собственности на землю могут быть только российские граждане и их объединения; предоставление иностранным гражданам, лицам без граждан­ства и иностранным юридическим лицам права собственности на землю умаляет (ограничивает) территориальную основу жиз­ни и деятельности народов Российской Федерации, создает возможность отторжения земли иностранному государству посред­ством сделок или предъявления территориальных претензий к Российской Федерации, может привести к нарушению суверени­тета Российской Федерации.

Кроме того, Мурманская областная Дума просила признать Земельный кодекс РФ в целом не соответствующим Конституции Российской Федерации по порядку принятия, исходя из того, что федеративное устройство Российской Федерации основано на разграничении полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной вла­сти субъектов Российской Федерации (статья 5, часть 3, Консти­туции РФ), а потому федеральный законодатель, принимая закон по предмету совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, обязан учитывать волю субъектов Российской Федера­ции и соблюдать установленный правовыми актами порядок реализации названного принципа.

Тем не менее, Конституционный Суд РФ постановил признать оспариваемые положения Земельного кодекса РФ не противоречащими Конституции РФ, а также признал, что Зе­мельный кодекс РФ по порядку его принятия Государствен­ной Думой не противоречит Конституции Российской Феде­рации (см. постановление Конституционного Суда РФ от 23.04.2004 г. № 8-П «По делу о проверке конституционности Земельного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Мурманской областной Думы»).

О частной собственности на землю

МИХАИЛ ГОЛУБЕВ
кандидат экономических наук
(Россия)

• Насаждение частной собственности все больше осознается как принципиально несостоятельный путь реформирования народного хозяйства
• Сам факт обладания объектами собственности, с каких бы позиций мы его ни рассматривали, не несет непосредственных мотивов
к эффективному труду
• Большинство из нас пребывает в состоянии неведения относительно смысла и действительных целей свободной купли-продажи земли
• Ни рыночной, ни какой другой стимулирующей функции
и соответственно подъема производства частная собственность
на землю не несет

В начале 1992 г. немало наших соотечественников было убеждено в перспективности новых подходов к организации жизни и надеялось на быстрый социально-экономический прогресс. Поверили, например, что частная собственность служит основой рыночного механизма регулирования и создает мощные стимулы для роста эффективного производства. Однако мероприятия в ходе реформы вызвали множество непредвиденных, нередко разорительных и трагичных последствий, прежде всего в области приватизации. Тем не менее, исполнительные структуры власти России настаивают на продолжении преобразований в начатом русле и, в первую очередь, на превращении земли в объект купли-продажи как способе завершения основных этапов рыночного реформирования.

Смотрите так же:  Коэффициент налог на землю 2019

Но приватизация сельскохозяйственных земель столкнулась с рядом препятствий. В частности, ее пока невозможно осуществить по техническим причинам. Она требует разнообразного комплекса подготовительных мер (разработки земельного кадастра, создания службы регистрации собственников, обучения кадров соответствующего профиля, формирования системы ограничений в условиях землепользования, правовой проработки деталей приватизации, методики определения цены земельных участков и т.д.), о которых своевременно не подумали. Но главное — насаждение частной собственности все больше осознается как принципиально несостоятельный путь реформирования народного хозяйства. При этом многие понимают, что приватизация земли еще и социально опасна. Все это вызывает упорное сопротивление намечаемым правительством мероприятиям со стороны политической оппозиции.

Ожесточенные споры относительно целесообразности превращения земли в частную собственность периодически обостряются. Особенно они разгорелись в конце 1997 г., когда Госдума высказала несогласие на приватизацию земель сельскохозяйственного назначения. К сожалению, депутаты не находят достаточно убедительных, кроме общих плачевных результатов уже проведенных преобразований, фактов для обоснования ненужности этих мер. Реформаторы, в свою очередь, обвиняют их в остановке реформ и все упорнее добиваются перемен в сельском хозяйстве на основе приватизации земель. Вопрос о земле был вынесен на четырехстороннюю комиссию при Президенте. Но договориться не смогли и там.

Давайте немного поразмышляем о земельной реформе, тем более что главные аргументы в дискуссии пока не прозвучали. Взвесим еще раз доводы за и против, опираясь на ряд важных и не упоминавшихся ранее положений теории отношений собственности.

Приватизация: цели
и некоторые результаты

Глубинным смыслом экономической реформы были устранение тормозов на пути развития производительных сил общества, созданных планово-распорядительной экономикой, и переход к управлению на основе рыночных регуляторов. Достигнута ли эта цель? Итоги реформы, дают, безусловно, отрицательный ответ: производительные силы общества сократились более чем вдвое.

Полагая, что частная собственность — база рыночной экономики и самый эффективный стимулятор производства, правительство без тени сомнения приступило к созданию широкого класса новых собственников, быстрому разделу и перераспределению госсобственности. В результате проведенной приватизации получили что и хотели, но с точностью до наоборот: сформировали класс “новых русских”, присвоивших огромные средства и тратящих их куда угодно, но только не на производственные нужды.

С другой стороны, с достаточной очевидностью обнаружилось, что изменение формы собственности не сказывается на результатах деятельности. Практически никто из новых собственников не помышляет всерьез о развитии производства. Не видно обещанного рационального отношения к приватизированному имуществу, повышения эффективности его использования. Новые “предприниматели” еще меньше заботятся об интересах потребителей своей продукции, чем это было раньше. Нет желанной конкуренции, не улучшается качество продукции, теми же темпами, что и в госсекторе стареют фонды и падают объемы производства, не наблюдается инвестиционной активности, не заметно структурных сдвигов в благоприятном направлении.

Догмой оказалось главное положение “реформаторов”, согласно которому основой эффективной рыночной экономики является частная собственность. Экономика получилась крайне расточительной и вовсе не рыночной. Если, конечно, под рыночной экономикой понимать, как это общепринято, такое хозяйство, где производственная сфера настраивается на возможно более полное удовлетворение потребностей общества, выявляемых в соотношении спроса и предложения.

Тип собственности и стимулы к труду

Отношение работника к труду определяется исключительно механизмом оплаты труда, даже если он и является владельцем некоторого количества акций предприятия. Предположение о том, что владение собственностью стимулирует труд работника, не соответствует действительности. Сам факт обладания объектами собственности, с каких бы позиций мы его ни рассматривали, не несет непосредственных мотиваций к эффективному труду.

Только грамотно построенная собственником прямая связь доходов участников производственного процесса с конечными результатами деятельности является стимулом к труду в строгом смысле этого понятия. Думается, что именно отсутствие продуманного механизма заинтересованности в высоких конечных результатах было главным недостатком существовавшей в СССР системы хозяйствования.

Собственность как стимул все же существует, но не в механизмах стимулирования труда, а в сфере инвестиционной деятельности. Она заставляет владельца искать и вкладывать свободную часть своих средств в области экономики с повышенной нормой прибыли на капитал. При этом объемы и направления вложений (например, в собственное производство, в ГКО, за границу) будут определяться массой обстоятельств, и совсем не обязательно окажутся в нужном для общества направлении. Чтобы эти средства служили прогрессу собственной страны, само государство должно позаботиться о создании выгодных условий для внутренних вложений в материальное производство. Сделано же нечто противоположное.

Специфика отношений
собственности на землю

Особенностью земельных отношений является то, что экономический результат здесь состоит из двух частей – предпринимательского дохода и ренты. Основное назначение последней – выравнивание условий хозяйствования на землях различного качества. Оно осуществляется путем присвоения рентного дохода собственником земельного участка. Эта специфическая функция собственника земли и выпала полностью из внимания реформаторов и их политических оппонентов.

Поскольку рентный доход не является заслугой владельца земли, вектор прогрессивного развития общественных отношений в данной сфере направлен на то, чтобы собственником факторов производства, несущих дифференциальный эффект (т.е. земельную ренту), было общество в целом, а непосредственным организатором рентных отношений стали исполнительные органы государства. Это исключает неоправданный паразитизм и обеспечивает вовлечение в хозяйственное развитие дополнительных инвестиционных источников (разнообразных видов ренты), а также более эффективный общественный контроль за бережным отношением к территориальным и природным ресурсам.

В наше время частная собственность на землю повсеместно становится анахронизмом. В развитых странах в чистом виде ее давно нет. Она признана только в юридическом смысле. В экономических же отношениях ее использование оговаривается множеством нормативно-правовых ограничений, введенных государством, которые фактически делают землю объектом общественной собственности. Превращение земли в России на настоящем этапе в частную собственность также не имеет смысла, ведь при формировании условий рационального землепользования все равно придется организовывать рентные отношения и вводить разного рода ограничения, делающие землю объектом общенародной собственности (в полном соответствии с мировой тенденцией развития земельных отношений).

Рентные отношения — важная часть механизма стимулирования в сельском хозяйстве. Когда они правильно организованы, то обеспечивают равные условия хозяйствования (т.е. ту самую добросовестную конкуренцию, о которой мечтают “реформаторы”) и заставляют всех нерадивых предпринимателей освобождать земельные участки, поскольку лишают их возможности возмещать убытки за счет незаслуженно присваиваемого дифференциального дохода.

Основной аргумент сторонников приватизации земли

“Реформаторы” уверяют, что частная собственность на землю нужна для того, чтобы создаваемые земельные банки давали кредиты для развития фермерства под залог земли. Без залога земли, якобы, невозможно привлечение инвестиций и возрождение сельского хозяйства. Рассмотрим, насколько этот аргумент заслуживает доверия.

С точки зрения производителя кредитные отношения имеют смысл лишь тогда, когда доходы от реализации продукции (в нашем случае — сельскохозяйственной) будут достаточными для покрытия издержек производства, возврата кредита и выплаты процентов по нему, а также получения некоторой прибыли. Это — необходимое и предварительное условие нормальных заемных отношений. В противном случае производителю угрожает долговая ловушка. Но данное условие у нас отсутствует и нет никаких надежд, что оно появится в ближайшем будущем. Этим отчасти объясняется тот факт, что сегодня 3/4 всех предприятий на селе убыточны, а остальные находятся в неустойчивом экономическом положении.

Правительство РФ делает вид, будто все зависит только от производителя. На самом деле существуют внешние по отношению к крестьянству причины, обусловленные применением государством методов “рыночного реформирования” и не дающие ему нормально работать. Назовем лишь два просчета, которые сделали невозможным естественный процесс воспроизводства в сельском хозяйстве (как, впрочем, и в промышленности).

Между производителями продукции и ее потребителями возникли разнообразные посредники (от оптовых покупателей и первичных переработчиков продукции сельского хозяйства до рыночных перекупщиков и уличных спекулянтов). Проходя через многочисленные посреднические структуры, цены на сельхозпродукты увеличиваются в 3-4 раза.

Необузданное стяжательство посредников поставило производителя в бедственное положение. Он лишился возможности возмещать издержки производства, поэтому вынужден сокращать его объемы. Хозяйство натурализируется и нищает. Государство вынуждено в той или иной форме поддерживать сельское хозяйство, чтобы не погубить его вовсе и не уморить голодом население. Правда, необходимо заметить, что в не меньших размерах средства из деревни выкачиваются с помощью ценовых ножниц (закупочных и розничных цен, цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию).

Но особенно сильный удар по сельскому хозяйству нанесли политика внешнеэкономической открытости, стремление довести внутренние цены в стране до уровня мировых. Это вызвало искажение ценовых пропорций до такой степени, что в производстве сельскохозяйственной продукции стало невыгодно использовать машины, удобрения, корма. Парадокс, но применение средств интенсификации производства ведет к росту затрат намного большему, чем прирост продукции. К тому же высокие внутренние цены делают невозможным успешную конкуренцию отечественной продукции с зарубежной. Другими словами, сельское хозяйство оказалось в ловушке “рыночного либерализма” и открытости экономики.

Вот где действительные причины подавления сельскохозяйственного производства в стране. Если к этому добавить исторически сложившуюся отсталость данного сектора, неэффективность механизмов стимулирования, относительно суровые климатические условия на большей части территории страны, внешнеэкономическую экспансию и отсутствие таможенной политики, защищающей своего производителя, то станет очевидно, что развитие сельского хозяйства невозможно не в силу отсутствия права свободной продажи земли или ограничений в ипотечном кредитовании, а по совсем другим соображениям, где кредитные мотивы оказываются на последнем плане.

Кому нужна и что даст частная собственность на землю?

Большинство из нас пребывает в состоянии неведения относительно смысла и действительных целей свободной купли-продажи земли. Нам постоянно твердят, что свободный оборот земли, приведет, в конце концов, к тому, что земля обретет эффективного хозяина. Однако, как видно из вышесказанного, ни рыночной, ни какой другой стимулирующей функции и соответственно подъема производства частная собственность на землю не несет. Если в промышленности приватизация ничего нужного для экономики не дала, нет никаких оснований полагать, что иные результаты она даст в сельском хозяйстве.

Кому в таком случае все это выгодно?

Сегодня продолжает эффективно работать механизм по перекачке народных средств в карманы сомнительных предпринимателей (посредническая деятельность, спекуляция, теневые и криминальные структуры). Несмотря на резкое падение производства и обнищание масс миллионеры появляются как грибы после дождя. Вот их-то толстые кошельки требуют овеществления и готовы выплеснуть миллиарды в качестве спроса на тот товар, который может нести функцию надежного накопителя общественного богатства. Но им становится некуда вкладывать свои миллиарды, так как городская сфера производства уже поделена, а вывоз капитала за пределы страны имеет ограничения. Земля же очень подходит для этой цели: по мере будущей нормализации положения в сельском хозяйстве она будет только возрастать в цене. Но чтобы получить возможность овеществлять капиталы в земле, ее сначала нужно раздать, а затем позволить продавать. Для удовлетворения потребности в накопительстве и развернута компания по превращению земли в частную собственность с правом купли-продажи.

Смотрите так же:  Готовый доверенность образец

Знание особенностей земельных отношений и уже имеющийся опыт приватизации позволяют с высокой степенью вероятности прогнозировать социально-экономические последствия превращения земли в объект купли-продажи в наших условиях.

1. Первичная приватизация в процессе земельного передела обязательно вызовет социальную напряженность. В настоящее время у нас нет системы оценок, основанных на дифференциальных характеристиках земельных участков, без которой землю невозможно разделить по принципу справедливости. Это неизбежно породит массу злоупотреблений (их уже было более чем достаточно при наделении земельными участками фермеров). А значит, возникнут многочисленные конфликты между появившимися новыми собственниками, между ними и работниками колхозов и совхозов, не желающими стать индивидуалами.

Нетрудно спрогнозировать, что передел земли окажется достаточно кровавой страницей в рыночных реформах. Мы неизбежно столкнемся с массовыми поджогами, потравами, бандитскими разборками. Нечто подобное уже было в городах на почве приватизации предприятий.

Навязывание частной собственности на землю, кроме того, создает искусственные противоречия между городским и сельским населением. Земля является общей собственностью всех граждан страны. Значит, и горожане должны иметь право на земельную собственность. Как они могут реализовать это право? Вопрос открыт и в рамках рыночной реформы не имеет решения.

2. Сегодня сознательно или по недомыслию, но создан механизм разорения предприятий на селе. Нынешние экономические условия способствуют быстрому развалу как крупных специализированных предприятий, так и мелких, не оснащенных техникой хозяйств. Фермеры, получившие несколько десятков га земли и не имеющие возможности по вышеприведенным соображениям вести товарное хозяйство, окажутся в ситуации, когда им выгодно распродать излишки земли, оставив себе минимально необходимую часть участка для ведения натурального хозяйства.

3. Как только будет разрешена свободная торговля землей, последняя тут же станет явно не по карману среднему гражданину. В результате в наших условиях “право иметь землю в частной собственности” будет означать для подавляющего большинства россиян абсолютную невозможность ее приобрести. И если сейчас у каждой семьи есть возможность получить приусадебный участок, то после принятия такого права ее не будет

4. Одним из крайне выгодных способов перераспределения земли в пользу толстосумов служит разработанный механизм залогового кредитования. Можно не сомневаться, что залоговые кредиты будут выдаваться, возможно даже беспроцентные. Вот только не на развитие сельского хозяйства. Тогда на что же? И откуда появится такая готовность?

Все объясняется достаточно просто. Оценка земли при нынешних кредитных ставках и при фактическом отсутствии рентных характеристик хотя и будет недоступна для большинства, но окажется многократно заниженной по сравнению с действительной ее стоимостью. И такой кредит будут давать, как правило, в расчете на присвоение земельного участка, предварительно убедившись, что должник не сможет вернуть долг. Ведь такие сделки более выгодны, чем просто купля-продажа. При этом банк может позволить себе иметь специалиста, который всегда может с почти стопроцентной вероятностью прогнозировать условия залога, при которых возможность возврата долга будет минимальной и потребуется его компенсация земельным участком.

Таким образом, свобода продажи земли через механизм залогового кредитования представляет собой слегка замаскированное средство лишить подавляющее большинство селян права собственности на землю. Как следствие появятся беженцы и вынужденные переселенцы, но уже на новой экономической основе.

Есть и другой выгодный для банкиров вариант. Кредиты будут давать с целью присвоения банками дифференциальной ренты и предпринимательской прибыли производителя (там, где благоприятные природные условия все же позволяют выгодно производить продукцию).

5. У новых собственников появятся дополнительные возможности извлечения доходов. Среди них спекуляция на земельной собственности, использование земли в качестве самовозрастающего капитала (цена земли будет возрастать по мере нормализации положения в экономике); использование наемного труда для получения прибавочной стоимости и извлечения рентного дохода при передаче ее в обработку другим лицам.

Конечно же, приобретатели земель немедленно догадаются сдавать их в аренду там, где это выгодно, как это уже делают многие колхозы и совхозы. Фактически передача земли в собственность есть подарок земельной ренты новым собственникам.

Само по себе возникновение арендных отношений носит естественный характер. Но предоставление такой широкомасштабной возможности для новых собственников использовать механизм арендного землепользования для извлечения рентных доходов одновременно лишает этих доходов народное хозяйство. Стоит ли таким разорительным для государства способом приходить к рентным отношениям?

Тем не менее, наши «реформаторы» продолжают утверждать вопреки фактам и теории, что причина хронического отставания аграрного сектора экономики в государственной форме собственности на землю и ничего изменить нельзя, пока земля не станет частной собственностью. Однако, как было показано выше, распространение “рыночных свобод” на такой объект как земля втягивает массу мелких землевладельцев в такую систему отношений, на выходе из которой они оказываются привязанными к земле в качестве батраков, а не собственников. “Народная приватизация” в промышленности уже показала, как это происходит. В деревне она даст еще более ужасающие последствия, потому что не учитываются специфические особенности земли как объекта отношений собственности.

Таким образом, превращение земли в частную собственность служит лишь задаче расслоения общества на богатых и нищих с дальнейшим выключением ее из хозяйственного оборота и без перспектив на прогресс в данной сфере. Все аргументы за частную собственность как фактор рационального хозяйствования — словесная шелуха, предназначенная для прикрытия интересов тех, кто уже сейчас готов вложить в землю накопленные капиталы.

Альтернатива приватизации – механизм арендного землепользования

Между тем, программным разработкам Правительства РФ в области сельского хозяйства есть достойная альтернатива. Специалистам известен экономический механизм рационального землепользования, основанный на современных представлениях об отношениях собственности на землю. В нем вообще нет купли-продажи, хотя предусматривается оборот на основе развитой системы рентных отношений. Вот некоторые его характеристики.

Самую высокую отдачу, как показывает практика, дают приусадебные участки. Наделение всех желающих семей участками приусадебного типа и достаточного (оптимального) размера — важная сторона идеи рационального землепользования. Предлагаемый механизм создает условия для полного удовлетворения потребностей семей в приусадебных участках. В нем устанавливается приоритетность выделения земель под дачные, садовые и огородные участки в прилегающих к крупным населенным пунктам и городам территориях. Предполагается также увеличить действующие нормы выделения земель приусадебного назначения.

Кроме производственной функции эти земли выполняют ряд необходимых социальных функций. Солидные наделы позволяют не только получать существенно больше продуктов и решать задачи самообеспечения продовольствием, но становятся важным фактором трудового воспитания детей, их более раннего знакомства с окружающей природной средой, развивают культуру земледелия и бережное отношение к земле, формируют деловую предприимчивость, т.е. несут определенную социальную нагрузку. Важны и такие функции, как вторичная занятость, отдых, частичное решение жилищной проблемы и др.

Повышенная продуктивность сельскохозяйственных земель обеспечивается экономически обоснованной величиной арендной платы, которая делает невозможным использование земли теми, кто по разным причинам не способен эффективно вести хозяйство. С другой стороны, относительно высокий уровень арендной платы позволит освободить производителей от всех налогов кроме отчислений в пенсионный и страховой фонды, что может существенно упростить налогообложение.

Предлагаемый механизм установления величины арендной платы учитывает разнообразные потребительские характеристики конкретных участков, обеспечивает равномерную загрузку земель различной категории и дает в итоге экономически обоснованную величину рентных платежей, не позволяющую плохо хозяйствовать. Последняя может меняться в зависимости от разных обстоятельств, в том числе:

инфляции и повышения цен;

прогрессивного роста доходности (в результате увеличения урожайности, структуры посевов, и др.). При этом рост арендной платы должен быть таким, чтобы это не особенно ущемляло интересы высокопродуктивных хозяйств и в то же время было ощутимым для отстающих в эффективности ведения дела землепользователей;

неблагоприятных природно-климатических условий.

Детали механизма отработаны таким образом, чтобы он управлял величиной арендной платы автоматически, при минимальном (главным образом, начальном и контрольном вмешательстве органов власти в земельные отношения) участии в нем чиновников (и полностью исключал возможности злоупотребления служебным положением).

Механизм предусматривает ряд дополнительных функций:

систематический контроль за состоянием землепользования;

возможность добровольного освобождения и приращения земель в пользование;

создание заинтересованности в улучшениях (дороги, энергосети, вода, очистные сооружения, мелиорация и др.);

способы компенсации затрат на улучшения;

компенсацию ухудшений, допущенных землепользователем;

механизм экологической защиты;

страхование от наступления различных неблагоприятных факторов сельскохозяйственной деятельности.

Одно из условий действенности рассматриваемого механизма – существование некоторого количества никем не занятой земли в качестве резервного фонда. В результате благодаря отсутствию дефицита на землю и равным условиям хозяйствования следует ожидать взаимодополняющее развитие фермерского, колхозного и совхозного землепользования и здоровой конкуренции.

Основные направления создания условий для организации рационального землепользования:

установить паритет цен на продукцию промышленности и сельского хозяйства;

средствами государственного регулирования (ценовой и налоговой политикой, политикой формирования доходов и т. д.) сделать более выгодным производство материальных благ по сравнению с посреднической деятельностью, создав одновременно экономический приоритет производителям сельскохозяйственной продукции;

откорректировать таможенную политику и защитить отечественного производителя.

Вот в наиболее общем представлении механизм, альтернативный программе приватизации земли. Но чтобы он мог работать, необходимо убрать препятствия общеэкономического плана. Прежде всего, требуется пересмотреть идеологические позиции, избавиться от абсурдных взглядов и намерений “реформаторов” в части приватизации земельных участков.

Россия – одна из самых обеспеченных сельскохозяйственными землями стран в мире. При современных методах рационального ведения хозяйства она может полностью обеспечить себя продукцией села, используя далеко не все имеющиеся площади. Но для этого нужна не приватизация, а общая нормализация положения в экономике с созданием приоритетов производственной сфере, дополненная альтернативным вариантом рационального землепользования, учитывающим объективное назначение отношений собственности на землю.