Стихи про развод

Стихи бывшему мужу

За хмель свободы, милый, данке шон!
Представь, мы до утра под «трали-вали»
Билет мой членский клуба бывших жен
С девчонками душевно обмывали.

В напитке терпком с запахом клопов
(Коньяк не жалую, но повод веский)
Топила, как Муму, свою любовь —
От слез промокли в кухне занавески.

«Как в море корабли. » — направо мне,
Тебе — налево все ж привычней, Зая.
Но вот с пробоиной в сердечном дне
Что делать. Я не знаю. Я не знаю.

Автор: Ирина Воробьева

Развод поставил в чувствах точку
И незачем просить отсрочку,
Надеяться вернуть былое.
Оставим прошлое в покое.

Тебя любила слишком сильно
И думала, что будет длинной
Дорога нежности и страсти.
А все рассыпалось на части.

Не знаю я, кто больше грешен
И не жалею о прошедшем.
Любовь, что грела нас когда-то
Ушла без грусти, без возврата.

Автор: Анна Пищеда

Мы разошлись, как в море корабли.
Но я нисколечко, ни капли не жалею!
Сначала мне казалось — приросли.
И без тебя я просто цепенею.

Но время шло. Я попривыкла, отошла.
Теперь перед другим благоговею.
Заметно посвежела, расцвела.
С ним с каждым днем я только хорошею!

Мой бывший муж! Тебя благодарю!
Что предал и не оценил однажды.
Теперь зато я очень крепко сплю
И знаю: звезды не сведут нас дважды!

Автор: Мелиса Дымка

Мы отыграли наши роли,
Ведь нет уже пути назад!
В моей душе так много боли,
Ты показал мне рай и ад!

Еще люблю, но понимаю,
Учиться жить одной пора!
От всей души тебе желаю
Лишь только света и добра!

Живи спокойно и счастливо,
Я больше боли не боюсь!
Я в наш закат уйду красиво
И на рассвете растворюсь!

Автор: Ирина Сергеевна

Нам прожитого вместе не забыть,
Воспоминаний нам не зачеркнуть,
Ведь мы умели искренне любить,
Прошли с тобой вдвоем немалый путь.

И пусть живет он в памяти у нас,
Чужими мы не станем никогда,
Хоть и не вместе мы с тобой сейчас,
Связали нас совместные года.

При встрече взгляд, прошу, не отводи,
Тебе я не желаю зла, поверь!
И чтобы нас не ждало впереди,
Когда ты постучишь — открою дверь.

Автор: Ирина Артемук

Эти кольца могли бы нас соединять,
Как и соединяли когда-то.
Что случилось тогда — умом не понять,
Кто из нас в этом был виноватый?

Для другой покупаешь с работы цветы,
Для другого я ужин готовлю,
А в ушах только звон осколков мечты
И того, что звалось любовью.

Автор: Дина Белянская

Мы стали «бывшими» давно,
И разошлись пути.
Жизнь промелькнула, как в кино,
И ты меня прости.

Но в сердце до сих пор тепло
Заветное храню,
Все миновало, все прошло,
Но я тянусь к огню.

К огню давно забытых фраз,
К огню былой любви,
Пусть не пылает он сейчас,
Но теплится в крови!

Автор: Влада Крутова

Дорогой супруг с приставкой «экс»,
Как ты. Наслаждаешься свободой?
Коньячок, девчонки. Шик да блеск?
Ешь, небось, фаст-фуд и бутерброды.

А хотя, какое дело мне?!
Я стараюсь, бывший мой, не думать,
Кто тебе ногтями на спине
Ставит метку пылкости безумной,

Тело чье в любовном кураже
Нежишь под покровом полумрака.
Больше не ревную и уже
Разучилась от обиды плакать.

Только память верным палачом
Мучает видением бессонным:
Входишь, дверь открыв своим ключом,
И меня целуешь вновь до стона.

«Развод — и вся Любовь».

Мужчина должен хоть раз жениться
На той, что была из его ребра —
Сколько можно порхать, как птица?
И считать, будто жизнь игра?

Каждый должен нырнуть с головою
В темный омут, чье имя — Семья,
Чтобы не было сна и покоя,
Чтоб забыть кто такие — Друзья,

Чтоб забросить и книги и пенье,
Уяснить, что такое — Война —
Ведь когда у жены вдохновенье
О тебе все расскажет она:

Недостатки твои все распишет,
Даже в зеркало стыдно смотреть.
И хотя ее муж еле дышит —
Толку-то «инвалида» жалеть.

А не может жена. Так сеструху
Привезет из далекой Москвы —
Та добьет мимоходом «Петруху»
По мотивам напевов сестры.

Ну, а если и этого мало
Мамку выпишут — тещу твою —
Вместе свергнут тебя с пьедестала,
Поминальную песню споют.

Мужчина должен хоть раз жениться.
Но развестись нужно выбрать час.
Пускай езжают себе браниться
Туда, где нету меня и Вас.

Пускай оставят тебя в покое.
И снова будешь ты — Холостяк.
Брак забракован. Союз расстроен.
И Жизнь — Прекрасна.
А Боль — Пустяк.

Благодаря заботе мужа,
Ты дажзе в тридцать хороша!
Но больше муж тебе не нужен,
И холодна твоя душа.

Но, избалованная мною,
Недолго сможешь ты хранить
Свежесть, вскормленную зноем,
Палитру красок, счастья нить,

Легко согнут тебя заботы,
Хотя сбылись твои Мечты!
Что ж ты не чувствуешь полета,
Так что же не ликуешь ты?

Все также мерзнут твои ноги —
Их больше некому согреть.
Знать отвернулись Ваши боги,
На Вас противно им смотреть.

Нигде предателей не любят,
Похлеще даже, чем убийц.
Идут года, и сохнут губы,
Румянец исчезает с лиц.

И только рядом с тем, кто любит,
Не страшен жизни хоровод.
Но помогли родные люди, —
И подала ты на развод.

Потом еще не раз напишешь:
«А я по-прежнему одна. »
Но он тех стонов не услышит.
В ответ — молчанье, ТИШИНА.

Жизнь не проходят по указке.
Здесь надо самому решать:
Иль бедным быть, но жить, как в сказке;
Или с деньгами, но страдать.

Любовь не купишь за монеты!
Ей — Незабвенной — нет цены!
Но ты нарушила обеты —
Не искупить тебе Вины.

Ты навсегда запомни это лето!
К нам не вернется никогда
та нежность, что в стихах воспета:
ее разрушила беда —
твоя жестокая Вендетта.

А помнишь ли твой цикл стихов?
Как много нежности и ласки,
я изливал в соцветьях слов,
ликуя в Жизни, словно в Сказке.

Тогда ведь тоже было Лето.
И вдохновенная волна
в согласии с песком нагретым
вводила Нас в объятья сна:

на обнаженном берегу —
в истоме, сладострастной неге.
Туда в мечтах я убегу,
не помышляя о побеге.

Таков уж видно жребий мой —
со Счастьем вскоре расставаться;
играть с судьбою роковой.
И все же. Все же улыбаться!

Та нежность, что в стихах воспета,
к нам не вернется никогда.
Но ты запомни Наше лето
на все Грядущие Года.

Отпустил я птичку на свободу !
Сколько можно Извергом считаться ?
Пускай сама поищет хлеб и воду,
Ей самой теперь от коршунов спасаться.

Но и в клетке птичка тосковала.
А ведь клетка та просторною была.
Птичке ненавистно слово «Мало!»,
хотя сама та птичка и мала.

Где теперь Любезная порхает?
Я не знаю. И зачем мне знать!
Я от пенья птички отдыхаю:
В доме тишь и «божья» благодать.

Может быть она еще вернется
И весной влетит в мое окно.
Много места под горячим солнцем,
А гнездо бывает лишь одно .

Отпустил я птичку на свободу !
От свободы сам немного пьян.
Дни бегут. И так промчатся Годы,
Избавляя от душевных ран .

Вас раздражало всё во мне !
Я знаю — сколько ни старался —
Я все равно плохим остался .
Что ж : «На войне! Как на войне!»

Опять пословица права,
А Вы по-прежнему не правы !
Ах! Ваши нравы! Эти нравы !
Для Вас все люди — «трын-трава».

Но кто-то выбьет Вашу спесь .
Не я . Я , к счастью, мягкотел,
Пускай в делах не преуспел,
Но людям виден сразу весь.

Они всегда помогут мне !
А Вы, как будто, в пустоте,
В эгоистичной глухоте .
Что ж : «На войне! Как на войне!»

И никогда Вам не понять,
Что Лучшее мое важнее,
Чем эти Ваши лотереи —
Скорей бы денег настрелять.

Вас раздражало все во мне !
Я знаю — сколько ни старался —
Я все равно плохим остался .
Что ж : «На войне! Как на войне!»

Пускай тебя я и простил !
Простит ли Бог ?
Пускай я уродлив, некрасив,
Пусть я убог,

Пусть я юродив,
но уста
мои глаголят
истин рать.
Меня убить нельзя !
Нельзя распять,
как много лет назад !

Я Богу равен оттого,
что также ношу я несу —
И не боюсь я ничего,
И Сам Себя и Вас спасу.

В своем уродстве я силен:
и, грубо оскорбив меня,
ушла от божьих ты знамен,
оставила средь бела дня.

Но от Судьбы ты не уйдешь —
Придет потом и твой черед:
Накажет Бог тебя за Ложь,
За Зло, Обамн и за Развод,

за боль ребенка моего,
за грусть в его глазах.
От гнева Бога твоего
в тебе созреет страх .

Пусть я уродлив, некрасив,
Пусть я убог,
Пускай тебя я и простил !
Простит ли Бог ?

Я выбивался из последних сил —
И тогда Господь меня спросил:
«Что ж? Теперь ты веришь, что я был?»

Знаю я не хуже твоего,
Что Добро не стоит Ничего,
Ну, а Зло насилует его.

Вкалывать не стоило б труда,
Но прельщает вкусная еда,
Потому и трудишься всегда.

Кто толпу одной селедкой накормил,
Тот, конечно, явно Богом был, —
Люд поверил в то, что говорил.

Только мне заветы не нужны
Ни от Бога, ни от Сатаны —
Вещие и сам я вижу сны.

Выбиваясь из последних сил —
Помощи у Бога не просил.
Потому что Верил и Любил .

Есть профессия — дома сидеть —
И притом «работягу» «пинать»!
Как один все могу я успеть?
Постарайся-ка ты угадать!

Пусть «Спасибо» не скажет никто
За уборку, за стирку белья .
Должен ходить я в чистом пальто,
Потому что свободный мужчина — Я.

Если Ты — Муж — ходи в рванье:
Не заманит никто,
Тебя обойдут за сотню лье,
Не усадят за стол .

Хотя и женатый, я штопал сам —
Жена до обеда спала —
Утром слюнки текли по усам;
Вечером вместе готовить ждала .

И вечный тезис: «Обязан Муж» —
Слышал я каждый день,
Средь летнего зноя и зимних стуж
Твердить Жене было не лень.

Как один все могу я успеть ?
Постарайся-ка ты угадать !
Есть профессия — дома сидеть —
И притом «работягу» «пинать» !

Пусть предсказуема Судьба,
И Рок жесток,
И Зло все время бьет в Набат, —
Но Я не одинок.

Есть перекрестия Судьбы,
Есть круг и параллель,
И если Мы с тобой Рабы,
То нас спасает Хмель,

Пусть он не может навсегда
Избавить от невзгод,
Но день за днем идут Года,
Не зная тот ты или не тот.

И если даже ты солжешь,
Найдет тебя Судьба:
Где Ложь благодарит за ложь,
А Правда жжет Раба !

От Истины до Истины
Неведомы пути,
Но Я привык быть искренним,
И Ты меня прости:

За ласки бесконечные,
Противные Тебе,
За плечи белоснежные,
Что суждены не мне.

Для нас один остался час.
Другой — для Неродной,
Но если б разлучила Нас,
То стала бы — Судьбой .

Нирвана.

В каждой секунде
собраны раны, —
знать бы, что будет
после Нирваны?

Но несомненно,
веря в Блаженство,
преклоняя колено,
ищу Совершенство!

И пусть в этой Жизни
нет Идеала!
Зато горьких Истин
с лихвой нам хватало!

Жаром любовным
стянутся раны,
Пусть даже греховны
альковы Нирваны.

Но если в Жизни
нет Совершенства, —
Явно излишне
бояться Блаженства!

И не умея
жить по-другому,
явно болею
по Личному Дому:

с Верной Женою,
с Ребенком Родимым,
с Тобой ли — с Другою —
лишь бы Любимым!

Тиной затянута
горькая рана.
В путы окован.
Но есть же Нирвана.

Я жить без Любви не могу,

Я жить без Любви не могу,
как без пищи и без воды.
Я чувства не берегу!
Не стерегусь беды!

И пускай ошибаюсь за разом раз,
в своем я упрямстве прав:
Любовь дороже всего для нас!
Пусть не знает о том Минздрав:

о вреде куренья предупредит,
запретит есть мясо и соль.
Но от Разлуки кто защитит?
Что может ослабить Боль?

Не нужно наркотиков мне других —
я верю в Любовь одну!
Насколько хватит мне сил моих
с дороги моей не сверну!

Ведь есть всего лишь одна Любовь,
пусть не счесть у нее имен,
и синоним ее вечно слово «Кровь»,
словно это Природы Закон.

Но моя Любовь бескровна, светла,
много света в ней и огня.
Ей не страшна ночная мгла —
тьма боится меня.

И пускай ошибаюсь за разом раз,
в своем упрямстве я прав:
Любовь дороже всего для нас!
У нее человечный нрав .

Поэтическая анкета.

Я наивный!
Меня так легко обмануть!
Добрый!
Пользуйтесь мной безвозмездно!
Но порой, вытекая, взрывается ртуть,
раскрывается бездна.

Я — Хороший!
Плохим никогда мне не стать,
как бы этого Вам ни хотелось:
Вы — безродная «знать»!
Вы — беззубая «смелость»!

Я люблю и любим!
Я не стану другим,
как бы мне не мешали!
Потому и кажусь столько лет молодым,
что не знаю печали.

Пусть мой смех раздражает Вас —
глупый такой,
я не стану уже пессимистом:
и текут мои песни могучей рекой
в русле Жизни глубоком и чистом.

Он не пройден еще — мой единственный путь!
«Мне с него не свернуть!» — скажем честно!
Я наивный!
Меня так легко обмануть.
Добрый!
Пользуйтесь мной безвозмездно.

Ты — Актриса, каких немного!

Ты — Актриса,
каких немного!
Черт видно лысый
с тобой вместо Бога!

Как превосходно
ты мной играла!
Еще не поздно
начать сначала!

Завороженный
твоей игрою,
Я, словно школьник,
шел за тобою,

И ты вела меня,
как слепого,
Игриво роняя
за словом слово.

Но я был счастлив,
игрой плененный:
игры участник,
простак влюбленный.

Но ты однажды
переиграла.
И вряд ли дважды
начнем сначала.

Ведь этой пьесы
сюжет затаскан:
Ты — Принцесса,
Но Жизнь — не Сказка.

Найдешь «урода»
себе другого.
А мне — СВОБОДА,
где все так ново.

Сюжет дописан.
Чиста дорога.
Прощай, Актриса,
каких немного.

Колдунья.

Колдунья,
Сердце расколдуй!
Зачем тебе моя Любовь?
Ведь твой холодный поцелуй
не в силах взбудоражить кровь !

Колдунья,
разве волшебство
тебя спасает от простуд?
Ведь ты не любишь никого,
хотя твой аппетит так крут.

Колдунья,
хватит ворожбы,
способно сердце без нее
и полюбить и разлюбить.
Но сердце холодно твое!

Колдунья,
хватит нам вранья —
на время польза от него:
есть только двое — ты да я.
Любовь — вот это Волшебство .

Колдунья,
лучше полюби!
Про заклинания забудь!
Потом тебя закружит Быт,
не даст скучать тяжелый Путь.

Колдунья,
Сердце расколдуй!
Зачем тебе моя Любовь?
Ведь твой холодный поцелуй
не в силах взбудоражить кровь!

По тебе не тоскуют цветы!
Как меня, их забросила ты!

Мы Любовь сохранить не смогли!
Оба лотоса вновь зацвели:

Белым цветом ласкают мой взгляд, —
Я их искренней нежности рад!

Ну, а роза уже отцвела, —
Как меня разлюбить ты могла?

Все цветущие нежно цветы
Мне на память оставила ты.

Буду я их всегда поливать, —
По убитой Любви тосковать,

Вспоминая счастливые дни, —
К нам уже не вернутся они —

Но остались на окнах цветы,
С ними вновь оживают мечты .

На моем окне
вовсю цветет «Ванька-Мокрый»,
по прозвищу «Красавчик».

Я «Ваньку» сохранил .
И он цветет, не ведая печали,
Полить его ни разу не забыл,
Как обо мне порою забывали .

На веточках — сахар,
Средь листьев — цветы .
Я словно Знахарь !
Колдунья — Ты .

Не зная страха
Сожгла мосты —
Сбылись частично
Твои мечты .

А я тебя любил .
Цветы об этом знали !
Едва не «на руках» носил,
Не ведая печали,
Хотя, порою, из последних сил .

Ведь было все на мне;
И мне же доставалось —
Ни нежности, а выстрелы в войне,
Которой не знакомо слово «Жалость»,

Поэтому одно лишь мне осталось:
Пойти на абордаж и завершить дуэль:
Любила ты иль только мне казалось ?
Глаза мне застилал Любви великой хмель.

Кто победил? Кто в плен врагом захвачен?
На рынок к туркам будет завезен .
Неужто счет мой и поныне не оплачен ?
И навека закредитован он ?

И мой баланс с одними минусами ?
Но Жизнь идет . И у меня цветут цветы .
И сотни километров между нами
Хоть Знахарь — Я; Колдунья — Ты .

Ты веришь в чудо,
Ценя Иуду,
Ей подчиняясь,
ее страшась,
А сын наш бедный —
Ребенок бледный;
В богатстве чуждом
безродный князь.

Навряд ли скажет тебе «Спасибо!»
Как прежде помня любовь отца,
Не оправдаешь своих ошибок,
И трудно слезы стереть с лица.

Любовь так сложно нам в жизни встретить !
Ей бы — молиться, поклоны бить .
А за ошибки заплатят дети !
Вины перед ними Не искупить .

Твоих я писем не дождусь !
Ну и пусть !

Другим я идолам молюсь !
Здравствуй, Грусть !

Пусть я на части разорвусь !
Ты не трусь !

Не будет секса без Любви —
Се ля ви .

Плохие письма ты не рви !
Отошли !
Чем лгать друг другу, позови !

В словах ни злоба, ни тоска,
Просто «сплин».

По-русски это — хандра !
Ну, так что ж .
Снова замуж пора ?
За меня ты пойдешь ?

Иль найдешь ты сыну лучшего отца ,
Чем меня по вашим меркам «подлеца».

Кто-то должен Вас хоть чуточку любить,
И в Разлуке злобной все же не забыть,

Продолжая биться с призраками тьмы,
Удивляя близких женщин и умы !

От тебя за долгие пол-года два письма !
Ну, а Жизнь темна, незрачна, как Тюрьма .

У Вас там — полгода плохая погода.
У Нас — светит солнце в глаза пешехода.

Ему безразлично: плохой ты — хороший;
Бедный иль маешь в кишени ты гроши;

Злой или добрый; хмурый, веселый; —
Лишь бы дружил ты с Жизненной школой.

Эта учеба, увы, бесконечна !
Злость человека — бесчеловечна !

Только Добро неизменно, как Солнце ,
От него тепло, и человек смеется !

У Вас там — полгода плохая погода.
У Нас — светит солнце в глаза пешехода.

Свобода.

Свобода —
Колдовство,
дарованное Чудом !

Свобода —
Красота,
как будто ниоткуда.

Свобода —
ни за что
дарованные ласки,
ей насладиться чтоб
не нужно новой сказки.

Свобода —
лишь на миг,
дарованное чудо:
уходит никуда,
приходит ниоткуда.

Но стоит лишь на миг
Свободой насладиться,
как хочется опять
Неволе покориться.

«Да» и «Нет».

Могу услышать я в ответ
два кратких слова: «Да» и «Нет».

«Да»:
не изменит никогда —
простое, мягкое всегда !

«Нет»:
словно меткий пистолет,
уничтожает нас в момент!

Не разлучить их никогда —
гуляет «Нет» под ручку с «Да».

Друг другу место уступить
всегда готовы. Окрылить
легко сумеет слово «Да».
А «Нет» блефует без труда!

И я за «Да» на все готов!
А «Нет» и слышать не хочу!
Мне дорога’ моя Любовь,
ее не дам я палачу —

рассерженному слову «Нет»!
Я не шучу!
Таков ответ.

«Из неясного тумана,
Из невиданного сна,
Чей-то образ
Чем-то странный
В кабинете ресторана
За бутылкою вина.»

Чей-то образ,
Словно кобра,
Укусил и поразил.
Утро стало вдруг недобрым, —
После сна лишился сил.

Вот так «номер» .
Чтоб я «помер» .
А ведь лучше б жил !
Мы потели,
Как умели,
А иной — любил !

Нет удачи !
Не иначе
Счастье не для всех.
Мы «ишачим»
Здесь на «даче»:
Дача — просто «смех» !

Но зато,
Как никто,
Живы мы, здоровы !
Я , копая, снял пальто .
Завидуют коровы.

Милый образ,
Тихий возглас
Чувства воскресил .
Мне казалось —
Все распалось —
Сон соединил:

Ни в тумане,
Ни в дурмане, —
В одиноком сне.
Ни бананы,
Ни каштаны .
Повстречались мне

Два лица, любимых мною,
Словно наяву,
Среди стужи, среди зноя
В тьме, где я живу,

Осветили все пространство, —
Миротворный свет светил .
Ах! Мое ты — постоянство —
Мил я иль не мил .

Взгляд недобрый,
Словно кобра,
Взял и поразил .
Трое долго,
Очень долго,
Из последних сил

Будут разрывать пространство,
Веря в чудеса!
Я же верю в постоянство,
Глядя в небеса,

Где всегда надрывно светит
Наша лишь звезда .
Мне «попутчик» друг мой ветер .
И , как прежде, ходят поезда .

Она — нежна !
Но более того,
Одна лишь Жизнь дана !
Нет больше ничего !

Коль в бывшей жизни Я
Был король иль шут .
Здесь ныне боль моя,
Во мне ты — злобный спрут:

Не червь, не тромб,
Не дикий зверь .
Я вижу гроб, —
Не мой теперь .

Не бойтесь, близкие, друзья,
Я презираю Смерть !
Я с ней общаюсь: ты да Я,
Ей лучше умереть,

Тем более что наглой ей
Уже не привыкать.
А я по нашей колее
Привык пешком шагать.

Я у нее возьму косу
И сена накошу,
Втяну ее я в Жизни суть
И научу «У-шу».

Ей — милой — слишком долго ждать
Затменья моего.
Я — умный. Я — средь глупых Знать.
Ей не понять того,

Что я для Зла неуловим .
Для Счастья я — Ларец.
Есть лишь одна средь лет и зим
Любовь — вот мой венец .

Но из шипов не брызнет кровь,
Коль не алчна Любовь,
Не стоит обличать свекровь,
Ругаясь вновь и вновь,

Когда виновны мы с тобой
За нежность всю мою,
И за твое простое: «Стой
Мой, милый, на краю.»

Пусть я Любил,
Едва Любим,
Не зря я все же жил .
Как я тебя боготворил .
Но был едва лишь мил !

Все дети тянутся ко мне
И говорят: «Привет!»
Но лишь один приходит в сне,
Даря волшебный свет,

Среди вопросов «Да» и «Нет»
Найдет один ответ:
«Ты — Папа мой —
Ты — мой родной . »
Горит далекий свет !
Ребенку трудно звать Судьбой
Судьбу, которой нет .

Правда и Ложь.

Лучше быть обманутым коварно,
чем Обманщиком неблагодарным.
Доброта к нам возвращается нежданно.
Зло томит недугом постоянным.

Правда слов моих на Ложь похожа, —
оттого не лгу Я никогда :
В Лжи сплетеньях заблудиться можно.
Правда ж мне не стоила труда.

Что случилось, то уже свершилось.
Что случится, знать нам не дано.
Лжи ты так покорно покорилась.
Ей ты подчиняешься давно.

О тебе я многого не знаю.
Да, и знал бы, шел бы все равно
В буйство чувств: им нет конца и края —
смирно б пил Любви своей вино.

Было так. И также будет снова —
навсегда со мной моя мечта :
Ложь бежит, не победив Смирнова.
Правда же со мной! И Доброта.

В автобусе одном я с Вами не поеду !
В семейной кутерьме не буду заодно !
И в городе одном не буду Вам соседом !
Нам рядом быть Судьбою не дано.

Уж, лучше быть Бомжом,
И с аппетитом чавкать,
И водку пить,
Как будто пьешь Боржом .
Мне Вас — таких — нисколечко не жалко:
Вам Жизнь — Дерьмо! Мне — милый Дом.

В автобусе одном я с Вами не поеду!
У бедноты — лишь Гордость есть одна!
Но нас — Несчастных — не пугают беды,
И не боимся Мы упасть до Дна!

А Рок суров, его рука
Легко меняет чет-на-нечет:
Не угадать издалека
О чем нам нагадают свечи:
Кто и кому намнет бока!

Я досмотрю Судьбы кино!
Я с ней веду интимную беседу!
Я пью вино!
Я никуда не еду!
Смотрю в стакан —
Но вижу только Дно —
Нам знать конец Интриги не дано.

Посвящается
получению мной
Свидетельства о разводе
27.11.97.

Смотрю на наш последний документ:
в нем ты и я. Других фамилий нет.

И Заявление подписано Тобой,
пусть даже женщиной написано другой.

Что из того? Есть подпись, есть Печать.
И тут же «наступила Благодать».

Классический безликий документ.
Ему начхать, что брака больше нет:

И вырастет ребенок без отца,
И женщины «упустят» сорванца.

О! Женщины! Другим же я милей,
Чем незабвенной женушке моей.

И это подтверждает документ —
моей Судьбы критический момент.

Но я, проживший трудные семь лет,
намного закаленней, чем атлет.

На Новый путь был выдан мне патент —
о прекращеньи брака документ .

Два стиха сверх цикла…

Не мне твоя Любовь была Благодареньем.

Не мне твоя Любовь была Благодареньем!
И чувств моих смешил тебя угар.
Но околдованный любовным вдохновеньем,
я не тушил Любви своей пожар.

Все говорили о тебе одно —
пусть ты пыталась это отрицать.
Я жадно пил Любви моей вино,
не соглашаясь думать и страдать.

Свою Любовь лелеял я, как мог!
Мне маяком она всегда была!
Но он настал — ее последний срок —
костер моей Любви сгорел дотла.

Но будет Новая Любовь! Она —
за той — «Последней «- вспыхнет вновь и вновь:
Ведь у Любви не ни вершин, ни дна!
Нет у нее границ: она — Любовь.

Я — не рабочий — инженер,
К тому же я — Поэт,
Пускай не Блок, не Шарль Бодлер,
Но мне знаком священный свет,

И для меня проблемы нет:
Дать на вопросы свой ответ,
Ведь я страдал так много лет.

Пусть Наглость рядом с ними встать,
Но их не встречу я уже —
Им чувств моих не испытать,
Не встать нам рядом на меже,

И по соседству не вскопать
По грубой вспашке огород:
Они — классическая знать.
А я — народ.

Но я, как прежде, их Люблю:
Они душевны и чисты.
Но я пути не уступлю,
Как Гоголь не сожгу волшебные листы!

Пускай народу наплевать
На прелести стихов,
Я буду все равно листать
Тугую правду слов .

Стихи и приколы про развод: самое лучшее: стр. 2

Экстремал, любитель гор


Повод встречи довольно пасмурный
Документы. Судья. Раздел.
— Ты прекрасна. Ах да, вот паспорт,
(не развод это. а расстрел)

ИНН, о доходах справка.
Черт! Какой то анахронизм.
На жену, рефлекторно в плавках
Реагирует организм.

Тварь! Откуда-же ты возникла!?
Десять лет — червяку под хвост,
Вдруг чужая. Как Черчилль — Гитлеру,
Как Израилю — холокост.

— Отодвинь эту муть бумажную!
(Встал как робот. Окно закрыл. )
Что-то важное. Очень важное!
Я хотел.
Извини.
Забыл.

Подпись. Подпись.
Два взгляда издали.
Взгляды издали, невзначай,
Будто душу внезапно с****.
Черте-что, черте-что.
Прощай.

Я думала — встречу —
Пройду, не замечу.
Но время летит!
И мы с бывшим мужем
Шагаем по лужам,
И нам по пути.

Он строит мне глазки.
В осенние сказки
Я верю с трудом.
Но, слово за слово —
А может быть снова
Мы будем вдвоем?

У бывшего мужа
Квартирка к тому же,
А мне не везет.
Нет.Замужем дочка,
И жирная точка
Под словом «развод».

У бывшего мужа
Здоровье все хуже —
Какая любовь?
Потом его мама —
Хитра и упряма.
Ну в общем. свекровь.

От прошлых и бывших,
Про нас позабывших,
Спаси-сохрани!
А разум продажен.
— Все тот же!- Все та же!
— Конечно, звони!

В авторском исполнении тут:
Жми сюда (745 kB)

На ухо милой — села муха
Я размахнулся,
оплеуха
Развеселила вмиг меня
В квартире эхом прозвеня!

Таким раскатистым и звонким
Со звуком характерным — Чпок.
Как будто вырвал перепонку
Из уха милой, мой шлепок.

Потом, когда умолкло эхо,
Когда она, в слезах, ушла
Веселье перешло в потеху
Ведь муха та была цела!

Она вокруг летала люстры
Вальяжно, словно госпожа
С торжественным, с победным чувством
На виражах своих жужжа

Летала плавно, словно спутник,
Как метеор вокруг Луны
А я смеялся, как преступник
Без чувства собственной вины

Как из вулкана, с клокотаньем,
Смех извергался из меня
От смеха, затряслось всё здание
И люстра грохнулась звеня

С подругой мне хотелось, ибо
Порвать — причём — давным-давно
И мухе крикнул я — Спасибо.
А после — выпустил в окно.

Ты прочь отчалила из дома
С цветком, вещами и котом.
Записку «я ушла к Другому»
Занёс с ключами управдом.

В себя залив пол-литра «клюквы»,
Гадал я, кто же он такой?
И почему с заглавной буквы?
Он что, герой крутой, Другой?

Брэд Питт, Чак Норрис, Брюс Уиллис?
Гляди, натерпишься с ним бед.
С Другим теперь она. Дожились!
Да что он знает о тебе?

Я понимаю, время лечит.
В Другом, должно быть, шарм какой.
Другие мысли, жесты, речи
И член, естественно, другой.

Вот как могла ты, дорогая,
Перечеркнув весь наш интим,
Вся ангел с крыльями такая —
Бабах! — и трахнуться с Другим?

Тебя я знать не знаю, дура!
Другой? И ладно. И вали.
Допью цел****ю микстуру,
Сожгу мосты и корабли.

Но только выхожу из комы,
Шепчу, с похмелья никакой:
«Оставь его, уйди к Другому.»
Ведь это Я теперь Другой.

Не делай этого, не надо.

Не делай этого, не надо.
Подумай лишний раз о том,
К чему вся эта клоунада
Нас приведёт с тобой потом.

Ведь были ж радости частицы
В совместно прожитой судьбе.
Откуда ж этот взгляд истицы,
Как будто мы с тобой в суде.

Довольно, слышишь, я не верю,
Что всё вот это вот — всерьёз.
А помнишь, я стоял под дверью
С букетом лилий вместо роз.

А ты вдыхала их устало,
Ресницы пачкая в пыльце.
И, мне казалось, как-то стала
Меняться, медленно, в лице.

Страшнее Гоги и Магоги,
Поярче, чем Ван Гог Винцент,
Стехи кладёт паэт, не дрогнув.
Но правда вынюхав «Момент».

Нельзя, приклеив к дрыну хвою,
Его за ёлку выдавать.
«Овчинка выделки не стоит» (с)
Дрова — они и есть дрова.

Процесс.Развод. Горсуд.Ухта.
Раздел имущества поэта:
Ей «отсудили» — ЖЕРКА, ХТА,
Ему — достались — ТА и ЭТА.


Хоть были Вы желанней тучи,
Дождя желанней в ясный день,
Я встретил Вас, почти как Тютчев,
И сочинил стихотворень вот эту хрень.

Прибавил в весе 7 кило я,
Покуда с Вами жили врозь.
Но встретил Вас – и всё былое
В душе моей отозвалось:

Развод: мне – кот с горшком алое,
Вам – хата, дети и бабло.
Я встретил Вас – и все былое
В отжившем сердце ожило.

Мы, растерявшись на мгновенье,
Стоим в метро, открывши рты.
С давно забытым упоеньем
Смотрю на милые черты.

Как после вековой разлуки,
Гляжу на Вас, как бы во сне,–
И вот – слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне.

Из всех, в душе живущих, звуков,
Не умолкавших год во мне,
Один лишь с уст сорвался – «Сука!».
Приличный, кстати, звук вполне.

Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь,–
И то же в нас очарованье,
И та ж в душе моей любовь!

Валентинка для бывшей

написано на обратной стороне большого картонного сердца,
приколотого к 200-граммовому пакету
с соевым батончиком «Арахисовый»

Моя дражайшая супруга,
Ведь Вы же чувствовали, да,
Как отдалялись друг от друга
Мы все минувшие года?

Буквально с самого начала,
Помалу – что греха таить –
Ослабевала, истончалась
Любви связующая нить.

Плясали дни в рабочем ритме,
Петляла жизни колея.
Я стал уверенней, солидней,
Вы разжирели, как свинья.

Нередко я бывал в печали,
Когда на праздниках подчас
Мне знаки дамы подавали
Лет на пятьсот моложе Вас.

Так стоит ли теперь дивиться
И рвать с досады волоса?
Из клетки вылетела птица,
И воспарила в небеса.

Где чувству нет преград до смерти –
Лишь крылья гордые раскинь…
Нет, я не хвастаюсь, поверьте,
Вы мне по-прежнему близки.

У Вас прощения прошу я,
Что стал востребован и крут.
И что *** люблю теперь другую,
А Вас и вовсе не еб не помню, как зовут.

Развод и девичья фамилия

Обычай этот жутко древний,
Но почитаемый. Итак,
В одной воронежской деревне
Свинья и Хряк вступили в брак.

Их отношенья развивались
У всей округи на виду,
Они в грязи весь день валялись
В полузаброшенном пруду.

Там Хряк выхрюкивал сонеты,
Плетя своих эмоций вязь,
Не за еду, не за монеты
Хавроньей нежной вдохновясь.

Свинья восторженно внимала,
Всё просчитала, всё учла,
И хоть поклонников немало,
Но всё же Хряка предпочла.

Любовь и в свинском мире свята.
И там интим неотвратим.
На свет явились поросята.
Супруги радовались им,

От счастья хрюкая забавно.
Чем не семейное кино?!
И всё бы дальше было славно
И прогнозируемо, но!

Случилось то, о чём, читатель,
Мне неприятно говорить:
Наш Хряк — устоев почитатель,
Безбожно принялся дурить.

Предав Хавронью-королеву,
И похотливо осмелев,
Он пару раз сходил налево,
От всех тайком, в соседний хлев.

Об этом стало вмиг известно:
Деревня всё же, как-никак.
И Хряк, в эпитетах нелестных,
Хавронье стал отныне враг!

Недели две они молчали,
Друг другу объявив бойкот,
И вот, как гром среди печали,
В деревне грянул их развод!

На нём сравним был взгляд у Хряка
С шугой в январской полынье.
Он поросят любил! Однако,
Детей оставили Свинье,

Назначив алименты Хряку.
Делёж жилплощади, добра…
И, как побитую собаку,
Его прогнали со двора.

Могла бы получиться ода,.
Да Хряк – для басни матерьял.
За два минутных эпизода
Он всё буквально потерял.

А жеребец был не дурак,
И предпочёл гражданский брак!

Крах семейной жизни

Ты заноза! Ты зараза!
Фак!
Я люблю тебя? Ни разу –
Факт!
Издевалась ты три года.
Мрак!
И твердила «Цноту шкода…»
Брак?
— На хрена мне это «счастье» ?
— Враг.
Не поймался в эти снасти —
Смак!
Поднимаю в день влюбленных
Флаг:
«Слава всем непокорённым –
Так!»

* девственность жалко (укр.)


Без неё он проснулся чуть свет:
Одному непривычно в постели.
Нет её, и любви больше нет.
Мысли птицами вновь налетели.

Без неё он не пьёт уже чай,
Кофе тянет с утра с сигаретой,
Когда хочется, глушит «Токай»,
Прежде бывший под строгим запретом.

Без неё стал свободнее дом,
И теперь хоть танцуй в гардеробе,
Нет цветов, лишь бутылки кругом,
Интерьер в общем целом удобен.

Без неё тишина и покой,
Слух ласкают любимые песни,
Для неё блюз всегда был «отстой»,
Лишь Билана он слушал с ней вместе.

Без неё появились мечты,
Рассуждать мог опять он логично.
Вывод прост: к поворотам судьбы
Относиться не стоит трагично!

Азохен вей! В глаза свои не верю!
Семён Абрамыч! Таки это вы.
А рядом шо за толстая тетеря
В очках и с репой вместо головы?!

Я ж углядела вас ишшо с балкона,
Но враз не опознала – ху есть ху…
Глянь, корчил из себя Ален Делона,
Романтика… А рыло-то в пуху!

Ойц, перестаньте ваши объясненья!
Извольте взад вернуть дезодорант!
Пусть делает сюрпризы к дню рожденья
Отныне ваш очкастый бриллиант!

Ха! Сжуйте с солью ваши оправданья!
Вы ж за руки держались, разве нет.
Шо надо, целлюлитное созданье?
Молчите и держитесь за берЭт!

Ишь, свили, два мыша, гнездо разврата!
Смотреть на ваши нежности тошнит…
Да, кстати, дама шо-то старовата,
Какая-то несвежая на вид!

Ишь, как моргает глазками, гагара!
Офелия на пенсии, ей-ей.
Простите, шо? Какая тётя Сара?
С Австралии?! Из города Сидней.

Семён Абрамыч, шо же вы молчали?!
Я вам желаю делать реприманд!
Ещё б чуть-чуть, и вас не откачали…
Не надо возвращать дезодорант!

Ах, миссис Сара, вы из тех Астралий,
Где прыгают по веткам кенгуру?
От вашей дивной шляпки и сандалий
Я прямо здесь прилягу и умру…

Шо? Тётушка по-русски ни бельмеса?
А из родни вы с маменькой вдвоём.
Спросить имею – так, без интерЭса –
А шо у них в Австралиях с жильём?

Ну да, всё скромно… «Бентли», яхта, вилла…
Семён Абрамыч, шо же мы сидим?
Я б вас и тётю в гости пригласила,
Но там, прошу прощения, Ефим…

Ефим Ильич, супруг мой (дятел старый!)…
Ну, шо ж, Семён Абрамыч, значит, к вам.
(Ой, видит Бог, я эту тётю Сару
Ни в жисть в чужие руки не отдам!

Ефиму дам развод, три года просит…
Оформим брак с Семёном поскорей…
Да, не забыть сказать поганке Розе…
Я скоро буду – жди меня, Сидней!)

Смотрите так же:  Осаго уралсиб омск