Статья 24 административная ответственность должностных лиц

Административная ответственность за нарушение антимонопольных требований в сфере розничной торговли

Основы государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации определены Федеральным законом от 28.12.2009 № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон о торговле), который регулирует отношения, возникающие между органами государственной власти, органами местного самоуправления и хозяйствующими субъектами в связи с организацией и осуществлением торговой деятельности, а также отношения, возникающие между хозяйствующими субъектами при осуществлении ими торговой деятельности.

Следует отметить, что с 4 июля 2016 года Законом о торговле предусмотрены «иммунитеты» для малого и среднего бизнеса. Так, положения статей 13 и 14 Закона о торговле не распространяются на хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность, хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставки продовольственных товаров, выручка которых (их группы лиц, определяемой в соответствии с антимонопольным законодательством) от реализации товаров за последний календарный год не превышает 400 млн. руб., а также хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность посредством организации торговой сети, совокупная выручка от реализации товаров которых в рамках одной торговой сети за последний календарный год не превышает 400 млн. руб. В Закон о торговле и соответствующие статьи Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП) были внесены изменения Федеральным законом от 03.07.2016 № 273-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – Закон № 273-ФЗ), который вступил в силу 15 июля 2016 года. Действующие договоры должны быть приведены в соответствие с положениями Закона № 273-ФЗ до 1 января 2017 года.

Во исполнение поручения Правительства Российской Федерации с февраля 2017 года территориальными органами ФАС России проводился комплекс проверочных мероприятий на предмет выявления нарушений антимонопольных правил, законодательства о торговле в отношении торговых сетей, осуществляющих деятельность на территории соответствующих регионов, в том числе и на территории Чувашской Республики.

Результаты проведенных проверок свидетельствуют о низкой осведомленности хозяйствующих субъектов, осуществляющих розничную торговлю продовольственными товарами посредством организации торговой сети (региональные и муниципальные торговые сети) об изменениях, внесенных Законом № 273-ФЗ в Закон о торговле. У многих региональных и муниципальных торговых сетей отсутствуют официальные сайты в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», либо не обеспечивается раскрытие информации об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки продовольственных товаров и о существенных условиях такого договора на своем сайте.

Наиболее распространенные виды нарушений законодательства о торговле:

1.Согласно части 8 статьи 9. Закона о торговле, сроки исчисляются со дня фактического получения продовольственных товаров хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность.

При этом не позднее трех рабочих дней со дня фактического получения продовольственных товаров хозяйствующий субъект, осуществляющий поставки продовольственных товаров обязан передать документы, относящиеся к поставкам таких товаров, а торговая сеть должна их принять.

Вместе с тем, условие, согласно которому в случае не предоставления документов, относящихся к поставленному товару, в полном объеме, срок его оплаты продлевается до момента предоставления недостающих документов, будет нарушать часть 8 статьи 9 Закона о торговле.

При этом необходимо разграничивать условия о продлении срока оплаты поставленного товара от условий, согласно которым товар не будет считаться не поставленным.

Включение в договор поставки условия о праве поставщика отказаться от приемки товара в случае, если товар поставлен с неполным и (или) некорректно оформленным пакетом документов (в случае, если стороны определили форму и состав документов, подлежащих представлению при приемке товара), не будет являться нарушением части 8 статьи 9 Закона о торговли.

2.Частью 10 статьи 9 Закона о торговле запрещается устанавливать запрет на перемену лиц в обязательстве по договору поставки продовольственных товаров, а также ответственность за установление такого запрета.

Данная норма распространяется исключительно на поставку продовольственных товаров. В части поставки непродовольственных товаров будет регулироваться нормами гражданского законодательства.

В указанной норме отсутствует запрет на необходимость уведомления контрагента по договору об уступке права требования, а также на установление штрафных санкций за не соблюдение условия о таком уведомлении. Сама обязанность уведомления не препятствует стороне по договору реализовать свое право на совершение цессии.

При этом условие о возможности совершения перехода права по договору поставки продовольственных товаров исключительно с согласия контрагента будет являться нарушением ч. 10 ст. 9 Закона о торговле.

3. Согласно подпункту «д» пункта 4 части 1 статьи 13 Закона о торговле торговым сетям запрещается навязывать поставщикам продовольственных товаров условия о возврате продовольственных товаров, не проданных по истечении определенного срока, за исключением случаев, если возврат таких товаров допускается или предусмотрен законодательством Российской Федерации. Добровольное включение сторонами договора условий о возврате товаров не будет рассматриваться как нарушение подпункта «д» пункта 4 части 1 статьи 13 Закона о торговле. Включение в договоры поставки условия о возврате товара с истекшим (после передачи товара покупателю) сроком годности либо в случае расторжения договора поставки или окончания срока его действия при условии, что на момент отгрузки и, соответственно, перехода права собственности на товар покупателю, товар был надлежащего качества представляется неправомерным, не отвечает положениям гражданского законодательства, свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны покупателя и нарушении прав и законных интересов поставщика, поскольку приводит к дополнительным расходам и издержкам.

На сегодняшний день проблема возврата торговыми сетями нереализованной продукции и продукции с истекшим сроком годности наиболее актуальна для производителей и поставщиков хлебобулочных и кондитерских изделий. Стоит отметить, что в соответствии с Федеральным законом от 02.01.2000 № 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов» не могут находиться в обороте пищевые продукты, материалы и изделия, сроки годности которых истекли. Такие пищевые продукты, материалы и изделия признаются некачественными и опасными и не подлежат реализации, утилизируются или уничтожаются (статья 3). При этом владелец некачественных и (или) опасных пищевых продуктов, материалов и изделий обязан изъять их из оборота самостоятельно или на основании предписания органов государственного надзора и контроля (статья 24).

  1. Невыполнение торговой сетью обязанности по обеспечению доступа к информации может быть расценено как создание дискриминационных условий.

Сформированные в обобщенном виде (высокое качество товаров, лучшие ценовые предложения, соответствие действующему законодательству) условия вводят в заблуждение поставщиков относительно реальных потребностей торговой сети и создают условия, при которых любое предложение поставщика может быть признано несоответствующим таким условиям.

  1. Невыполнение торговой сетью обязанности по обеспечению доступа к информации может быть расценено как создание препятствий доступу на рынок

Если поставщикам не представляется информация об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки и о существенных условиях договора, а также затягивание рассмотрения заявки поставщика оценивается как создание поставщику препятствий для доступа на рынок.

  1. Само по себе непредставление информации об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки и о существенных условиях договора, которое не повлекло за собой негативные последствия в виде дискриминационных условий, в которые был поставлен поставщик по сравнению с другими поставщиками образует состав административного правонарушения предусмотренного частью 1 статьи 14.41 КоАП РФ.
  1. Установление в договорах поставки для разных поставщиков одной товарной группы:

–различных сроков отсрочки оплаты товара

–разного размера вознаграждения

–разного размера и условий применения штрафных санкций за нарушение условий договора

–разных условий поставки

–установление торговой сетью различных по размеру торговых надбавок (наценок) на товары поставщиков не является дискриминацией.

Положения статьи 9 Закона о торговле распространяются на действия хозяйствующего субъекта, осуществляющего торговую деятельность, и хозяйствующего субъекта, осуществляющего поставки продовольственных товаров, вне зависимости от выручки.

За нарушение положений статьи 9 Закона о торговле предусмотрена ответственность по статьям 14.41 и 14.42 КоАП РФ. При установлении антимонопольным органом нарушений запретов, поименованных в статье 9 Закона о торговле, антимонопольный орган возбуждает дело об административном правонарушении.

Статья 14.41 КоАП РФ – Непредставление хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность посредством организации торговой сети, запрашиваемой контрагентом информации об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки продовольственных товаров, о существенных условиях такого договора влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

Непредоставление хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров, запрашиваемой контрагентом информации об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки продовольственных товаров, о существенных условиях такого договора и информации о качестве и безопасности поставляемых продовольственных товаров влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

Статья 14.42 КоАП РФПревышение совокупного размера вознаграждения , выплачиваемого хозяйствующему субъекту, осуществляющему торговую деятельность, в связи с приобретением им у хозяйствующего субъекта, осуществляющего поставки продовольственных товаров, определенного количества продовольственных товаров, и платы за оказание услуг по продвижению товаров, логистических услуг, услуг по подготовке, обработке, упаковке этих товаров, иных подобных услуг более чем на 5 процентов от цены приобретенных продовольственных товаров либо выплата указанного вознаграждения в связи с приобретением хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, отдельных видов социально значимых продовольственных товаров, указанных в перечне, установленном Правительством Российской Федерации, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от одного миллиона до пяти миллионов рублей.

2. Включение хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, и (или) хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров, в цену договора поставки продовольственных товаров видов вознаграждения, не предусмотренных федеральным законом , либо исполнение (реализация) такого договора в соответствующей ча сти —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от одного миллиона до пяти миллионов рублей.

3. Установление хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, и (или) хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров, в договоре поставки продовольственных товаров сроков оплаты таких товаров, превышающих сроки, установленные федеральным законом , либо исполнение (реализация) такого договора в соответствующей части

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от одного миллиона до пяти миллионов рублей.

4. Установление хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, и (или) хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров, в договоре поставки продовольственных товаров запрета на перемену лиц в обязательстве по такому договору путем уступки требования, либо установление гражданско-правовой ответственности за несоблюдение указанного запрета сторонами договора, либо исполнение (реализация) такого договора в соответствующей части —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от одного миллиона до пяти миллионов рублей.

5. Включение хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, и (или) хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров, в договор поставки продовольственных товаров условий о совершении хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, в отношении поставленных продовольственных товаров действий, связанных с оказанием услуг по продвижению товаров, услуг по подготовке, обработке, упаковке этих товаров, иных подобных услуг, либо исполнение (реализация) такого договора в соответствующей части

Смотрите так же:  Куда обращаться для вступления в наследство на квартиру

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от одного миллиона до пяти миллионов рублей.

6. Понуждение хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, или хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров, к заключению и (или) исполнению договора возмездного оказания услуг (в том числе с третьими лицами), направленного на оказание услуг по продвижению товаров, услуг по подготовке, обработке, упаковке указанных товаров, иных подобных услуг, а также иных договоров при заключении и (или) исполнении (реализации) договора поставки

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от трех миллионов до пяти миллионов рублей.

7. Совершение хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, и (или) хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговые сети, запрещенных федеральным законом действий по взиманию платы, внесению платы либо возмещению расходов —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от одного миллиона до пяти миллионов рублей.

При рассмотрении дел по статьям 14.41 и 14.42 КоАП РФ антимонопольным органом принимается во внимание положения статей 3.4 и 4.1.1 КоАП РФ, согласно которым являющимся субъектам малого и среднего предпринимательства лицу, осуществляющему предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, или юридическому лицу, а также их работникам, административное наказание в виде административного штрафа подлежит замене на предупреждение.

При замене административного наказания на предупреждение и при выяснении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения антимонопольный орган вносит в соответствующую организацию и соответствующему должностному лицу представление об устранении причин и условий способствовавших совершению административного правонарушения.

За непринятие мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения, статьей 19.6 КоАП РФ установлена административная ответственность. ( на должностных лиц в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей).

Статья 14.40. Нарушение антимонопольных правил, установленных федеральным законом, при осуществлении торговой деятельности

1. Создание хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, или хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговые сети, дискриминационных условий, определяемых в соответствии с Федеральным законом от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ «О защите конкуренции», за исключением случаев, предусмотренных статьей 14.31 настоящего Кодекса, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от двух миллионов до пяти миллионов рублей .

2. Создание хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, или хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговые сети, препятствий для доступа на товарный рынок или выхода из товарного рынка других хозяйствующих субъектов, за исключением случаев, предусмотренных статьей 14.31 настоящего Кодекса, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от двух миллионов до пяти миллионов рублей.

3. Нарушение хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, или хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговые сети, установленного нормативными правовыми актами Российской Федерации порядка ценообразования, за исключением случаев, предусмотренных статьей 14.6 н астоящего Кодекса, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от двух миллионов до пяти миллионов рублей.

4. Навязывание хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, или хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговые сети, контрагенту условий, запрещенных федеральным законом , за исключением случаев, предусмотренных статьей 14.31 настоящего Кодекса , —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от двух миллионов пятисот тысяч до пяти миллионов рублей.

5. Заключение между хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, и хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговые сети, для осуществления торговой деятельности договора, по которому товар передается для реализации третьему лицу без перехода к такому лицу права собственности на товар, в том числе договора комиссии, договора поручения, агентского договора или смешанного договора, содержащего элементы одного или всех указанных договоров, за исключением заключения указанных договоров внутри одной группы лиц, определяемой в соответствии с Федеральным законом от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ «О защите конкуренции», и (или) заключения указанных договоров между хозяйствующими субъектами, образующими торговую сеть, либо исполнение (реализация) таких договоров

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от одного миллиона пятисот тысяч до четырех миллионов пятисот тысяч рублей.

6. Повторное в течение года совершение административного правонарушения, предусмотренного частями 1 — 5 настоящей статьи, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пятидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на юридических лиц — от трех миллионов до пяти миллионов рублей.

Примечание. Административная ответственность, предусмотренная частью 5 настоящей статьи, устанавливается в зависимости от степени вины хозяйствующего субъекта, осуществляющего торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, и хозяйствующего субъекта, осуществляющего поставки продовольственных товаров в торговые сети.

Поводом к возбуждению дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 14.40 КоАП РФ является принятие комиссией антимонопольного органа решение, которым установлен факт нарушения антимонопольного законодательства Российской Федерации.

Статья 24 административная ответственность должностных лиц

О системе административной ответственности

Статья опубликована в издании: Актуальные проблемы правоведения. Научно-теоретический журнал. – Самара: Изд-во СГЭА. – 2003. – № 1 — 2. — С. 83 — 87.

До принятия нового Кодекса об административных правонарушениях ответственность за их совершение была предусмотрена КоАП РСФСР, специальными законами об административной ответственности, отдельными нормативно-правовыми актами, предусматривающими административную ответственность. Постоянно вносящиеся изменения в нормативно-правовые акты, предусматривающие административную ответственность, приводили к их несогласованности, дублированию одних норм другими. Зачастую правоприменителю было не ясно на основе какого нормативно-правового акта необходимо привлекать правонарушителя к ответственности.

Принятый новый Кодекс об административных правонарушениях в определенной степени снял некоторые проблемы и противоречия, стоявшие перед правоприменительной практикой. В частности, ФЗ «О введении в действие кодекса РФ об административных правонарушения»[2] исключены из Таможенного кодекса РФ нормы об ответственности за таможенные правонарушения, т.к. последние специально включены в Кодекс об административных правонарушениях. Из различных нормативно-правовых актов, предусматривающих административную ответственность, исключены соответствующие нормы и помещены в КоАП РФ. Например, из ФЗ «Об усилении ответственности за самовольную добычу янтаря»[3] исключена ст. 1, из ФЗ «О ветеринарии»[4] ст. 24. и т.д.

Основная идея законодателя отражена в ст. 1.1. КоАП РФ — «законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов РФ об административных правонарушениях». Из этого положения и понятия административного правонарушения следует, что все административные правонарушения должны быть изложены в федеральном нормативно-правовом акте — КоАП РФ и на федеральном уровне, кроме указанного Кодекса, не должно существовать нормативно-правовых актов, предусматривающих составы административных правонарушений и ответственность за их совершение. Одновременно допускается установление административной ответственности субъектами РФ.

Однако законодатель не до конца последователен в своей идее, т.к. она требовала детальной разработки сопутствующего КоАП РФ ФЗ «О введении в действие кодекса РФ об административных правонарушениях», а из последнего следует, что и в настоящее время в различных нормативно-правовых актах сохранились нормы об административной ответственности. Например, ФЗ РФ «О некоммерческих организациях»[5] предусмотрена административная ответственность в виде предупреждения (ст. 33). ФЗ РФ «Об аудиторской деятельности»[6] за составление ложного аудиторского заключения допускается аннулирование квалификационного аттестата аудитора, лицензии. Административная ответственность установлена в ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»[7], причем в ст. 12 настоящего закона перечислены составы административных правонарушений и санкции за их совершение. Для должностных лиц установлен штраф в размере до 200 МРОТ, а для юридических – до 10 000 МРОТ. Новый кодекс можно смело назвать «Кодексом о некоторых административных правонарушениях».

Кодекс об административных правонарушениях отличается «преемственностью» недостатков утратившего силу Кодекса об административных правонарушениях РСФСР. В частности, в юридической литературе неоднократно указывалось на дублирование ответственности за налоговые правонарушения в КоАП РСФСР и налоговом законодательстве[8]. Принятие нового кодекса не устранило указанных противоречий. Так, КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение срока постановки на учет в налоговом органе (ст. 15.3), непредставление сведений, необходимых для осуществления налогового контроля (ст. 15.6), за нарушение сроков представления налоговой декларации (ст. 15.5), нарушение срока исполнения поручения о перечислении налога или сбора (взноса) (ст. 15.8), неисполнение банком решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента (ст. 15.9). Налоговым кодексом предусмотрены аналогичные составы правонарушений. Вот и вновь перед правоприменителем возникает старый вопрос, какой закон применять, КоАП РФ или НК РФ.

Как уже отмечалось, КоАП РФ презюмирует положение об установлении составов административных правонарушений и наказаний за их совершение только административным кодексом РФ (ст. 1.1, 2.1). В принципе с такой идеей законодателя можно вполне согласиться, но действующее законодательство предусматривает административно-правовую ответственность физических и юридических лиц, закрепленную в различных нормативно-правовых актах. Так, согласно Закону РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»[9], за нарушение законодательства о частной охранной и детективной деятельности допускается аннулирование лицензии (ст. 10)[10]. ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах»[11] за неоднократное нарушение законодательства о наркотических и психотропных средствах предусмотрена мера ответственности в виде ликвидации юридического лица (ст. 51). ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»[12] предусмотрены санкции как в виде приостановления действия лицензии, так и ее аннулирования. ФЗ «Об экспортном контроле»[13] предусматривает, что в случае правонарушения, повлекшего особо тяжкие последствия или совершено повторно, организация может быть лишена права заниматься отдельными видами внешнеэкономической деятельности на срок до трех лет. В юридической литературе данные меры относят к мерам административной ответственности[14]. По своей юридической природе они являются административно-правовыми, но к сожалению законодатель не отразил их в числе мер административного наказания в новом КоАП РФ.

Ликвидация юридического лица, приостановление действия лицензии, аннулирование действия лицензии, запрет заниматься определенными видами деятельности — эффективные меры частной превенции административных правонарушений, т.к. они исключают субъекта из определенной сферы общественных отношений и лишают его фактической и юридической возможности совершить аналогичное правонарушение, но содержаться они должны в едином систематизированном нормативно-правовом акте — КоАП РФ, тем более что сам законодатель избрал подобный путем установления административной ответственности.

В административно-правовой литературе видом ответственности по административному законодательству признают ответственность несовершеннолетних за их антиобщественное поведение[15]. Применяемые за такие правонарушения взыскания носят специфический характер: возложение обязанности принести извинение; предупреждение; выговор; штраф; помещение несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение[16]. Формально в настоящее время действует Положение о комиссиях по делам несовершеннолетних, утвержденное указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 июня 1967 года[17] с последующими изменениями. Однако в связи с принятием ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»[18] признаны утратившими силу ряд нормативно-правовых актов СССР и РСФСР, регламентировавших деятельность комиссий по делам несовершеннолетних, а именно: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 декабря 1967 года «Об утверждении Положения об общественных воспитателях несовершеннолетних» и «Положение об общественных воспитателях несовершеннолетних»; раздел II Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 октября 1985 года «О внесении изменений и дополнений в положения о комиссиях по делам несовершеннолетних и об общественных воспитателях несовершеннолетних» (Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1985. № 40. Ст. 1400); Указ Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1977 года «Об основных обязанностях и правах инспекций по делам несовершеннолетних, приемников-распределителей для несовершеннолетних и специальных учебно-воспитательных учреждений по предупреждению безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Смотрите так же:  Приказ 72 2019 года

Получается достаточно странная ситуация, когда признаются утратившими силу нормативно-правовые акты СССР, регламентирующие права и обязанности комиссии по делам несовершеннолетних, нормативно-правовые акты РСФСР, вносящие изменения в нормативно-правые акты, регулирующие права и обязанности комиссии, а само Положение о комиссиях по делам несовершеннолетних, принятое Президиумом Верховного Совета РСФСР не признается утратившим силу. Хотя принятие нового положения требует ФЗ РФ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»[19].

Отчасти права и обязанности комиссий по делам несовершеннолетних регламентируются в ст. 11 ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Пунктом 7. ст. 11 комиссиям предоставлено право применения мер воздействия в отношении несовершеннолетних, их родителей или законных представителей в случаях и порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации. Возникает ряд вопросов – каким законодательством и в каком порядке? Кодекс об административных правонарушениях устанавливает возраст административной ответственности с 16 лет и одновременно допускается освобождение от административной ответственности несовершеннолетнего с применением к нему меры воздействия, предусмотренной федеральным законодательством о защите прав несовершеннолетних (ст. 2.3 КоАП). Однако ФЗ РФ «Об основных гарантиях прав ребенка»[20] не предусмотрены меры такого воздействия, а ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» регламентируются отношения применения мер защиты, социальной адаптации, мер уголовно-правового характера, назначаемых взамен наказания. Вот и остается не ясным, о каких мерах, применяемых взамен административной ответственности идет речь и что это за законодательство о защите прав несовершеннолетних. Таким образом, КоАП РФ ссылается на нормы отрасли законодательства, которая фактически еще не сложилась.

В новом КоАП нашла свое отражение идея распространения действия административной ответственности в отношении юридических лиц. Основные положения об административной ответственности юридических лиц закреплены в ст. 2.10 КоАП. Во-первых, юридические лица подлежат административной ответственности в случаях, предусмотренных статьями раздела II КоАП или законами субъектов РФ. Во-вторых, если в статьях разделов I, III, IY, YI не указано, что установленные данными статьями нормы применяются только к физическому лицу или только к юридическому лицу, данные нормы в равной мере действуют в отношении и физического, и юридического лица. В-третьих, из смысла закона может вытекать, что данные нормы могут быть применены только к физическому лицу[21]. Согласно КоАП, к юридическому лицу могут быть применены такие меры административной ответственности, как предупреждение и штраф. Остается только сожалеть, что в КоАП РФ не закреплена и не урегулирована такая мера административного воздействия, как ликвидация юридического лица. Например, ликвидация юридического лица закреплена в ст. 51, 52 ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах»[22]. Основанием ликвидации юридического лица выступают правонарушения в виде незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ; иное неоднократное нарушение законодательства РФ об обороте наркотических средств; совершение финансовых операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных в результате незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ. В ст. 51, 52 сформулированы типичные административные правонарушения, а то обстоятельство, что юридическое лицо ликвидируется в порядке, предусмотренном гражданским законодательством, еще не означает, что данная мера является гражданско-правовой, а не административно-правовой[23].

Обращает на себя внимание несогласованность длительности административного карательного воздействия с длительностью карательного уголовно-правового воздействия. В ст. 47 УК установлено, что лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью устанавливается на срок от одного года до пяти лет в качестве основного вида наказания и на срок от шести месяцев до трех лет в качестве дополнительного наказания. Административная дисквалификация (административный аналог уголовного наказания) устанавливается на срок от шести месяцев до трех лет, лишение специального права на срок от одного месяца до двух лет (аналоги уголовного наказания). Таким образом, в одном случае совпадают нижние пределы карательного уголовно-правового и административно-правового воздействия, а в других случаях верхний предел длительности административного карательного воздействия выше, чем нижний предел уголовно-правового карательного воздействия. Следовательно, теоретически возможно за совершение административного правонарушения назначение административного наказания по своей длительности более строгого, чем, предусмотренное Уголовным кодексом РФ за более общественно опасное деяние — преступление.

Как уже отмечалось, административное законодательство предусматривает юридическую ответственность не только в КоАП. Самостоятельными мерами юридической ответственности, а не мерами защиты следует признать лишение лицензии, приостановление действия лицензии. По своей юридической природе они являются разновидностями таких административных наказаний, как лишение специального права и административная дисквалификация, но если, согласно КоАП, лишение специального права и административная дисквалификация применяются только в отношении физических лиц, то нормативно-правовые акты, устанавливающие лишение лицензии, приостановление действия лицензии, допускают применение этой меры административного воздействия как в отношении физических, так и в отношении юридических лиц.

Трудно согласиться со стремлением некоторых ученых перенести сферу административной ответственности на решения Конституционного Суда РФ. Так, А.Б. Агапов относит «к мерам административной ответственности, устанавливаемой непосредственно решениями Конституционного Суда РФ: 1) утрату силы актов или их отдельных положений, признанных неконституционными; 2) запрещение применять международные договоры РФ, не соответствующие Конституции»[24]. Отмена неконституционных нормативно-правовых актов – не мера ответственности, а мера защиты. Кроме того, ее нельзя отнести и к мере административно-правовой защиты в силу особого статуса субъекта, ее осуществляющего. Это мера конституционно-правовой защиты верховенства Конституции. По всем своим признакам она носит конституционно-правовой характер, а не административно-правовой.

Итак, кратко изложим выводы этого исследования:

кодекс об административных правонарушениях отличается «преемственностью» недостатков утратившего силу Кодекса об административных правонарушениях РСФСР. В нем сохранилось дублирование составов налоговых правонарушений и одновременно не все административные правонарушения были включены в КоАП РФ;

ликвидация юридического лица, приостановление действия лицензии, аннулирование лицензии, запрет заниматься определенными видами деятельности — эффективные способы частной превенции административных правонарушений, т.к. исключают субъекта из определенной сферы общественных отношений и лишают его фактической и юридической возможности совершить аналогичное правонарушение, но содержаться они должны в едином систематизированном нормативно-правовом акте — КоАП РФ, тем более что сам законодатель избрал подобный путь установления административной ответственности;

обращает на себя внимание несогласованность длительности административного карательного воздействия с длительного карательного уголовно-правового воздействия. Это относится к административной дисквалификации и запрету заниматься определенными видами деятельности.

[1] Сведения об авторе: кандидат юридических наук, доцент Волжского ун-та им. В.Н. Татищева (г. Тольятти).

[2] Собрание законодательства РФ. 2002. № 1. Ст. 2.

Статья 2.4. Административная ответственность должностных лиц

СТ 2.4 КоАП РФ

Административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

Примечание. Под должностным лицом в настоящем Кодексе следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, арбитражные управляющие, а также совершившие административные правонарушения, предусмотренные статьями 9.22, 13.25, 14.24, 14.25, 14.55, 14.56, частью 3 статьи 14.57, 14.61, 14.63, 14.64, 15.17 — 15.22, 15.23.1, 15.24.1, 15.26.1, 15.26.2, 15.29 — 15.31, 15.37, 15.38, частью 9 статьи 19.5, статьями 19.7.3, 19.7.12 настоящего Кодекса, члены советов директоров (наблюдательных советов), коллегиальных исполнительных органов (правлений, дирекций), счетных комиссий, ревизионных комиссий (ревизоры), ликвидационных комиссий юридических лиц и руководители организаций, осуществляющих полномочия единоличных исполнительных органов других организаций, физические лица, являющиеся учредителями (участниками) юридических лиц, руководители организаций, осуществляющих полномочия единоличных исполнительных органов организаций, являющихся учредителями юридических лиц, несут административную ответственность как должностные лица. Лица, осуществляющие функции члена комиссии по осуществлению закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, контрактные управляющие, работник контрактной службы, совершившие административные правонарушения, предусмотренные статьями 7.29 — 7.32, 7.32.5, частями 7, 7.1 статьи 19.5, статьей 19.7.2 настоящего Кодекса, несут административную ответственность как должностные лица. Лица, осуществляющие функции по организации и осуществлению закупок в соответствии с законодательством Российской Федерации в сфере закупок товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц, в том числе члены комиссии по осуществлению закупок, совершившие административные правонарушения, предусмотренные статьей 7.32.3, частью 7.2 статьи 19.5, статьей 19.7.2-1 настоящего Кодекса, несут административную ответственность как должностные лица. Лица, осуществляющие функции члена лицензионной комиссии и совершившие административное правонарушение, предусмотренное статьей 19.6.2 настоящего Кодекса, несут административную ответственность как должностные лица. Лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, совершившие административные правонарушения, несут административную ответственность как должностные лица, если настоящим Кодексом не установлено иное. Лица, осуществляющие функции по организации и проведению обязательных в соответствии с законодательством Российской Федерации торгов, в том числе члены конкурсной комиссии, аукционной комиссии, совершившие административные правонарушения, предусмотренные статьей 7.32.4 настоящего Кодекса, несут административную ответственность как должностные лица. Лица, осуществляющие деятельность в области оценки пожарного риска (аудита пожарной безопасности), совершившие административные нарушения, предусмотренные частью 9 статьи 20.4 настоящего Кодекса, несут административную ответственность как должностные лица.

Комментарий к Ст. 2.4 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Исходя из требований практики и складывающихся реалий, КоАП РФ впервые в нормативном порядке определил понятие должностного лица как специального субъекта административной ответственности. В основе данного понятия лежит широкая трактовка должностного лица, объединяющая субъектов публичного и частного права, выполняющих обязанности, представляющие государственный интерес.

2. Применительно к сфере публичного права в примечании к данной статье указаны две группы должностных лиц:

1) представители власти, т.е. лица, наделенные правами и обязанностями по осуществлению функций органов законодательной, исполнительной или судебной власти, а также иные лица правоохранительных или контрольно-надзорных органов, наделенные в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, организациями, учреждениями независимо от их ведомственной принадлежности и форм собственности;

2) лица, выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

Смотрите так же:  Платон налог на дорогу

3. К субъектам частного права, подпадающим под определение должностного лица, содержащееся в комментируемой статье, относятся лица, наделенные административными полномочиями в различных коммерческих и некоммерческих организациях, не являющихся публично-правовыми образованиями. Прежде всего это руководители и другие работники организаций, выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции (например, директор, генеральный директор, председатель производственного или потребительского кооператива, руководитель общественного объединения).

В действующем законодательстве понятия «организационно-распорядительные функции» и «административно-хозяйственные функции» отсутствуют. Их содержание наиболее полно раскрывается в п. п. 4 и 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» применительно к уголовно-правовому определению должностного лица, закрепленному в ст. 285 УК РФ.

Организационно-распорядительные функции охватывают полномочия должностного лица, которые связаны с руководством трудовым коллективом государственного органа, государственного или муниципального учреждения (его структурного подразделения) или находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, с организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п. К организационно-распорядительным функциям можно отнести полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии).

Как административно-хозяйственные функции надлежит рассматривать полномочия должностного лица по управлению и распоряжению имуществом и (или) денежными средствами, находящимися на балансе и (или) банковских счетах организаций, учреждений, воинских частей и подразделений, а также по совершению иных действий (например, по принятию решений о начислении заработной платы, премий, осуществлению контроля за движением материальных ценностей, определению порядка их хранения, учета и контроля за их расходованием).

Руководствуясь приведенными разъяснениями, правоприменителям при решении вопроса о наличии у лица, привлекаемого к административной ответственности, статуса должностного лица, необходимо тщательно исследовать, какие именно функции выполняло это лицо. Как правило, уяснение данного вопроса не вызывает каких-либо сложностей. Например, не возникает сомнений, что продавцы и кассиры, осуществляющие продажу товаров с нарушением установленных правил и норм (ст. 14.2, ч. 2.1 ст. 14.16 КоАП РФ), организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями не наделены и подлежат административной ответственности за указанные правонарушения на общих основаниях как граждане (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»). Однако не исключены и другие ситуации, в которых ответ на этот вопрос не столь очевиден.

Показательно в этом отношении дело, рассмотренное Верховным Судом РФ. С., занимающий должность специалиста-эксперта территориального отдела Управления Роспотребнадзора по Республике Татарстан, был привлечен к административной ответственности по ст. 5.59 КоАП РФ за нарушение установленных сроков рассмотрения обращений граждан. Разрешая данное дело, Верховный Суд РФ указал, что С. не обладает полномочиями по руководству коллективом, расстановке и подбору кадров, организации труда или службы подчиненных, поддержанию дисциплины, применению мер поощрения и наложению дисциплинарных взысканий, а также полномочиями по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами учреждения, принятию решений о начислении заработной платы, премий, осуществлению контроля за движением материальных ценностей, определению порядка их хранения и т.п. На этом основании Верховный Суд РФ сделал вывод, что С. не выполняет организационно-распорядительные либо административно-хозяйственные функции, в связи с чем состав административного правонарушения в его действиях отсутствует.

См.: Постановление Верховного Суда РФ от 12.11.2012 N 11-АД12-11.

4. По смыслу ст. 2.4 КоАП РФ статус должностного лица распространяется на лиц, выполняющих организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в любой организации, независимо от наличия или отсутствия у нее статуса юридического лица. В качестве примера можно привести общественное объединение, не зарегистрированное в качестве юридического лица, работники которого, осуществляющие права и обязанности должностного лица, будут нести административную ответственность как специальные субъекты.

5. Анализ изменений, внесенных в ст. 2.4 КоАП РФ, свидетельствует о существенном расширении перечня субъектов частного права, которые с учетом осуществляемых ими функций в непубличных организациях рассматриваются как должностные лица и по сравнению с иными гражданами несут повышенную ответственность в виде штрафа (а некоторые категории этих лиц могут быть подвергнуты административному наказанию в виде дисквалификации на срок от шести месяцев до трех лет). Отныне в этот перечень также входят: арбитражные управляющие; лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих и некоммерческих организациях, перечень которых конкретизирован в примечании к ст. 2.4 применительно к отдельным статьям Особенной части КоАП РФ; члены комиссий по осуществлению закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, контрактные управляющие, работники контрактной службы, совершившие административные нарушения законодательства о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных нужд. Включение этой группы лиц в число специальных субъектов имеет непосредственное отношение к проводимым в стране мероприятиям по борьбе с грубыми нарушениями финансовой, налоговой и бюджетной дисциплины.

6. Индивидуальные предприниматели приравнены по ответственности к должностным лицам. Обращая внимание на оговорку, сделанную в примечании к комментируемой статье, необходимо отметить, что положения об административной ответственности должностных лиц распространяются на них лишь в том случае, если федеральным законом не установлено иное. В отличие от первоначальной редакции КоАП РФ, в период действия которой исключение из этого правила содержалось лишь в примечании к ст. 15.3, в настоящее время иное установлено также в примечаниях к ст. ст. 6.16, 7.34, 12.31, 12.32, 15.27, 15.33, 16.1, 18.1, 19.5 КоАП РФ, а также в санкциях статей Особенной части КоАП РФ, предусматривающих административное приостановление деятельности, которое применяется к ним именно как к индивидуальным предпринимателям. Например, за нарушения миграционного законодательства, предусмотренные гл. 18 КоАП РФ, индивидуальные предприниматели несут ответственность как должностные лица.

7. Одна из существенных особенностей административной ответственности должностных лиц состоит в том, что они могут быть подвергнуты административному наказанию не только за свои собственные действия, но и за действия подчиненных им работников. Сказанное, однако, не означает, что любое неисполнение подчиненным лицом возложенных на него трудовых обязанностей, образующее состав административного правонарушения, является безусловным основанием для привлечения к ответственности соответствующего должностного лица. Такой вывод противоречил бы положениям ст. ст. 1.5 и 2.2 КоАП РФ, закрепляющим принцип виновной ответственности за административное правонарушение. В связи с этим правоприменителям, рассматривающим дела об административных правонарушениях в отношении должностных лиц, необходимо выяснять, не получал ли подчиненный работник каких-либо указаний от руководителя, идущих вразрез с требованиями установленных правил, и какие меры были приняты последним для обеспечения контроля за действиями подчиненного.

Данная позиция нашла отражение в практике Верховного Суда РФ, который в постановлениях по конкретным делам об административных правонарушениях неоднократно указывал, что если обстоятельств, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением должностным лицом возложенных на него обязанностей, повлекших нарушение подчиненным ему работником соответствующих правил и норм, не установлено, то оснований для привлечения этого должностного лица к административной ответственности не имеется.

Так, по одному из дел, рассмотренных Верховным Судом РФ, основанием к отмене постановления налогового органа, которым директор магазина Ю. была привлечена к административной ответственности по ст. 14.5 КоАП РФ за продажу товара приемщиком-кассиром без применения контрольно-кассовой машины, и последующих судебных решений, которыми данное постановление было оставлено без изменений, послужило отсутствие доказательств того, что Ю. давала указание приемщику-кассиру о неприменении кассового аппарата. При этом Верховный Суд РФ учел, что контрольно-кассовая машина в магазине имелась и находилась в исправном состоянии, была зарегистрирована в налоговом органе и допущена к использованию, соответствовала техническим требованиям.

См.: Постановление Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 50-ад04-1.

По другому аналогичному делу Верховный Суд РФ, отменяя постановление налогового органа о привлечении генерального директора ООО «Т» Х. к административной ответственности по ст. 14.5 КоАП РФ, дополнительно указал на то, что продавец торговой точки Г. при заключении трудового договора была ознакомлена с положениями должностной инструкции продавца о необходимости применения контрольно-кассовых машин при продаже товаров, прошла инструктаж по работе на контрольно-кассовой машине.

См.: Постановление Верховного Суда РФ от 14.03.2006 N 29-ад06-1.

8. В КоАП РФ вопрос о том, кто из должностных лиц может быть субъектом административного правонарушения, предусмотренного конкретной правовой нормой, решается по-разному. В одних случаях речь идет о конкретных категориях должностных лиц, непосредственно указанных в названии или тексте статьи Особенной части КоАП РФ. Например, за допуск к управлению транспортным средством водителя, находящегося в состоянии опьянения либо не имеющего права управления транспортным средством, наказываются должностные лица, ответственные за техническое состояние и эксплуатацию транспортных средств (ст. 12.32 КоАП РФ). Однако в большинстве случаев правоприменительные органы должны сами устанавливать перечень должностных лиц, подлежащих ответственности по той или иной статье Кодекса, что требует тщательного анализа позитивного нормативного материала, раскрывающего правила и нормы, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, а уже затем — выяснения фактических обстоятельств дела, позволяющих определить конкретного виновника правонарушения.

Так, по смыслу ст. 7 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» возможными субъектами административных правонарушений в области налогов и сборов, предусмотренных ст. ст. 15.3 — 15.9, 15.11 КоАП РФ, являются руководители, главные бухгалтеры и иные должностные лица организаций, на которых возложено ведение бухгалтерского учета (см. также п. п. 24 — 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

К административной ответственности за ряд таможенных правонарушений могут быть привлечены только специально уполномоченные должностные лица организаций, являющихся таможенными брокерами, декларантами, перевозчиками и т.д., правовой статус которых в сфере таможенных правоотношений определяется положениями Таможенного кодекса Таможенного союза. Например, административную ответственность по ст. 16.12 КоАП РФ за несоблюдение сроков подачи таможенной декларации или представления документов и сведений несет должностное лицо организации, на которой лежит обязанность по совершению операций, необходимых для выпуска товаров, а после начала таможенной процедуры декларирования товаров — должностное лицо декларанта, что вытекает из содержания ст. 188 Таможенного кодекса Таможенного союза.