Завещание орфея жана кокто

Жан Кокто «Завещание Орфея»

Завещание Орфея

Язык написания: французский

Авторы по алфавиту:

30 января 2019 г.

29 января 2019 г.

28 января 2019 г.

27 января 2019 г.

26 января 2019 г.

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.
Copyright © 2005-2019 «Лаборатория Фантастики».

Le Testament d’Orphée. Завещание Орфея

Последние записи в этом журнале

О русском театре 1979-1981. Глава 19. Сирано больше чем де Бержерак

Восемнадцатая глава Сергей Шакуров в заглавной роли Спектакль Театра имени Станиславского 1979-81 года, его поставил режиссер Борис Морозов. Это…

Забытые голоса. Ксения Держинская

Ксения Георгиевна Держинская. Сегодня 130 лет со дня ее рождения. Певица и великая, и знаменитая. Увы, записей очень мало осталось. Беда и…

Москва техническая

Повыпендриваться и поворчать все блоГГеры мастера. Тем не менее надо уметь признавать очевидное: которую зиму подряд снег убирается, ходить можно.…

Завещание Орфея

Le testament d’Orphée, ou ne me demandez pas pourquoi!

Подпишитесь на фильм и вы всегда будете в курсе всех важных событий, новых материалов по фильму и реакции аудитории

Cмотрели этот фильм? Напишите о нем! Что вам понравилось или не понравилось. Нам и другим людям интересно знать ваше мнение!

Уже смотрели этот фильм? Поставьте оценку, чтобы повлиять на рейтинг фильма в общем ТОПе!

Чтобы не забыть про фильм, добавьте его в свой личный список

Рейтинг фильма: — (0)

Рейтинг ожиданий: — (0)

Информация о фильме

Жан Кокто является зрителю в импозантной своей плоти с самого первого кадра и с самого первою кадра демонстрирует чудеса, на которые никто, кроме него, Поэта, не способен. Он приходит в наш век в костюме XVIII столетия затем, чтобы встретиться с самим собой сегодняшним и с чудаком-ученым, изобретшим волшебный пули, которыми нужно убить Орфея, чтобы возродить Орфея. Как Феникс, он, Орфей, и возрождается, чтобы, приняв свой истинный облик (Жана Кокто, а не Жана Маре, любимца и любовника режиссера, его ученика и его Галатеи), вновь встретиться с той, кто одна мучительней и притягательней всех на свете возлюбленных — со Смертью. Эта Смерть, однако, воплощена не в облике Марии Казарес, но мы этого еще не знаем, потому и не понимаем поначалу совершенного спокойствия Орфея-Коктопри встрече с той, к которой так стремился Орфей-Маре.

drugoe_kino

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.

Или скорее «Завещание Жана Кокто, виновного в своей невиновности, приговоренного к жизни».

Через несколько лет он умер.

Один из отцов сюрреалистов, дадаистов, абсурдистов, и всех остальных «истов» 20 века, но находившийся всегда в стороне от них. Он играл со всеми этими «измами».. Исчезал и появлялся. Реверс. Разодранный цветок собран наново.

Кино — это сон. Особенность кинематографа-позволить зрителям видеть один и тот же сон. В тоже время кинематограф может воплотить этот сон в жизнь, иначе говоря, создать удивительное орудие поэзии.

Итак, о чем же этот сон, под названием «Завещание Орфея»?
Признаюсь, не из тех любителей, «дешифраторов снов», пытающихся понять, что же это все, черт возьми, значит! Как сказал воскресший Эжест Жану: «- Когда ты уже перестанешь понимать? Почему, сплошные почему. Не пытайтесь понять — это большой недостаток.» И пожалуйста, не спрашивайте Кокто, что он хотел сказать своим фильмом, что все это значит, почему он весь фильм носится с этим цветком. Еще в начале своего «сна», в заглавии, он всех попросил не спрашивать его: ПОЧЕМУ.

В одном из последних снов Кокто переплелись будущее и настоящее, он и герои его фильмов, он и фильм, фантазии и реальность, истории античные и современные, жизнь и смерть. Жан знал, что осталось ему не долго. Он отправлялся туда, где перед входом, всяк входящий, оставляет свои надежды. Он пытался найти ответ, что же все таки, такое поэт и зачем он нужен. Кто он сам.
«Он поэт, и это означает, что он крайне необходим. Правда я не знаю зачем.» — говорит нам профессор, который освободил Кокто из ловушки, но Жан все равно попал еще в одну. «Мы постоянно желаем существовать, при этом, забывая жить». Он шел на встречу своей смерти, ибо был приговорён к жизни. Копье в спину. Глаза на глазах. «Делайте вид, что плачьте, друзья мои, ведь поэт делает вид, что умер».

Смотрите так же:  Срок действия справки о составе семьи

«Если фильм вам не понравился — то это печально».
Через несколько лет он умер.
«Земля все же не ваша родина».

«Кино — это стриптиз. Освобождаясь от тела, обнажаешь душу. Ибо публика следует за создателем как тень, желая узнать всю правду, которая однажды станет символом этой эпохи. Вот она миссия молодого поэта, которая поддерживает на протяжении жизни.» Жан Кокто.

Завещание Орфея

Les Editions Cinégraphiques

«Завещание Орфея» (фр. Le Testament d’Orphée ) — чёрно-белый экспериментальный фильм с несколькими цветными кадрами, снятый Жаном Кокто в 1960 году. Является окончанием «Орфической трилогии».

Поэт (Кокто) размышляет о своей жизни и творчестве, пытаясь вернуть вдохновения и одержимость.

  • «Завещание Орфея» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  • «Завещание Орфея» (англ.) на сайте allrovi

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Завещание Орфея» в других словарях:

Завещание Орфея (фильм) — Завещание Орфея Le Testament d Orphée Жанр авангард Режиссёр Жан Кокто В главных ролях Жан Кокто Ю … Википедия

Образ Орфея в искусстве — Образ Орфея в искусстве художественный образ персонажа древнегреческой мифологии Орфея в искусстве. Музыка Джулио Каччини/Якопо Пери: Эвридика, опера (1600) Клаудио Монтеверди: Орфей, опера (1607) Доменико Белли. Страдающий Орфей, опера… … Википедия

КОКТО Жан — КОКТО (Сосteau) Жан (05. 07. 1889 11. 10. 1963), французский поэт, драматург, прозаик, сценарист, кинорежиссер, актер, график. Один из виднейших представителей авангарда в европейском искусстве 20 века. Образование получил в лицее Кондорсе. В… … Энциклопедия кино

ЛЕО Жан-Пьер — ЛЕО (Leaud) Жан Пьер (р. 05. 05. 1944), французский актер. Учась в школе в Сенлисе, прочитал в газете, что киногруппа ищет подростка на главную роль. Так произошла решающая в жизни Лео встреча с Франсуа Трюффо, который в дальнейшем снял его в… … Энциклопедия кино

МАРЕ Жан — МАРЕ (Marais) Жан (11. 12. 1913 08. 11. 1998), французский актер. Жан Маре родился в Шербуре. Его настоящая фамилия Виллен Маре, но, так как «вилен» по французски «плохой», он сократил свою фамилию. Его «послужной список» в кино невелик, но не… … Энциклопедия кино

Кокто Жан — (Cocteau) (1889 1963), французский писатель, художник, театральный деятель, киносценарист и режиссёр. Творчество Кокто, утверждавшее экспериментальные формы (в литературе и живописи), развивалось от дадаизма («Стихи», 1920) к сюрреализму (сборник … Энциклопедический словарь

Шарль Азнавур — Запрос «Азнавур» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Шарль Азнавур Charles Aznavour … Википедия

BAFTA (премия, 1961) — 14 я церемония вручения наград премии BAFTA Лондон, Англия Лучший фильм: Квартира The Apartment Лучший британский фильм: В субботу вечером, в воскресенье утром Saturday Night and Sunday Morning 14 я… … Википедия

КАЗАРЕС Мария — КАЗАРЕС (Casares) Мария (р. 21. 11. 1922 22. 11. 1996). Настоящая фамилия Кирога. Испанка, дочь республиканского дипломата в Париже, где училась в лицее, а затем в 1942 закончила Консерваторию драматического искусства. Казарес, главным образом,… … Энциклопедия кино

Маре Жан — (Marais), настоящая фамилия Виллен Маре (Villain Marais) (1913 1998), французский актёр. В 30 х гг. играл ведущие роли в пьесах Ж. Кокто, а затем в его же фильмах «Красавица и чудовище», «Двуглавый орёл», «Орфей», «Возвращение Орфея». Среди… … Энциклопедический словарь

Михаил Трофименков о «Завещании Орфея» Жана Кокто

Когда фильм называют завещанием режиссера, это красивая, банальная, посмертная метафора. Жан Кокто (1889-1963), поэт, прозаик, художник, живой символ парижской богемы, которому великие друзья прощали даже кокетство с немцами в годы оккупации, говорил о «Завещании Орфея» как о своем завещании, еще не закончив съемки. В этом не было ни пафоса, ни трагизма, как не было кокетства в том, что Орфея сыграл сам Кокто. Он словно смотрел на жизнь уже с той стороны зеркала, сквозь которое его герои проникали в царство мертвых.

Смотрите так же:  Полномочия банка втб

«Зеркала — это двери, через которые входит смерть» — знаменитая фраза из его «Орфея» (Orphee, 1950), второй части трилогии о поэте, начатой сюрреалистической «Кровью поэта» (Le sang d’un poete, 1930). В «Орфее» герой, сыгранный Жаном Марэ, многолетним возлюбленным и питомцем Кокто, записывал гениальные стихи, которые по радио диктовала ему сама Смерть. Смерть оказывалась прекрасной Принцессой (Мария Казарес), смотревшей на поэта влюбленными глазами, нарисованными на веках. А ее ангелы — мотоциклистами в черных кожанках: Кокто сочинил еще не прогремевших тогда «Ангелов ада». Они появятся и в «Завещании» лишь для того, чтобы попросить у поэта автограф: самоирония на удивление не покидала Кокто.

Однако по сравнению с «Завещанием» «Орфей» был вполне линейной историей любви, вечным мифом в современном антураже. Если же существует фильм, который можно назвать поэтическим, то это именно «Завещание». Вольный, но не бессвязный поток не связанных друг с другом образов, он не теряет целостности благодаря атмосфере, разливающейся по экрану с самого начала. Атмосфере волшебной южной ночи, ощущению, что в этой ночи, в которой возможно все, вот-вот произойдет, не может не произойти что-то чудесное. Узкие улицы, цыганские переборы гитары где-то в прикорнувшем на окраине таборе и величавый проход человека с конской головой. «Я чувствовал, что этот человек-конь не принесет мне добра», — замечает поэт, но тем не менее не может не последовать за чудной тенью. Револьверная пуля, пущенная в сердце, не убьет его, а швырнет сквозь зеркало во вселенную, где его встретят знакомые по «Орфею» Принцесса, Эртебиз (Франсуа Перье), ангел смерти, притворяющийся степенным шофером, и поэт Сежест, убитый в первом фильме черными мотоциклистами (Эдуар Дермит, последний любовник, приемный сын и наследник Кокто). Здесь поджидают поэта не только они одни. Ожившая статуя Минервы (Клодин Оже) пронзит его копьем. Цыгане, завывая, похоронят его, но он восстанет из могилы со светящимися глазами. Пренебрежет домогающимся от него ответа на загадку Сфинксом. Увидит бредущего мимо слепого Эдипа (Жан Марэ) и художника за работой (Пабло Пикассо). Услышит от ростовщика (Юл Бриннер): «Оставь надежду всяк, сюда входящий».

Жан Кокто собрал в «Завещании Орфея», как на собственных, радостных поминках, всех друзей, молодых и старых. Знаменитого тореадора Луиса-Мигеля Домингина и его жену, актрису Лючию Бозе, дягилевского наперсника Сержа Лифаря и Шарля Азнавура. И совсем еще юного Жана-Пьера Лео, воспитанника Франсуа Трюффо, прославившегося главной ролью в его «400 ударах» (1959): это поклон старого поэта в сторону одного из лидеров только-только нахлынувшей «новой волны». Ведь именно Трюффо отдал Жану Кокто все деньги, которые принес ему его дебют, чтобы он мог снять свое завещание.

«Завещание Орфея, или Не спрашивайте меня почему» (Le testament d’Orphee, ou Ne me demandez pas pourquoi, 1960)

«Налей еще» (Come Fill the Cup, 1951)

Фильм Гордона Дугласа начинается как агитка анонимных алкоголиков, но неназойливо, почти незаметно превращается в нуар с героем-репортером, вызывающим гангстерский огонь на себя. Если герои нуара обычно измучены виски, Лью Марч (Джеймс Кэгни) страдает из-за того, что уже пять лет не пьет ничего, кроме томатного сока, с которым неустанно экспериментирует подобравший его после алкогольной комы старикан Чарли (Джеймс Глисон). И еще потому, что по гроб жизни обязан владельцу газеты, взявшему его на работу, с которой ранее вышвырнул. Добродетель дается тяжело. Спасать от алкоголизма хозяйского племянника и наследника, композитора Бойда (Гиг Янг), еще и женатого на экс-девушке Лью, он берется с гримасой отвращения. На зрительское счастье, Бойд по пьяни успел жениться еще и на знойной певичке Марии Диего (Чарлита), любовнице местного пахана. Забросив проповеди, герой окунается в родную стихию шантажа и мордобоя. А гангстера карает, похоже, не за убийство друга, а за то, что тот предложил ему выпить. Из персонажей второго плана симпатичнее всех собака Бойда, сопровождающая хозяина в душ.

Смотрите так же:  Договор погашения задолженности третьим лицом

«Там, где кончается тротуар» (Where the Sidewalk Ends, 1950)

Этот шедевр — тот случай, когда слово «нуар» хочется перевести как «чернуха». Но чернуха — экзистенциальная, черная, как ночь, которой правят копы. Отто Преминджер, пессимист, необычайно трезво смотревший на жизнь, вывел на экран полицейского, еще не виданного в Голливуде. Марк Диксон (Дана Эндрюс) подвержен припадкам насилия. В самом начале фильма он забивает до смерти мелкого урку, пытаясь всего лишь разжиться информацией. Понимая, что это уже слишком, Марк долго, мучительно, хотя и очень рационально камуфлирует убийство под гангстерскую разборку. Когда же расследование поручают ему самому, а он влюбляется в Морган (Джин Терни), дочь попавшего под подозрение таксиста, Марк испытывает нравственный перелом весьма специфического свойства: чтобы спасти одного невиновного, перекладывает вину на другого. Этот другой — подлый «крестный отец» Скайлайз (Гэри Меррилл), так что порыв Марка вполне самоубийственного толка. Однако пожертвовать собой Марк готов, поскольку ценит свою жизнь не дороже, чем чужую.

«Полиция» (Police, 1985)

Морис Пиала (1925-2003) любил и умел снимать поток жизни, мутноватый, губящий любые прекрасные порывы, обыденный и жестокий, будь то жизнь гения («Ван Гог», 1990), теряющего веру священника («Под солнцем Сатаны», 1987) или скачущей из постели в постель школьницы («За любовь», 1983). В этом потоке захлебывается полицейский инспектор Манжен (Жерар Депардье), которого до поры до времени не раздражали ни коллеги-карьеристы, ни мелкая уголовная шушера, которую он ловит изо дня в день, ни скользкие, прибандиченные адвокаты, посредничающие между ним и «авторитетами». Но прожженный волк сыска теряет голову, увлекается Норией (Софи Марсо), девкой марокканского дилера, которая играет с ним, дарит, а потом отнимает надежду на то, что жизнь может измениться. «Полиция» — драма безумного влечения, но приземленная почти документальной манерой съемки. Вроде бы детектив, но без всякого саспенса. Просто фильм о растерянности человека-скалы, вдруг догадавшегося, что разгром героинового трафика вовсе не цель его жизни, а другой цели нет и не предвидится.

«Не склонившие головы» (The Defiant Ones, 1959)

Самый знаменитый кадр из фильма Стэнли Крамера напоминает советский политический плакат. Две скульптурные фигуры в профиль, снятые с нижней точки, возвышающиеся на фоне неба: мордатый белый и негр, скованные наручниками. Лицо белого искажено, кулак взметнулся, метя в лицо афроамериканца. В общем-то этот кадр резюмирует весь фильм, снятый с плакатной незамысловатостью. Из перевернувшегося тюремного фургона бегут заключенные: расист Джексон (Тони Кертис) и чернокожий Галлен (Сидни Пуатье). Не убивают они друг друга лишь потому, что труп на цепи тащить за собой неудобно. А семерка характерных преследователей — матерый шериф, франт-собаковод, Элвис сельского розлива — не торопится как раз потому, что они уверены: беглецы перегрызут друг другу глотку. Естественно, по ходу дела расист перевоспитается и, хотя цепь будет скинута, не бросит раненого друга. Искупает прямолинейность вполне картонного фильма лишь мощная пластика Кертиса и Пуатье да незабываемая песенка, которую напевает Галлен: «Уехал мой Джонни, уехал со скуки. Уехал мой Джонни в зеленый Кентукки».