Базаров и павел петрович спор цитаты

Базаров и павел петрович спор цитаты

Предметный каталог

Сравнительная таблица «Идейные противники — Евгений Базаров и Павел Петрович Кирсанов»

    Выберите действие:

Итак, очередная работа с текстом.

И.С.Тургенев — мастер психологической детали, и поэтому поиск тех средств, которые использованы для создания образов главных персонажей романа, может оказаться очень интересным делом.

Вам предлагается найти цитаты из текста, позволяющие сравнить двух идеологических противников. Какие слова, словосочетания, обороты, используемые автором, позволяют нам согласиться с мыслью о том, что Евгений Базаров и Павел Кирсанов — это герои антиподы? Что в их словах, поступках, внешности противипоставлено?

Не забывайте указывать авторство при заполнении таблицы. Соблюдайте правила цитирования!

(рисунки — художник Е.Рудаков, 1946 -1947)

«. человек высокого роста , . «

Лицо » длинное и худое, с широким лбом , кверху плоским, книзу заостренным носом, большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвету, оно оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум. Его темно-белокурые волосы , длинные и густые , не скрывали крупных выпуклостей просторного черепа. » (Киприянова)

«. человеку среднего роста , . «

«На вид ему было лет сорок пять; его коротко остриженные седые волосы отливали темным блеском, как новое серебро; лицо его, желчное, но без морщин, необыкновенно правильное и чистое , словно выведенное тонким и легким резцом, являло следы красоты замечательной; особенно хороши были светлые, черные, продолговатые глаза .»

«Этакие у него удивительные воротнички, точно каменные, и подбородок так аккуратно выбрит.»

«На нем был изящный утренний, в английском вкусе, костюм; на голове красовалась маленькая феска. Эта феска и небрежно повязанный галстучек намекали на свободу деревенской жизни ; но тугие воротнички рубашки, правда не белой, а пестренькой, как оно и следует для утреннего туалета, с обычною неумолимостью упиралась в выбритый подбородок.» (Киприянова)

«. он обыкновенно встает рано и отправляется куда-нибудь.»

«Этот лекарский сын почти не робел , он даже отвечал отрывисто и неохотно , и в звуке его голоса было слышно чтото грубое, почти дерзкое. «

«Он нигилист. Н ичего не уважает , ко всему относится с критической точки зрения . Ч еловек, который не склоняется ни перед какими авторитетами , который не принимает ни одного принципа на веру , каким бы уважением ни был окружен этот принцип «

» Всякий человек сам себя воспитать должен » (Киприянова)

«. он церемоний не любит. .»

«Всю жизнь свою устроил на английский вкус , редко видался с соседями.»

» Личность, милостивый государь, — вот главное: человеческая личность должна быть крепка, как скала, ибо на ней все строится .» (Киприянова)

«Мы действуем в силу того, что мы признаем полезным. В теперешнее время полезнее всего отрицание — мы отрицаем .»

» Мой дед землю пахал. Спросите любого из ваших же мужиков, в ком из нас — в вас или во мне — он скорее признает соотечественника. Вы и говорить-то с ним не умеете .»

«Т ак называемые передовые люди и обличители никуда не годятся. Мы толкуем о каком-то искусстве, бессознательном творчестве, о парламентаризме, об адвокатуре и черт знает о чем, когда дело идет о насущном хлебе, когда грубейшее суеверие нас душит, когда все наши акционерные общества лопаются единственно оттого, что оказывается недостаток в честных людях, когда самая свобода , о которой хлопочет правительство, едва ли пойдет нам впрок , потому что мужик наш рад самого себя обокрасть, чтобы только напиться дурману в кабаке.» (Киприянова)

«Выезжал только на выборы, где он большею частию помалчивал, лишь изредка дразня и пугая помещиков старого покроя либеральными выходками и не сближаясь с представителями нового поколения .»

«Б ез чувства собственного достоинства, без уважения к самому себе , — а в аристократе эти чувства развиты, — нет никакого прочного основания общественному зданию .» (Киприянова)

«Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта «

» Есть науки, как есть ремесла, знания; а наука вообще не существует вовсе .»

» Сперва надо азбуке выучиться и потом уже взяться за книгу, а мы еще аза в глаза не видали .»

» Ты проштудируй-ка анатомию глаза: откуда тут взяться, как ты говоришь, загадочному взгляду? Это все романтизм, чепуха, гниль, художество.» ( Киприянова)

«Человек, который всю свою жизнь поставил на карту женской любви и когда ему эту карту убили, раскис и опустился до того, что ни на что не стал способен, этакой человек — не мужчина, не самец .» (Киприянова)

«. Ты проштудируй анатомию глаза: откуда тут взяться, как ты говоришь, загадочному взгляду? Это все романтизм, чепуха, гниль, художество . «

«. я вас любил , это и прежде не имело никакого смысла , а теперь и подавно. Любовь — форма , а моя собственная форма уже разлагается. » (Устьянцева)

» Тяжело было Павлу Петровичу даже тогда, когда княгиня Р. его любила; но когда она охладела к нему , а это случилось довольно скоро, он чуть с ума не сошел . Как отравленный, бродил он с места на место; он сохранил все привычки светского человека; он мог похвастаться двумя, тремя новыми победами; но он уже не ждал ничего особенного ни от себя, ни от других и ничего не предпринимал. Он состарился, поседел ; сидеть по вечерам в клубе, желчно скучать, равнодушно поспорить в холостом обществе стало для него потребностию, — знак, как известно, плохой. О женитьбе он, разумеется, и не думал. » (Киприянова)

ЕВГЕНИЙ БАЗАРОВ И ПАВЕЛ КИРСАНОВ В РОМАНЕ И.С. ТУРГЕНЕВА “ОТЦЫ И ДЕТИ”

ЕВГЕНИЙ
БАЗАРОВ И ПАВЕЛ КИРСАНОВ В РОМАНЕ И.С.
ТУРГЕНЕВА “ОТЦЫ И ДЕТИ”

В романе “Отцы
и дети” И.С. Тургенева сталкиваются
представители разных характеров, Павел
Петрович Кирсанов и Евгений Базаров. Оба
они совершенно противоположные по идеям и
устремлениям люди: каждый из них
воспитывался в своей эпохе и поэтому имеет
свои взгляды на жизнь.

При первой
же встрече будущие враги почувствовали
неприязнь: Павел Петрович Кирсанов был
поражен высокомерием молодого человека,
его внешностью, красными руками. Вскоре и
без того напряженная обстановка еще более
накалилась, и между Базаровым и Павлом
Петровичем завязывается спор. В нем
раскрываются идейные позиции этих людей.

Павел
Петрович, который “ждал только предлога,
чтобы накинуться на врага”, неправильно
понимает высказывание Базарова об
аристократах. Он расценивает слова “дрянь
и аристократиш-ка” как нанесенное
аристократам оскорбления и яростно
начинает отстаивать их права. По словам
Кирсанова, в аристократе развито чувство
собственного достоинства и уважения к себе.
Сам он во всем старается подражать
английским аристократам: модно одевается,
от него всегда пахнет одеколоном.

Базаров,
сразу заметивший несоответствие одежды,
благородных манер Павла Петровича с жизнью
в деревне, говорит: “. вы вот уважаете себя
и сидите сложа руки; какая же от этого
польза общественному благу? Вы бы не
уважали себя и то же бы делали”.

На это
противник Базарова ничего не может сказать,
а только бледнеет, что доказывает его
полное поражение в этом вопросе.

Вновь
собравшись с силами, Павел Петрович
продолжает упрямо настаивать на своем и
начинает спор о принципах. Он говорит: “. аристократизм
— принсип, а без принсипов жить в наше время
могут одни безнравственные или пустые люди. ”,
на что Базаров
замечает: “Аристократизм, либерализм,
прогресс, принципы. подумаешь, сколько
иностранных и. бесполезных слов! Русскому
человеку они даром не нужны”. Но не только
иностранные слова отрицает Базаров, он
отрицает все, даже основы общественного
строя.

Когда речь
заходит о русском народе, Павел Петрович,
хотя сам очень далек от него, пытается
показать, что Базаров не знает народ, что
русский народ не изменился в течение веков:
“Нет, русский народ не такой, каким вы его
воображаете. Он свято чтит предания, он —
патриархальный, он не может жить без веры. ”
Насколько Павел Петрович пытается
приукрасить народ и встать на его сторону,
настолько Евгений Базаров презирает его за
невежество, но в то же время и любит. “Мой
дед землю пахал”, — говорит Евгений.

Базаров, в
отличие от Павла Петровича, — нигилист. В
своем споре с Кирсановым он как бы дает
определение нигилизму: “Мы. решились ни за
что не приниматься. И ругаться. И это
называется нигилизмом”. Тургенев
определил значение этого слова так: “И если
он называется нигилистом ,
то надо читать: революционером!”

Смотрите так же:  Отчетность по гск в 2019

Павел
Петрович и Базаров — совершенно различные
по взглядам люди: один — идеалист, другой —
материалист; один — либерал и романтик,
другой — демократ и реалист. Их
столкновение в романе вполне логично
завершается дуэлью .

Различие
идейных позиций настолько велико, что они
становятся непримиримыми врагами.

Базаров,
про которого Тургенев говорит: “Он честен,
правдив и демократ до конца ногтей”, и
Павел Петрович Кирсанов, который является
представителем “лишних людей”, никогда не
смогут друг друга понять, потому что они —
люди различных поколений, у них
противоположные взгляды на жизнь.

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ

Навигация по сайту

И. С. Тургенев «Отцы и дети» Цитаты из романа. Цитаты Базарова. Цитаты Кирсанова.

Цитаты Базарова Евгения

• В тебе нет ни дерзости, ни злости, а есть молодая смелость, да молодой задор.

• Лучше камни бить на мостовой, чем позволить женщине завладеть хотя бы кончиком пальца.

• Решился все косить — валяй и себя по ногам!

• Коли может женщина получасовую беседу поддержать, это уж знак хороший.

• Прошедшего не воротишь.

• Удивительное дело, как человек еще верит в слова.

• Нечего мешкать; мешкают одни дураки да умники.

• С тех пор как я здесь, я препакостно себя чувствую, точно начитался писем Гоголя к калужской губернаторше.

• А что касается до времени — отчего я от него зависеть буду? Пускай же лучше оно зависит от меня.

• Русский человек только тем и хорош, что он сам о себе прескверного мнения. Важно то, что дважды два четыре, а остальное все пустяки.

• Старая шутка смерть, а каждому внове.

• Тебе не для чего горячиться, мне ведь это совершенно все равно. Романтик сказал бы: я чувствую, что наши дороги начинают расходиться, а я просто говорю, что мы друг другу приелись.

• Когда я встречу человека, который не спасовал бы передо мной, тогда я изменю свое мнение о самом себе.

• Нас не так мало, как вы полагаете.

• Порядочный химик в двадцать раз лучше всякого поэта.

• Летучие рыбы некоторое время могут подержаться в воздухе, но вскоре должны шлепнуться в воду.

• Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.

• Этакое богатое тело! Хоть сейчас в анатомический театр.

• Человек, который всю свою жизнь поставил на карту женской любви и, когда ему эту карту убили, раскис и опустился до того, что ни на что не стал способен, этакой человек — не мужчина, не самец.

• Может быть, точно, всякий человек — загадка.

• Да, поди попробуй отрицать смерть. Она тебя отрицает, и баста!

• В чемодане оказалось пустое место, и я кладу в него сено; так и в жизненном нашем чемодане: чем бы его ни набили, лишь бы пустоты не было.

• Человек все в состоянии понять — и как трепещет эфир и что на солнце происходит; а как человек может иначе сморкаться, чем он сам, этого он понять не в состоянии.

• Кто злится на свою боль — тот непременно ее победит.

• Настоящий человек — не тот, о котором думать нечего, а которого надобно слушаться или ненавидеть.

• Все люди друг на друга похожи как телом, так и душой; у каждого из нас мозг, селезенка, сердце, легкие одинаково устроены; и так называемые нравственные качества одни и те же у всех: небольшие видоизменения ничего не значат.

• Всякий человек сам себя воспитать должен, — ну хоть как я, например…

• Я ничьих мнений не разделяю; я имею свои.

• Дуньте на умирающую лампаду, и пусть она погаснет.

Цитаты Кирсанова Павла Петровича

• «Мы, люди старого века, полагаем, что без принсипов. шагу ступить, дохнуть нельзя».

• Личность, милостивый государь, — вот главное; человеческая личность должна быть крепка, как скала, ибо на ней всё строится.

• Он [русский народ] свято чтит предания, он — патриархальный, он не может жить без веры.

• Молодые люди обрадовались. И в самом деле, прежде они просто были болваны, а теперь они вдруг стали нигилисты.

• Мне пришла мысль в голову; отчего её не высказать?

• Либо я глуп, либо это всё вздор.

• Мы друг друга понять не можем; я, по крайней мере, не имею чести вас понимать.

Цитаты Кирсанова Аркадия

• Надо бы так устроить жизнь, чтобы каждый день был значительным.

• Кленовый лист, когда падает на землю, похож на бабочку, и это странно — потому что самое сухое и мёртвое схоже с самым весёлым и живым.

Дуняша

• Дети чувствуют, кто их любит.

Линии споров между Евгением Базаровым и Павлом Кирсановым (по роману И.С. Тургенева «Отцы и дети»)

Вышедший в свет в 1862 году, роман Тургенева «Отцы и дети» вызвал буквально шквал критических статей. Многие писатели назвали это произведение лучшим романом Тургенева.
Главная проблема, поставленная писателем, уже звучит в названии романа – «Отцы и дети». Такое название предполагает наличие проблемы поколений, и, кроме того, автор представляет конфликт двух социальных общественных слоев — демократов и аристократов.
Центральное место в романе занимают разногласия и споры молодого нигилиста и либерала Евгения Базарова и зрелого аристократа Павла Петровича Кирсанова.
Эти герои являются полными противоположностями друг другу: у них разное социальное положение, убеждения, внешность. Вот портрет Базарова – «высокого роста в длинном балахоне с кистями», лицо «длинное и худое с широким лбом, кверху плоским, книзу заостренным носом, большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвету, оно оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум».
А вот портрет аристократа Кирсанова: «. вошел в гостиную человек среднего роста, одетый в темный английский сьют, модный низенький галстух и лаковые полусапожки… На вид ему было лет сорок пять; его коротко остриженные седые волосы отливали темным блеском, как новое серебро; лицо его, желчное, но без морщин, необыкновенно правильное и чистое, словно выведенное тонким и легким резцом, являло следы красоты замечательной; особенно хороши были светлые, черные, продолговатые глаза».
С первой же встречи между ними устанавливается взаимная неприязнь. Но если Базаров скорее равнодушен к Кирсанову, избегает общения с ним, то «Павел Петрович всему силами души своей возненавидел его».
Их разногласия касаются всех сторон жизни. Базаров-реалист, он отрицает искусство, поэзию. А Павел Петрович — романтик, признающий культ Прекрасного. И его, конечно, коробит от базаровских высказываний насчет того, что «порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта» или что «Рафаэль гроша медного не стоит».
Базаров «ко всему относится с критической точки зрения», «не принимает ни одного принципа на веру, каким бы уважением ни был окружен этот принцип». Этот герой – нигилист, он принимает только то, что полезно: «Мне скажут дело — я соглашусь. В теперешнее время полезнее всего отрицание — мы отрицаем».
По мнению Павла Петровича, нигилисты попросту ничего не признают и ничего не уважают, они только все отвергают. От этого нет никакого проку.
Отношение к народу у Евгения Базарова и Павла Петровича тоже абсолютно разное. Павлу Петровичу религиозность народа кажется ценной чертой, умиляет его. Базарову же это качество ненавистно: «Народ полагает, что, когда гром гремит, это Илья-пророк в колеснице по небу разъезжает. Что ж? Мне согласиться с ним?». Павел Петрович твердо убежден: «Народ не может жить без веры». На что Базаров говорит, что «грубейшее суеверие его душит».
Совершенно различны взгляды этих героев на проблемы государственного устройства. Павел Петрович провозглашает, что аристократизм – важнейший «принсип, а без принсипов жить в наше время могут одни безнравственные или пустые люди». Право на ведущее положение в обществе аристократы завоевали не происхождением, а нравственными достоинствами и делами (аристократия дала свободу Англии и поддерживает её, утверждает герой).
Базаров пренебрежительно называет подобных людей «аристократишко». Он, сын небогатого военного врача, с детства приученный к труду, а не к праздности, кончивший университет, увлекающийся естественными науками, опытным знанием, признает пользу только от практической деятельности, а не от происхождения.
По-моему, в спорах Базарова и Кирсанова полной победы не одерживает никто. Их мнения абсолютно противоположны и слишком категоричны. Больше симпатии вызывает Базаров как человек нового поколения, которое пришло на смену «отцам», не способным решить основные проблемы эпохи.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Тургенев И.С. / Отцы и дети / Линии споров между Евгением Базаровым и Павлом Кирсановым (по роману И.С. Тургенева «Отцы и дети»)

Смотрите также по произведению «Отцы и дети»:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

Смотрите так же:  Презентация алименты

LITERATURUS: Мир русской литературы

Анализ произведений. Характеристика героев. Материалы для сочинений

Цитаты из романа «Отцы и дети» Тургенева: интересные высказывания Базарова, братьев Кирсановых и др.

Цитаты из романа «Отцы и дети» Тургенева: интересные высказывания Базарова, братьев Кирсановых и др.

Цитаты Евгения Базарова

«. Русский мужик бога слопает. » (Евгений Базаров)

«. Важно то, что дважды два четыре, а остальное все пустяки. «

«. Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник. «

«. мужик наш рад самого себя обокрасть, чтобы только напиться дурману в кабаке. «

«. От копеечной свечи, вы знаете, Москва сгорела. «

«. Нечего мешкать; мешкают одни дураки – да умники. «

«. я уже в клинике заметил: кто злится на свою боль – тот непременно ее победит. «

«. Чему помочь нельзя, о том и говорить стыдно. «

«. настоящий человек тот, о котором думать нечего, а которого надобно слушаться или ненавидеть. «

«. родственное чувство. . оно очень упорно держится в людях. От всего готов отказаться человек, со всяким предрассудком расстанется; но сознаться, что, например, брат, который чужие платки крадет, вор, – это свыше его сил. «

«. Русский мужик – это тот самый таинственный незнакомец, о котором некогда так много толковала госпожа Ратклифф. Кто его поймет? Он сам себя не понимает. «

«. вот что значит с феодалами пожить. Сам в феодалы попадешь и в рыцарских турнирах участвовать будешь. «

«. человеку иногда полезно взять себя за хохол да выдернуть себя вон, как редьку из гряды. «

«. я препакостно себя чувствую, точно начитался писем Гоголя к калужской губернаторше. «

«. Не может женщина не хитрить. «

«..в чемодане оказалось пустое место, и я кладу туда сено; так и в жизненном нашем чемодане; чем бы его ни набили, лишь бы пустоты не было. «

«. Удивительное дело, как человек еще верит в слова. Скажут ему, например, дурака и не прибьют, он опечалится; назовут его умницей и денег ему не дадут – он почувствует удовольствие. «

«. Старая штука смерть, а каждому внове. «

«. Меня вы забудете. мертвый живому не товарищ. «

«. без чувства собственного достоинства, без уважения к самому себе, – а в аристократе эти чувства развиты, – нет никакого прочного основания. . общественному зданию. » (Павел Петрович Кирсанов)

«. Личность. . вот главное; человеческая личность должна быть крепка, как скала, ибо на ней все строится. «

«. аристократизм – принсип, а без принсипов жить в наше время могут одни безнравственные или пустые люди. «

«. Нет, русский народ не такой, каким вы его воображаете. Он свято чтит предания, он – патриархальный, он не может жить без веры. «

«. станем исполнять наш долг; и посмотри, мы еще и счастье получим в придачу. «

«. Время (дело известное) летит иногда птицей, иногда ползет червяком; но человеку бывает особенно хорошо тогда, когда он даже не замечает – скоро ли, тихо ли оно проходит. » (автор)

«. Появление пошлости бывает часто полезно в жизни: оно ослабляет слишком высоко настроенные струны, отрезвляет самоуверенные или самозабывчивые чувства, напоминая им свое близкое родство с ними. «

«. начал толстеть, как толстеет всякий русский человек, попавший на «вольные хлеба». «

«. про себя подивился живучести старых чувств в человеке. «

«. Так люди на пароходе, в море, разговаривают и смеются беззаботно, ни дать ни взять, как на твердой земле; но случись малейшая остановка, появись малейший признак чего-нибудь необычайного, и тотчас же на всех лицах выступит выражение особенной тревоги, свидетельствующее о постоянном сознании постоянной опасности. »


Цитаты других героев

«. для человека мыслящего нет захолустья. » (Василий Иванович Базаров, отец Евгения)

«. в чувстве человека, который знает и говорит, что он беден, должно быть что-то особенное, какое-то своего рода тщеславие. » (Аркадий Кирсанов)

«. Вы все отрицаете, или, выражаясь точнее, вы все разрушаете… Да ведь надобно же и строить. » (Николай Петрович Кирсанов)

Это были цитаты из романа «Отцы и дети» Тургенева: интересные высказывания Евгения Базарова, братьев Кирсановых и других персонажей.

Базаров и Павел Петрович Кирсанов. Противоречия социальные и идеологические

Анализ романа И.С. Тургенева «Отцы и дети»

Споры Базарова с Павлом Петровичем. Сложность и многоаспектность. А что же вечная тема – «отцы и дети»? И она есть в романе, но осложнена более, чем линия Александра и Петра Адуевых.

Уже во вступлении прозвучал вопрос: «Преобразования необходимы , но как их исполнить, как приступить. » Два героя притязают на знание ответа. И верят, что их идеи принесут России процветание. Помимо Базарова, это дядя Аркадия Кирсанова, Павел Петрович. Их «партийная» принадлежность заявлена уже в одежде и манерах. Читатель узнавал демократа-разночинца по «обнаженной красной руке», по крестьянской простоте речей («Васильев», вместо «Васильевич»), намеренной небрежности костюма – «длинный балахон с кистями». В свою очередь, Базаров моментально угадал в «изящном и породистом облике» дяди Аркадия «архаическое явление», присущее аристократизму. «Щегольство какое в деревне, подумаешь! Ногти-то, ногти, хоть на выставку посылай! ».

Особенность позиций «демократа» и «аристократа» подчеркнута символическими деталями. У Павла Петровича такой деталью становится реющий запах одеколона. Встречая племянника, он три раза прикоснулся «душистыми усами» к его щекам, в своей комнате «приказывал курить одеколоном», вступая в разговор с крестьянами, «морщится и нюхает одеколон». Пристрастие к изящному запаху выдает стремление брезгливо отстраниться от всего низкого, грязного, бытового, что только встречается в жизни. Уйти в мир, доступный немногим. Напротив, Базаров, в своем обыкновении «лягушек резать» демонстрирует желание проникнуть, завладеть малейшими секретами натуры, а вместе с тем – законами жизни. «…Я лягушку распластаю да посмотрю, что у нее там внутри делается; а та как мы те же лягушки , я и буду знать, что у нас внутри делается». Микроскоп – сильнейшее доказательство его правоты. В нем нигилист видит картину всеобщей борьбы; сильный неизбежно и без раскаяния пожирает слабого: «…Инфузория глотала зеленую пылинку и хлопотливо пережевывала ее».

Перед нами, таким образом, предстают герои-антагонисты, чье мировоззрение определяется непримиримыми принципиальными противоречиями. Столкновение между ними предрешено и неизбежно.

Противоречия социальные. Мы упоминали о том, как они проявлялись в одежде. Не менее разительно они проявляются в поведении. Прежде разночинец входил в дворянскую усадьбу на правах служащего – гувернера, врача, управителя. Иногда – гостя, которому оказали такую милость и могли в любой момент лишить – что и случилось с Рудиным, осмелившимся ухаживать за дочерью хозяйки. Павел Петрович возмущается приезжим, перечисляя признаки его социальной приниженности: «Он считал его гордецом, нахалом , плебеем». Но самое обидное для аристократа – «он подозревал, что Базаров не уважает его , едва не презирает его – его, Павла Кирсанова!» Гордости дворянской теперь противостоит гордость плебейская. Базарова уже нельзя выгнать с внешней вежливостью, как Рудина. Нельзя заставить подчиняться установленным правилам в одежде, манерах, поведении. Разночинец осознал свою силу. Бедность одежды, отсутствие светского лоска, незнание иностранных языков, неумение танцевать и т.д. – все, что отличало его от дворян и ставило в униженное положение, он начал старательно культивировать как выражение своей идеологической позиции.

Противоречия идеологические. Между Павлом Петровичем и Базаровым то и дело вспыхивают споры. Полемика, знакомая по «Обыкновенной истории». И здесь и там внутренние и личные побуждения становятся отражением грандиозных общественных перемен. «Злободневный роман Тургенева полон полемических намеков, не позволяющих забыть вулканическую обстановку в стране накануне реформы 1861года…»

Павел Петрович усмотрел в словах Базарова «дрянь, аристократишко» оскорбление не только лично себе. Но будущему пути России, как он его представляет. Павел Петрович предлагает брать пример с парламентской Великобритании: «Аристократия дала свободу Англии и поддерживает ее». Аристократия, таким образом, должна стать главной общественной силой: «…Без чувства собственного достоинства, без уважения к самому себе, – а в аристократе эти чувства развиты, – нет никакого прочного основания общественному зданию». Базаров блестяще парирует: «…Вы вот уважаете себя и сидите сложа руки; какая ж от этого польза. »

Напротив, Базаров видит во главе будущей России таких же демократов-нигилистов, как он сам. «Мой дед землю пахал», – с гордостью произносит он, и значит народ скорее ему поверит и «признает соотечественника», оценит его неутомимую деятельность.

Так выступает в романе ключевое понятие – народ. «Современное состояние народа этого требует , мы не должны предаваться удовлетворению личного эгоизма», – произносит восторженный ученик Базарова, Аркадий. Это утверждение отталкивает сурового учителя своей формой (напоминает пылкие речи Рудина), но оно верно по содержанию – Базаров «не почел за нужное опровергать своего молодого ученика». Предполагаемые реформы зависят от того, за кем пойдет народ. Единственный раз оппоненты совпадают в наблюдениях за народной жизнью. Оба согласны в том, что русский народ «свято чтит предания, он – патриархальный, он не может жить без веры…». Но для Базарова это «ничего не доказывает». Во имя светлого будущего народа можно и разрушить основы его мировоззрения («Народ полагает, что когда гром гремит, это Илья-порок в колеснице по небу разъезжает…Мне соглашаться с ним?»). Павел Петрович разоблачает в демократе Базарове не меньшее высокомерие по отношению к народу, чем в самом себе:

Смотрите так же:  Льготы по оплате жкх ветеранам боевых действий

– Вы и говорить-то с ним (мужиком) не умеете (говорит Базаров).

– А вы говорите с ним и презираете его в то же время.

– Что ж, коли он заслуживает презрения!

Павел Петрович защищает вековые культурные ценности: «Нам дорога цивилизация, да-с , нам дороги ее плоды. И не говорите мне, что эти плоды ничтожны…» Но именно так считает Базаров. «Аристократизм, либерализм, прогресс, принципы» и даже «логика истории» – всего лишь «иностранные слова», бесполезные и ненужные. Впрочем, как и понятия, которые они называют. Он решительно отметает культурный опыт человечества во имя нового, полезного направления. Как практик, он видит ближайшую осязаемую цель. Его поколению принадлежит промежуточная, но благородная миссия – «место расчистить»: «В теперешнее время полезнее всего отрицание – мы отрицаем». Показателем их правоты должна стать та же борьба, естественный отбор. Либо нигилисты, вооруженные новейшей теорией, «сладят с народом» во имя его же интересов. Либо «раздавят» – «туда и дорога». Все, как в природе – естественный отбор. Но зато уж если победят эти немногие благородные личности («от копеечной свечки Москва горела») – разрушат все, вплоть до основ общественного миропорядка: «назовите хоть одно постановление в современном нашем быту , которое бы не вызывало полного и беспощадного отрицания». Базаров заявляет это «с невыразимым спокойствием», наслаждаясь ужасом Павла Петровича, которому «страшно вымолвить»: «Как? Не только искусство, поэзию… но и…»

Для Тургенева тема культуры настолько важна, что он уделяет ей самостоятельные эпизоды. Оппоненты обсуждают, что важнее, наука или искусство? Базаров с обычной прямотой заявляет, что «порядочный химик полезнее любого поэта». А на робкие реплики о необходимости искусства отвечает ерническим замечанием: «Искусство наживать деньги, или нет более геморроя!» Впоследствии он объяснит Одинцовой, что искусство играет подсобную, дидактическую роль: «Рисунок (художественный) наглядно представит мне то, что в книге (научной) изложено на десяти страницах». Со своей стороны, Павел Петрович припоминает, как его поколение дорожило литературой, созданиями «…ну, там Шиллера, что ли, Гетте. ». Действительно, поколение сороковых годов, и среди них сам Тургенев преклонялись перед искусством. Но недаром писатель выделил слова героя курсивом. Хотя Павел Петрович считает должным заступиться за свои абстрактные «принсипы», для него самого вопросы изящной словесности не так уж важны. На протяжении романа мы видим в его руках лишь газету. Гораздо сложнее позиция Базарова – в его остроте чувствуется искренняя убежденность. О Павле Петровиче автор сообщает, что он в молодости «прочел всего пять-шесть французских книг», чтобы было чем блеснуть на вечерах «у госпожи Свечиной» и других светских дам. Базаров же читал и знает этих столь им презираемых романтиков. Реплика, предлагающая отослать в сумасшедший дом «Тоггенбурга со всеми его меннизингерами и трубадурами», выдает, что герой когда-то читал баллады Жуковского. И не просто читал, а выделил (пусть и со знаком минус) одну из лучших – о возвышенной любви – «Рыцарь Тоггнебург». Вдохновенную цитату «Как грустно мне твое явленье…» из уст Николая Петровича Базаров прерывает как-то удивительно «вовремя». Он, очевидно, помнит, что дальше последуют строки о горе, которое несет приход весны людям, много пережившим:

Того и гляди, Николай Петрович вспомнит о покойной жене, расчувствуется… Ну его! И Базаров решительно прерывает вдохновенный монолог прозаической просьбой о спичках. Литература – еще одна область, где герой «ломал себя», готовясь к великой миссии.

Тургенев почитал трагическими такие столкновения, при которых «обе стороны до известной степени правы». Прав Базаров, разоблачая бездействие Павла Петровича. («Еще бы Базаров не подавил собой «человека с душистыми усами», – замечал Тургенев). Писатель передал своему герою собственное убеждение в том, что нигилистическое отрицание «вызвано тем самым народным духом…», от имени которого он выступает. Но есть резоны и у его оппонента, когда он говорит о «сатанинской гордости» нигилистов, об их желании «сладить с целым народом», «презирая» мужика. Он задает своему антагонисту вопрос, который приходит на ум читателю: «Вы все отрицаете , вы все разрушаете… Да ведь надобно же и строить». Базаров уклоняется от ответа, не желая показаться идеалистом и болтуном. Дальше «уже не наше дело… Сперва нужно место расчистить».

Впоследствии, в разговоре с Одинцовой Базаров упомянул отчасти о своих планах будущего переустройства общества. Как естествоиспытатель, Базаров ставит знак равенства между болезнями физическими и нравственными. Разница «между добрым и злым» – «как между больным и здоровым». Те и другие недуги подлежат лечению извне, допускаются самые жесткие методы. «Исправьте общество, и болезней не будет». Подобной точки зрения, хотя и в более мягкой форме, придерживались тогда многие. Ее пропагандировал кумир молодежи, Н.Г.Чернышевский. «Самый закоснелый злодей,– утверждал критик,– все-таки человек, т.е. существо, по натуре своей, наклонное уважать и любить правду, добро , могущее нарушать законы добра и правды только по незнанию, заблуждению или под влиянием обстоятельств , но никогда не могущее предпочесть зло добру. Отстраните пагубные обстоятельства, и быстро просветлеет ум человека и облагородится его характер». Но было бы неверно искать у Базaрова реальный прототип. Писатель усилил и довел до логического конца те идеи, которые «носились в воздухе». В данном случае Тургенев выступил как гениальный провидец: «Читатель начала 60-х годов мог воспринять базаровское отрицание как резко утрированное, читатель нашего времени может увидеть здесь раннее предвестие экстремистского радикализма ХХ века…». Также неверно видеть в утверждениях Базарова взгляды лишь одной эпохи. Тургенев гениально выражает здесь сущность философии всех революционеров. И не только выражает, но предупреждает о страшной опасности, которую писатель-гуманист угадал в теориях, призванных улучшить жизнь человечества. Самое страшное в практике, и нам, вооруженным историческим опытом ХХ века, оно понятно. Для того, чтобы сделать всех равно счастливыми, надо обязать всех стать одинаковыми. Счастливые люди будущего должны отказаться от своей индивидуальности. В ответ на вопрос пораженной Анны Сергеевны: «…Когда общество исправится, уже не будет ни глупых, ни злых людей?» – Базаров рисует картину прекрасного будущего: «…При правильном устройстве общества совершенно будет равно, глуп ли человек или умен, зол или добр». А значит – «…изучать отдельные личности не стоит труда».

Соперники и собратья по судьбе. Чем дольше длится противостояние Базарова и Павла Петровича, тем яснее становится читателю, что, во враждебных убеждениях, по типу личности они парадоксально схожи. Оба по натуре лидеры, оба умны, талантливы и тщеславны. Павел Петрович, как и Базаров, невысоко ставит чувства. После яростного спора он вышел в сад, «задумался, и поднял глаза к небу. Но в его прекрасных темных глазах не отразилось ничего, кроме света звезд. Он не был рожден романтиком, и не умела мечтать его щегольски сухая и страстная душа…» Природа для Павла Петровича, если не мастерская, то уж явно – не храм. Подобно Базарову, Павел Петрович склонен объяснять духовные волнения чисто физиологическими причинами. «Что с тобой. ты бледен, как привиденье; ты нездоров. » – расспрашивает он брата, взволнованного красотой летнего вечера, потрясенного воспоминаниями. Узнав, что это «всего лишь» душевные переживания, он удаляется, успокоенный. Внезапные порывы и душевные излияния он если не полностью отвергает, то терпит снисходительно. Когда на следующий день по приезде Аркадий вновь бросается в объятья отца. «“Что это? Опять обнимаетесь?” – раздался сзади их голос Павла Петровича».

Читайте также другие статьи по теме «Анализ романа И.С. Тургенева «Отцы и дети»: