Пережить развод как разводить

Пережить развод: человеком быть трудно, но возможно

Развод – страшный удар по самой основе бытия человека, после которого можно и не оправиться. Последствия останутся в любом случае, но будут ли эти последствия трагичны для нашей дальнейшей судьбы или мы придем к чему-то новому и хорошему – зависит от наших действий в процессе переживания и преодоления развода.

Прежде всего, необходимо разобраться в причинах происшедшего. Ведь мысли о нашей вине, о вине второго человека, о том, что развода могла и не быть, «если бы не…» — одни из самых мучительных в этот период.

Почему происходит развод? В психологической литературе и в объяснениях разводящихся называется не один десяток причин: муж изменяет или пьет или мало зарабатывает, жена глупая, не соответствует идеалам или постоянно «пилит», «не сошлись характерами» и так далее. Но надо понимать, что эти объяснения говорят не о причине развода, а о причине конфликта. Из конфликта же существует масса путей выхода, и развод – только один из них, причем, наверное, самый неконструктивный.

Существуют две основополагающие установки супругов по отношению друг к другу в ситуации конфликта. Первая – познавательная – заключается в стремлении понять супруга и выяснить свою роль в его действиях, несмотря на ту боль, которую он доставляет. Вторая – защитная – состоит в попытках уйти от боли, защититься, оградить себя от нападок, а то и напасть самому. Наиболее успешно вторая стратегия реализуется в разводе – узаконенном способе устранения близкого человека как источника боли. В редких, особо патологических случаях эта стратегия оправдана. Но оправдана гораздо реже, чем к ней прибегают.

Защищаясь от боли, супруг или супруга обвиняют во всем другого и отказываются от понимания своего вклада в конфликтную ситуацию, в результате уносят свою часть неконструктивного поведения в будущую жизнь. И потом в новой семье, если она образуется, создают похожие конфликтные ситуации. В итоге человек вынужден или всю жизнь «убегать» от боли, а по сути – от себя, или в какой-то момент набраться смелости и посмотреть правде в глаза. Но тут добавится боль за потерянные годы…

Возникает парадокс: разводиться психологически безопасно только тогда, когда конфликты разрешены. Разрешены в той ситуации, в которой возникли, с тем же самым супругом. Но если конфликты разрешены, тогда зачем разводиться?

Горе работает на нас

Очень часто боль от развода тяжелее переживает тот, кто развода не хотел, кто старался выправить семейную ситуацию. Говоря житейским языком, тот, кого «бросили». Первая реакция – это шок. Мир как будто растворяется в тумане, человек не хочет контактировать с реальностью, в которой его семьи уже не существует. Он отрицает, не признает тот факт, что от него ушли. Человек думает, что его любимый или любимая сейчас одумается и скажет, что это был необдуманный поступок, что надо все же попытаться выправить отношения и остаться вместе. Брошенный человек живет прошлым и не признает факт потери.

Часто люди в таком состоянии становятся очень навязчивыми, постоянно звонят ушедшему от них супругу или следят за ним, воспринимая его все еще как что-то свое, тем самым еще больше отдаляя его от себя. В таких ситуациях начинает работать парадокс страсти, суть которого точно выразил А. С. Пушкин: «чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей». Поэтому, даже если человек надеется на чудо и хочет вернуть все, как было, то парадоксальным образом для этого необходимо признать факт потери, согласиться с тем, что тебя бросили, что дальше ты живешь один, что возврата к прошлому нет. И если даже когда-нибудь этот человек вернется к тебе, то это будут уже новые отношения. Согласиться с этим означает согласиться с тем, что жизнь продолжается, и в то же время означает согласиться на бездну тут же возникающих боли, злости, отчаяния, безысходности, тоски, вины, — почти всех негативных чувств. Больно одному, больно с людьми, и особенно больно – когда вынужден видеть ушедшего супруга. Это одна из причин того, почему отцы прекращают на время или навсегда общение с детьми, оставшимися с матерями.

Гнев возникает как реакция на препятствие к достижению желаемого. Когда человек признает, что семья умерла, появляется сильнейшая злость на виновника этого – ушедшего супруга. Брошенный супруг отчасти чувствует себя изнасилованным – в том смысле, что с ним против его воли сделали то, чего он не желал, и заставили пройти через такую ужасную боль. Поэтому степень агрессии может достигать желания убить или покалечить уже бывшего мужа или жену за отказ жить вместе.

Когда приходит понимание того, что гнев – плохой советчик, что проявления гнева могут привести к непоправимым ошибкам, возникает собственно реакция острого горя, тоска, отчаяние, безысходность. Именно на этой фазе происходит основная конструктивная работа горя, — по выражению психолога Ф. Е. Василюка, перевод случившегося в прошлое, «творение памяти». Здесь человек сосуществует в двух мирах – в прошлом, со своим супругом, и в настоящем, один. Здесь, в бездне отчаяния, человек сам отпускает своего супруга, оставляет его только как воспоминание, в котором они по-прежнему вместе, с тем, чтобы продолжить жить дальше отдельной жизнью, идти своим путем. Ф. Е. Василюк: «в этот момент не просто происходит отделение, разрыв и уничтожение старой связи, как полагают все современные теории, но рождается новая связь. Боль острого горя – это не только боль распада, разрушения и отмирания, но и боль рождения нового. Чего же именно? Двух новых «я» и новой связи между ними, двух новых времен, даже – миров, и согласования между ними» (1).

Так, пройдя через горнило страданий, и только так, мы сможем снова обрести свою цельность, научимся снова жить настоящим и радоваться жизни, навсегда оставив в памяти те времена, когда «мы», а правильнее уже сказать – «они», были вместе. Новое обретение себя, полноты жизни, способности жить настоящим и радоваться жизни невозможно без «творения памяти» об ушедшем супруге и разрушенной семье, без того, чтобы пережить горе. Именно пережить, а не перепрыгнуть или сделать так, чтобы закрыл глаза, а открыл – уже не больно. Пережить горе – главная задача.

Разводясь — разводись

Развод включает в себя юридическую, физическую, экономическую и эмоциональную составляющую. Развод есть прекращение взаимодействий на всех этих уровнях. Юридически это означает официально развестись. Физически – не жить под одной крышей (и не проводить время в гостях друг у друга). Экономически – разрешить все экономические и материальные споры друг с другом. Эмоционально – полностью освободиться от переживаний, связанных с бывшим супругом. В идеале из всех чувств должна остаться только грусть, печаль в пушкинском смысле: «печаль моя светла». Это – память о том хорошем, что было, и приобретенные горьким опытом знания о том, какие мои действия могут разрушить семью.

Если с бывшим супругом необходимо дальше общаться (например, по поводу воспитания совместных детей), то отношения должны быть ровные, спокойные, доброжелательные и уважительные. Это можно назвать равноправным сотрудничеством. Многие предлагают друг другу «остаться друзьями», но это лукавая позиция. Ведь дружба – очень важная и значительная составляющая супружеских отношений. «Остаться друзьями» в данном случае означает «в чем-то остаться супругами». А это означает как минимум нечестную позицию по отношению к будущему супругу (если таковой будет) и основу для разногласий с ним. Это «недоразведенный» развод. В таком случае, вероятно, супругам стоит вообще задуматься о необходимости развода.

Другой вариант «недоразвода» — бесконечные судебные тяжбы и деление имущества (а в худшем случае – детей). Бывшие супруги ненавидят друг друга, но ненависть означает эмоциональную близость, хоть и с отрицательным знаком.

Любой неразрешенный (сознательно или вынужденно) вопрос в экономической, юридической или физической области приводит нас к эмоциональной близости, т.е. к несвободе для изменений в жизни и для создания новой семьи. Мы «останавливаем» свою жизнь в точке развода. Как поется в одной песне: «вместе невозможно и врозь – никак». Поэтому, если уж разводиться, то – полностью, до конца.

Искусство переживания развода

Как надо поступать, чтобы переживание горя не затянулось дольше, чем надо, и не переросло в депрессию? Вот некоторые «подводные камни», которые ожидают вас на этом пути.

Друзья. Развод делит общих друзей супругов на два лагеря. Одни больше сочувствуют мужу, другие – жене. Это нормально. Но нельзя забывать, что с друзьями из «противоположного лагеря» потом тоже придется общаться, как минимум – здороваться при встрече. Это не значит, что не нужно делиться с друзьями своими переживаниями – нужно, на то они и друзья. Но очень важно не втягивать их в обвинения супруга. Кроме того, надо быть очень осторожным по отношению к друзьям противоположного пола. Ситуация, когда друг мужа утешает его супругу до полуночи, ни к чему, кроме обострения конфликта, не приведет. Даже если все это время он только и рассказывает жене, какой у нее замечательный муж. Но тут ничего не поделаешь: друзья познаются в беде.

С этой точки зрения за необходимым утешением лучше прибегать к родителям или братьям или сестрам (но ни в коем случае не к детям, сколько бы лет им ни было), или к друзьям детства. Кроме того, необходимо помнить, что никакой друг, никакой специалист, и никакой вообще человек в принципе не способен пройти с вами путь страдания от начала и до конца. Этот путь – только ваш. Единственный Человек, который способен быть рядом каждую минуту и облегчить страдание – Иисус Христос. Для этого нужно к Нему обратиться в непрестанной и смиренной молитве.

Новый партнер. Здесь, по-моему, очевидно, что заводить новые отношения, пока ты еще эмоционально связан с предыдущим супругом, во-первых, нечестно по отношению к новому партнеру, а во-вторых, опасно: есть большой шанс создать вечно подавленную семейную обстановку. Новый партнер, безусловно, облегчит переживания, но на самом деле это не облегчение, а откладывание работы горя на будущее. Это – разновидность отказа от негативных переживаний. А когда человек отказывается от переживания горя, то, парадоксальным образом, положительные эмоции тоже уходят. Если пришла беда, а «ворота не отворил», то беда так и будет стоять у ворот. Так уходят все чувства, и отрицательные, и положительные. «Чувство потери чувств» — один из симптомов депрессии.

То же можно сказать и про алкоголь. Алкоголь, безусловно, временно облегчает состояние, снижает тревожность. Но нельзя забывать, что это только первое, сиюминутное действие алкоголя. Он позволяет какое-то время не переживать. Но дальше алкоголь действует как депрессант (каковым он и является). Наваливаются те же проблемы, плюс симптомы отравления, плюс чувство вины за свою слабость.

Нарушения сна и аппетита. Крепкий сон и хороший аппетит – залог нашего физического благополучия. Даже если у нас душевные муки – тело должно быть в рабочем состоянии. Поэтому нарушения сна и аппетита являются достаточным основанием для обращения к врачу – психотерапевту, который сейчас принимает практически в любой поликлинике. Важно не заниматься самолечением, поскольку большинство успокаивающих препаратов обладают эффектом привыкания.

Смотрите так же:  Если договор аренды земли не зарегистрирован в росреестре

Ненависть. Возникновение гнева – нормальная реакция на ситуацию развода. Но как с ним быть? Его разрядка непосредственно по отношению к ушедшему супругу приведет, помимо проблем, связанных с нарушением закона, к невыносимому ощущению внутренней опустошенности, к чувству чего-то необратимо сломанного в душе. К ожесточенности и желанию разрушать все и дальше. Но и делать вид, что ненависти нет, тоже нельзя, потому что тогда она «съедает» изнутри своего «хозяина»: человек становится желчным, злобным, опять же – опустошенным, и со временем – тяжело физически больным.

Есть множество способов переработки негативных чувств. Большинство из них сводится к выражению этих чувств безопасными средствами – в воображении (представить, что перед тобой на пустом стуле сидит супруг, и сказать ему все, что хочешь), или на бумаге (написать «письмо» обидчику, в котором рассказать о всех своих переживаниях, затем письмо сжечь, а лучше – похоронить), или с помощью творчества (нарисовать или вылепить из пластилина свой «гнев», а затем с помощью небольших дополнительных штрихов превратить его во что-то положительное или спокойное – можно даже в «любовь»). Другой способ, который необходимо осознавать именно как способ борьбы с собственным гневом – представить, что ты даришь своим близким какие – то небольшие радости: сначала своим родителям, затем – детям, затем – супругу. А «подарить» ему или ей в данной ситуации действительно есть что, и не в воображении, а реально: где-то пойти на уступку, где-то отказаться от претензий, где-то перестать постоянно звонить, в общем – как-то облегчить для него или нее ситуацию развода.

Гнев – это чувство, требующее двигательной разрядки, поэтому полезно для преодоления гнева выполнять какую-то физическую работу или физические упражнения (лучше всего – с несильной, но длительной нагрузкой: бег трусцой, лыжи, велосипед и т.п.). Но наилучший способ борьбы с гневом – это молитва. Достаточно простой молитвы своими словами, например: «Господи, освободи меня от ненависти и злобы» или как-то так. Или: «Господи, благослови его!» Если человек неверующий, то можно обратиться к «высшей силе», как вы ее понимаете (термин из практики «Анонимных Алкоголиков»). По большому счету, методы безопасного выражения гнева могут только разрядить гневный аффект, но победить ненависть могут только противоположные гневу действия, — действия, продиктованные Любовью.

Обида. Обида – сложное чувство, в составе которого важную часть занимает манипуляция. Мы обижаемся с целью заставить обидчика изменить поведение, сделать так, как нам надо. Поэтому в ситуации развода обида становится бессмысленной. Чего бы мы ни хотели от супруга, мы этого хотеть либо уже не имеем права, либо не должны, так как это затягивает расставание. Как бы нас ни обидели, мы должны это простить. То есть, приходится признать, что бывший супруг ничего нам не должен.

Обиды, конечно, сразу не проходят, особенно если это привычный способ взаимодействия. Но ведь когда-то надо взрослеть (а обида – преимущественно детский способ добиться желаемого), и развод для этого – самая благоприятная ситуация. Главное – понимать, что непрощенная обида не позволит освободиться от эмоциональной связи с бывшим супругом. Можно задействовать и методы, изложенные выше, — они подходят практически ко всем негативным чувствам.

С другой стороны, мы можем быть и обидчиками. Поэтому так же, как и простить, важно попросить прощения, — и в целом за все, и за каждую отдельно нанесенную вами обиду, которую помните. Необходимо также отдать долги, выполнить свои обещания. Обещал купить шубу – купи, или хотя бы вырази к этому готовность (может быть, шуба уже и не нужна). По крайней мере, здесь важно правило: от обещания может освободить только тот, кому ты его дал. Если выполнение обещания стало невозможным, то нужно (а для полного развода – необходимо) попросить об освобождении от него. За невыполненное обещание есть шанс расплачиваться всю жизнь.

Чувство вины, чувство стыда и самооценка. Ситуация, когда тебя бросают, является мощнейшим ударом по самооценке. Всплывает масса тревожных вопросов: «чем я плох?», «что во мне не так?», «что я сделал неправильно?» с ужасающим подтверждением реальности: «Да, ты недочеловек, ты дрянь. Такая дрянь, что тебя даже муж (или жена) бросил (или бросила)». Возникает дикий конгломерат чувств – самоуничижения, самонедостаточности, вины и стыда, разобраться с которыми очень сложно. Здесь важно понять – в чем ты действительно виноват, а в чем – нет.

Для начала разберем отличие чувства вины и чувства стыда (или ложного чувства вины). Когда говорят: «ты в этом виноват», то имеется в виду, что ты что-то не так сделал. В процессе развития чувство вины формируется у человека в возрасте около 3-х лет, когда маленький человечек обретает радость существования собственного «я»: «я это сделал!», «я хочу!», «я не хочу!» и так далее. Если ребенок, к примеру, разбил вазу – то его наказывают. Но очень важно – за что наказывают? За то, что взял ее без спросу. За то, что полез туда, куда ему нельзя. Чувство вины всегда связано с активностью человека. Человек может быть виновен только в том, что он реально совершил. А если ребенка, разбившего вазу, наказывают за то, что у него руки кривые? Тут речь идет уже не о вине или виновности, а о стыде.

Стыд может формироваться, по некоторым данным, еще у зародыша. Например, если это ребенок нежелательный. Стыд бездеятелен. Стыд навязан родителями, которые обвиняют ребенка не в том, что он сделал, а в том, что он есть, что он обуза, что он «получился неправильный». Стыд патологичен всегда, за исключением случаев, когда стыдно за кого-то другого. То есть: мне может быть стыдно за своего сына, если, например, он поколотил девочку. Я непосредственно в этом не виноват, я бы не стал ее бить. Но это мой сын, и он уже это сделал. Мне стыдно. К сожалению, очень много людей являются, «благодаря» родительскому бессилию, страху и воспитательской неграмотности, носителями выраженного чувства стыда.

Итак, чувство стыда не является следствием ситуации развода. Мысли наподобие «я какой-то неправильный» или «все из-за меня» — всегда родом из детства. Стыд (ложное чувство вины) – отдельная тема для работы с психологом, и это тема детства и отношения с родителями.

В ситуации развода важно, чтобы чувство стыда не осложняло картину переживаний. Для этого полезно вспомнить, что за точно такого же меня, какой я и сейчас, этот человек в свое время вышел замуж (женился), и тогда не возникало вопросов, почему я такой и что во мне не так. Тогда было все так. Кроме того, для верующего человека (а неверующему тоже полезно это знать) невозможен вопрос о собственной «недоделанности», поскольку все мы созданы по образу и подобию Божию. И какой бы я ни уродился, как бы я кому ни мешал своим существованием, как бы ко мне ни относились родители, как бы мне кто ни говорил, что лучше б меня не было, — я есть образ Божий, и стыдиться тут нечего. Другое дело – виноват ли я? Да, безусловно, в том, что произошло, есть и моя вина. Но в этом и задача: быть честным перед собой и определить свою вину, свою неправду, свои ошибки. С тем, чтобы помнить о них и не повторять их в будущем. С тем, чтобы стать мудрее.

Но что делать с самооценкой? За счет чего она восстанавливается? Некоторые восполняют этот ущерб за счет ухода в работу и увеличения дохода, некоторые – за счет «вымогательства» хорошего мнения о себе от окружающих. Но все это слишком зыбко и зависит от множества факторов, от нас не зависящих. Это – самооценка на основе оценки окружающих. Что же является основой для настоящей самооценки? Как это ни парадоксально, но сама ситуация развода предоставляет благодатнейшую почву для образования правильной, адекватной и высокой самооценки. Если я не отвечал обидой на обиду. Если я сумел простить и отпустить. Если я нашел в себе силы не мстить. Если я нашел в себе силы страдать, никого не обвиняя. Если я сумел сохранить уважительные отношения. Если я, несмотря на свою боль, продолжал общаться с ребенком, и не использовал его как «контейнер» для моей злости или обиды. Если я нашел в себе силы признать свои ошибки и извиниться за них. Если я все правильно сделал.

Смысл страдания. И все-таки рано или поздно возникает вопрос: для чего такие страдания? Что нам дают эти мучения? Неужели нельзя обойтись без них? В целом ответ известен: страданиями очищается душа человека. Но ответ на вопрос: «для чего именно в моей жизни был необходим развод?» является одной из важнейших задач переживания расставания с любимым человеком. И на это вопрос каждый должен ответить себе сам. Бог не попускает страданий человеку, с которыми тот не может справиться. Но нужно приложить максимум усилий. Ситуация развода – это очень яркая и болезненная вспышка света, освещающая всю прошедшую жизнь. Это напоминание о том, что человеком быть трудно, но возможно. Это возможность переосмыслить всю жизнь и возможность стать лучше. Это возможность стать сострадательнее и человечнее по отношению к другим. Это возможность сделать еще кого-то счастливым. Это реально. Говорю по собственному опыту.

Сноска: (1) Василюк Ф. Е. «Пережить горе».

«Как пережить развод и стать счастливой»: реальная история девушки из Киева

Когда я узнала о том, что муж собирается со мной развестись, я думала, что больше не буду жить. Мир перевернулся буквально за несколько минут. И перед глазами было лишь одно: «Это конец».

Мы были счастливой семьей. Ну, или мне так казалось. Совместный отдых, выходные, двое детей и общие друзья. А потом, в один вечер, он пришел и сказал: «Я ухожу».

О первых чувствах

Он не тянул. Он пришел, собрал вещи и ушел. Сказал, что устал, что больше так не может и не хочет тянуть на себе семью. Что двое детей – это тяжело и он хочет еще успеть пожить для себя, а не чувствовать огромный груз ответственности.

Сказал, что устал зарабатывать деньги на всех и фактически не иметь возможности тратить их на себя и свои желания. Сказал, что хочет хорошего секса и свиданий, а не наскучивших разговоров о быте, планах и детях.

Что осталось мне? А ничего. Чувство пустоты и разрушившегося мира. Меня, словно не стало и все, ради чего я жила, ушло в никуда. Первый дни я часто стояла с чашкой кофе (куда добавляла коньяк) и смотрела в окно часами. Мне не верилось, что это происходит со мной.

По началу, я надеялась, что он изменит свое решение и вернется ко мне. Что признает свою ошибку и будет стоять на пороге моего дома с букетом цветов в руках. Но шли недели, а этого не происходило. Я, конечно же, валялась в депрессии и думала от того, зачем мне жить до того, что мне нужно срочно с кем-то переспать, чтобы стало легче.

Смотрите так же:  Как через терминал заплатить штраф

В сам день развода я, кажется, окончательно поняла, что мой муж больше не мой. Нас разводили в суде, по согласию обеих сторон. Поэтому процесс длился недолго. Да, мне все еще хотелось броситься ему в ноги, чтобы умолять о возвращении, но я себя сдержала.

А вечером был снова коньяк и кофе, взгляд в окно и мысли, что я неудачница. Правда, глубокой ночью мне надоело об этом думать, и я решила, что нужно что-то менять.

О том, как пережить развод

Именно в ту ночь ко мне пришло осознание, что жизнь не заканчивается на одном человеке. Что мой бывший муж – не центр Вселенной, и в мире есть еще не один миллион мужчин и женщин, с которыми можно быть интересно.

Пришло осознание, что я могу делать, что хочу и мне не нужно не перед кем отчитываться или думать, что по этому поводу подумаем мой муж.

На следующее же утро я открыла для себя дверь в новую жизнь: я изменила прическу, а вскоре и покрасила волосы, нашла новый вариант макияжа и решила, что с этого дня я буду счастливой. Одна, с кем-то – неважно, я просто буду счастливой для себя. Каждый день.

Конечно, порой, мне казалось, что это глупость, но спустя полгода результат был. И я уже пила кофе у окна не в чувством, что моя жизнь окончена, потому что меня бросил мужчина, а видела в нем новые возможности. А любовь…она, конечно же, пришла. Новая. И, быть может, не последняя.

Пережить развод с минимальными душевными потерями

Он изменил, она влюбилась, они надоели друг другу – причины разводов бывают самыми разными. Но каковы бы они ни были, разрыв отношений никогда не происходит просто так. Екатерина Игнатова придумала, как минимизировать потери – прежде всего, эмоциональные.

Pешиться все разрушить, расстаться с надеждами и иллюзиями – пожалуй, самое сложное в процессе раз­вода. Чаще всего выяснения отно­шений затягиваются, и ни один из партнеров не решается произнести роковые слова, собрать чемоданы, отнести заявление. Боль, обида, любовь и ненависть застилают глаза, но сжечь мосты никто не отваживается. Потому что страшно.

«Может быть, еще все наладится?» – вот тот вопрос, который мы себе задаем, когда отношения дают трещину. И действительно, иногда крупные скандалы и ссоры являются лишь временными кризисами, преодолев которые, пара продолжает существовать. Отношения могут даже стать крепче. Но бывают и другие ситуации, когда лю­ди держатся друг за друга по привычке или из страха одиночества. И тут стоит найти смелость сделать шаг в сторону, успокаивая себя тем, что разлука может быть временной. Ведь если чувства сильны, никто не сможет помешать вам вновь воссоединиться.

Разводить, но не сжигать мосты

В пылу ссоры мы часто забываем о том, что когда-то любили и уважали друг друга. Совершенно напрасно. Ведь если эти чувства были настоящими, они могут послужить основой для более спокойных переговоров и мирного урегулирования конфликта. Не сжигать мосты – единственный шанс остаться хотя бы в дипломатических отношениях друг с другом. Терять мужа больно, а навсегда потерять близкого друга – еще больнее.

Когда у двоих людей возникают проблемы друг с другом, непременно виноваты оба. Постарайтесь этот факт признать. А признание собственной вины – уже важный шаг, чтобы услышать другого, понять его и решить, что же делать дальше. Даже если он последний мерзавец (по крайней мере, вы сейчас в этом уверены на все сто), вы его сами выбрали, вот такого, со всеми его недостатками и редкими достоин­ствами. В следующий раз будете более осмотрительны. А пока сделайте так, чтобы развод был наименее болезненным для вас и, если можно так сказать, удобным. Может быть, стоит уехать в отпуск и поручить вывоз вещей подруге. Может, имеет смысл оставить все как есть, пока ребенок не уедет на дачу. Как бы там ни было, важно помнить одну ключевую мысль: весь этот ад со скандалами и дележом имущества закончится ровно в тот момент, когда вы этого захотите. То есть когда вы примете окончательное и бесповоротное решение уйти самой или выставить его за дверь.

На обиженных воду возят

Обида – вот главное чувство, которое поселяется в душе столкнувшихся с разводом. «Я столько лет потратила на эту историю». «Я так старалась, а он. » «Я же ему помогла стать тем, кем он стал». Все эти деструктивные мысли роятся в голове, не дают уснуть и вызывают все новые и новые потоки слез. Обида часто переходит в злость и агрессию, которая готова обрушиться на человека, являющегося первопричиной всех страданий. Но его нет рядом. Выплеснуть чувства не на кого.

Советую для начала избавиться от агрессии . Все виды спорта, в которых есть удары и рывки, помогут совладать с собой. Изнуряющие тренировки, после которых хочется лишь одного – поспать, – лучшее средство для борьбы со злостью. А наматывая километры на велосипеде, можно подумать над тем, что именно вызывает чувство обиды.

Любить человека – значит отдавать, помогать ему расти и развиваться. Поэтому рассуждения о том, что «я ему и то и се, а он такой козел», ни к чему. Вы любили, вы давали. А как еще можно было поступить? Вы же тоже время не зря потеряли – приобрели бесценный опыт отношений, он делился с вами своими интересами, знакомил с друзьями. Из истории совместной жизни каждый из вас вынес какой-то урок, а также умения и навыки. Вы оба обогатились, даже если в данный момент ничего, кроме опустошения, не чувствуете. Это ощущение пройдет, а сделанные вами выводы останутся. Они не дадут вам наступить на те же грабли, позволят избежать ошибок и жить долго и счастливо. С кем-то другим.

Развод по-христиански?

Итак, если даже учеников Христа испугало Его бескомпромиссное отношение к браку, что уж говорить про современных читателей Нового Завета! Они и впрямь «не вмещают». Запрет на развод кажется жестоким. Житейский опыт усиливает сомнения: разве не бывает так, что дальнейшее пребывание в браке невыносимо и невозможно? Протоиерей Алексий Уминский, настоятель московского храма Святой Троицы в Хохлах, автор и ведущий программы «Православная энциклопедия» на ТВЦ, ищет, по сути, ответ на вопрос: как современному человеку принять и исполнить Евангелие?

И ненормальное нормально…

Отношение к браку, семье зависит от времени и социальных установок. Есть какие-то вещи, которые сознанием человек воспринимает как «возможность» или «невозможность». Например, сейчас возможно думать о том, что если первый брак неудачен, то не возбраняются новые попытки создания семьи. Или допускается иметь отношения с кем-то на стороне. Современное сознание воспринимает это как норму. В прежние века это воспринималось как отклонение от нормы, и хотя романтизация подобных отклонений в литературе сделала свое черное дело, взаимоотношения не были настолько свободными и люди не были так готовы к романам вне брака, как сейчас. Кроме того, вступающие в брак в большинстве своем были целомудренны и не имели опыта любовных приключений, что очень много значит.

Не хочу преувеличивать, говоря, что до революции все было так хорошо — сплошное благочестие, а сейчас времена такие плохие: если бы это было так, тогда бы мы до сих пор жили «до революции». Понятно, что не все было хорошо, а многое было совсем плохо, но, однако же, сознание людей отличалось от сегодняшнего.

Люди были более ответственны за свои поступки и более, я бы сказал, трезвенны: они с самого начала понимали, что такое супружество, и имели вполне реалистичный, немечтательный взгляд на своего избранника. Например, познакомили родители молодых людей друг с другом: «Приглянулся он тебе? — Да вроде симпатичный…». «А тебе? — Да вроде ничего…». И начинается более близкое узнавание: они пьют чай в присутствии родителей, ходят на прогулки вместе, общаются друг с другом, осторожно друг друга узнают. Ко дню венчания и он, и она уже имеют представление: с кем придется строить дальнейшую совместную жизнь. И не было ни романтики, ни страсти, ни мечтательства, которые так часто встречаются у нашей православной (да и не только) молодежи. Было четкое понимание ответственности и долга: я как муж должен буду делать для своей избранницы то и то, должен буду уважать ее и заботиться о ней. И жена знала: я должна быть с мужем ласковой и внимательной, должна заботиться о детях — быть «доброй супругой и добродетельной матерью». Взаимоотношения основывались, прежде всего, на уважении, симпатии и трезвом понимании, что это — на всю жизнь. А если так, значит, обоим надо стараться делать все, чтобы благополучно созидать семью. Сейчас у подавляющего большинства молодых людей вместо подобного мировосприятия — туман в голове, ни на чем не основанная мечтательность и инфантильность.

Расторгнуть нельзя. Только разрушить

В каких случаях допускается развод? Многие относятся к разводу именно с точки зрения причинности, повторяя вопрос фарисеев: по какой причине человеку можно разводиться? (ср.: Мф. 19, 3; Мк. 10, 2). А Христос отвечает, что нет таких причин, и только по жестокосердию вашему Моисей заповедал давать разводное письмо (ср.: Мф. 19, 8; Мк. 10, 5). Поэтому когда мы будем говорить о причинах развода, то вернемся к этому самому жестокосердию, или нежеланию, или невозможности, или неимению сил человеку нести свой крест до конца. По сути своей природа брака такова: его нельзя расторгнуть, его можно только разрушить.

Посему канонических причин, которые допускали бы развод, нет: развод недопустим в принципе! Христос говорит в Евангелии, что никто не может отказаться от своей жены, если только по причине прелюбодеяния (см.: Мф. 19, 9; Мк. 10, 11, 12). Но это не столько допуск к разводу, сколько констатация разрушенной любви, разрушенной семьи, невозможности сохранять то, чего уже нет. Потому что супружеская измена — это та убийственная сила, которая может все уничтожить. Это то, о чем Христос говорит как о наиболее весомом обстоятельстве, которое может разбить любовь, а значит, и семью до основания, когда от нее уже ничего не остается. И тогда пострадавшая сторона может отпустить вторую половину, так как между ними уже нет того, что их может связывать. Даже насилие в семье — не причина развода, а свидетельство того, что брака как такового уже давно нет.

Хотя, конечно, известны случаи, когда даже супружеская измена не приводит к разводу; брак сохраняется, несмотря на такое тяжелейшее испытание грехом. И покаяние человека — с одной стороны, прощение — с другой могут восстановить уже, казалось бы, сломанные отношения. Это говорит о том, что и прелюбодеяние не всегда повод к тому, чтобы расставаться.

Можно сказать, что все, приведенное в канонах или обозначенное Синодальными решениями (за последнее столетие), фиксирует не столько процедуру развода, сколько распад самого брака, его несостоятельность. А вот причиной распада может быть перечисленное там, например: все то же прелюбодеяние, детоубийство во чреве матери, алкоголизм или наркомания одного из супругов, скрытое сумасшествие — когда человек знает, что он психически болен, но скрывает это, обманывая того, с кем собирается вступить в брак.

Смотрите так же:  Договор с ип по доверенности образец

Самая большая проблема нашего времени — проблема психических повреждений, причем в разной степени: заметных, малозаметных, воспринимаемых просто как форма поведения, даже поведения религиозного. Смещение целых пластов общественного сознания, происшедшее за последнее столетие, повредили очень многих людей,— тех, которых раньше общество держало в состоянии более-менее стабильном и адекватном.

Бурное развитие тоталитарных сект стало возможным только благодаря появлению в огромном количестве садомазохистов. Ведь они нуждаются в подобных организациях. Мазохисту нужен жесткий лидер, который всячески уничтожал бы его и унижал. А человеку с садистическими наклонностями нужен тот, кого он мог бы давить, над кем он мог бы издеваться. И они друг друга находят. К сожалению, это и в Церкви существует, и в огромных количествах, просто мы не умеем трезво на это взглянуть, честно назвать все своими именами. Меж тем понять, с чем мы имеем дело, просто необходимо. Тем более что и в семье мы тоже можем столкнуться с подобными вещами. Поэтому священнику необходимо знать, какие бывают патологии, как устроена человеческая психика. Для этого нужно, чтобы в семинариях были прочитаны серьезнейшие курсы по психологии и психиатрии. Да еще и каждый священник сам должен быть серьезно проверен на этот счет.

Была без радости любовь…

Но все-таки в большинстве своем браки рушатся не по таким серьезным и явным причинам, а по обыденным и бытовым, причем как невенчанные, так и венчанные. Подчас просто от того, что людям скучно друг с другом. Потому что они или изначально не были близкими, или не сумели сохранить любовь. Современное сознание успокаивает разводящихся супругов: «Никто не виноват, просто вы не сошлись характерами» и т. д. Но когда исчезает любовь — люди ответственны за это. Ведь сама по себе она не умирает. Просто ее не берегут, и она не сохраняется. А любовь надо поддерживать, как огонь, в который кладут дрова, чтобы он не потух.

Давайте вспомним слова апостола Павла о любви, а соответственно, о семье, потому что она на любви должна строиться. Там написано: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает (1 Кор. 13, 4–8). К сожалению, это те свойства любви и супружества, которые мало кому сейчас доступны.

Долготерпит, не раздражается — когда теряются эти свойства любви, то что угодно может произойти с браком. Любовь не ищет своего, а в браке люди часто ищут именно своего: дай, принеси, приготовь, почему не так постирала, почему не то сделала. Или: почему так мало денег принес, почему ты делаешь то и не делаешь это, почему ты мне не помог. И начинается дележка: кто кому должен. Когда вопрос ставится: ты должен мне, а не наоборот: я всегда должен тебе, тогда и уходит любовь. Тогда люди стремятся расстаться и начать все заново с кем-то другим.

Что Церковь может сделать, чтобы предотвратить такие браки без любви? Надо создать, причем законодательно (как обязательное для исполнения в каждом приходе), своего рода «защитное поле для брака» — испытательный срок до венчания, некую катехизацию, чтобы людей к браку подготовить, дать им возможность и время присмотреться друг к другу, пройти определенный путь в Церкви через общую молитву, участие в богослужении. Тогда многие браки и не состоялись бы. У меня в приходе было несколько таких случаев: люди симпатичные, очень верующие, нравятся друг другу, желают вступить в брак. Говоришь им: «Хорошо, давайте так: помолитесь, походите друг к другу в гости, поезжайте вместе в паломничество…». Смотришь, а через три-четыре месяца они «остаются лишь хорошими друзьями». И слава Тебе, Господи.

Подводные камни православных браков

Итак, первая опасность — браки по легкомыслию. Вторая причина недолговечности браков в православной среде — женская неустроенность. Женихов мало православных! И у девиц возникает «навязчивая идея» — выйти замуж за православного при первой же возможности. «Господи, я молюсь Тебе об этом! Где он? Подай мне знак!». Такой человек может принять за знак свыше любое обстоятельство, истолковать его по-своему и — замуж выйти. Почему, зачем. Да потому, что очень хотелось, потому что надо замуж! «Хочу замуж! Но я православная, значит, мне надо православного мужа!». Такие скоропалительные браки во многом являются «браками риска» — есть очень большая вероятность, что в этом случае ничего может не получиться с семейной жизнью.

Третье, что требует правильного осмысления и разрешения, это то, что священники начинают заниматься не свойственным им делом — составлять внутриприходские пары. Благословлять на супружество под тем видом, что «вот хорошая девушка, вот хороший юноша, пора бы им пожениться». Это так называемые «браки по послушанию». Таких браков, к сожалению, очень много, они даже популярны. Такова беда некоторых приходов, где царит такое умонастроение: батюшка лучше знает и видит людей. И по послушанию духовнику, без особой любви и даже симпатии создаются семьи. Они бывают довольно крепкими, но не уверен, что счастливыми. Они призваны являть собой пример образцовой многодетной православной семьи, но что они являют собой на самом деле? Ну, дети рождаются. Жена занимается детьми, всю нерастраченную любовь она отдает им. И слава Богу. А муж — уходит с головой в работу, в зарабатывание денег. Какие у них между собой отношения? Да, по большому счету, никаких. Радости большой в этих браках нет.

Расставаться или нет?

Один из русских классиков сказал, что все семьи счастливы одинаково, а несчастливы по-разному. И это несчастье всегда имеет множество выражений и оттенков. Поэтому невозможно назвать однозначно повод (входящий ли, нет ли в каноны или Синодальные постановления), достаточный для развода, потому что названный сам по себе, отдельно от ситуации, он никогда не будет звучать достаточно убедительно. Оправданно говорить что-то только в контексте конкретного случая. Слишком тонкий вопрос: взаимоотношения в браке.

Но развод, как, например, и аборт,— те случаи, которые священник вообще не может благословлять, поскольку это в принципе противоречит Евангелию. Он не может даже советовать, но может сказать так: если ты считаешь, что так нужно, делай так. Он может, скажем, не противодействовать, а оставить это решение на волю самого человека.

Но есть одно правило на все случаи жизни. Если семейный корабль дал течь, то супругам надо прежде всего подумать над вопросом: можно ли вообще сохранить семью? И если да, то каким образом? Если есть хоть какой-то шанс восстановить брак, то его, конечно, надо использовать. Это возможно при условии ясного видения причин разлада, искреннего раскаяния и желания сохранить семью. Но, к сожалению, чаще всего человеку не хочется смотреть на себя критически, признавать свою вину. Потому-то они и рассматривают разрушение взаимоотношений как уже свершившийся факт.

Конечно, жизнь многообразна и многосложна, она не вмещается в схемы. Это надо четко понять, соотнести с нашим временем, с современным сознанием. Втянуть всех в каноническое поле XIX века уже невозможно. Сейчас люди нередко даже не понимают того, что послужило причиной развала их семьи. Поэтому Церковь колоссально снисходительно, по сравнению с прошлыми столетиями, относится ко вторым бракам. Этот процесс ничем нельзя остановить. Сказать человеку: «Неси свой крест, это твоя судьба» — по сути, это, без сомнения, правильно. Но реальность остается реальностью, и человек не может жить, противореча самому себе, если он не умеет относиться к жизни как к несению креста, как к подвигу, как к духовной борьбе. И заставить делать его то, к чему он не способен, невозможно. Говорить об ответственности и долге тоже оказывается бесполезным. Эта проблема, по большому счету, неразрешима. Сегодня Церковь не может подвести законную (каноническую) базу под бракоразводный процесс, потому что хотя и есть утвержденные основания для расторжения брака, о которых мы говорили выше, но в большинстве своем супружеские союзы распадаются по иным, не подпадающим под каноны, причинам.

Да, нельзя исправить мир и вернуться туда, откуда пришли, но можно, общаясь с каждым конкретным человеком, пытаться в нем что-то преобразить, затормозить или удержать в узде. Для этого нужно, по крайней мере, понимать, кто он, современный человек, и что в нем есть.

Мы сейчас переходим в новую эпоху, а что она принесет — пока непонятно. Компьютерный виртуальный мир уже сдвинул новый пласт сознания общества — жизнь в блогах, не имеющая ничего общего с реальностью, бурлящий мир сериалов, реклама безнравственности — все это сейчас окончательно разрушает ту социальную атмосферу, которая может защитить супружеские отношения. Поэтому семья в современном мире может держаться только на настоящей, серьезной, ответственной любви, когда люди действительно уверены, что любят друг друга, и что за эту любовь они будут бороться и нести ее до конца. А иначе в супружестве и смысла нет.

Записала Татьяна Бышовец

«Церковь настаивает на пожизненной верности супругов и нерасторжимости православного брака. Крайне беспокоит современное положение, при котором расторгается весьма значительная часть браков, особенно среди молодежи. Происходящее становится подлинной трагедией для личности и народа. Единственным допустимым основанием развода Господь назвал прелюбодеяние, которое оскверняет святость брака и разрушает связь супружеской верности. В 1918 году Поместный Собор Российской Православной Церкви в ”Определении о поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью” признал в качестве таковых, кроме прелюбодеяния и вступления одной из сторон в новый брак, также отпадение супруга или супруги от Православия, противоестественные пороки, неспособность к брачному сожитию, наступившую до брака или явившуюся следствием намеренного самокалечения, заболевание проказой или сифилисом, длительное безвестное отсутствие, осуждение к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния, посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей, снохачество, сводничество, извлечение выгод из непотребств супруга, неизлечимую тяжкую душевную болезнь и злонамеренное оставление одного супруга другим. В настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака дополняется такими причинами, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа».

Основы социальной концепции Русской Православной Церкви