Сравнить слова паронимы наследие и наследство

Паронимы: наследие — наследство

насле́д ие — насле́д ство

Слова составляют паронимическую пару. Часть речи слов: существительные. Составляют гнездо пар с паронимами: наследный — наследственный.

В значениях «явления культуры, быта, оставшиеся от прежних деятелей или эпох», «имущество (высок.), после смерти владельца переходящее в чью-либо собственность», слова наследие и наследство продолжают оставаться синонимами: дедовское наследие (наследство), литературное наследие (наследство).

НАСЛЕДСТВО, НАСЛЕДИЕ

Политика. Толковый словарь. — М.: «ИНФРА-М», Издательство «Весь Мир». Д. Андерхилл, С. Барретт, П. Бернелл, П. Бернем, и др. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М. . 2001 .

Политология. Словарь. — РГУ . В.Н. Коновалов . 2010 .

Смотреть что такое «НАСЛЕДСТВО, НАСЛЕДИЕ» в других словарях:

Наследство, наследие — (Быт.31:14 ) В современном употреблении этого слова оно означает имущество или имение, которое наследуют дети по смерти своего отца, и которые вследствие сего называются наследниками. Впрочем в восточных странах наследство детям часто выдавалось… … Библия. Ветхий и Новый заветы. Синодальный перевод. Библейская энциклопедия арх. Никифора.

наследство — См … Словарь синонимов

наследство — а, только ед., с. 1) Имущество, остающееся после смерти владельца и переходящее в собственность кого л. Оставить наследство. Достаться в наследство. Осенью ступай в Москву или Петербург искать себе службу. Если осмелишься ослушаться, навеки лишу… … Популярный словарь русского языка

наследие — См. остаток. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. наследие наследство, имущество, остаток, отчина, традиция, патристика, унаследование, достояние … Словарь синонимов

Наследство разорённых — The Inheritance of Loss Автор: Киран Десаи Язык оригинала: Английский … Википедия

НАСЛЕДИЕ — НАСЛЕДИЕ, наследия, ср. (книжн.). То же, что наследство в 1 и 2 знач. «Дай лечь мне в гроб; тогда ступай себе с Мазепой мое наследие считать.» Пушкин. Литературное наследие Брюсова. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

НАСЛЕДСТВО — НАСЛЕДСТВО, а, ср. 1. Имущество, переходящее после смерти его владельца к новому лицу. Получить в н. что н. 2. То же, что наследие. Духовное н. 3. То же, что наследование. Право наследства. Получить по наследству. | прил. наследственный, ая, ое… … Толковый словарь Ожегова

наследие — (удел) А. Наследие в Ветхом Завете 1. Семейное наследство старший сын получал первородство: Быт 25:29–34; Втор 21:15 17 старший сын получает двойную часть: Втор 21:17 если нет сыновей, наследуют дочери: Чис 27:1 8 если нет детей, наследует… … Библия: Тематический словарь

Наследие — I ср. Явления культуры, науки, быта и т.п., полученные от предыдущих эпох, предшествующих поколений или отдельных деятелей. II ср. разг. 1. Имущество, переходящее после смерти его владельца новому лицу; наследство I 1.. 2. разг. То, что осталось… … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

наследство — paveldas statusas T sritis ekologija ir aplinkotyra apibrėžtis Iš ankstesnių kartų gautas ir saugotinas materialinės ir dvasinės kultūros palikimas. atitikmenys: angl. heritage; inheritance vok. Erbe, n rus. наследие, n; наследство, n … Ekologijos terminų aiškinamasis žodynas

Сопоставительный анализ паронимов русского и английского языков Антипина, Ольга Павловна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Антипина, Ольга Павловна. Сопоставительный анализ паронимов русского и английского языков : диссертация . кандидата филологических наук : 10.02.19 / Антипина Ольга Павловна; [Место защиты: Башкир. гос. ун-т].- Уфа, 2012.- 170 с.: ил. РГБ ОД, 61 12-10/1363

Содержание к диссертации

ГЛАВА I. Изучение паронимии как явления языка 11

1.1 Подходы копределению понятия паронимии 12

1.1.1. Подходы к определению паронимии на материале русского языка 12

1.1.2. Подходы к определению паронимии на материале английского языка 19

1.1.3. Смысловая сущность паронимии

1.2. Типология паронимов 29

1.3. Функциональный аспект паронимии: роль паронимии в создании языковой игры 38

Выводы по главе 1 50

ГЛАВА II. Место паронимии в лексико-семантическои системе языка 52

2.1. Связь паронимии с другими типами парадигматических отношений в лексике 52

2.1.1. Паронимия и омонимия 54

2.1.2. Паронимия и полисемия 58

2.1.3. Паронимия и синонимия 60

2.2 Паронимия и сходные явления звукового созвучия слов 69

2.2.1. Паронимия, народная этимология и контаминация 71

2.2.2. Паронимия и парономазия 74

2.2.3. Паронимия и паронимическая аттракция 76

Выводы по главе II 83

ГЛАВА III. Фонологические, семантические и стилистические особенности паронимов русского и английского языков 85

3.1. Фонологическая классификация паронимов в языках сравнения 86

3.1.1. Фонологическая классификация паронимов русского языка 88

3.1.2. Фонологическая классификация паронимов английского языка 91

3.2. Функционально-семантическая типология паронимов современного русского и английского языков 97

3.3. Функционально-стилевая и темпоральная характеристики паронимов русского и английского языков 103

Выводы по главе III 111

ГЛАВА IV. Морфемная и деривационная характеристика паронимов в русском и английском языках 113

4.1. Морфемная структура паронимов 115

4.1.1. Морфемная структура паронимов русского языка 116

4.1.2. Морфемная структура паронимов английского языка 119

4.2. Словообразовательная и морфологическая характеристика паронимов 122

4.2.1. Паронимичные прилагательные 123

4.2.2. Паронимичные существительные 132

4.2.3. Паронимичные глаголы 139

Выводы по главе IV 146

Введение к работе

Реферируемая диссертация посвящена комплексному исследованию проблем, связанных с типологическим изучением паронимии в русском и английском языках. Паронимы являются объектом изучения на протяжении многих лет, однако в современной науке о языке отсутствуют как единый подход к их изучению, так и единство точек зрения на их лингвистический статус. В связи с этим необходимо определить место данного явления в лексико-семантической системе языка и обосновать дифференциацию паронимии и сходных явлений звукового созвучия слов. Основное внимание уделяется сопоставительному анализу паронимических отношений в системе русского и английского языков. Сравнительное исследование эквивалентных языковых структур позволяет выявить общие и специфически национальные черты языков сравнения. Проведение подобных исследований необходимо для установления признаков, характеризующих лексикон любого языка, для типологии лексико-семантических систем по совокупности выделенных черт. Анализ паронимических единиц на различных уровнях (семантическом, фонологическом, деривационном, стилистическом) с целью установления общих и индивидуальных черт русского и английского языков позволяет увидеть, что превалирует – межъязыковое сходство или межъязыковое различие – а также, по возможности, объяснить то и другое. Все сказанное определяет актуальность и содержание данного исследования.

Характеризуя степень изученности проблемы паронимии, следует отметить, что в последние десятилетия интерес к изучению данного явления и его функционированию в речи возрос. В разные годы к изучению этих вопросов в русском языкознании обращались О. В. Вишнякова (1964, 1978, 1987, 1990), Н. П. Колесников (1961, 1971, 1973, 1995, 2005), Ю. А. Бельчиков (1968, 1994), А. А. Евграфова (1975), И. Н. Кузнецова (1977), В. П. Григорьев (1977, 1992), Ф. А. Литвин (1976, 2005), Л. Н. Федотова (1989, 1990, 1991, 1994), З. К. Ишкильдина (2006), С. С. Иванов (2009) и др. Однако до сих пор не выработано четкое единое мнение по очень многим вопросам, связанным с природой паронимических явлений, не разработаны конкретные критерии включения слов в паронимические пары/ряды. В западноевропейском языкознании отдельные материалы по проблемам созвучия слов можно найти в работах У. Коутса (1968), Д. А. Круза (1986), А. Рума (1979, 2000), А. Хьюма (1999), Р. Р. К. Хартманна и Г. Джеймса (1998) и др. В этих исследованиях распространено широкое представление о явлении паронимии как любых созвучных слов. Многие вопросы, касающиеся природы паронимов, все еще остаются недостаточно изученными. Проблемы сопоставительного изучения структурных и функциональных свойств языков изложены в работах А. А. Реформацкого (1962), Л. В. Щербы (1974), В. Г. Гака (1977), В. Н. Ярцевой (1981), Б. Комри (1981, 1988), Дж. Ховкинса и Дж. Гиллигана (1988), Р. З. Мурясова (2002), С. Г. Шафикова (2004, 2005) и др. В работах указанных авторов рассмотрены основные принципы сопоставительного изучения как близкородственных, так и неродственных, но контактирующих языков, что предполагает установление сходств и различий в системах двух и более языков, анализ конкретных явлений одного языка по отношению к другому. Исследование паронимии в сопоставительно-типологическом аспекте остается вне поля зрения отечественных и западноевропейских лингвистов.

Данные обстоятельства обусловливают актуальность исследования проблем паронимии для языкознания и подтверждают обоснованность выбора темы исследования.

Объектом исследования служит группа паронимических единиц, входящих в словарный состав русского и английского языков; в качестве членов паронимических пар выступают адъективные, субстантивные и глагольные лексемы, обладающие близостью формальной структуры и системной или контекстной семантической соотнесенностью, которые могут ошибочно или намеренно смешиваться в речи.

Смотрите так же:  Приказ 664н министерства здравоохранения

Предметом исследования являются паронимические отношения в лексике русского и английского языков.

Материал исследования представлен корпусом из 606 русских и 571 английских однокорневых паронимов, извлеченных из словарей паронимов и толковых словарей. Лексические значения отдельных паронимических образований раскрывает иллюстративный материал из художественных произведений.

Целью исследования является выявление общих и индивидуальных свойств явления паронимии в русском и английском языках.

В соответствии с поставленной целью в исследовании выдвинуты следующие задачи:

— проанализировать состояние проблемы паронимии в русском и западноевропейском языкознании;

— определить место паронимии в лексико-семантической системе языка;

— установить общие и специфические характеристики фонологических структур паронимов русского и английского языков;

— описать функционально-семантические типы паронимичных единиц в языках сравнения;

— определить сходства и различия между паронимами в языках сравнения на функционально-стилевом уровне;

— установить общие и индивидуальные свойства морфемных структур паронимов в русском и английском языках;

— выявить продуктивные словообразовательные модели русских и английских паронимов.

Поставленные в диссертации задачи определяют необходимость использования комплексной методики исследования. В ходе работы применялись в их взаимосвязи и взаимодействии следующие методы: метод лингвистического описания, сравнительный (типологический) метод, метод анализа словарных дефиниций, метод количественного анализа.

Научная новизна исследования заключается в том, что в работе впервые предпринята попытка комплексного сопоставительного изучения паронимов русского и английского языков на функционально-семантическом, морфемном, деривационном, фонологическом, функционально-стилевом уровнях. Данный анализ способствует выявлению общих и специфических свойств паронимов в языках сравнения.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Паронимы определяются как слова, обладающие близостью формальной структуры и характеризующиеся системной или контекстной семантической соотнесенностью, которые могут ошибочно или намеренно смешиваться в речи.

2. Системная классификация паронимов требует учета не только структурно-семантических, но и функциональных особенностей паронимов, то есть контекст употребления.

3. Паронимы любого языка составляют паронимическое поле в лексико-семантической системе этого языка, при этом ядро паронимического поля занимают однокорневые рекуррентные и окказиональные единицы.

4. Сравнение со смежными языковыми явлениями показывает, что паронимическая лексика характеризуется дифференциальными фонетическими, семантическими и морфологическими признаками, позволяющими представить паронимы как самостоятельную подсистему внутри лексической системы языка.

5. Фонологическая характеристика позволяет определить фонологические типы паронимов, отражающие изменения фонемного состава слов, и трансформации, которым подвергаются фонемы в паронимических парах русского и английского языков.

6. Морфемный и деривационный анализ выявляет больше сходств, чем различий между русскими и английскими паронимами; это касается, в частности, выделения продуктивных аффиксальных словообразовательных моделей паронимичных лексем, что придает отношениям между ними системный характер.

Теоретическая значимость исследования связана с необходимостью изучения паронимов русского и английского языков в плане контрастивной лингвистики, что позволяет обогатить соответствующие разделы сопоставительной лексикологии, семасиологии и словообразования, поскольку анализ словообразовательной структуры и семантики слов в разных языках помогает глубже понять общие законы, управляющие лексическим значением слов, выявить общие словообразовательные тенденции развития словарного состава русского и английского языков, что чрезвычайно важно как в общелингвистическом, так и в лингводидактическом планах.

Практическая значимость полученных результатов определяется тем, что они могут быть использованы при исследовании проблем теоретической лексикологии, семасиологии и лексикографии, а также в практике составления словарей паронимов, при переводах художественных произведений и любых текстов на русском и английском языках. Материал исследования также может быть включен в учебный курс сопоставительной типологии русского и английского языков, в методику преподавания английского языка для русскоязычной аудитории и русского языка для англоязычной аудитории.

Апробация результатов исследования. Основные положения данного диссертационного исследования были изложены на Всероссийских научно-практических конференциях Башкирского государственного университета в 2010-2012 годах, на Международном научно-методическом коллоквиуме «Проблемы билингвизма в современном межкультурном дискурсе» [Пермь, 2011], на IV Международной научно-практической конференции «Индустрия перевода в инновационной образовательной, исследовательской и профессиональной деятельности» [Пермь, 2012], на II Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы теории и практики филологических исследований» [Пенза-Москва-Решт, 2012], на V Международной научно-практической конференции «Новое в современной филологии» [Москва, 2012]. Результаты диссертационного исследования также докладывались автором на заседаниях кафедры английского языка Башкирского государственного университета.

Материалы этих докладов и сообщений опубликованы в соответствующих сборниках. Кроме того, идеи и положения диссертации нашли отражение в научных статьях, опубликованных в сборниках «Человеческий фактор в языке» [Уфа, 2010], «Вестник Башкирского государственного университета» [2011, 2012], «Вестник Челябинского государственного университета» [2012]. Итоги исследования отражены в одиннадцати публикациях, включающих научные статьи, материалы и тезисы всероссийских и международных конференций.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка и списка использованных словарей.

Подходы к определению паронимии на материале английского языка

Аналогичное толкование понятию «паронимия» дает Н. П. Колесников, автор одного из первых словарей паронимов русского языка. По его мнению, соответствующим термином следует называть «такое явление в речи, когда два слова, в какой-то мере сходно звучащие, но имеющие разные значения, ошибочно употребляются одно вместо другого» [Колесников 1995: 29]. Например, употребление адресат вместо адресант, одеть вместо надеть, эмигрант вместо иммигрант Н. П. Колесников называет паронимией, а слова, составляющие такие пары, паронимами.

В 60-е годы прошлого века складывается более узкое толкование паронимов как слов однокоренных, принадлежащих к одной части речи и имеющих общие грамматические признаки. Так, согласно лингвисту М. И. Фоминой «паронимами (гр. para — возле + опута — имя ) называются разные по значению слова, сходные по произношению, лексико-грамматической принадлежности и, как правило, родству корней» [Фомина 2001: 126].

В книге Г.Я. Солганик и Т.С. Дроняевой паронимы определяются как «однокорневые слова одной части речи, близкие по звучанию, но различающиеся аффиксами (приставками и суффиксами) и не совпадающие по значению: одеть — надеть, явный — явственный и др.» [Солганик, Дроняева 2008: 80].

Более узкое толкование паронимов наблюдается также у авторов «Словаря паронимов русского языка» Ю. А. Бельчикова и М. С. Панюшевой [Бельчиков 2008: 3]: «Под паронимами разумеются слова, имеющие словообразовательное (и, следовательно, звуковое) сходство, т.е. паронимы это однокоренные слова, например, бродяэ/сий и бродячий, горячка и горячность, дымный, дымовой и дымящийся, надеть и одеть». Однако лингвисты также упоминают «распространенное, традиционное» понимание паронимов, в соответствии с которым паронимы охватывают слова, имеющие «любое звуковое сходство, т.е. слова со случайным подобием их фонетического облика <дрова — трава, нюнь — июль, весенний — осенний, казна - казнь), и слова родственные, однокоренные». Ю. А. Бельчиков, М. С. Панюшева считают, что такое понимание паронимов идет от античных риторик и в конечном итоге сводится к парономазии, т.е. «стилистическому приему, состоящему в нарочитом сближении слов, которые имеют какое-либо звуковое сходство» [Там же: 3-4]. При таком подходе к паронимам они рассматриваются в контексте общего учения о звуковых повторах, созвучиях речи, т.е. в аспектах стиховедения и общей риторики, а также в аспектах культуры речи.

На существование двоякого подхода к толкованию термина пароніт указывает и Д. Н. Шмелев [Шмелев 1977: 231]. Он пишет о том, что в лингвистической литературе этот термин употребляется в разных значениях: «Во-первых, паронимами называют только близкие по значению однокоренные слова (сходство которых нередко приводит к ошибочному употреблению одного из них вместо другого), ср. остатки — останки, ступня — ступень и т.п.; во-вторых, паронимами называют вообще всякие близкие по звучанию слова, ср. апеллировать — оперировать, заведовать — завидовать и т.п.»

А. А. Евграфова понимает под паронимами «однокорневые и разнокорневые слова, обладающие неполным звуковым тождеством и имеющие разные значения» [Евграфова 1975: 5]. При этом автор выделяет «узусные» и «окказиональные» паронимы, первые из которых относит к языку (системе), а вторые к фактам речи, к которым наряду со случаями авторского словотворчества примыкают ненормативные словообразования и факты народной этимологии. К «узусным» паронимам, извлеченным из различных лексикографических источников, А. А. Евграфова относит такие пары, как бодрость — бодрствование; практический — практичный; эффектный — эффективный. Сюда же попадают и синонимы <болотный -болотистый; водный — водяной; главный - заглавный), и антонимы <адресат — адресант; полый - полный), и слова, образованные от омонимичных корней <кардинальный - кардинальский; мирный — мирской - мировой) [Евграфова 1975: 11-14]. В качестве примеров «окказиональных» паронимов, взятых автором из художественной литературы, можно привести следующие: «мантия величия» вместо «мания величия»; «фамильярные склады» вместо «фамильные склады»; «Авдеевы конюшни» вместо «Авгиевы конюшни» и др. Таким образом, А. А. Евграфовой была предпринята попытка объединить нормативный и функциональный подходы к явлению паронимии, что, несомненно, приближает к решению многих спорных вопросов в данной области лингвистики.

Иное толкование паронимов представлено О. В. Вишняковой, которая еще больше сужает круг паронимов и определяет их следующим образом: «Паронимы — это близкие по звучанию однокорневые слова с ударением на одном и том же слоге, относящиеся к одной части речи, одному роду или виду, но выражающие разные смысловые понятия. Ср.: абстрактность // абстракция, здравица //здравница, экономика// экономия и т.д.» [Вишнякова 1984: 4].

Смотрите так же:  Реестр адвокатов томск

Вышеприведенные определения лингвистов позволяют свести все существующие в русском языкознании определения паронимов к двум основным: 1) паронимы — любые созвучные слова, имеющие разные значения и ошибочно употребляющиеся одно вместо другого; 2) паронимы -созвучные однокорневые слова, не совпадающие по значениям и принадлежащие к одному логико-грамматическому ряду. Несмотря на то, что большинство лингвистов подчеркивают различия в семантических значениях паронимов, нельзя не отметить, что такие примеры как одеть // надеть,

Паронимия и сходные явления звукового созвучия слов

Паронимы как самостоятельные лексические единицы входят в состав лексико-семантической системы языка, элементы которой, постоянно взаимодействуя друг с другом, в то же время закономерно связаны определенными более или менее устойчивыми отношениями [Евграфова 1975; Вишнякова 1981; Калобаев 1983; Вороничев 1999; Бельчиков 1990]. Границы паронимии и смежных семасиологических явлений нечетки, что обусловливается сложным характером взаимоотношений содержательного и формального планов языка. Для того чтобы определить место и статус паронимии в общей системе языка, необходимо, в первую очередь, четко обозначить критерии выделения паронимии, а затем выяснить взаимоотношения и взаимозависимость между паронимией и смежными явлениями омонимии, синонимии и полисемии на основе этих критериев.

Рассмотрим формальный критерий паронимов — звуковое подобие слов, составляющих паронимические пары/ряды. Чтобы определить предел фонетического варьирования, в котором лежит паронимия, необходимо рассмотреть количественные и качественные характеристики паронимических слов. Количественный фактор определения паронимов на фонетическом уровне призван установить количество звуков, которые дифференцируют паронимы. Л. Н. Федотова, исследуя критерии определения паронимов на материале английского языка, заключает, что 35% (большинство) всех английских паронимов различаются одним звуком, например, слова adapt : adopt; accident : Occident; 25% — двумя звуками, например, abduct : induct; 11% паронимов — тремя звуками, например,

abruption : abruptness; 9% — четырьмя звуками, например, arabic : arabian; и только 2% различаются пятью и более звуками [Федотова 1988: 20]. Приведенные данные свидетельствуют о том, что в современном английском языке наблюдается тенденция к преобладанию паронимов с фонетическим дифференциатором (звук; ударение; трансформация) в один звук.

Согласно концепции Л. Н. Федотовой отношения между членами паронимических пар на фонетическом уровне определяются трансформационно: к исходному члену применяется ряд трансформаций [Там же: 27]. Человеческая речь в целом представляет собой множество операций подстановки одних речевых единиц вместо других, причем преобразование элементов языка носит спонтанный характер и является необходимым условием речевой деятельности: в процессе коммуникации носители языка неосознанно и постоянно совершают преобразования [Засорина 1974: 227]. Так, можно выделить четыре основных вида трансформации: 1) субституция (substitution), например, accident // Occident; 2) перестановка (transposition), например, antimony // antinomy; cavalry // calvary; 3) стирание (deletion), например, ethics // ethic; whitening // whiting; 4) добавление (addition), например, school // schooling. Фонетическим дифференциатором приведенных паронимических пар является трансформация определенного вида.

Краткий анализ паронимов на фонетическом уровне показывает, что для понимания и определения сути явления паронимии недостаточно рассмотреть только фонетические факторы, необходимо учитывать и семантические факторы. Очевидно, что в паронимии в единстве выступают фонетическая и смысловая стороны языковых единиц.

Суть явления паронимии в семантическом плане неоднозначно определяется лингвистами. Созвучие слов отражается на их понимании, на их семантических связях, что вызывает семантическую контаминацию. Как было установлено выше (см. Глава I, 1.1.3), семантическая контаминация, или близость, характерна для рекуррентных паронимических единиц, составляющих ядро паронимического поля; лексемы, не характеризующиеся системным семантическим сходством и создающие ложные семантические ассоциации в контексте, находятся на периферии поля. В речи созвучные слова (и рекуррентные, и окказиональные единицы) вступают в отношения семантической соотнесенности.

Таким образом, сходство звукового состава и семантическая соотнесенность единиц, составляющих ядро паронимического поля, позволяют говорить о взаимосвязи паронимии со смежными понятиями омонимии, полисемии и синонимии. Разграничения между названными явлениями прослеживаются на фонетическом, семантическом и, в ряде случае, на морфологическом уровнях [Антипина 2011: 1296-1300].

Традиционно омонимы трактуются различными исследователями как слова, тождественные по форме (звуковой или графической), но имеющие разные значения. В соответствии с формой омонимы подразделяются на омофоны, омографы и абсолютные омонимы. Омофоны обладают одинаковой звуковой формой, но различаются не только семантически, но и графически (например, bare «голый» / bear «медведь», road «дорога» / rode «катался, ехал»). Омографы, напротив, совпадают графически, но читаются различно

В самом определении омонимов содержатся признаки, сближающие их с паронимами. Звуковое подобие слов — один из определяющих факторов при рассмотрении паронимов. Еще Ш. Балли указывал на близость паронимии и омонимии, определяя паронимы как псевдоомонимы [Балли 1955: 193].

Другие исследователи также уделяют внимание связи между паронимией и омонимией. Так, А. П. Критенко считает, что «омонимия — это паронимия, приведенная к своему абсолюту или — можно также считать — к своему отрицанию, когда звуковое подобие двух или нескольких слов превращается в полное их тождество» [Критенко 1974: 13]. Частичными омонимами, то есть словами, не имеющими полного совпадения в звучании, но на слух весьма похожими, называли паронимы В. А. Мамонтов и Д. Э. Розенталь. В. П. Григорьев определяет омоним как паронимический предел и частный случай паронима [Григорьев 1977: 189]. Н. В. Крылова полагает, что «многие паронимы становятся омофонами в речи носителей языка часто под влиянием диалектальных особенностей произношения» [Крылова 1993: 44-45]. Как «разновидность омофонов» классифицируют паронимы В. М. Кулик и О. М. Масюкевич [Кулик, Масюкевич 1963: 49].

Рассмотрим фонетический и семантический факторы разграничения этих двух явлений. На фонетическом уровне омонимы основаны на формальном тождестве. Например, слова bare «голый, обнаженный» и bear «медведь» можно считать омонимами, прежде всего, по звуковому тождеству. Тем не менее, если в фонетической структуре слов имеется фонетический дифференциатор, несмотря на тождество формы, их уже нельзя считать абсолютно тождественными. Например, такие омографы как import (v) [im pot] : import (n) [ impot], согласно критерию фонетического дифференциатора, можно было бы отнести к паронимам на фонетическом уровне. Тем не менее, на морфологическом уровне для омонимов принадлежность к одной части речи является нерелевантным признаком, в то время как для паронимов это важнейший критерий, признаваемый большинством ученых. Соответственно, омографы типа import (v) [im pot] : import (n) [ impot], несмотря на звуковую близость, характерную для явления паронимии, нельзя считать паронимами.

Фонологическая классификация паронимов английского языка

Во втором разделе первой главы (см. 1.2) представлена функционально-семантическая типология паронимов, учитывающая семантическое сходство/различие единиц, обладающих фонетической близостью, и функционирование подобных лексем в речи (схема 1). Согласно данной типологии паронимы делятся на рекуррентные и окказиональные единицы. Обе группы представлены однокорневыми и разнокорневыми лексемами. К рекуррентным паронимам относятся слова, обладающие близостью фонетической и семантической структур, что может привести к их ошибочному смешению в речи, в то время как окказиональные единицы характеризуются фонетическим сходством и семантическим различием и вступают в паронимические отношения только в контексте.

Объектом дальнейшего исследования в эмпирических главах данной работы являются однокорневые паронимы английского и русского языков, поскольку систематизировать весь фонд разнокорневых единиц в рамках данного диссертационного исследования не представляется возможным. Исключение разнокорневых слов связано с тем, что выделение подобных паронимов нередко носит в значительной мере субъективных характер (одному кажутся похожими слова вираж: // витраж:, другому — вираж // мираж:). Это связано с тем, что «в качестве похожих выбираются такие признаки предметов, которые актуальны для конкретного человека» [Кашина 2011:40].

Среди рекуррентных паронимов преобладают лексемы, которые имеют одно или несколько общих значений в лексико-семантических структурах. Так, в паре паронимов длинный // длительный обоим членам свойственно значение долго продолжающийся, продолжительный . Следовательно, в тех контекстах, где подразумевается упомянутое значение, они взаимозаменяемы (длинная/длительная пауза, длинный/длительный путь и др.). Тем не менее, если для лексемы длительный характерно лишь одно значение, то в структуре слова длинный различают, помимо упомянутого, еще два значения: 1) имеющий большую длину, протяженность ; 2) высокий ростом (о человеке) [Бельчиков, Панюшева 2008: 177-178]. Соответственно, только лексема длинный может употребляться в таких словосочетаниях как длинные волосы, длинный нос, длинный спортсмен. Использование в данных сочетаниях паронима длительный будет ошибочным. Примеры таких рекуррентных паронимов многочисленны как в русском (например, наследие // наследство, прозаический // прозаичный), так и в английском (broody // brooding, base // basis, forceful //forcible, evoke // invoke).

Смотрите так же:  Кредиты в крыму под залог недвижимости

Помимо единиц с одним общим лексико-семантическим вариантом, группу рекуррентных паронимов составляют слова, связанные с одним и тем же понятием, но в результате аффиксации разграничивающие свои значения. Например, все единицы паронимического ряда bravery // bravado // bravura имеют общий семантический компонент, который можно обозначить как проявление смелости . Слово bravery служит для обозначения смелости, доблести, отваги в целом. Слово bravado (от испанского слова bravado) имеет значение особое искусство проявления смелости, мужества, удали с целью произвести впечатление, запугать, либо скрыть неуверенность . Слово bravura (заимствование из итальянского языка) означает проявление уверенности, лихости, демонстрирование умений, энтузиазма; отличное выполнение чего-либо [Room 1979: 25]. Таким образом, суффиксы иноязычного происхождения <-ado и -ига) привносят дополнительные смыслы в лексико-семантическую структуру слов, обозначающих проявление смелости .

Подобные примеры получили широкое распространение и в русском языке. Например, паронимы-прилагательные спасательный // спасительный образованы от существительного спасение, означающего избавление от опасности, несчастья . Суффиксы -а-, -и- придают разные оттенки значениям прилагательных: спасательный — предназначенный, служащий для спасания (утопающих, потерпевших аварию и т. п.); спасительный — несущий спасение, помогающий избавиться от опасности, беды, угрозы, от чего-либо неприятного, нежелательного [Вишнякова 1984: 155]. Вследствие приобретенных семантических оттенков дистрибуция паронимов в большинстве случаев различна. Так, лексема спасательный (-ал) часто сочетается со словами круг, пояс, жилет, шлюпка; лексема спасительный (-ая) встречается в контексте со словами совет, мысль, идея, юмор и др. Однако в сочетаниях с такими словами как, например, лодка, судно, катер могут использоваться оба паронима.

Словообразовательная и морфологическая характеристика паронимов

Паронимы-существительные английского языка насчитывают в настоящем исследовании 137 пар (24 % от общего числа паронимичных лексем). Следует отметить, что в английском языке отсутствует категория рода в грамматической системе имени существительного, поэтому при выделении наиболее продуктивных словообразовательных моделей английских паронимических существительных рассматривается весь корпус субстантивных единиц в целом.

Морфологический анализ позволяет установить, что большинство английских паронимических имен существительных образованы суффиксальным способом (80%). Субстантивные словообразовательные модели можно классифицировать следующим образом по степени убывания продуктивности суффикса:

1) Модель -ion(-ation/-ization/-itation) // -ity(-ivity) (8 %): action // activity, civilization // civility, diversion // diversity, humiliation // humility, perversion // perversity и т.д. Составляющие с суффиксом -ion и его вариантами -ation/-ization/-itation имеют значение «действия, процесса, либо конкретного результата действия» (например, diversion, integration). Лексемы с суффиксом -ity представляют собой абстрактные существительные со значением «состояния, качества, условия».

2) Модель -апсе(-епсе) // -ion(-ation/-sion) (6 %): admittance // admission, occupancy // occupation, observance // observation, radiance // radiation и т.д. Члены паронимических пар, содержащие в своем составе суффикс -апсе(-епсе), чаще всего характеризуют состояние (например, occupancy, coherence), либо качество

3) Модель —є // — (5 %): morale // moral, madame // madam, artiste // artist, motive // motif и др. Паронимы, составляющие данную группу, используются в схожих контекстах, но не всегда могут быть взаимозаменяемыми, поскольку имеют оттенки в своих значениях. В качестве примера можно привести значения и дистрибуцию членов паронимической пары artist // artiste. Слово artist характеризует не обязательно человека, занимающегося искусством, то есть, художника или, например, скульптора; в более широком смысле, данным словом называют человека, проявляющего навыки и умения в любой профессиональной сфере. Лексема artiste, согласно словарю А.Рума «Dictionary of Confusibles» (1979), была заимствована из французского языка в 19 веке. В современном английском языке оно характеризует в основном актеров и артистов, а также людей творческих специальностей [Room 1979: 15]. Соответственно в каких-то контекстах данные паронимичные единицы взаимозаменяемы, в других же контекстах использование одного из них вместо другого является ошибкой.

4) Модель -ing //— (4 %): helping // help, seasoning // season, bashing // bash и др. Данная группа представлена существительными, имеющими разнообразные значения, которые не поддаются классификации. Более того, согласно лексико-семантической классификации (см. Глава I, раздел 1.2), паронимические пары, образованные с помощью указанных суффиксов, являются окказиональными, то есть составляющие их лексемы не имеют семантического сходства и используются в разных контекстах. Например, в словаре Macmillan English Dictionary for Advanced Learners [2002] слово helping имеет дефиницию an amount of food that is served to one person at a meal , в то время как лексема help определяется как 1) the process of giving someone support or information ; 2) a person or thing that gives support or information .

Другие суффиксальные словообразовательные модели паронимичных имен существительных английского языка являются менее продуктивными, однако служат для образования нескольких паронимичных пар: 1) -ion //-\ action //act, fruition //fruit, succession //success , 2) -ion(-ation) //-e\ disputation //dispute, institution // institute, suspension //suspense , 3) -ity//-ness: circularity // circularness, nicety // niceness; 4) -ence(-ance/-ency/-ancy) //-ity: leniency // lenity, inheritance //heredity. Образованию созвучных, но семантически не тождественных субстантивных паронимических пар способствует также префиксация (20 %); здесь можно выделить следующие продуктивные модели:

1) Модель a-(al-/am-/ac-) // — (4 %): allure // lure, ammunition // munitions, avocation // vocation и др. Примечательно, что составляющие пар с префиксом а- и его вариантами (al-/am-/ac-) часто имеют более широкое значение или характеризуются наличием нескольких значений, а беспрефиксальные существительные обладают более узким, специализированным значением. Так, семантическая структура слова ammunition включает два лексико-семантических варианта: 1) bullets, bombs etc that can be fired from a weapon ; 2) facts or evidence that can be used against someone in an argument [Macmillan English Dictionary for Advanced Learners 2002]. Лексема munitions характеризуется наличием только первого из упомянутых значений.

2) Модель pro-(pre-) // a-(ad-/an-/ap-) (3 %): proposition // apposition, premonition // admonition, protagonist // antagonist и др. Компоненты данных паронимичных пар, несмотря на этимологическое родство, чаще всего не имеют сходства в семантических структурах и относятся к группе окказиональных паронимов.

Проведенный анализ позволяет заключить, что подавляющее большинство субстантивных паронимов в английском языке образовано аффиксальным способом, при этом суффиксальные модели преобладают. Наиболее продуктивные аффиксальные словообразовательные модели английских паронимов-существительных представлены в таблице 7:

наследие — наследство

НАСЛЕДИЕ, я, ср. (книжн.). Явление духовной жизни, быта, уклада, унаследованное, воспринятое от прежних поколений, от предшественников. Идейное н. Н. прошлого.

  • ср.
    1. Явления культуры, науки, быта и т.п., полученные от предыдущих эпох, от прежних деятелей.
    2. устар. То же, что: наследство (1*1).
  • Явления культуры, науки, быта и т.п., полученные от предыдущих эпох, от прежних деятелей.
  • устар. То же, что: наследство (1*1).

    НАСЛЕДСТВО, а, ср.

    1. Имущество, переходящее после смерти его владельца к новому лицу. Получить в н. чтон.

    2. То же, что наследие . Духовное н.

    3. То же, что наследование. Право наследства. Получить по наследству.

    | прил. наследственный, ая, ое (к 1 и 3 знач.). Наследственное имущество. Наследственное право (спец.).

  • ср.
    1. :
      1. Имущество, переходящее после смерти его владельца новому лицу.
      2. перен. разг. То, что осталось от предшествующего владельца.
    2. То же, что: наследие (1).
  • ср. То же, что: наследование.

  • :
    1. Имущество, переходящее после смерти его владельца новому лицу.
    2. перен. разг. То, что осталось от предшествующего владельца.
  • То же, что: наследие (1).

  • Имущество, переходящее после смерти его владельца новому лицу.
  • перен. разг. То, что осталось от предшествующего владельца.