Оперативно-тактические требования

Оперативно тактические требования, предъявляемые к ситстеме защиты личного состава от поражающих факторов ядерного, химического и биологического оружия

Количество просмотров статьи: 642

Иващенко Олег Юрьевич
Военная академия РВСН им. Петра Великого
(филиал в г. Серпухове Московской области)

В настоящее время вся система обеспечения боевых действий строится так, чтобы в любых условиях обстановки боевые возможности не снизились до установленного предела, т.е. если система комплексной защиты является потенциально надежной, то показатель ее надежности должен иметь значения:

= 0.1-0.4 — система защиты «слабая» (неудовлетворительная);

=0.4-0.7 — система защиты «устойчивая» (удовлетворительная)«;

= 0.7 и выше — система защиты «надежная» (хорошая).

Таким образом, интересующая область изменения значений коэффициента надежности находится в интервале

Смысл выражения (1) состоит в том, что снижение значения

— до величины 0.4 и ниже означает неспособность подразделений ракетной дивизии выполнить боевую задачу,

— а достижение значения 0.7 и выше обеспечивает выполнение боевой задачи в полном объеме.

Перечень исходных оперативно-тактических данных, используемых при обосновании оперативно — тактических требований (ОТТ) к системе защиты личного состава приведены ниже (Таблица1.). Вместе с тем, рассмотренные основное оперативно-тактическое данные относится ко всему комплексу мероприятий комплексной защиты личного состава, а степень достижения цели может быть определена только на основе количественной оценки качества выполнения каждого из составляющих этот комплекс мероприятий. Подобная оценка возможна лишь на основе сравнения достигаемых результатов с какой-то требуемой фиксированной величиной. Таким образом, возникает необходимость выдвижения ОТТ не только к рассматриваемому комплексу в целом, но и к каждому из составляющих его мероприятий в отдельности. При этом желательно, чтобы требования были едины для всех мероприятий, различались только численными значениями и, кроме того, достижение этих требований обеспечивало бы максимальную эффективность выполнения соответствующего мероприятия.

Таблица 1. Перечень основных исходных оперативно-тактических данных, используемых при обосновании ОТТ к системе защиты личного состава от ПФ ЯХБО

Роль оперативно-тактических заданий в развитии кораблей ВМФ

Военная мысль № 7/2007, стр. 23-32

Роль оперативно-тактических заданий в развитии кораблей ВМФ

Начальник 24 ЦНИИ МО РФ

кандидат военных наук

Старший научный сотрудник 24 ЦНИИ МО РФ

контр-адмирал в отставке С. К. СВИРИН,

доктор военно-морских наук, профессор

СУЩЕСТВУЕТ тесная взаимосвязь характера решения задач защиты интересов государства на море с функциональными свойствами вооружения.

Задачи, которые ставятся перед ВМФ, формы и способы их решения во многом определяются качественным и количественным составом его вооружения. Свойства объектов, воздействие по которым ВМФ должен осуществлять, особенности среды его деятельности в свою очередь определяют требования к боевым средствам ВМФ. Такие требования принято называть оперативно-тактическими (ОТТ), а разрабатываются и обосновываются они специалистами оперативного направления служебной деятельности в области научного обеспечения развития вооружения, глубоко понимающими условия и особенности применения ВМФ и военно-морской службы.

Облик технического оснащения сил флота определяется прежде всего кораблями. Последние находятся в прямой зависимости от уровня развития промышленности и производственных технологий, необходимых для создания вооружения. Как известно, вплоть до XIX века уровень развития таких определяющих технологий основывался на простейших законах механического движения. Для применения положений этих законов в практической деятельности человечества не требовалось их теоретических формулировок и глубоких исследований сопутствующих процессов. Достаточно было эмпирически приноравливаться к их действию. Теоретические обобщения делались по мере накопления соответствующей практики деятельности и опытного материала в области развития техники, — только затем следовало обобщение этого материала в теории, формулировании принципов, гипотез, законов и т. п. Такая последовательность отнюдь не означала отсутствия ценности теоретических обобщений для практики. Следуя за развитием техники, наука, сделав теоретические выводы, открывала новые возможности в развитии техники, обеспечивала качественные изменения в ее дальнейшем развитии, что отражалось и на развитии боевых свойств кораблей. Корабли того времени создавались по принципу «все в одном», включая зачастую инициативное тыловое обеспечение.

По мере развития технических средств и промышленной технологии кораблестроения совершенствовалось оснащение кораблей, росло многообразие вооружения, создавались все более эффективные образцы и комплексы связи, разведки, целеуказания, корабли превращались во все более сложные боевые технические системы. Для поддержки функционирования кораблей по мере их усложнения появилась необходимость и возможность создания систем различных видов их обеспечения, обслуживания и управления. Военно-морской флот постепенно становился совокупностью различных типов носителей средств поражения противника и больших боевых и обеспечивающих систем.

В XIX веке наука начала опережать технику, постепенно стиралась грань между ученым и изобретателем. В XX веке опережение наукой техники стало правилом. В научно-техническом прогрессе создалось положение, когда сначала широким фронтом ведутся фундаментальные исследования, затем на их основе выделяются участки, которые открывают новые возможности в области практического применения найденных теоретических и экспериментальных решений, в том числе в развитии боевых свойств кораблей. На этих участках концентрируется внимание прикладных исследований по созданию новых образцов техники, в том числе, а часто и прежде всего, вооружения.

В механизме взаимодействия науки и техники определяющими стали потребности развития техники и производства в целях повышения обороноспособности государства. Однако в отличие от ранее сложившегося положения интересы развития технических средств стимулировали решение не частных задач создания конкретных машин, а фундаментальные исследования в той или иной еще недостаточно изученной области, где было бы возможно открытие новых путей решения практических задач. Дальнейший технический прогресс, в том числе в кораблестроении, стал возможен только на основе организации специальных работ и использования всего арсенала методов познания, что требует огромных знаний, организации труда специально созданных больших научно-исследовательских и проектно-конструкторских коллективов, особых подходов и навыков, которыми владеют научные работники. Грамотная разработка замысла на создание новых кораблей становилась невозможной без оглядки на прогноз развития науки.

К середине XX века по мере военно-технического прогресса резко увеличились количество, сложность и значение связей в системах военно-морского флота. В предшествующий период развитие военных кораблей в ведущих морских державах, как правило, велось по традиционным для них направлениям, а в каждом новом проекте корабля государства руководствовались стремлением превзойти аналогичные корабли соперников. Опыт Второй мировой войны показал, что такой подход себя не оправдывает. Остро встала необходимость при обеспечении разработки программ вооружения и военного кораблестроения проводить всестороннее глубокое обоснование оперативно-тактических требований к кораблям и судам ВМФ исходя из особенностей морской стратегии и политики государства. В частности, в Советском Союзе сложилась практика научного обеспечения выработки военно-технической политики, в том числе развития ВМФ, включающей этапы разработки военно-технической концепции развития вооружения, направлений развития вооружения, программ вооружения и кораблестроения.

Поскольку функционирование кораблей и судов ВМФ существенно зависит от систем, которые он включает, при обосновании требований к ним необходимо рассмотреть влияние всех системообразующих факторов от которых зависят эти требования. ОТТ к кораблям определяются влиянием целого ряда факторов. Важнейшими из них являются основные задачи ВМФ, которые в свою очередь определяются военной доктриной и задачами вооруженных сил РФ. Возможности решения каждой из основных задач ВМФ определяются совокупностью сил и средств, предназначенных для этой цели. Собственно решение задач флотом заключается в соответствующем воздействии по объектам противостоящей стороны. Эти объекты обладают определенными свойствами, что диктует необходимость создания такой совокупности средств воздействия, каждый элемент которой обладает свойствами, обеспечивающими потребное воздействие.

Но практически невозможно создать корабль, летательный аппарат или любое другое боевое средство, полностью обеспечивающее необходимое для решения данной задачи воздействие по объектам противника в любых условиях и вариантах обстановки. Такое положение ведет к необходимости создания некоторой совокупности взаимодополняющих элементов (сил и средств различных типов), каждый из которых в отдельности, как правило, не отвечает всем предъявляемым требованиям, но вместе они представляют целостное множество, способное решать всю совокупность частных задач в любых условиях обстановки. Связи между элементами такого множества определяются единой целью воздействия и объединяют элементы в функциональную систему. Рассмотрение таких функциональных связей является следующим важнейшим фактором, подлежащим анализу при обосновании ОТТ.

Следует отметить, что рассмотрение в исследованиях по научному обеспечению развития вооружения тех или иных функциональных систем, соответствующих основным задачам ВМФ, определяется не только составом объектов противника, но и принципиальной возможностью воздействия по ним силами и средствами ВМФ. Так, например, постановка перед ВМФ задачи поражения стратегических объектов на территории противника стала актуальной только с появлением возможности оснащения сил ВМФ соответствующим оружием (баллистическими и крылатыми ракетами). Кроме того, требования к элементам системы диктуются требованиями к функциональной системе в целом. Поэтому при обосновании ОТТ к кораблю необходимо прежде всего определиться, в рамках какой функциональной системы следует его рассматривать. Боевые корабли, как правило, могут воздействовать по различным объектам и рассматриваются в нескольких функциональных системах. Так, например, многоцелевые подводные лодки рассматриваются прежде всего в функциональных системах борьбы с подводными лодками и надводными кораблями. А при вооружении крылатыми ракетами большой дальности — также и в системе стратегической задачи разрушения важных наземных объектов.

С точки зрения объектов воздействия выявление необходимого уровня развития тактико-технических характеристик (ТТХ) корабля требует рассмотрения двух категорий объектов воздействия. Первая категория объекты, воздействие по которым определяет достижение цели системы (уничтожение подводных лодок, авианосцев и т. п.). Вторая категория объекты, воздействие по которым необходимо для преодоления их противодействия решению основной задачи. В общем случае первые определяют требования к ударным возможностям корабля, вторые — к оборонительным, или, иными словами, к его боевой устойчивости. При этом учитываются функциональные связи воздействия и их взаимодополнения по системам всех назначений: поражения, обеспечения, управления и обслуживания.

Корабли решают основные задачи, как правило, в составе группировки в тактическом или оперативном взаимодействии с разнородными силами. Физико-географические условия, системы различных видов обеспечения, обслуживания и управления создают среду, в которой действуют группировки, решающие основные задачи. Учет этих факторов является необходимым условием достаточно глубокого обоснования ОТТ к кораблю. Физическая среда, ее особенности в различных районах требуют для действий в ней определенного развития тех или иных свойств корабля и также накладывают существенный отпечаток на необходимый облик его и комплексов вооружения. В свою очередь географические условия определяют необходимость заблаговременного развертывания кораблей в различных морских регионах таким образом, чтобы обеспечить решение задач в каждом из них. Значительные отличия географических условий в регионах накладывают свой отпечаток на требования к кораблям.

Очевидно, что на корабле невозможно иметь все необходимое для обеспечения боеспособности, боеготовности и решения всех задач в мирное и военное время. Поэтому значительное число задач обеспечения действий кораблей возлагается на специально создаваемые функциональные системы обеспечения и управления. Но особенности боевых и эксплуатационных свойств технического оснащения перспективных кораблей также заставляют подчас предъявлять новые требования к развитию соответствующих систем обеспечения и управления. Необходимый уровень развития ТТХ корабля определяется с учетом возможностей развития таких систем. Таким образом, подобные исследования связаны с необходимостью решения сложных научно-технических задач сбалансированного развития систем обеспечения, управления и комплексов вооружения кораблей.

Существует тесная связь между задачами ВМФ (равно как и других видов ВС и Вооруженных Сил в целом) и техническими, производственными и финансовыми возможностями государства. В конечном итоге, хотя требования к системам вооружения и кораблям диктуются прежде всего свойствами объектов воздействия, характер, объем и уровень эффективности решения задач определяются реальными технологическими и ресурсными возможностями страны. Они должны быть сбалансированы между собой. Такое сбалансирование производится на основании военно-экономических оценок планов и программ развития и строительства ВМФ. При этом одним из первых шагов в сбалансировании является определение потребностей, т. е. уровня развития сил и средств, необходимого для решения задач.

ОТТ во многом определяют уровень развития тактико-технических свойств кораблей. Однако далеко не всегда необходимый уровень является технически достижимым. Безусловно, прогнозировать развитие кораблестроения и вооружения с упреждением на 20 лет крайне сложно в силу высокой степени неопределенности развития собственно боевых свойств кораблей и вооружения, а также научно-технического уровня развития промышленности, ресурсов, военно-политической обстановки и т. п. (на основе накопленного 24 ЦНИИ МО опыта исследований и разработки программ вооружения десятилетний временной интервал прогнозирования развития ВМФ, по нашему мнению, является оптимальным).

Положение облегчается тем обстоятельством, что в силу преемственности и последовательности выполнения поисковых, прикладных и опытно-конструкторских работ необходимая степень точности и подробности прогноза при их обосновании далеко не одинаковы.

Следует отметить, что на каждом из этапов исследования ведутся по двум основным направлениям: нормативному и поисковому. Нормативное направление заключается в обосновании задач ВМФ, требований к свойствам кораблей и качественному и количественному составу вооружения исходя из состава возможных объектов воздействия. Поисковое в определении возможного качественного и количественного состава вооружения, его типажа, уровня развития функциональных свойств и объема производства исходя из научно-технических возможностей, уровня развития промышленности и объема ресурсов, которые могут быть выделены на развитие вооружения. На каждом из этапов результаты исследований систематически сопоставляются, что обеспечивает взаимное влияние промежуточных данных на конечный результат. С одной стороны, анализ свойств объектов воздействия позволяет определить требования к свойствам кораблей и их перспективного вооружения и стимулирует поиск учеными и конструкторами возможностей создания вооружения, обладающего необходимыми свойствами. С другой стороны, анализ влияния научно-технического прогресса на развитие вооружения подсказывает подчас новые возможности воздействия по объектам, которые раньше для такого воздействия были недоступны. Последнее особенно характерно при создании вооружения с принципиально новыми боевыми свойствами. Кроме того, прогноз развития производительных сил страны позволяет выявить возможность появления и приоритетность новых объектов воздействия и защиты. Примером таких объектов является бурное развитие нефтепромыслов на морском и океанском шельфах, а в перспективе — развитие добычи в различных районах океана других видов сырья. В итоге в результате последовательного поэтапного сопоставления результатов исследований по каждому из направлений осуществляются всесторонний учет взаимного влияния потребностей и возможностей, их сбалансирование и выработка рекомендаций по целесообразным планам ж решениям. В нашем случае — по целесообразному уровню развития ТТХ кораблей.

Смотрите так же:  Пенсия мвд куда обратиться

При разработке военно-технической концепции необходимо прежде всего выявить возможный состав объектов поражения противника на соответствующую перспективу, произвести анализ их свойств, выявить уязвимые места и на основании этого определить, какие свойства желательно придать перспективным кораблям. На первом этапе подобных исследований выполненный анализ прогноза результатов научно-технического прогресса, оценка возможности использования его достижений в развитии вооружения позволяют представить себе в принципе, каков будет облик перспективных кораблей. Возможности флота во многом определяются его носителями и их средствами поражения. Поэтому важно знать, каковы возможности в развитии кораблей и летательных аппаратов, сохранят ли они в основном свой облик как платформы для размещения различных средств или претерпят принципиальные изменения, возможно ли появление принципиально новых типов носителей. Не менее важно знать, какие изменения могут претерпеть боевые средства поражения, могут ли появиться новые средства поражения и каких объектов. Сопоставление материалов нормативного и поискового прогнозов позволяет определить, какие изменения могут претерпеть возможности ВМФ в разрешении и предотвращении вооруженных конфликтов и, следовательно, задачи, формы и способы применения ВМФ, разработать замысел на развитие вооружения на рассматриваемую перспективу, определить приоритет в развитии различных типов носителей, в том числе кораблей, их боевых средств и свойств различного вооружения. Все это позволяет сформулировать задачи по решению научно-технических проблем в интересах развития вооружения, т. е. определить области концентрации усилий ученых и конструкторов.

Второй этап исследований по обоснованию развития вооружения заключается в определении целесообразного типажа перспективного вооружения, необходимого уровня развития его основных свойств и ТТХ, возможности достижения этого уровня на базе новых научно-технических достижений. Для обоснования ОТТ к уровню развития основных параметров систем и их элементов, в том числе типажа кораблей, служат материалы долгосрочного прогноза на этот период. Анализ результатов поисковых исследований в этом направлении позволяет выявить возможность реализации в рассматриваемый период различных технических решений и с помощью разных методов определить возможные уровни развития ТТХ кораблей и их вооружения. В конечном итоге сопоставление ОТТ и прогноза достижимых уровней развития боевых свойств кораблей и вооружения позволяет выявить возможную степень удовлетворения указанных требований, определить области концентрации усилий, направления развития вооружения и разработать рекомендации по планам научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Третий этап исследований в интересах обеспечения целенаправленного управления развитием вооружения заключается в определении количества кораблей различного назначения, которое следует построить в планируемый период, а также таких соотношений между различными их типами, что позволили бы добиться необходимой эффективности решения задач при минимальных затратах ресурсов.

На каждом этапе уточняется номенклатура вооружения и целесообразный уровень развития его ТТХ в соответствии с производственными возможностями и развитием промышленных технологий. Полученные данные позволяют определить по каждому из типов кораблей совокупность задач, к решению которых целесообразно их привлекать (место в ВМФ) и целесообразную долю от общего объема каждой из основных задач, которая на них приходится, с учетом возможностей производства и ресурсных ограничений (роль в ВМФ). Такая работа позволяет определить целесообразный состав кораблей для решения всей совокупности задач в различных районах и с учетом досягаемости и возможностей управления разработать рекомендации по целесообразному составу корабельных группировок по регионам.

Итогом всей работы на третьем этапе является определение оптимальных соотношений в вооружении различного назначения, т. е. его сбалансированного состава, ТТХ конкретных типов кораблей на основании сопоставления потребностей, возможностей и рекомендаций по целесообразным планам кораблестроения.

Таким образом, в процессе выработки военно-технической политики государства, частью которой является техническое оснащение ВМФ, разрабатывается военно-техническая концепция, программы вооружения и кораблестроения исходя из реальных ресурсов государства. В конечном итоге формулируются задачи Военно-Морского Флота и вырисовывается реальный облик его перспективного вооружения, в том числе корабельного состава.

После утверждения в соответствующих государственных инстанциях начинается этап реализации программы вооружения с проектированием конкретных типов кораблей и разработкой образцов вооружения. Основными регламентирующими документами на этом этапе являются оперативно-тактические (ОТЗ) и тактико-технические задания (ТТЗ) на создание кораблей и других образцов вооружения.

ОТЗ является первым основополагающим документом директивного характера, определяющим основные требования к уровням боевых характеристик корабля для реализации этих требований при его проектировании и разработке боевых средств и вооружения (в ОТЗ не включаются какие-либо конкретные разрабатываемые или перспективные образцы и системы вооружения, — указываются только требуемые уровни их боевых свойств).

При разработке ОТЗ Главный штаб и НИУ ВМФ руководствовались следующими указаниями главнокомандующего ВМФ: «Ошибочно пытаться создать флот по образцу и подобию даже самой сильной морской державы и определять потребности в строительстве кораблей для своего флота, руководствуясь только количественными критериями и соотношениями корабельного состава. Каждая страна имеет специфическую потребность в морских силах, и только эта потребность, определяемая задачами флота, может служить основанием для развития родов сил, классов кораблей и оружия».

В действующей до начала 90-х годов прошлого столетия системе программных работ и исследований учреждений ВМФ и промышленности по развитию кораблей и вооружения ОТЗ в окончательном формате разрабатывалось Главным штабом (оперативное управление) ВМФ на основании ОТТ, выработанных и обоснованных в прогнозных исследованиях 24 ЦНИИ МО (головной исполнитель) и других НИУ ВМФ и промышленности по научному обеспечению развития вооружения ВМФ на соответствующую перспективу. ОТЗ выражали точку зрения командования Военно-Морского Флота на облик и боевые возможности корабля. ОТЗ с организациями промышленности не согласовывались, поскольку были ориентированы прежде всего на отражение максимальных потребностей и требований, диктуемых условиями решения задач ВМФ.

ОТЗ разрабатывались на корабли, предусмотренные программами вооружения и кораблестроения, планами проектирования и конструкторских разработок, а также в инициативном порядке для предварительных проектных работ по не вошедшим в программные документы, но, по мнению ВМФ, перспективным в будущем кораблям. ОТЗ утверждались главнокомандующим ВМФ и выдавались в промышленность, органы кораблестроения и вооружения ВМФ и высылались в 24 ЦНИИ МО.

Следует отметить, что командование ВМФ очень внимательно и требовательно относилось к разработке и содержательной части ОТЗ. Например, нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов (впоследствии министр ВМФ, Адмирал Флота Советского Союза) в своих воспоминаниях о постановке им вопросов кораблестроения непосредственно перед И.В. Сталиным отмечал следующее: «Основными вопросами, которые я готовил и должен был лично докладывать, были вопросы по утверждению оперативно-тактических заданий на заложенные или закладываемые корабли».

Главнокомандующий ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С. Г. Горшков также очень внимательно и скрупулезно относился к тексту представляемых ему на утверждение ОТЗ на новые корабли. Как нам известно, зачастую перед утверждением ОТЗ он вписывал в его текст своим четким почерком бывшего штурмана дополнительные фрагменты по уточнениям или изменениям тех или иных наиболее важных требований к кораблю. При этом предупреждал, чтобы текст не перепечатывали и ОТЗ отправляли по адресам именно с его персональными поправками. Как пояснял С.Г. Горшков, он это делал с целью, чтобы руководители промышленности, особенно Минсудпрома, видели, что дополнения и изменения внес именно главнокомандующий ВМФ, и не пытались их отклонять или не выполнять. Кроме того, в оперативном управлении ГШ ВМФ функционировал специальный отдел «Оперативно-тактических заданий и перспективного планирования развития ВМФ». С.Г. Горшков лично опекал этот отдел и нередко с его офицерами совместно работал при подготовке или корректуре ОТЗ (отдел в эпоху «перестройки» в 1987 году слит с другим подразделением ОУ ГШ ВМФ).

На основании ОТЗ проектно-конструкторскими организациями промышленности разрабатывались аванпроекты (технические предложения) кораблей. Они создавались в многовариантном формате (наборе) проектных разработок.

После рассмотрения аванпроектов и утверждения главнокомандующим ВМФ выбранного варианта (вариантов) органами кораблестроения и вооружения и НИУ ВМФ разрабатывался более подробный технический документ — ТТЗ, которые в свою очередь являлись главной основой дальнейших проектных работ по кораблю и его вооружению.

По принятому порядку и организации совместных работ учреждений ВМФ и промышленности по проектированию корабля и разработке образцов его вооружения ТТЗ обязательно согласовывались с промышленностью, что являлось, как правило, сложным и острым во взаимоотношениях процессом отстаивания требований ВМФ (в свое время Н.Г. Кузнецов пытался добиться в правительственных инстанциях права выдачи ТТЗ в промышленность без согласования с нею задаваемых параметров и требований, но этого не добился).

Указанная система совместных работ Главного штаба, органов кораблестроения и вооружения, НИУ ВМФ и организаций промышленности по проблемам развития и строительства ВМФ действовала, постоянно совершенствуясь, с середины 50-х годов минувшего столетия и показала себя вполне продуктивной. Однако за последние 12-15 лет, в связи с тем что кораблестроение для ВМФ по известным причинам было в основном приостановлено (замерло), новое поколение руководства и офицеров центрального аппарата и НИУ ВМФ или забыли данную систему, или просто не знакомы с ней.

Выступая на общем собрании Академии военных наук 17 декабря 2005 года, главнокомандующий ВМФ адмирал флота В.В. Масорин отметил: «Можно сделать вывод о том, что кризисные явления в российском кораблестроении преодолены, и наступает этап обновления корабельного состава ВМФ. Налицо долгожданный переход к долгосрочной политике нашего государства в отношении строительства Военно-Морского Флота как единственной силовой основы реализации и защиты наших интересов в Мировом океане. У меня есть все основания утверждать, что она будет реализована».

В связи с развертыванием работ по выполнению принятой Государственной программы вооружения на 2006-2015 годы (ГПВ-2015) мы решили на страницах главного военно-теоретического журнала Минобороны РФ «Военная Мысль» для пользы дела напомнить о такой ранее действовавшей системе работ по развитию и строительству ВМФ с целью ее возможной «реанимации» и применения в соответствующей деятельности всех вышеупомянутых инстанций и учреждений ВМФ и промышленности.

Дальнейшие исследования и работы были направлены на рассмотрение результатов проектирования и разработку заключений на каждом из его этапов. Результаты проектных проработок по ТТЗ оценивались на соответствие их ОТЗ. При этом определялись последствия отступлений от требований заданий и влияние этих отступлений на возможности решения проектируемых кораблем задач. Проектирование кораблей и на этих этапах проводилось, как правило, также многовариантно.

Военно-экономическая оценка проработанных вариантов позволяет выявить приоритетность в развитии различных боевых свойств, определить целесообразность создания различных типов кораблей и в результате последовательных приближений совместно с конструкторами выбрать корабль, обладающий наиболее целесообразным сочетанием тактико-технических характеристик, т. е. определить его рациональный облик.

К вышеизложенному необходимо дополнительно пояснить, что ОТЗ на проектирование кораблей и рекомендации по сбалансированию вооружения ВМФ должны разрабатываться исходя из наиболее целесообразного использования ресурсов, выделяемых государством на развитие ВМФ для защиты государственных интересов в морских и океанских районах. Такая задача решается путем создания в конечном итоге необходимых функциональных систем ВМФ в оптимальном качественном и количественном составе.

В то же время промышленности в силу ее неизбежной отраслевой структуры можно заказывать элементы таких систем по отдельности. В таких условиях контроль за сбалансированным наращиванием функциональных систем практически могут осуществлять только органы центрального аппарата ВМФ при научном обеспечении этого процесса научно-исследовательскими организациями.

Источником разногласий между руководством ВМФ и промышленностью может быть (и случалось ранее) несоответствие прогнозов ВМФ и промышленности по достижимым уровням развития функциональных свойств кораблей и их вооружения требуемым уровням по упомянутой выше причине, а именно — условиям решения задач. В этом случае перед конструкторами по существу ставится задача осуществления дальнейшего поиска технических решений, удовлетворяющих требованиям ВМФ. Дело в том, что существовавший в СССР порядок прохождения ТТЗ на корабли через комиссию по военно-промышленным вопросам Совета Министров предусматривал, как уже выше упоминалось, обязательное их предварительное согласование между ВМФ и промышленностью. В итоге в ТТЗ практически однозначно фиксировался уровень параметров, определяющих функциональные свойства вооружения. Организации промышленности в свою очередь в существовавшей экономической системе всячески стремились исключить риск и брали на себя только гарантированные обязательства.

Такой порядок вынуждал заказчиков (ВМФ) принимать условия промышленности. Следствием подчас являлось создание вооружения, не отвечающего потребностям решения задан, а также создавались условия для спекулятивных заявлений отдельных представителей промышленности о полном выполнении требований заказчиков, отраженных якобы полностью в технических заданиях. Во избежание подобных случаев ОТЗ и ТТЗ должны сопровождаться приложениями, в которых содержатся обоснования действительных потребностей и зависимости между уровнем развития свойств и эффективностью решения задач. Такие зависимости позволят конструкторам полнее уяснить смысл требований ВМФ.

Для решения вопросов, возникающих в процессе создания вооружения, в ВМФ функционирует аппарат научно-технического и военно-научного сопровождения создания и строительства кораблей и других образцов вооружения. Наличие ОТЗ, сопровождаемых приложениями, раскрывающими существо выдвигаемых требований, также облегчит работу этого аппарата и поиск разумных компромиссов.

Поскольку вооружение создается во имя решения флотом определенных задач, военно-научное сопровождение должно осуществляться операторами — системными аналитиками, т. е. специалистами в соответствующих областях научного обеспечения деятельности и развития вооружения Военно-Морского Флота.

Таким образом, только совместная работа системных аналитиков-операторов, инженеров-кораблестроителей и разработчиков образцов вооружения, сопоставление на всех этапах проектирования кораблей ОТТ к ним и технических возможностей их создания позволяет в конечном итоге определить наиболее целесообразное сочетание функциональных свойств боевых кораблей и судов и обеспечить рациональное и экономное расходование ресурсов, выделяемых на развитие Военно-Морского Флота.

Го р ш к о в С.Г. Морская мощь государства. М.: Воениздат МО СССР, 1976. С. 413-414.

С в и р и н С.К. Научное обеспечение развития вооружения ВМФ// Военная Мысль. 2006. №8. С. 15.

Кузнецов Н.Г. Крутые повороты. М.: Молодая Гвардия, 1995. С. 40.

Адмирал Кузнецов. Москва в жизни и судьбе флотоводца. Издательство Главархива Москвы. С. 243, 317-322.

Смотрите так же:  Налог на валовый доход

Масорин В.В. Развитие Военно-Морского Флота и роль академии военных наук // Вестник Академии военных наук. № 1 (14). 2006. С. 25-26.

Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

оперативно-тактические требования

1 оперативно-тактические требования

См. также в других словарях:

требования к военному переводчику — практическая деятельность военного переводчика референта, требующая специальной подготовки, навыков и умений, исключительно разнообразна. Она охватывает все виды и способы перевода: от письменного перевода уставов и документов до устного перевода … Толковый переводоведческий словарь

Эскадренные миноносцы проекта 35 — У этого термина существуют и другие значения, см. Проект 35. Эскадренные миноносцы проекта 35 … Википедия

ОТТ — общая глубинная точка общие технические требования (мн.ч.) общие технические требования общий таможенный тариф оперативно тактические требования (мн.ч.) оперативно тактические требования … Словарь сокращений русского языка

Лидеры эскадренных миноносцев проекта 47 — Лидеры эскадренных миноносцев проекта 47 … Википедия

ОТТ — оперативно тактические требования Словарь: С. Фадеев. Словарь сокращений современного русского языка. С. Пб.: Политехника, 1997. 527 с. ОТТ общий таможенный тариф ОТТ оперативно тактический тренажёр Словарь: Словарь сокращений и аббревиатур армии … Словарь сокращений и аббревиатур

Strv-103 — Strv 103 … Энциклопедия техники

ПРОЕКТ КОРАБЛЯ — (Design of a ship) комплекс чертежей, подкрепленных расчетами и дополнительными спецификациями, определяющий все элементы судна. Проекты бывают: проект задание, эскизный проект, окончательный (технический) проект и рабочий проект. В проекте… … Морской словарь

ВВСТ, МЕТОДОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ — научно обоснованный комплекс принципов, методов и критериев, обеспечивающий связь разделов военно технической политики, придающий логическую связь, целостность, непротиворечивость и состоятельность содержащихся в них установок по военно… … Война и мир в терминах и определениях

Гражданская война в Испании — Смерть республиканца анархиста Федерико Боррелла Гарсии (фотография Роберта Капы) … Википедия

Оружие (воен.) — Оружие (воен.), общее название устройств и средств, применяемых в вооружённой борьбе для уничтожения живой силы противника, его техники и сооружений. Развитие О. зависит от способа производства и особенно от уровня развития производительных сил.… … Большая советская энциклопедия

Оружие — I Оружие (воен.) общее название устройств и средств, применяемых в вооружённой борьбе для уничтожения живой силы противника, его техники и сооружений. Развитие О. зависит от способа производства и особенно от уровня развития… … Большая советская энциклопедия

§ 2. Использование оперативно-тактических комбинаций на различных этапах расследования преступлений

В ходе расследования отдельных видов и групп преступлений некоторые следственные действия не ведут к непосредственному получению доказательств. Однако это не означает их бесполезность и нерезультативность вообще.

Оперативно-тактическая комбинация понимается как комплекс взаимосвязанных процессуальных, следственных, оперативно-розыскных, организационноподготовительных, ревизионно-проверочных и иных действий, мероприятий и приемов, проводимых в сравнительно сжатые сроки по единому плану, с учетом следственной ситуации и направленных на решение отдельной задачи, подчиненной общим целям расследования преступлений 1 . В качестве примера можно привести такие комбинации, как преследование преступника «по горячим следам»; поиск преступника по признакам внешности; розыск и задержание оставшихся на

свободе членов преступной группы; поиск субъекта по способу совершения преЛ

ступления; поиск преступника по местам сбыта похищенного. Н.Е. Мерецким разработаны рекомендации по применению оперативно-тактических комбинаций, направленных на достижение целей установления истины по совершенному преступлению путем комплексного использования необходимых сил и средств органов расследования. Развивая его идею, мы предлагаем в каждом конкретном случае на различных этапах расследования преступления применять оперативнотактические комбинации. Сложность установления и получение информации, влияющей на раскрытие некоторых тяжких и особо тяжких преступлений, требует именно комплексного подхода к их расследованию.

О таком подходе прямо говорится в отдельных законодательных актах. Согласно ФЗ «О Федеральной службе безопасности», в раскрытии преступлений в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством, могут использоваться результаты контрразведывательных мероприятий и мероприятий по борьбе с терроризмом. Но сложность реализации этого положения заключается, во-первых, в том, каким образом соблюсти таинство субъекта, получившего эту информацию, и, во-вторых, при помощи каких комбинаций легализовать (законно закрепить) полученные данные в процессуальных документах. На законность процесса доказывания в подобных случаях обращает внимание и Верховный Суд Российской Федерации, отмечая, что результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, а использование доказательств, полученных с нарушением требований ст. 75 УПК [174] [175]

РФ, не допускается, они не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения [176] . В силу этого, доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим субъектом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Реализация оперативно-тактических комбинаций при расследовании отдельных видов и групп преступлений на различных этапах предполагает:

1. Проведение процессуальных действий в совокупности с оперативнорозыскными и организационными мероприятиями, реализуемыми под руководством уполномоченного субъекта расследования с целью получения максимума доказательственной информации о совершенном преступлении.

2. Создание условий, направленных на опережение действий преступников во времени и пространстве как при задержании, так и при совершении другого преступления (или нового эпизода).

3. Налаженное взаимодействие оперативного работника и следователя, дознавателя с другими службами и подразделениями правоохранительных органов при расследовании отдельного вида или группы преступлений.

4. Разработку мероприятий, направленных на розыск субъекта, совершившего преступление, и похищенного имущества.

5. Реализацию мероприятий по защите и охране участников уголовного судопроизводства.

Содержание оперативно-тактической комбинации во многом определяется не только объемом информации о преступнике, но и временем обнаружения преступления, местом его совершения, видом преступления [177] . Она должна иметь логическую основу для реализации ее при расследовании конкретного преступления. Только в этом случае при ее реализации можно достичь определенного положительного результата. Наши исследования выявили следующую зависимость: как только следователь переходит от анализа имеющейся информации к решению конкретных задач расследования, на первый план выступает необходимость ее интеграции в разрабатываемой оперативно-тактической комбинации, в целях установления и изобличения субъекта, совершившего преступление, при условии взаимодействия с должностными лицами оперативных подразделений.

Таким образом, при расследовании преступлений большое значение имеет правильное взаимодействие следователя, дознавателя и оперативного работника. Эффективность расследования прямо зависит от взаимодействия между следователем, дознавателем, оперативными сотрудниками, а также специалистами, экс- пертами 2 , которые привлекаются для проведения оперативно-тактической комбинации.

Формы взаимодействия работников обусловливаются конкретной следственной ситуацией, объемом проводимых следственных действий и оперативнорозыскных мероприятий, квалификацией участников расследования. Акцентируется внимание на двух формах взаимодействия: процессуальной и непроцессуальной (организационной — в рамках разрабатываемой оперативно-тактической комбинации).

К первой можно отнести деятельность при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, совместную работу следователя с оперативными работниками по делу с начала производства предварительного расследования (ст. 156 УПК РФ), выполнение оперативными работниками письменных поручений и указаний следователя о проведении оперативно-розыскных мероприятий и производстве отдельных следственных действий (ч. 4 ст. 157, п. 4. ч. 2 ст. 38 УПК РФ), участие оперативного работника в следственном действии (ч. 7 ст. 164 УПК РФ), совместную работу в следственной группе (ч.2 ст. 163 УПК РФ).

К организационным формам взаимодействия относятся совместное планирование расследования, согласованное выдвижение и проверка следственных и оперативно-розыскных версий, обмен полученной информацией, тактические операции и комбинации, работа в следственно-оперативной группе [178] .

В практике расследования отдельных видов и групп преступлений на различных этапах сложились следующие направления взаимодействия: 1) деятельность следователя по раскрытию преступлений, проводимая на основе плана, разработанного им с учетом возможностей оперативных органов; 2) работа следователей в составе группы, созданной по сложному уголовному делу, куда включаются должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ст. 163 УПК РФ); 3) выполнение оперативными работниками поручений и заданий следователя по выявлению различных обстоятельств дела, по собиранию сведений о личности и о прошлом лиц, проходяших по делу, по установлению преступников, по их розыску и задержанию, по выявлению свидетелей и потерпевших, розыску похищенного и вещественных доказательств; 4) оказание следователю помощи в производстве обысков, следственных экспериментов, осмотров и других следственных действий; 5) подключение к следователю оперативных работников для выполнения его заданий по розыску, сбору сведений; 6) проверка по оперативно-справочным учетам и т.д.

Практика расследования отдельных видов и групп преступлений показывает, что оперативно-розыскная работа имеет очень большое значение в обеспечении быстрого и полного их раскрытия. Такие опасные преступления, как убийства, разбойные нападения, изнасилования, кражи, хищения и др., которые совершаются зачастую опасными преступниками по заранее намеченному плану, с принятием мер к сокрытию следов преступления, невозможно раскрыть без делового контакта и взаимодействия с должностными лицами оперативных подразделений 1 . Слаженность в работе и деловой контакт между следственными и оперативными органами совершенно не означает стирания граней между ними, сращивания следственного и оперативно-розыскного аппаратов. Правильное взаимодействие следственных и розыскных подразделений предполагает точное и неуклонное соблюдение требований уголовно-процессуального закона о разграничении их функций и компетенции [179] [180] .

Знакомство с многочисленной юридической литературой по типологии тактических комбинаций с уголовно-процессуальными подходами к их концептуализации, с попыткой создания интегративных теорий их допустимости, окончательно убеждает нас в том, что значительная часть авторов исследует более широкую область применения, чем разработка и использование оперативно-тактических комбинаций в раскрытии и расследовании преступлений. К числу таких теорий они обоснованно относят: теорию криминалистической идентификации и криминалистической диагностики, учение о признаках и механизме следообразования, учение о фиксации доказательственной информации и криминалистической регистрации, учение о версии и ряд других.

В теории и практике расследования преступлений на протяжении длительного времени важное место занимает проблема легализации непроцессуальной (ориентирующей) информации. Это, в первую очередь, относится к процессуальному оформлению взаимодействия следователя, дознавателя и оперативного работника по использованию сведений оперативно-розыскного характера. Полученная в этот период информация посредством оперативно-розыскных мероприятий может быть реализована в рамках оперативно-тактической комбинации и иметь процессуальную основу для оперирования в суде.

Если поток информации, обрабатываемый следователем, значителен, то органическое сочетание временных, психологических, тактических и других аспектов, действующих в период расследования преступления, приводит к необходимости разработки новых тактических приемов, влияющих на надежность проводимых процессуальных действий. Исходя из этого, познавательный смысл оперативно-тактических комбинаций, как показывает практика, состоит: во-первых, в преодолении дефицита информации и расширении оснований проведения следственных действий, оперативно-розыскных, регистрационных и иных мероприятий и, во-вторых, в определении самостоятельного места в структуре конкретного этапа расследования. При этом каждая вновь создаваемая система, естественно, должна представлять собой структуру взаимосвязанных элементов. Поэтому мы считаем, что оперативно-тактические комбинации могут классифицироваться на: проверочные, типичные [181] и оригинальные.

Исходя из этого, оперативно-тактические комбинации, реализуемые на первоначальном этапе расследования с учетом рекомендаций специалистов и имеющейся по делу информации, включают в себя комплекс взаимосвязанных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, преследующих одну конкретную цель. Обозначенные комбинации могут планироваться с учетом рефлексивного управления, предполагающего такую организацию расследования, которая учитывала бы вероятное поведение скрывающегося преступника и позволяла бы опередить его замысел, например, выехать в другой населенный пункт или за рубеж, уничтожить следы преступления, вещественные доказательства, документы и т.п. Логически объединенная совокупность мероприятий может строиться от потерпевшего, подозреваемого, цели преступления, других субъектов, участвующих в расследовании.

В целях упреждения действий лиц, осуществляющих подготовительные мероприятия к совершению преступления, а также для проверки информации о совершенном (готовящемся или совершаемом) преступлении, могут применяться проверочные оперативно-тактические комбинации, которые разрабатываются исходя из:

а) информации, выявленной в ходе выяснения вопросов о противоправном (преступном) деянии определенных лиц на отдельных этапах их деятельности, например, при создании экстремистского сообщества;

б) информации, поступающей из различных источников, в том числе и средств массовой информации;

в) очевидных сведений, полученных вследствие предварительного исследования следов и предметов или показаний очевидцев и т.п., необходимых для обоснованного возбуждения уголовного дела, например, при осмотре места происшествия;

г) доказательств, ставших результатом экспертных исследований, например, наркотикосодержащих средств, ценных бумаг и денежных купюр с признаками подделки.

Апробированные в результате исследования данные показали, что выбор способа решения соответствующих задач путем реализации проверочных оперативно-тактических комбинаций определяется не только характером преступных действий определенных лиц, но и информационным полем [182] первичных данных. Исходные сведения, заключенные в информационное поле, могут быть использованы при их разработке. Это комбинации:

1. По сбору первичных сведений, полученных, например, из объяснений при опросе граждан по конкретному преступлению.

2. По сбору сведений, зафиксированных в различных документах: актах ревизий и инвентаризаций; журналах учета, передачи и списания ценностей; жестких дисках ЭВМ; налоговых декларациях, заявлениях граждан и должностных лиц, сведениях по результатам аудиторских проверок и т.п.

3. На основе, например, выявленных следов: на теле и одежде потерпевшего (подозреваемого), направленные на получение информации, с целью задержания субъекта, совершившего преступление.

Кроме того, на первоначальном этапе расследования проверочная оперативно-тактическая комбинация может служить информационной базой для возбуждения уголовного дела и проведения оперативно-тактических комбинаций на последующем этапе расследования.

Последующий этап расследования, как нами указывалось ранее, отличается значительной трудностью в получении доказательств, изобличающих лицо, совершившее преступление. На этом этапе следует использовать следующие оперативно-тактические комбинации:

1. Комбинации исследовательского характера, проводимые в целях анализа имеющихся доказательств, полученных как в результате предварительной проверки материала, так и в дальнейшем. Только в результате их реализации появляется достоверная информация о следах (идеальных или материальных); о предполагаемом лице, совершившем данное деяние, и т.п. Это может быть результатом реализации оперативно-тактических комбинаций, применяемых на первоначальном этапе расследования.

В зависимости от источника и содержания в них сведений обозначенные комбинации могут формироваться из:

а) комплекса одновременно проводимых оперативно-розыскных мероприятий в сочетании с осмотром места происшествия и получением регистрационной информации;

б) одновременно осуществляемых ревизий, инвентаризаций, аудиторских проверок и оперативно-розыскных мероприятий (в рамках предварительно полученной информации), проводимых на предприятиях, организациях и во всех их структурных подразделениях, где выявлены и имеются признаки должностного или коррупционного преступления;

Смотрите так же:  Как правильно называются судебные приставы

в) совокупности проверочных действий (проводимых как по учетам МВД, так и получаемых из различных организаций или источников, например, журналистских проверок), сочетающихся с оперативно-розыскными мероприятиями.

2. Комбинации информационного характера, в содержание которых входят действия, направленные на установление взаимосвязи и взаимозависимости следов, оставленных на месте преступления предполагаемым субъектом, и сведений, полученных при проведении иных мероприятий.

В содержание обозначенных оперативно-тактических комбинаций могут входить следующие действия, мероприятия, направленные на последующий сбор информации:

а) организация и проведение нескольких неотложных следственных действий (оценка результатов: предварительного экспертного исследования, проводимого до возбуждения уголовного дела; осмотра места происшествия и т.д.) в сочетании с оперативно-розыскными мероприятиями (розыск и установление очевидцев и свидетелей, проверка информации в Интернете);

б) проведение дополнительных и повторных следственных действий (например, назначение осуществления экспертных исследований на основании изъятых следов; инвентаризаций и ревизий при мошенничестве, хищениях, совершенных путем присвоения или растраты, и т.п.) в сочетании с оперативнорозыскными мероприятиями;

в) анализ сведений, полученных в результате проведения предварительного исследования веществ и материалов, например, наркотических средств, аудио- или видеодокумента и т.д.;

г) проведение мероприятий информационного характера (запросы в соответствующие организации, изучение архивных уголовных дел, ознакомление со сведениями, содержащимися в ГАС «Правосудие») в сочетании с неотложными следственными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями;

д) установление (розыск) сайта-дублера, используемого в благотворительных целях, через который можно установить лицо, совершающее противоправные деяния.

Хотелось бы отметить, что в круг рассматриваемых комбинаций могут входить и комбинации осведомительного характера.

3. Комбинации доказательственного характера, в содержание которых входят действия, направленные на собирание доказательств, полученных в результате поступившей информации на первоначальном этапе расследования.

Рассматриваемые оперативно-тактические комбинации в процессе разработки и реализации предусматривают следующее наиболее приемлемое сочетание мероприятий:

а) одновременное проведение нескольких одноименных неотложных следственных действий (например, одновременные обыски в нескольких помещениях или допросы нескольких задержанных при подозрении в совершении преступления лиц, или направление объектов на предварительное исследование и т.д.), оперативно-розыскных (например, опросы свидетелей и очевидцев, установление места нахождения заподозренных субъектов) и организационных (проверка по информационно-поисковым системам органов внутренних дел) мероприятий;

б) проведение некоторых разноплановых оперативно-розыскных мероприятий с целью обеспечения информацией начального этапа намечаемого следственного действия;

в) одновременные запросы в различные инстанции с целью обеспечения необходимой информацией начального этапа определенного оперативнорозыскного мероприятия или следственного действия.

Следует отметить, что для получения необходимой информации в обозначенный период деятельности по расследованию преступления могут реализовываться оперативно-тактические комбинации осведомительного и информационного характера.

Комбинации доказательственного характера могут быть и решающими при доказывании обстоятельств преступления, раскрытого «по горячим следам». Однако в ситуациях, когда лицо, совершившее преступление, задержано (даже во время совершения и на месте преступления) и дает ложные показания, то информация, полученная при реализации обозначенных комбинаций, может иметь невосполнимое значение на последующем этапе работы по уголовному делу. Кроме того, в содержание доказательственных комбинаций могут входить разработанные ранее оперативно-тактические комбинации.

Разумеется, все вышерассмотренные мероприятия могут быть реализованы в различных (независимо от классификации) оперативно-тактических комбинациях, но при тесном взаимодействии субъектов расследования с должностными лицами оперативных подразделений. Более того, на начальном, последующем или заключительном этапах расследования для получения необходимой информации (доказательств) могут быть использованы и тактические операции (простые, сложные и т.д.), аккумулированные в рассматриваемых комбинациях.

Наши исследования показали, что оригинальные (конкретные) оперативнотактические комбинации реализуются при расследовании отдельных видов и групп преступлений наиболее сложной категории, например, заказных убийств; бандитизма; лжепредпринимательства; фальшивомонетничества; при сокрытии и легализации (отмывании) доходов, полученных незаконным путем; организованной преступной деятельности по незаконному обороту наркотических средств, преступлений, имеющих международный характер; организации экстремистских сообществ и т.п.

В условиях реального изобличения преступника в этот период могут применяться оригинальные оперативно-тактические комбинации, которые присущи расследованию конкретного преступления. Конечно, в некоторых случаях в результате эффективного применения типичных комбинаций отдельные обстоятельства, а возможно и все, могут быть установлены и процессуально закреплены до обнаружения преступника.

Для разработки оригинальных оперативно-тактических комбинаций используется информация, полученная на первоначальном этапе расследования. Она служит конкретным (связующим) материалом для построения и возможности наилучшего использования в целях легализации сведений в процессуальных документах. Как правило, в этом случае разрабатываемые комбинации используются и реализуются единожды в конкретном уголовном деле, но могут повторяться (в том числе и в измененном виде) при раскрытии и расследовании аналогичных преступлений. В их состав (также как и в ранее рассмотренных) могут входить организационно-технические мероприятия, носящие обеспечивающий характер, оперативно-розыскные и иные мероприятия в сочетании со следственными действиями, но при этом нужно иметь в виду следующее:

а) оригинальные комбинации разрабатываются и реализуются только следственно-оперативной группой под руководством наиболее опытного и грамотного следователя при максимальном использовании возможностей всех сил и средств правоохранительных органов;

б) оригинальные комбинации применяются только после обеспечения высо- ^квалифицированного осуществления проверочных и типичных оперативнотактических комбинаций;

в) в условиях активного противодействия со стороны заинтересованных лиц возникает необходимость разработки и применения оригинальных комбинаций;

г) при расследовании других аналогичных преступлений, совершенных в более позднее время (сроки), в другом месте (местности), другими лицами, не могут применяться оригинальные комбинации повторно;

д) информация, лежащая в основе разработки оригинальных комбинаций, может явиться основой и быть использована в качестве примера для разработки других.

Н.Е. Мерецкий указывает, что для того, чтобы оперативно-тактические комбинации постоянно могли играть положительную роль, они должны быть регулярно функционирующими [183] . Для чего может быть создана классификационносправочная система, оформленная в виде комплекса рекомендаций и рассчитанная на раскрытие и расследование аналогичных преступлений. Она должна базироваться на материалах обобщения практики, стимулировать инициативу следователя, дознавателя на разработку других, не предусмотренных авторами программы путей выяснения того или иного вопроса посредством оперативнотактической комбинации.

По нашему мнению, чем шире будет разветвлена классификационносправочная система оперативно-тактических комбинаций, тем в большей степени увеличится наиболее оптимальный выбор направлений расследования преступных деяний. Организационная схема даст наглядное определение возможных вариантов ее реализации в процессе использования информационного содержания автоматизированного рабочего места следователя 1 . Дело в том, что умело разработанные варианты комбинаций в различных следственных ситуациях создадут больше возможностей работникам правоохранительных органов в достижении наилучшего результата в период расследования преступлений.

Успешное решение этой задачи, как нам представляется, создаст возможность на законных основаниях ускорить процедуру по сбору, анализу и использованию обширной процессуальной и оперативно-розыскной информации об обстоятельствах совершения преступления, а также о лицах, которые могут быть причастны к его совершению.

По нашему мнению, осуществление такой системы возможно в нескольких вариантах. Это позволит, основываясь на минимальных исходных данных, на первоначальном этапе расследования получить самую общую информацию о событии, еще недостаточную для успешного его завершения. Применяя проверочную, типичную или оригинальную оперативно-тактическую комбинацию, изъятую из классификационно-справочных систем, следователь, дознаватель ведут сбор информации, на основе которой корректируют ее и переходят к разработке конкретной (индивидуальной) комбинации.

В научной литературе отмечается, что следователю, дознавателю в их нелегком труде по установлению обстоятельств расследуемого преступления нередко приходится преодолевать сопротивление, оказываемое лицом, совершившем уголовно наказуемое деяние 1 , а преступность, проявляясь во все более организованных формах, активно противостоит социальному и правовому воздействию на нее со стороны правоохранительных органов, активно противодействуя раскрытию и расследованию преступлений [184] [185] [186] , используя услуги квалифицированных юристов, достижения научно-технического прогресса и т.д. В частности, практика позволяет говорить о том, что противодействие расследованию имеет место на всех его этапах: предварительном — 24%, первоначальном — 42%, последующем — 27%, заключительном — 7%.

Р.С. Белкин [187] указывает, что противодействие механизму доказывания может выражаться в пассивном и активном сопротивлении усилиям следователя установить истину по делу. Формами пассивного противодействия являются: а) отказ от дачи показаний [188] ; б) немотивируемое («голое») отрицание фактов; в) умолчание о фактах; г) неявка по вызову следственных и судебных органов; д) несообщение запрашиваемых сведений и невыдача требуемых объектов (предметов, документов); е) неоказание помощи и т.д.

Активное противодействие следствию может проявляться в следующих формах: а) умышленной дезинформации следователя; б) сокрытии и уничтожении нужных предметов 1 ; в) уничтожении доказательств при ознакомлении с материалами следствия [189] [190] .

В то же время недопустимо сужение рассматриваемого явления и ограничение его только действиями преступника. Так, Э.У. Бабаева отмечает, что на раскрываемость, несомненно, влияют такие факторы, затрудняющие выявление, раскрытие и расследование преступлений, как воспрепятствование уголовному преследованию, в том числе и предварительному расследованию, оказываемое в основном подозреваемыми, обвиняемыми, их защитниками и близкими, а также

умение следователя, дознавателя преодолевать подобное противодействие . Ввиду этого обращаем внимание на то, что должностные лица правоохранительных органов в процессе расследования столкнутся с противодействием, которое будет оказываться со стороны различных участников уголовного процесса. Вследствие этого перед ними стоит задача повышения эффективности системы мер преодоления негативных последствий рассматриваемой деятельности заинтересованных лиц.

Являясь наиболее универсальной формой, пассивное и активное противодействие играет неоспоримую роль при разработке оперативно-тактических комбинаций, однако применительно к практике оно охватывает довольно ограниченный круг. Поэтому изложенное позволяет нам дополнить предложенную классификацию промежуточным и комплексным противодействиями, которые влияют на ход и результаты расследования. Однако, как ни странно, оказываемое противодействие со стороны заинтересованных лиц создает предпосылки для получения максимума личной информации, обеспечивающей полную и качественную тактику его преодоления посредством применения разрабатываемых и реализуемых оперативно-тактических комбинаций.

Эти формы противодействия, по нашему мнению, оказывают непосредственное влияние на требования, предъявляемые к оперативно-тактическим комбинациям. При надлежащем знании форм противодействия разработка оперативнотактических комбинаций не вызовет затруднений, однако применять их желательно, используя фактор внезапности.

Учитывая, что противодействие существенно влияет на успешное завершение расследования, актуальным является его преодоление 1 , что является одним из факторов оптимизации процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления [191] [192] .

Анализ результатов проведенных исследований позволил установить, что информационный аспект в разработке оперативно-тактических комбинаций при расследовании отдельных видов и групп преступлений имеет, как ранее указывалось, неоспоримое значение. Однако затруднения вызывают «комплектование» обозначенных комбинаций необходимыми информационно-доказательственными мероприятиями. По мнению Н.Е. Мерецкого, «оценка следственной ситуации помогает выбрать типичную версию и на ее основе разработать такие комбинации, которые позволят своевременно и качественно устранить недостаток информа-

ции» . Поэтому общей целью всех оперативно-тактических комбинаций является: во-первых, информационное криминалистическое обеспечение процесса раскрытия, расследования и предупреждения преступлений, что, в свою очередь, является составляющим элементом главной задачи, стоящей перед криминалистикой как наукой, и, во-вторых, теоретическая направленность в деятельности обеспечения борьбы с преступностью и реализация этой цели в правоприменительной практи- ке по раскрытию, расследованию и предупреждению конкретных видов и групп преступлений, в том числе и по нейтрализации противодействия расследованию со стороны заинтересованных лиц на различных этапах.

В связи с этим можно констатировать: оперативно-тактическая комбинация по своей направленности является своеобразным «потребителем» и «генератором» идей, заложенных в уголовном процессе и праве, криминологии, оперативно-розыскной деятельности, криминалистике, судебной бухгалтерии и медицине, судебной психиатрии и т.д. Здесь мы имеем в виду, что для правильного построения оперативно-тактической комбинации и эффективного ее применения необходимо использовать все имеющиеся достижения различных наук и не только юридических.

Становится совершенно очевидным, что эффективность разработки оперативно-тактических комбинаций зависит от того, насколько правильно выбраны формы их использования субъектами расследования.

К обстоятельствам, позволяющим с высокой степенью уверенности разрабатывать оперативно-тактические комбинации, относятся:

1) наличие и использование криминалистических оперативно-розыскных, информационно-справочных или следственных данных;

2) тщательная продуманность и эффективное внедрение разрабатываемой комбинации;

3) квалифицированная подготовленность участников раскрытия и расследования при едином руководстве;

4) высокая техническая оснащенность и вооруженность (использование современных технико-криминалистических средств) правоохранительных органов;

5) возможностью нейтрализации противодействия расследованию со стороны адвокатов, родственников, знакомых, влиятельных лиц, нередко занимающих ответственные посты в аппарате государственного управления и т.д., которые пытаются смягчить предполагаемое наказание.

Иными словами, задача всего процесса раскрытия и расследования преступления обусловлена тем, что с помощью разрабатываемых и по мере необходимости реализуемых оперативно-тактических комбинаций можно достоверно установить обстоятельства, входящие в предмет доказывания: мотивы, цели, отягчающие и смягчающие обстоятельства, причины и условия, способствующие совершению преступления.

Для достижения цели расследования оперативно-тактическая комбинация должна:

а) включать в себя не один изолированно взятый тактический прием, следственное действие, оперативно-розыскное мероприятие, а их систему, на основе полученной первичной информации;

б) быть индивидуальной, что определяется содержанием практической деятельности;

в) не исключать возможности разработки и реализации нескольких комбинаций;

г) обладать возможностью устранения противоречий, имеющихся в уголовном деле, и нейтрализовать противодействие со стороны заинтересованных лиц.

В заключение следует отметить, что у каждого вида преступления установлена своя система закономерных корреляционных связей и зависимостей в виде количественных показателей, решение задачи по активному применению оперативно-тактических комбинаций открывает новый путь для широкого их использования в расследовании отдельных видов и групп преступлений на различных этапах.