Договор займа размер процентов

В гл. 42 ГК содержатся нормы о двух видах процентов, взыскиваемых по договору займа: согласно п. 1 ст. 809 ГК, если иное не предусмотрено договором, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором; при отсутствии в договоре такого условия размер процентов определяется ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части; согласно п. 1 ст. 811 ГК, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврату займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК.

Проценты первого вида (п. 1 ст. 809 ГК) символизируют возмездный характер договора займа и по своей правовой природе являются платой за пользование заемными средствами, которая с экономической точки зрения представляет собой компенсацию займодавцу утраченной последним возможности (в связи с передачей денежной суммы заемщику) получить прирост, который дало бы ему использование суммы займа в имущественном обороте. Такая квалификация названных процентов по договору займа не вызывает возражений в юридической литературе, а с практической точки зрения означает, что при неуплате указанных процентов заемщиком в добровольном порядке сумма причитающихся займодавцу процентов взимается с заемщика по требованию займодавца судом по правилам взыскания основного долга. Именно на такой позиции основана и судебно-арбитражная практика, о чем может свидетельствовать одно из разъяснений, содержащихся в совместном Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14, согласно которому при рассмотрении споров, связанных с исполнением заемщиком обязанностей по возврату банковского кредита, суды должны учитывать, что проценты на сумму займа, уплачиваемые заемщиком в размере и в порядке, определенных п. 1 ст. 809 ГК, являются платой за пользование денежными средствами и подлежат уплате должником по правилам об основном денежном долге (п. 15).

Проценты второго вида (п. 1 ст. 811 ГК) по своей правовой природе являются одной из форм гражданско-правовой ответственности. С.А. Хохлов по этому поводу писал: «Статья 811 устанавливает новые правила о последствиях просрочки возврата суммы займа. Такая просрочка рассматривается как один из случаев неправомерного пользования чужими денежными средствами, влекущего обязанность заемщика, если иное не предусмотрено договором или законом, уплатить проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395. В настоящее время размер таких процентов определяется ставкой рефинансирования, установленной Банком России. Уплата процентов за просрочку производится сверх процентов, начисленных на сумму займа в соответствии со статьей 809 в качестве вознаграждения за предоставление займа» .

Хохлов С.А. Указ. соч. С. 424.

Именно такой подход обнаруживает себя в настоящее время в судебно-арбитражной практике: в Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 (п. 15) мы находим целый ряд разъяснений, очевидно свидетельствующих об отношении к процентам, предусмотренным ст. 395 ГК (применительно к договору займа — п. 1 ст. 811 ГК), как к одной из мер гражданско-правовой ответственности, подпадающей под регулирование норм гл. 25 ГК «Ответственность за нарушение обязательств».

Согласно п. 4 названного Постановления проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК, по своей природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, представленными по договору займа (ст. 809 ГК), кредитному договору (ст. 819 ГК) либо в качестве коммерческого кредита (ст. 823 ГК). Суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо существо требования составляет применение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК). Проценты, предусмотренные п. 1 ст. 811 ГК, прямо названы мерой гражданско-правовой ответственности (п. 15 ранее упомянутого Постановления).

В совместном Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 выделяется особенность применения этой меры ответственности, состоящая в том, что отсутствие у должника денежных средств, необходимых для уплаты долга по обязательству, связанному с осуществлением им предпринимательской деятельности, не является основанием для освобождения должника от уплаты процентов, предусмотренных ст. 395 ГК. Относительно этой меры ответственности даются разъяснения о применении правил об ответственности должника за действия третьих лиц (ст. 403 ГК) и о просрочке кредитора (ст. 406 ГК).

В частности, судам предложено учитывать, что согласно ст. 403 ГК в случае нарушения денежного обязательства третьими лицами, на которых было возложено его исполнение, проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, взыскиваются не с этих лиц, а с должника на тех же основаниях, что и за собственные нарушения, если законом не установлено, что такую ответственность несет третье лицо, являющееся непосредственным исполнителем (п. 9 вышеназванного Постановления).

В том случае, когда кредитор отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором, либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства (не сообщил данные о счете, на который должны быть зачислены средства, и т.п.), кредитор считается просрочившим, и на основании п. 3 ст. 406 ГК должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора (п. 10 рассматриваемого Постановления).

Таким образом, на сегодняшний день можно констатировать, что сложилась судебно-арбитражная практика, которая однозначно исходит из того, что проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами, предусмотренные ст. 395 ГК (а стало быть, и ст. 811 ГК), по своей правовой природе относятся к мерам гражданско-правовой ответственности.

Такой подход в настоящее время находит поддержку и в юридической литературе. Например, Л.А. Новоселова отмечает, что «избранный судебной практикой подход к определению правовой природы годовых процентов, установленных п. 1 ст. 395 ГК РФ, объясняется прежде всего тем, что возможность начисления процентов законодатель связывает с противоправным поведением должника, с фактом нарушения денежного обязательства. Главным для определения природы данной меры воздействия является указание на «неисполнение денежного обязательства», «неправомерность» удержания денежных средств. Сама цель компенсации (оплаты) за пользование чужим капиталом в связи с этим отходит на второй план и не может быть положена в основу правовой квалификации, поскольку такая цель характерна для всех видов гражданско-правовой ответственности, за исключением разве что штрафной неустойки» .

Новоселова Л.А. Указ. соч. С. 54.

Д.А. Медведев указывает: «Ответственность в договоре займа также носит односторонний характер. Нарушение заемщиком договора (просрочка возврата суммы долга) влечет для него последствия, установленные ст. 811 ГК. Они заключаются в возложении на заемщика обязанности по уплате процентов за неисполнение денежного обязательства, предусмотренной в общей форме ст. 395 ГК. Таким образом, начисление двух разновидностей процентов происходит кумулятивно, путем сложения процентов — цены займа и процентов-ответственности» .

Гражданское право: Учебник. Ч. II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 433 (автор гл. 39 — Д.А. Медведев).

К аналогичным выводам пришел и Е.А. Суханов, который подчеркивает, что «если в конкретном договоре займа не говорится о его возмездном или безвозмездном характере и не установлен размер процентов за взятые взаймы деньги, а также не предусмотрены санкции на случай просрочки их возврата, то, во-первых, этот договор считается возмездным, а размер подлежащих уплате процентов определяется ставкой рефинансирования, во-вторых, в случае просрочки возврата суммы долга заемщик должен будет не только вернуть ее с указанными процентами (начисленными до момента возврата всей суммы займа), но еще и уплатить в качестве санкции проценты на основную сумму долга по той же ставке рефинансирования за все время просрочки» .

См.: Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. II. Полутом 2 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. С. 209 — 210 (автор гл. 49 — Е.А. Суханов).

Вместе с тем с момента введения в действие части первой ГК, включающей ст. 395, не прекращается дискуссия по вопросу о том, к какой из известных форм гражданско-правовой ответственности следует относить проценты за пользование чужими денежными средствами, предусмотренные указанной статьей.

Некоторые авторы полагают, что проценты представляют собой форму возмещения убытков, причиненных кредитору в связи с неисполнением должником денежного обязательства. Так, в одном из последних комментариев к части второй ГК можно обнаружить следующее утверждение: «В п. 1 ст. 811 речь идет об ответственности заемщика, не возвратившего в установленный договором срок сумму займа. Он должен возместить займодавцу убытки, размер которых определяется в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК. Иными словами, на сумму долга подлежат уплате проценты в размере, определенном в названной статье, и за период времени, определенный в п. 1 ст. 811. Необходимо, однако, учесть, что как федеральным законом, так и самим договором может быть предусмотрен другой размер процентов, подлежащих выплате заемщиком при невозврате долга» .

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. проф. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. С. 501 — 502.

В последние годы особенно активно (и довольно своеобразно) отстаивает взгляд на проценты как на форму возмещения убытков в виде упущенной выгоды В.А. Белов, который, основываясь на том, что «на практике ставки коммерческих банков по депозитам и вкладам равны (вклады до востребования) либо более (краткосрочные вклады) или менее (долгосрочные вклады) близки по величинам к ставке рефинансирования (учетной ставке) Банка России», приходит к следующему выводу: «Учитывая, что толкованием понятия «учетная ставка», принятым в российской арбитражной практике, является именно его понимание как ставки рефинансирования Банка России, можно заключить, что по крайней мере практика применения ст. 395 ГК позволяет кредиторам взыскивать со своих должников неполученные доходы (упущенную выгоду)».

«На наш взгляд, — пишет далее В.А. Белов, — порядок определения, взыскания и природа неполученных доходов ничем не отличаются от характеристики процентов, исчисляемых на основании ст. 395 ГК. А основанием взыскания процентов является не сам факт неисполнения денежного обязательства. а факт пользования чужими денежными средствами, явившийся следствием такого неисполнения» . При этом автора нисколько не смущает то обстоятельство, что в самой ст. 395 ГК имеется положение, определяющее зачетный характер процентов за пользование чужими денежными средствами по отношению к убыткам (надо полагать, и той их части, которая признается упущенной выгодой). «Поскольку упущенная выгода — это часть убытков, — рассуждает В.А. Белов, — вполне естественно, что уплата суммы упущенной выгоды возмещает часть убытков, а следовательно, все остальные убытки взыскиваются в части, не покрытой суммой взысканной упущенной выгоды» . «Итак, — заключает он, — проценты, начисляемые в соответствии с нормами ст. 395 ГК, по своей юридической природе есть не что иное, как предполагаемый размер упущенной выгоды. Это предположение может опровергать должник, доказав отсутствие пользования денежными средствами или пользование ими таким образом, который привел к получению доходов в меньшем размере, и кредитор, доказав факт получения доходов должником в размере большем, чем сумма начисленных процентов» .

Белов В.А. Указ. соч. С. 104 — 105.

Белов В.А. Указ. соч. С. 106.

Очевидно, что в рассуждениях В.А. Белова, особенно при формулировании окончательного вывода, активно эксплуатируется одно из законоположений, касающихся определения размера упущенной выгоды (п. 2 ст. 15 ГК), согласно которому, если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере, не меньшем, чем такие доходы. Однако данная норма не имеет никакого отношения к процентам за пользование чужими денежными средствами, предусмотренным ст. 395 ГК.

Смотрите так же:  Заявление на развод список документов

Складывается впечатление, что рассуждения В.А. Белова могли бы приобрести логическую стройность и последовательность, если бы из текста ГК была изъята ст. 395 со всеми содержащимися в ней специальными правилами о процентах, взимаемых за неправомерное пользование чужими денежными средствами. В этом случае кредитор для обоснования размера убытков (в форме упущенной выгоды) действительно мог бы воспользоваться ставкой рефинансирования в качестве расчетного показателя (наиболее близкого к значениям ставок по вкладам и депозитам), а должник мог бы добиться опровержения расчета кредитора, «доказав отсутствие пользования денежными средствами или пользование ими таким образом, который привел к получению доходов в меньшем размере», если, конечно, кредитор не докажет «факт получения доходов должником в размере большем, чем сумма начисленных процентов» (как себе представляет существо их спора В.А. Белов).

Однако такая «виртуальная» ситуация оказывается совершенно невозможной в условиях, когда соответствующие правоотношения регулируются специальными нормами, содержащимися в ст. 395 ГК.

Во-первых, предусмотренные данной статьей проценты взимаются не только за фактическое пользование чужими денежными средствами, но и во всяком случае, когда имеют место их неправомерное удержание, уклонение от их возврата, просрочки в их уплате. На это обстоятельство, в частности, было обращено внимание в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Согласно п. 50 данного Постановления проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК, подлежат уплате независимо от того, получены чужие денежные средства в соответствии с договором либо при отсутствии договорных отношений; как пользование чужими денежными средствами следует квалифицировать также просрочку уплаты должником денежных сумм за переданные ему товары, выполненные работы, оказанные услуги. Напротив, не имеет никакого правового значения, получил ли должник какие-либо доходы от пользования чужими денежными средствами.

Во-вторых, размер процентов за пользование чужими денежными средствами определяется ставкой рефинансирования лишь в том случае, если сами стороны в договоре не установят иной размер процентов, взимаемых за просрочку денежного обязательства. В этом случае практически утрачивается та мифическая связь между ставкой рефинансирования и упущенной выгодой кредитора, о которой говорит В.А. Белов.

В-третьих, если сумма подлежащих уплате процентов за просрочку денежного обязательства определена (по ставке рефинансирования или по договорной ставке), то никакие доказательства со стороны должника или кредитора относительно предполагаемых или фактически полученных должником доходов не могут оказать никакого влияния на ее взыскание (именно потому, что уплата указанных процентов не является возмещением убытков, причиненных кредитору просрочкой погашения денежного долга).

Узаконенные проценты, взимаемые за просрочку денежного обязательства, не могут быть признаны разновидностью убытков и в силу формально-юридических причин: определяя зачетный по отношению к убыткам характер процентов и предусматривая правило о взыскании убытков в части, не покрытой процентами (п. 2 ст. 395 ГК), законодатель никак не мог исходить из того факта, что указанные проценты являются убытками. Кроме того, в целом ряде иных норм, содержащихся в ГК (ст. ст. 337, 363, 365, 384 и др.), можно обнаружить понятия «убытки», «проценты», «неустойка», употребляемые в качестве отдельных самостоятельных категорий, обозначающих различные меры гражданско-правовой ответственности.

Не менее распространенной в юридической литературе является точка зрения, согласно которой узаконенные проценты за пользование чужими денежными средствами, предусмотренные ст. 395 и п. 1 ст. 811 ГК, признаются не чем иным, как законной неустойкой. Например, Д.А. Медведев пишет: «В литературе возник вопрос о юридической природе ответственности за неисполнение денежного обязательства, предусмотренной ст. 395 ГК. Казалось бы, сущность обязанности, заложенной в данной статье, раскрывается самим ее названием — речь идет об имущественной ответственности в форме зачетной неустойки» .

Гражданское право: Учебник. Ч. II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 433 (автор гл. 39 — Д.А. Медведев).

ВС РФ против МФО: сколько нужно платить за просроченный микрозаем?

Верховный Суд Российской Федерации поддержал позицию заемщика и существенно снизил размер его задолженности по договору микрозайма (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 22 августа 2017 г. № 7-КГ17-4). Причем логика Суда при расчете подлежащих уплате процентов существенно отличается от подходов, которые применяли в рамках этого дела суды предыдущих инстанций. Рассмотрим его подробнее.

Микрофинансовая организация (МФО) и гражданин К. заключили договор, согласно которому К. получил заем в размере 10 тыс. руб. со сроком возврата 11 июля 2014 года под 730% годовых.

Поскольку гражданин денежные средства не вернул, МФО обратилась в суд с заявлением о взыскании основного долга и процентов, но лишь 21 октября 2015 года, требуя проценты за пользование займом за период с 12 июля 2014 года по 21 октября 2015 года, то есть за 467 дней. Таким образом, по мнению МФО, гражданин должен был заплатить сумму, более чем в 10 раз превышающую заем, а именно 108,5 тыс. руб.

В суде первой инстанции требования компании удовлетворили только частично, и она получила 28,7 тыс. руб., включая проценты. Напомним, что суды вправе снижать подлежащую уплате неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства (ч. 1 ст. 333 Гражданского кодекса). Суд первой инстанции посчитал, что может воспользоваться данным правом и снизить размер процентов за пользование займом, рассчитанный с учетом 730% годовых, то есть 2% от суммы займа за каждый день просрочки, с 93,4 тыс. до 15 тыс. руб.

Но на стадии апелляции сумма, подлежащая уплате, была существенно увеличена – с учетом госпошлины она составила 107,1 тыс. руб. за 467 дней пользования займом. Суд апелляционной инстанции указал на то, что такие проценты не являются неустойкой, то есть мерой ответственности за нарушение обязательства по возврату суммы займа (ч. 1 ст. 330 ГК РФ). Значит, определил он, в предыдущей инстанции нельзя было уменьшить сумму требований на основании ст. 333 ГК РФ.

К. подал кассационную жалобу, посчитав апелляционное определение незаконным. ВС РФ встал на его сторону, но при этом, что интересно, не согласился с аргументацией суда первой инстанции.

ВС РФ определил, что в данном случае действительно нельзя применить ст. 333 ГК РФ, так как проценты по договору займа, предусмотренные ст. 809 ГК РФ, являются платой за пользование денежными средствами и не могут быть снижены судом. Но в данном случае, по мнению Суда, нужно было учесть другую норму и исходить из иных принципов. Он указал, что суд обязан оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости. То есть в подобной ситуации необходимо соблюдать баланс интересов сторон – учитывать, чтобы условия договора не были явно обременительными для заемщика, но при этом принимать во внимание и позицию кредитора, так как он является стороной, права которой нарушены неисполнением обязательства.

Переходя от общих принципов к частному случаю, ВС РФ решил, что начисление процентов за столь длительный период – 467 дней нельзя признать правомерным, так как они были установлены договором лишь на срок 15 календарных дней. Суд пояснил, что такой подход противоречит существу законодательного регулирования договоров микрозайма, поскольку фактически свидетельствует о бессрочном характере обязательств заемщика и отсутствии каких-либо ограничений размера процентов за пользование займом.

Отметим, что в настоящее время МФО не вправе начислять заемщику, который является физическим лицом, проценты и иные платежи в случае, если с учетом уже начисленных процентов и платежей задолженность достигнет трехкратного размера суммы займа. Данное положение, что важно, распространяется на случаи, когда срок возврата займа не превышает одного года, причем оно начало действовать лишь с 1 января 2017 года (п. 9 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 2 июля 2010 г № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях»).

Правда, в своем определении ВС РФ сослался на предыдущую редакцию закона, в соответствии с которой задолженность не может достигать четырехкратного размера суммы займа. Несмотря на то, что положение ни в той, ни в другой редакции не действовало на момент заключения договора микрозайма от 27 июня 2014 года, Суд посчитал необходимым снизить размер задолженности.

Артём Карапетов, директор Юридического института «М-Логос», профессор Высшей школы экономики при Правительстве Российской Федерации, д. ю. н.

«За последнее время было несколько определений Судебной коллегии по гражданским делам, которые спокойно воспринимали начисление по микрозаймам процентов в размере более 500% годовых. Но в этом новом деле ВС РФ придумал интересный прием ограничения высоких процентов. Он решил использовать для этого по таким старым договорам «антибиотик» в виде полного отказа в применении к таким потребительским займам общих правил ст. 809 и ст. 811 ГК РФ о займе, согласно которым установленные в договоре проценты по займу текут до полного погашения долга и в период просрочки тоже. Видимо, такой подход должен, по мнению ВС РФ, применяться ко всем договорам потребительского микрозайма, заключенным до вступления в силу поправок в закон об МФО об установлении потолка процентов. На мой взгляд, это явно непропорциональная реакция. Интересно, готов ли Суд применять такой же подход и к договорам потребительского кредита и к договорам обычного займа между потребителями?».

Расчет ВС РФ сводится к следующему. Решением суда первой инстанции с гражданина были взысканы проценты за пользование займом в течение 15 дней, когда учитывалась ставка 730% годовых (за период с 12 июля 2014 года по 26 июля 2014 года). Но за следующий период до даты обращения МФО в суд, то есть с 27 июля 2014 года по 21 октября 2015 года (452 дня) подлежат взысканию проценты за пользование займом исходя из рассчитанной Банком России средневзвешенной процентной ставки 17,53% годовых. Речь идет о ставке по кредитам, предоставляемых физлицам в рублях на срок свыше одного года, по состоянию на июнь 2014 года. Таким образом, гражданину нужно заплатить МФО только 2170 руб. и госпошлину пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований в сумме 400 руб.

Исходя из этого вывода, ВС РФ принял новое решение по делу, частично отменив апелляционное определение.

ВС объяснил, когда беспроцентный договор займа превращается в процентный

Ответчик занял у истца несколько миллионов сроком на месяц, но отдавал долг 2,5 года. Хотя договор займа и не предусматривал выплату процентов, суд посчитал его процентным и взыскал с должника неустойку за затягивание с выплатой долга. Апелляция заняла иную позицию: с одной стороны, оставила в силе решение о выплате процентов, с другой указала, что неустойку должник платить не должен, поскольку договор является беспроцентным. С делом разбирался Верховный суд.

Смотрите так же:  Нужно ли платить налог на имущество за гараж

Справедливо ли взыскивать неустойку?

В июне 2011 года Наталья М. дала в долг своим деловым партнерам Марине К. и ее гражданскому мужу несколько миллионов рублей (точная сумма из актов вымарана). По словам М., с должниками она была знакома с 2007 года, и когда те попросили денег взаймы, ничего необычного в этом не увидела – такое происходило не в первый раз, и раньше они всегда исполняли взятые на себя обязательства. По сведениям М., паре нужно было срочно погасить банковский кредит, а вернуть долг они обещали одним платежом в течение месяца после того, как продадут свою автозаправку. Женщина взяла запрошенную сумму у знакомого и передала ее партнерам, но в этот раз те подвели и нарушили срок. Потом начали возвращать деньги частями, но всю сумму так и не выплатили. Расписок на полученные суммы М. не давала, так как их не требовали.

Через три года М. обратилась в Воскресенский городской суд Московской области (дело № 2-2222/2014), требуя вернуть оставшуюся сумму долга 2,84 млн руб., проценты по договору займа – 206 996 руб. и проценты за просрочку его возврата – 122 123 руб. Позже она изменила исковые требования, увеличив сумму неустойки (до какого именно размера – из решения вымарано).

К. в суде утверждала, что денег у М. не брала, поскольку фактически заемщиком был ее гражданский муж, который забыл паспорт и попросил ее оформить договор займа на себя. При передаче ему денег и выплате долга она не присутствовала. Мужчина, которого допросили на заседании, этого не отрицал. Он действительно попросил К. «подписать расписку» за него, однако утверждал, что ни он, ни его гражданская жена М. ничего не должны. После того как М. одолжила требуемую сумму у знакомого, ему она отдала лишь ее часть, а остальные присвоила себе, говорил мужчина. Он настаивал, что вернул все деньги, которые брал, правда, не в течение месяца, а за 2,5 года. А то, что якобы недовыплачено по договору займа, – те самые деньги, которые М. оставила в своем пользовании.

Поскольку никто не отрицал размер возвращенной суммы, судья Зоя Шиканова взыскала с К. в общей сложности порядка 3,05 млн руб. – остаток долга и проценты. Она применила ч. 1 ст. 809 ГК (проценты по договору займа), где говорится, что при отсутствии в договоре займа условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства (нахождения) займодавца ставкой рефинансирования на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

Шиканова решила, что истица имеет право и на получение процентов за нарушение договора займа (ч. 1 ст. 811 ГК). Однако ту неустойку, которую в итоге потребовала М. (точную его сумму по судебным актам установить не удалось) суд посчитал завышенной и уменьшил до 200 000 руб. Апелляция же решение в части взыскания неустойки и вовсе отменила, указав на отсутствие законных оснований для ее взыскания, а также на то, что заключенный между сторонами договор займа является беспроцентным.

Когда беспроцентный договор «превращается» в процентный

М., не согласившись с определением Московского областного суда, обжаловала его в ВС (дело № 4-КГ15-75). Вячеслав Горшков, Сергей Асташов и Виктор Момотов позицию коллег из апелляции не поддержали. По их мнению, назвать договор беспроцентным нельзя. В п. 3 ст. 809 ГК сказано, что договор займа является беспроцентным, если в нем прямо не предусмотрено иное, когда он заключен между гражданами на сумму, не превышающую пятидесятикратного, установленного законом минимального размера оплаты труда, и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон. На июнь 2011 года МРОТ составлял 4611 руб., следовательно, сумма займа для того, чтобы договор считался беспроцентным, должна была быть не больше 230 550 руб. На деле же она перевалила за несколько миллионов, поэтому ВС посчитал, что соглашение о займе было процентным.

Также апелляция ошибочно отказала во взыскании «штрафных» процентов, поскольку их можно начислить вне зависимости от того, процентным или беспроцентным является договор займа. Так как суд установил факт просрочки, у ответчика «возникла обязанность по уплате истцу процентов на сумму займа (неустойки) в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу, независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК», – сказано в определении ВС, которым дело направлено на новый пересмотр в Мособлсуд.

Что говорят эксперты

Эксперты, опрошенные «Право.ru», с позицией ВС согласны. По их мнению, апелляция приняла «противоречивое» решение там, где имеется сложившаяся судебная практика.

«Апелляционный суд допустил ошибку, его решение явно противоречиво. С одной стороны, он указывает на беспроцентность займа, а с другой – оставляет в силе решение суда первой инстанции в части взыскания с заемщика суммы процентов за пользование займом», – удивляется адвокат Константин Савин из АК «Павлова и партнеры». С другой стороны, он отметил, что определение ВС не формирует нового подхода, а всего лишь воспроизводит правовую позицию, изложенную в п. 15 постановления Пленума ВС и ВАС «О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами» от 8 октября 1998 года, которую широко применяют суды общей юрисдикции.

Светлана Бурцева, председатель «Люберецкой коллегии адвокатов», не совсем согласна с коллегой, который говорит о типовом подходе. «Проценты после просрочки должника не начисляются, если в договоре займа не указано прямо на выплату процентов за пользование чужими денежными средствами после указанного срока – это показывает анализ судебной практики», – указывает Бурцева. Адвокат считает, что в данном случае ключевым моментом, на который стоит обратить внимание, была сумма займа, превышающая пятидесятикратный МРОТ, что и позволило применить п. 3 ст. 809 ГК.

«Заёмщикам следует внимательно составлять соглашения. Проценты за пользование деньгами по ст. 809 ГК не будут взыскиваться лишь при условии, что договор поименован как беспроцентный», – напоминает адвокат и партнер Forward Legal Ольга Карпова. По ее мнению, ВС верно указал на то, что нужно различать проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, и проценты, подлежащие уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа. А также сделал правильный вывод о том, что суду апелляционной инстанции необходимо дать оценку применению ст. 333 ГК РФ о снижении неустойки к процентам, которые взыскиваются по ст. 395 ГК РФ, так как в марте этого года Пленум ВС дал разъяснение о том, что правила уменьшения неустойки к взысканию процентов по ст. 395 ГК РФ применяться не могут, говорит Карпова.

Нормы о договоре займа претерпели изменения

Юридическая компания «Пепеляев Групп» сообщает о вступлении в силу с 1 июня 2018 г. Закона о финансовых сделках, которым вносятся изменения в положения о договоре займа.

Закон о финансовых сделках[1] принят в рамках продолжающейся реформы гражданского законодательства России в соответствии с Концепцией развития гражданского законодательства[2].

Направленность прежнего регулирования договора займа, в основном, на бытовые отношения граждан без учета увеличивающего участия в заемных отношениях юридических лиц, как отмечено в Концепции, обусловила необходимость дифференциации законодательных положений о займе в зависимости от субъектного состава и цели займа. В результате внесены изменения, в частности, в положения о моменте заключения договора займа, о предмете займа и его передаче заемщику, об отказе от исполнения договора займа, о процентах по договору и иные.

Момент заключения договора

Законодатель расширяет возможности заключения договора займа. Так, с 1 июня 2018 г. договор займа будет считаться заключенным не только с момента передачи предмета договора заемщику, но и с момента принятия займодавцем обязательства по выдаче займа.

Таким образом, договор займа перестает быть исключительно реальной сделкой и приобретает черты консенсуального договора. Выбор той или иной модели заключения договора займа зависит от воли сторон, кроме случаев, когда на стороне займодавца выступает гражданин: такой договор признается заключенным исключительно с момента передачи предмета займа (реальным).

Урегулирован вопрос о возможности передачи по договору займа ценных бумаг. Теперь предмет договора займа будут составлять деньги, вещи, определенные родовым признаком, а также и ценные бумаги.

В практике предмет займа иногда передается не заемщику, а указанному им третьему лицу. Ссылаясь на это обстоятельство, недобросовестные заемщики довольно часто предпринимали попытки оспаривания договора займа ввиду безденежности (непередачи заемщику предмета займа). Теперь Законом о финансовых сделках закреплен сформированный судебной практикой подход о том, что сумма займа или другой предмет договора займа, переданные третьему лицу, которое указал заемщик, считаются переданными заемщику.

Отказ от исполнения договора в одностороннем порядке

Закон о финансовых сделках формулирует особенности одностороннего отказа (полностью или частично) от исполнения договора займа. Так, займодавец вправе отказаться от исполнения договора при наличии обстоятельств, которые очевидно свидетельствуют о том, что предоставленный заем не будет возвращен в установленный срок. Однако законодатель не раскрывает и не дает перечень таких обстоятельств, оставляя разрешение этого вопроса на усмотрение судов.

Право заемщика отказаться от получения займа обусловлено предоставлением соответствующего уведомления займодавцу. Такое уведомление должно быть предоставлено до наступления установленного договором срока передачи предмета займа. Если договором займа такой срок не установлен, то уведомление должно быть предоставлено в любое время до получения займа. Иное может быт согласовано в договоре займа, заемщиком по которому является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность.

Вместо минимального размера оплаты труда (МРОТ) законодатель использует новый подход к определению формы договора займа и его безвозмездности. Теперь договор займа между гражданами заключается в письменной форме, если сумма займа превышает 10 000 руб., а не десятикратный МРОТ, как было ранее. Для признания договора займа между гражданами (в том числе индивидуальными предпринимателями) беспроцентным, установлено, что сумма займа не должна превышать 100 000 руб., а не пятидесятикратный МРОТ.

Проценты по договору займа

Изменения претерпели также правила определения и уплаты процентов за пользование займом. С 1 июня 2018 г. размер процентов за пользование займом определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды, если иное не согласовано сторонами в договоре.

Кроме того, Законом о финансовых сделках вводится понятие «ростовщических процентов», которые являются чрезмерно обременительными для должника, вследствие чего их размер может быть уменьшен судом. Установленные договором проценты признаются ростовщическими, если:

  • процент за пользование займом в два и более раз превышает обычно взымаемые в подобных случаях проценты;
  • договор займа заключен (i) между гражданами или (ii) между юридическим лицом, которое не осуществляет профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов, и заемщиком-гражданином.

Правило о ростовщических процентах не распространяется на организации, осуществляющие профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов. Такое изъятие, возможно, обусловлено наличием специального регулирования, в частности, в области микрофинансовой деятельности, которым устанавливаются предельные размеры процентов за пользование займом.

О чем подумать, что сделать

Закон о финансовых сделках реализовал идеи Концепции в сфере правоотношений по займу, установил важную дифференциацию регулирования в зависимости от субъектного состава. Вместе с тем, остаются открытыми и требуют дальнейшего разъяснения судов вопросы, в частности, касательно «обстоятельств, очевидно свидетельствующих о возможности невозврата займа», «обычно взымаемых процентов».

Смотрите так же:  Коллективная жалоба на невыплату заработной платы образец

При структурировании сделок рекомендуем обратить внимание на предоставляемые Законом возможности заключения договора займа по консенсуальной модели, а также учесть ограничения на ростовщические проценты за пользование займом.

Помощь консультанта

Специалисты компании «Пепеляев Групп» обладают обширным опытом в области структурирования финансовых сделок и готовы оказать необходимую юридическую поддержку по любым вопросам, связанным с договорами займа.

[1] Федеральный закон от 26.07.2017 № 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон о финансовых сделках).

[2] «Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации» (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) (далее – Концепция).

Проценты по договору займа между юридическими лицами

Проценты по договору займа между юридическими лицами — это один из ключевых моментов сделки, связанной с привлечением заемных средств. Обо всех нюансах определения, расчета и выплаты процентов по займу расскажет предлагаемая статья.

Заем и проценты

Пункт 1 статьи 807 ГК РФ устанавливает, что займодавцу при заключении соглашения о займе необходимо передать заемщику деньги или вещи, которые тот впоследствии должен возвратить в полном объеме. Таким образом, из положений данного пункта следует, что юридически существенными условиями займовой сделки являются вопросы о предмете займа (деньгах или вещах) и необходимости возвратить имущество, взятое в долг.

В то же время о необходимости выплаты компенсации займодавцу за пользование его имуществом, то есть уплате процентов по договору займа,в пункте 1 статьи 807 ГК РФ речи не идет. Следовательно, займовая сделка, согласно требованиям статьи 432 ГК РФ, будет считаться заключенной, даже если в тексте договора вопрос о процентах сторонами не урегулирован.

Данный вывод прямо подтверждается положением пункта 1 статьи 809 ГК РФ, определяющего, что указание на необходимость выплаты процентов в тексте договора может отсутствовать.

Однако практика взаимоотношений хозяйствующих субъектов придает вопросам определения размера процентов по договору займаи их уплаты ключевое значение, поскольку основная цель коммерческой организации — это получение прибыли. Следовательно, все тонкости определения величины и порядка выплаты процентов должны быть тщательно отражены в тексте соглашения между юридическими лицами.

Проценты за пользование займом по статье 809 ГК РФ

Пункт 1 статьи 809 ГК РФ указывает, что займодавец, передав заемщику деньги, приобретает право на получение процентов за пользование ими, если иное не определено в соглашении сторон. Таким образом, денежный заем для организации предполагается возмездным во всех случаях, когда в тексте соглашения прямо не указано, что он беспроцентный.

Отсутствие договоренности по поводу процентов в тексте соглашения не делает его автоматически беспроцентным, о чем прямо говорится в статье 809 ГК РФ. В данной ситуации будет лишь действовать обозначенный в пунктах 1 и 2 статьи 809 ГК РФ порядок их определения. Согласно положениям указанных пунктов, заемщику необходимо будет выплачивать проценты каждый месяц пользования средствами займодавца в сумме, определяемой на основе ставки рефинансирования ЦБ РФ на момент перечисления платежа либо его части.

Однако стоит упомянуть и о специальном случае, когда предметом займа являются не деньги, а вещи. В такой ситуации, согласно пункту 3 статьи 809 ГК РФ, при отсутствии между сторонами договоренности по вопросу процентов договор автоматически предполагается беспроцентным.

Проценты при досрочном возврате займа

Статьи 809 и 810 ГК РФ тесно связывают с процентами по договору другое ключевое (но юридически несущественное) условие соглашения — срок погашения долга. Согласно пункту 1 статьи 810 ГК, заем может быть срочным (с фиксированной датой возврата) или бессрочным (в этом случае займодавцу о дате погашения долга следует уведомить заемщика за 1 месяц либо в иной срок, обозначенный в договоре).

Важно помнить, что в зависимости от необходимости выплаты процентов будет определяться возможность возвратить заем досрочно. Так, согласно статье 810 ГК РФ, если заем является беспроцентным, то заемщик вправе возвратить его досрочно по своему желанию.

В то же время, если сделка между организациями предполагает выплату процентов, возврат долга досрочно возможен лишь с одобрения займодавца. Подобное ограничение определяется соблюдением его финансовых интересов, так как при досрочном возврате займа он получит меньшую сумму возмещения за пользование своими деньгами, чем рассчитывал при заключении сделки.

Пункт 4 статьи 809 ГК РФ гласит, что при досрочном возврате займа заемщику требуется выплатить проценты до даты фактического возврата займа включительно. Таким образом, возможность погашения процентного займа досрочно будет определяться исключительно финансовым интересом заимодавца, который вправе дать разрешение на досрочное погашение, тем самым недополучив часть предполагаемого дохода, либо не дать такого разрешения в целях получения всей суммы процентов по договору.

Максимальный размер процентов, минимальная процентная ставка, изменение (уменьшение или увеличение) платы за пользование займом

При составлении соглашения о займе организации необходимо помнить, что нормами ГК РФ предельный размер процентов за пользование средствами заимодавца не определяется. Данную позицию также подтверждают положения статьи 12.1 закона «О микрофинансовой деятельности…» от 02.07.2010 № 151-ФЗ, которые определяют, что ограничения по кратности размера процентов по отношению к основной сумме займа (по предельному размеру процентов) существуют только в отношении граждан-заемщиков и не распространяются на организации.

Для справки: в судебной практике сложилась позиция, цель которой — создание условий для установления справедливых и неразорительных процентов по кредитным и займовым сделкам. В качестве примера можно привести определение коллегии ВС РФ от 29.03.2016 по делу № 83-КГ 16-2, в котором указано, что сделка по займу, несмотря на предусмотренный пунктом 1 статьи 421 ГК РФ принцип свободы договора, не должна быть явно обременительной для заемщика. Однако данная позиция прямо не затрагивает права и обязанности заемщиков-организаций при получении займа у юридических лиц, а потому может служить лишь ориентиром, а не императивным предписанием.

Следует также отметить, что информация по предельному размеру процентов, публикуемая ЦБ РФ ежеквартально, также не имеет прямого отношения к организациям в силу действия части 11 статьи 6 закона «О потребительском…» от 21.12.2013 № 353-ФЗ, поскольку предназначена только для потребительского кредитования.

Что же касается минимального процента по договору займа, то такое ограничение в законодательстве отсутствует. Более того, пункт 1 статьи 809 ГК РФ предполагает, что заем может быть и беспроцентным, то есть бесплатным для заемщика.

Изменение величины процентов

Согласно пункту 1 статьи 450 ГК РФ, стороны займовой сделки имеют право в любой момент действия контракта изменить величину процентов по нему при наличии их обоюдного согласия. Одностороннее же изменение займодавцем процентов прямо запрещено как статьей 450 ГК РФ, так и подпунктом 4 пункта 1 статьи 12 уже упомянутого нами ФЗ № 151 (для клиентов микрофинансовых организаций).

При внесении изменений, в том числе уменьшении величины процентов, сторонам следует помнить, что они вступят в силу лишь с момента подписания соглашения об этом (пункт 3 статьи 453 ГК РФ). Впрочем, при желании стороны в тексте документа могут обозначить и иной порядок вступления в силу принятых ими новаций.

Речь в данном случае также может идти о придании соглашению обратной силы, то есть распространению действия изменений на период, предшествующий их утверждению сторонами. В ином же случае, согласно пункту 4 статьи 453 ГК РФ, все уже выплаченные проценты по ранее заключенной ставке сохранят свое действие. Например, заемщик не вправе требовать перерасчета ранее произведенных процентных выплат, если принятыми изменениями процентная ставка будет снижена.

Несвоевременный возврат займа и уплата процентов с запозданием — последствия по статье 811 ГК РФ

На практике нередки ситуации, когда заемщик своевременно не рассчитывается как по основному займу, так и по сумме процентов, начисленных за его использование. При несвоевременном возврате долга возможны 2 варианта действий, в зависимости от того, предусмотрены сторонами в соглашении специальные санкции за просрочку или нет:

  1. В случае если порядок и размеры неустойки, согласно пункту 4 статьи 395 ГК РФ, определены в соглашении сторон, применяются правила, обозначенные в договоре.
  2. Если стороны не определяют специальных санкций за просрочку долга, применяются положения статей 395 и 811 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 811, при невозврате займа заемщик должен выплачивать так называемые штрафные проценты, начисляемые со дня, когда он должен был исполнить обязательство, до момента фактического расчета.

Важно помнить, что штрафные проценты начисляются только на основную сумму займа, согласно пункту 5 статьи 395 ГК РФ. Точно такая же позиция отражена в пункте 15 постановления Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 № 14. При этом их начисление на сумму подлежащих уплате процентов возможно лишь в случае, если стороны прямо укажут на такую возможность в своем соглашении, осознавая последствия данного шага. При отсутствии указания на размер подлежащих уплате штрафных процентов применяются правила пункта 1 статьи 395 ГК РФ, согласно которым штраф начисляется исходя из ключевой ставки ЦБ РФ.

Налог на полученные проценты

При оформлении займовых сделок заемщику не нужно уплачивать НДС и налог на прибыль. Данные положения закреплены в пункте 12 статьи 270 ГК РФ. Аналогичные правила распространяются и на заимодавца при возвращении ему взятых в заем денег или вещей. Однако за пользование заемными средствами (вещами) применяется совершенно иной порядок в отношении процентов — как штрафных, так и обычных.

Относительно НДС по полученным процентам в отношении займовых сделок применяются правила подпункта 15 пункта 3 статьи 149 НК РФ, согласно которому такие операции от данного налога освобождены. Налог же на прибыль по полученным процентам уплатить придется, согласно пункту 6 статьи 250 НК РФ. Полученные проценты в этом случае учитываются как внереализационные доходы.

Что касается порядка начисления налога, то тут следует руководствоваться положениями пункта 2 статьи 273 НК РФ (при кассовом методе учета), согласно которому моментом получения дохода признается день поступления процентов в кассу займодавца. Данное правило используется как при одномоментной уплате всей суммы процентов, так и при осуществлении выплат по частям.

Подводя итог, отметим, что порядок уплаты заемщиком процентов по договору займа не является существенным условием сделки, но имеет огромное значение, поскольку правовая природа договора такого рода предполагает его возмездность. Именно поэтому сторонам следует быть особенно внимательным при согласовании пунктов о процентах в ходе заключения договора займа.