Александр пушкин завещание

«Мое завещание друзьям» А. Пушкин

«Мое завещание друзьям» Александр Пушкин

Хочу я завтра умереть
И в мир волшебный наслажденья,
На тихий берег вод забвенья,
Веселой тенью отлететь…
Прости навек, очарованье,
Отрада жизни и любви!
Приближьтесь, о друзья мои,

Благоговенье и вниманье!
Устройте завтра шумный ход,
Нести радостные чаши
На темный берег сонных вод,
Где мы вели беседы наши.
Зовите на последний пир
Семелы радостного сына,
Эрота, друга наших лир,
Богов и смертных властелина.
Пускай веселье прибежит,
Махая резвою гремушкой,
И нас от сердца рассмешит
За полной пенистою кружкой.
Пускай игривою толпой
Слетят родные наши музы;
Им первый кубок круговой.
Друзья! священны нам их узы;
До ранней утренней звезды,
До тихого лучей рассвета
Не выйдут из руки поэта
Фиалы братской череды;
В последний раз мою цевницу,
Мечтаний сладостных певицу,
Прижму к восторженной груди.
И брякнут перстни золотые
В завет любви в последний раз.
Где вы, подруги молодые?
Летите — дорог смерти час.
В последний раз, томимый нежно,
Забуду вечность и друзей,
В последний раз на груди снежной
Упьюсь отрадой юных дней!

Когда ж восток озолотится
Во тьме денницей молодой,
И белый топол озарится,
Покрытый утренней росой,
Подайте грозд Анакреона;
Он был учителем моим;
И я сойду путем одним
На грустный берег Ахерона…
Простите, милые друзья,
Подайте руку, до свиданья!
И дайте, дайте обещанье,
Когда навек укроюсь я,
Мое исполнить завещанье.
Приди, певец мой дорогой,
Воспевший Вакха и Темиру,
Тебе дарю я лень и лиру;
Да будут музы над тобой…
Ты не забудешь дружбы нашей,
О Пущин, ветреный мудрец!
Прими с моей глубокой чашей
Увядший миртовый венец!
Друзья! вам сердце оставляю
И память прошлых красных дней,
Окованных счастливой ленью
На ложе маков и лилей;
Мои стихи дарю забвенью,
Последний вздох, о други, ей!

На тихий праздник погребенья
Я вас обязан пригласить;
Веселость, друг уединенья,
Билеты будет разносить…
Стекитесь резвою толпою,
Главы в венках, рука с рукою,
И пусть на гробе, где певец
Исчезнет в рощах Геликона,
Напишет беглый ваш резец:
«Здесь дремлет юноша-мудрец,
Питомец нег и Аполлона».

Анализ стихотворения Пушкина «Мое завещание друзьям»

Сцены дружеского пиршества, типичные для лицейской лирики, созданы под влиянием поэтики Батюшкова. Анакреонтические традиции определяют трактовку образа лирического героя у обоих авторов. Субъект речи молод, воодушевлен и полон сил, окружен верными друзьями. Слух пирующих услаждают песни муз и мелодичные звуки свирели. Безоблачная атмосфера «часов крылатых» осложняется мотивом быстротечности счастья. В батюшковском «Совете друзьям» герой предчувствует свою гибель, однако печальное будущее — не повод для уныния. Он призывает единомышленников следовать «юности забавам», разбавляя шутками приятную беседу о возвышенном.

На пир, изображенный юным поэтом в тексте 1815 г., приглашены не только товарищи и «родные» музы, но Дионис и Эрос. Дружеская беседа и смех, кружки, полные пенистой влаги, свирель, мелодия которой выражает заветные мечтания, — атрибуты сцены традиционны. Они контрастируют с эпатирующим поводом для веселого празднества, о котором сообщается в зачине. Решительный герой желает «завтра умереть» и по этой причине созывает близких людей и божественных персонажей на берег сонной реки.

Важное значение имеют характеристики художественного пространства. Сцена происходит у темных вод, изображение которых перекликается с образом «грустного берега» адской подземной реки, мифологического Ахерона.

Герой-поэт, позиционирующий себя учеником Анакреонта, высказывает намерение совершить еще один символический обряд. Он собирается передать атрибуты поэтического вдохновения, увядший венок из мирта и лиру, присовокупив к последней склонность к ленивому, расслабленному времяпрепровождению. Автор называет фамилии конкретных людей, которым адресованы прощальные дары: Дельвиг и Пущин. Первый из них обозначен при помощи перифразы, второй назван прямо. Заканчивая земное существование, певец намерен расстаться с чувственным миром и воспоминаниями о счастливых «красных днях». Он готов предать забвению и собственные стихи.

Традиционные детали прощального обряда призваны настроить читателя на скорбный лад. Однако пушкинская трактовка образа смерти не столь однозначна: она представляет окончание земного бытия как переход в иное состояние, когда «веселая тень» ушедшего перемещается в «мир наслажденья». Смягчают элегическое настроение и оптимистические ноты финала. Умерший певец попадает не в мрачные стены подземного царства, а бесследно скрывается в рощах, которые по представлениям античных авторов служили традиционным пристанищем для муз и поэтов.

МОЕ ЗАВЕЩАНИЕ.
ДРУЗЬЯМ

Хочу я завтра умереть
И в мир волшебный наслажденья,
На тихий берег вод забвенья,
Веселой тенью отлететь.
Прости навек, очарованье,
Отрада жизни и любви!
Приближьтесь, о друзья мои,
Благоговенье и вниманье!
Устройте завтра шумный ход,
Нести радостные чаши
На темный берег сонных вод,
Где мы вели беседы наши.
Зовите на последний пир
Семелы радостного сына,
Эрота, друга наших лир,
Богов и смертных властелина.
Пускай веселье прибежит,
Махая резвою гремушкой,
И нас от сердца рассмешит
За полной пенистою кружкой.
Пускай игривою толпой
Слетят родные наши музы;
Им первый кубок круговой.
Друзья! священны нам их узы;
До ранней утренней звезды,
До тихого лучей рассвета

Не выйдут из руки поэта
Фиалы братской череды;
В последний раз мою цевницу,
Мечтаний сладостных певицу,
Прижму к восторженной груди.
И брякнут перстни золотые
В завет любви в последний раз.
Где вы, подруги молодые?
Летите — дорог смерти час.
В последний раз, томимый нежно,
Забуду вечность и друзей,
В последний раз на груди снежной
Упьюсь отрадой юных дней!

Когда ж восток озолотится
Во тьме денницей молодой,
И белый топол озарится,
Покрытый утренней росой,
Подайте грозд Анакреона;
Он был учителем моим;
И я сойду путем одним
На грустный берег Ахерона.
Простите, милые друзья,
Подайте руку, до свиданья!
И дайте, дайте обещанье,
Когда навек укроюсь я,
Мое исполнить завещанье.
Приди, певец мой дорогой,
Воспевший Вакха и Темиру,
Тебе дарю я лень и лиру;
Да будут музы над тобой.
Ты не забудешь дружбы нашей,
О Пущин, ветреный мудрец!
Прими с моей глубокой чашей
Увядший миртовый венец!
Друзья! вам сердце оставляю
И память прошлых красных дней,
Окованных счастливой ленью
На ложе маков и лилей;
Мои стихи дарю забвенью,
Последний вздох, о други, ей!

На тихий праздник погребенья
Я вас обязан пригласить;
Веселость, друг уединенья,
Билеты будет разносить.
Стекитесь резвою толпою,
Главы в венках, рука с рукою,
И пусть на гробе, где певец
Исчезнет в рощах Геликона,
Напишет беглый ваш резец:
«Здесь дремлет юноша-мудрец,
Питомец нег и Аполлона».

Russian Speaking Community, Russian community in Atlanta, Русская газета в Атланте, Новости, Реклама, Обзоры, Интервью, Аналитика, Компромат.

Смотрите так же:  Супруг получает наследство своего умершего супруга

ПУШКИН, ЗАВЕЩАНИЕ ПОЭТА

​Почему на могиле А.С.Пушкина нашлось место и кресту, и магендавиду.

Неприятности преследовали Александра, словно вырвавшись из ящика Пандоры.

Хроническое безденежье отравляло жизнь. Пушкин задолжал сто двадцать тысяч рублей, ценности семьи заложил в ломбарды. Затея с “Современником” прибыли не принесла, тираж не расходился. Попытался в Москве карточной игрой “залатать” финансовые прорехи. Конечно, проигрался и усугубил свои затруднения. А ведь перед женитьбой писал матери Натали:

“Я не потерплю ни за что на свете, чтобы жена моя испытывала лишения”.

Пришлось пожертвовать независимостью, поступить к царю на службу. Жалованье в министерстве иностранных дел составляло лишь пять тысяч рублей в год. Сущая безделица! Ни гроша верного дохода!

И все же не эти неприятности жгли душу. В великосветских петербургских салонах появился нахальный красавец, эмигрант-роялист Жорж Дантес. Неустанным преследованием Натали он добился успеха: жена стала обращать на него внимание. Натали увлеклась этим французом. Увы, они были молоды, они были красивы!

Впрочем, и император, завороженный обаянием Натали, настойчиво за ней ухаживал. На балах Николай Первый вальсировал с Натали, ужинать садился рядом с ней. Утром, проезжая мимо окон Пушкиных, поднимал лошадь на дыбы, стремясь привлечь внимание Натали.

Что может быть оскорбительней прозвища “рогоносец”?

Теперь, сам находясь в положении Воронцова, Ризнича, Фикельмона, Закревского и мужей многих кишиневских красавиц, он терзался от уязвленного самолюбия. И страшился стать посмешищем во мнении петербургского света.

Финансовые неудачи, легкомыслие и флирт жены с Дантесом, умелое выжидание царя для достижения своей цели закружили Александра в водовороте тоски и отчаяния.

Легкокрылая Муза уже не прилетала так часто к Александру, он почти отошел от поэзии. Писал много в прозе. Он невесело шутил: “Проза в творчестве и, увы, проза в жизни”.

Александр даже решил бросить службу и уехать в деревню. Подал в отставку. Воспротивилась жена, да и царь не скрывал неудовольствие. Поддавшись увещеваниям Жуковского, переступив гордость, Александр взял назад свое прошение.

Обрушившиеся тяготы добивали его, пригибали голову. Приходя к друзьям, отрешенно повторял: “Невыносимо грустно! Тоска!”

Жизнь не сложилась. И непреходящее предчувствие кончины (“Пора, мой друг, пора, покоя сердце просит”)…

Несколько озлобленных вызовов на поединки, впрочем, закончившихся примирением.

Написанный недавно “Памятник” – по сути прощание с жизнью – Александр с горькой усмешкой запер в письменном столе.

Холодным зимним утром Пушкин уединился в своем кабинете, предупредил домашних и челядь его не беспокоить. В восточном халате, наброшенном поверх белоснежной с кружевным воротником рубашки, он на листах бумаги, кусая перья, что-то непрерывно рисовал. Недовольный, скомканные листы бросал под письменный стол. Наконец, после долгих попыток внимательно рассмотрел окончательный рисунок, проставил размеры. Остался доволен.

В комнату вливался неяркий петербургский полдень. Александр потряс колокольчиком и вошедшему лакею велел передать барыне, что он ждет ее в кабинете.

​Приоткрылась дверь, и вошла Наталья Николаевна. Пушкин встал, обнял жену за плечи, придвинул кресло. Привыкнув за последние годы к озабоченному хмурому лицу мужа, к тревожному блеску его глаз, Наталья Николаевна была удивлена. Она застала в кабинете непривычно спокойного умиротворенного Александра.

Пушкин сложил ладони, касаясь кончиками пальцев, взглянул на жену.

— Даже и не знаю с чего начать, – признался он.- Впрочем, перейдем к тому делу, ради которого я позвал тебя. Видишь ли, душа моя, я старше тебя на тринадцать лет. И раньше уйду в мир иной.

Побледнев, прижав к груди руки, Наталья Николаевна не смогла сдержать крик:

— О чем ты говоришь, Александр? Что за странные мысли пришли тебе в голову?

— Успокойся, женка. Не перебивай и слушай внимательно. Ты же знаешь, Натали, что я внес в казну Святогорского монастыря надлежащую сумму и купил себе место рядом с могилой матери.

Наталья Николаевна вспомнила, что муж говорил ей об этом, вернувшись с похорон Надежды Осиповны.

— Земля там сухая, – продолжал Александр. – Мало утешения в том, что меня похоронят на тесном петербургском кладбище, а не на просторе, как прилично порядочному человеку. “Ближе к милому пределу мне все хотелось почивать”.

Александр взял со стола лист бумаги, протянул жене:

— Взгляни, Натали, таким будет на моей могиле посмертный памятник.

Наталья Николаевна с ужасом смотрела на выполненный мужем рисунок. Александр не замечал состояния жены.

— Как видишь, женка, памятник прост и строг. На гранитных плитах белый мраморный обелиск с нишей. Над ней лавровый венок.

— Почему лавровый? – пролепетала Наталья Николаевна.

Пушкин невольно рассмеялся:

— Все же, женка, я лучший поэт России. Поэтому и лавровый. А что в венке, разглядела?

Наталья Николаевна присмотрелась:

— Да не цветочек это, а звезда шестиконечная – древний иудейский знак.

— Ты же христианин, Александр! – придя в себя, крикнула ошеломленная Наталья Николаевна.

Фрагмент памятника с шестиконечной звездой

— Верно, душа моя, верно. Не смотри на меня так, я еще не сошел с ума и в здравой памяти. Хочу тебе кое-что объяснить, поскольку это возможно. Дети наши – из иудейского рода древнего царя Соломона.

Вконец растерявшись, Гончарова молчала, а Пушкин, не повышая голос, терпеливо объяснил:

— Отец моего прадеда Абрама Ганнибала состоял влиятельным князем в Абиссинии и держал резиденцию в Логоне. Абрам Ганнибал был любимым сыном князя. Братья, завидуя ему, коварно продали его в рабство туркам…

Пушкин взглянул на Натали, чтобы удостовериться, что слушает она внимательно.

-…поступили они как сыновья библейского Иакова, продавшие брата Иосифа египтянам. Сестра прадеда, не выдержав разлуки с братом, бросилась в море. Абрама привезли в порт Аркико, затем уже переправили в Константинополь. Ну, а там граф Толстой, посол российский, перекупил мальчишку и отправил в подарок самодержцу Петру Великому.

У Ганнибалов, предков моих по матери, бытовала легенда, что брат Абрама добрался до Петербурга с дарами – ценным оружием и рукописью, удостоверяющую княжеское происхождение Абрама Ганнибала. Но Петр Первый запретил способному отроку вернуться на родину предков…

Наталья Николаевна вдруг вспомнила, что как-то летом отдыхали они в Царском селе у вдовы Китаевой. Александр сочинял, лежа на диване среди рукописей и книг. Одежды на нем не было, и он сказал удивленному посетителю: “Жара стоит как в Африке, а у нас там ходят в таких костюмах”.

Но уже через мгновение она внимала голосу мужа. -…князья тамошние в родстве с абиссинскими негусами или, по-нашему, императорами арапов. А черные негусы – прямые потомки славного царя Соломона из рода иудейского. О, это весьма любопытная история! Царь Соломон встретился с царицей Савской. А сын их – плод страстной любви – стал правителем Абиссинии, положив начало императорской династии. Уразумела, Натали? Так что я, – Пушкин вздернул подбородок, – далекий потомок великого Соломона и желаю, чтобы на посмертном моем памятнике красовался древний иудейский знак. Шестиконечные звезды должны быть и на могилах Абрама Ганнибала и его сына Осипа, если, конечно, сохранились.

Смотрите так же:  Налог в германии с заработной платы

Пушкин протянул жене лист с рисунком памятника и проставленными размерами:

— Спрячь и сохрани. Памятник сделаешь, как я пожелал. Такова моя воля. Не плачь и успокойся.

* * *
В январе 1837 года Пушкин стрелялся на дуэли с Дантесом. Смертельно раненый, он скончался через два дня.

Его желание быть похороненным в Святых горах исполнилось. По указанию царя в последний путь поэта провожал его старый друг Тургенев в сопровождении жандармского капитана. Верный слуга Никита сопровождал своего барина, стоя на дрогах.

Промерзлая земля противилась лопатам мужиков… Над последним пристанищем поэта установили простой деревянный крест.

​ В кабинет вошел жандарм и доложил, что просит принять Наталья Николаевна Пушкина. Начальник Третьего отделения граф Александр Христофорович Бенкендорф не мог скрыть своего удивления.

Вдову поэта, скромно одетую с преобладанием темных тонов, Бенкендорф встретил в середине кабинета, вежливо предложил сесть.

— Чем обязан, голубушка Наталья Николаевна?

— Граф, выполняя желание моего покойного мужа, я пробыла с детьми год и восемь месяцев в деревне.

(Бенкендорф был осведомлен, что Пушкин перед кончиной приказал молодой жене удалиться в деревню на два года). Я собрала необходимые средства и хочу установить на могиле супруга памятник.

Бенкендорф равнодушно пожал плечами:

— Закон не запрещает сооружать на могилах дуэлянтов памятники. Устанавливайте.

Натали чуть помолчала, не решаясь вымолвить то, ради чего она пришла на прием к могущественному начальнику Третьего отделения.

— Видите ли, Александр Христофорович, незадолго до кончины муж просил меня выполнить памятник… по его рисунку.

— По его рисунку? – переспросил Бенкендорф. – И что же вас смущает, Наталья Николаевна?

Женщина помолчала, но собралась с духом:

— Взгляните, Александр Христофорович, – и протянула графу рисунок.

Бенкендорф надел очки, всмотрелся в чертеж памятника.

— Не вижу ничего предосудительного, требующего моего разрешения.

— А вы всмотритесь внимательнее, граф. В венке – иудейский знак, шестиконечная звезда.

И Пушкина рассказала Бенкендорфу о состоявшемся разговоре с мужем. Пораженный Бенкендорф осмысливал услышанное.

— Госпожа Пушкина, оставьте мне на некоторый срок сей рисунок. Я должен подумать.

Александр Сергеевич любил рисовать профили – свои и любезной его сердцу Натали

Зимний был заполнен скрытой от посторонних глаз напряженной дворцовой жизнью. Интриги, приемы, подковерные схватки, любовные приключения и, конечно, роскошные балы. Фрейлины и камергеры задавали ритм этой непрерывной круговерти. Но государственные дела отвлекали августейших особ от каждодневных удовольствий.

… Стоя навытяжку, Бенкендорф докладывал Николаю Первому о событиях, происшедших за минувшую неделю. Рутинная обязанность, но царь слушал внимательно.

— Хотите что-то дополнить к сказанному, Александр Христофорович? – император, устав, откинулся на высокую спинку кресла, прикрыл ладонью зевок.

— Есть проблема, ваше величество, решать которую я не уполномочен.

Бенкендорф понимал, что разговор предстоит щепетильный и тщательно обдумывал каждое слово.

— Пожаловала ко мне на прием Наталья Николаевна Пушкина. – Бенкендорф заметил, что при упоминании имени этой женщины что-то мелькнуло в глазах императора. – Просила разрешить установку обелиска на могиле мужа. Рисунок памятника Пушкин вычертил загодя сам.

— И вы разрешили, граф?

— Никак нет, ваше величество. Покойный считал себя со стороны матери потомком царя Соломона и велел жене выполнить на памятнике древний иудейский знак – шестиконечную звезду.

— Что?! – Николай Первый встал, отшвырнул кресло. – Я этих жи… евреев держу в черте оседлости, а тут, извольте, в центре России будет красоваться иудейский знак! Пусть установит другой памятник в духе наших христианских обычаев!

— Предлагал, ваше величество, отказывается.

— Вот как! Повременим, граф, с разрешением.

Прошло полгода, и Бенкендорф, как бы невзначай, обратился к царю:

— Ваше величество, вновь приходила Наталья Николаевна Пушкина. Плакала, ждет разрешения на установку памятника.

— Эх, Пушкин, Пушкин! Жил с озорством, не ведал благоразумия и на погибель пошел бездумно.

— Удачно выразился Булгарин, ваше величество: “Жаль поэта – и великая, а человек он был дрянной. Корчил Байрона, а пропал как заяц”.

— Булгарин? – у императора поползла вверх бровь.

— Фаддей Булгарин, издатель, ваше величество. Сотрудничает с властями.

Император заложил руку за спину, прошелся по кабинету. Покрутил головой, воротник мундира жал шею.

— Два года, как нет Пушкина, а все еще приходится решать его головоломки. Ваше мнение, граф?

— Негоже дворянину, ваше величество, быть погребенным под простым деревянным крестом. Пойдут пересуды, кривотолки.

Ногтем мизинца император почесал кончик носа.

— Ну, что же Александр Христофорович, придется дать вдове Пушкина разрешение. Но внесем некоторые изменения. Звезду шестиконечную уменьшим, чтобы не была различима издалека. А над ней следует закрепить металлический христианский крест. Так и передайте госпоже Пушкиной. Утешьте ее.

— Будет исполнено, ваше величество.

В 1840 году на могиле Пушкина был установлен памятник. Издалека виден лавровый венок, а над ним – закрепленный на грани обелиска металлический крест. Но если подойти поближе, в венке четко просматривается шестиконечная звезда, а на постаменте надпись:

А за обелиском, оттеняя его белизну, шумят листвой протянувшиеся зеленой стеной деревья.

ОТ РЕДАКЦИИ
По мнению некоторых историков, встречающаяся иногда на православных могилах и культовых сооружениях XIX века шестиконечная звезда на самом деле символизирует звезду Вифлеемскую. Но при этом есть и такая версия: православная гексаграмма, возможно, все-таки имеет отношение к магендавиду, ибо, согласно Евангелию, Иисус был потомком царя Давида. Шестиконечные звезды можно обнаружить также на памятнике Некрасову, в центре креста на куполе Свято-Троицкого собора в Петербурге и иных “неожиданных” местах.

Тайна завещания Пушкина

Тайна завещания Пушкина.

Умирая, произнёс ей последние слова: «Поезжай в деревню. Носи по мне траур два года, а потом выходи замуж, но только за порядочного человека».
В разном «самиздате» 70-х годов прошлого века, эта фраза встречалась неоднократно. Её «раскладывали», как необычную… Загадочную, была загадка. Она звучит, как завещание, как наказ, как пожелание, как настоятельная просьба и,… как ПРИКАЗ!
Наталья Николаевна выполнила волю мужа… Но она не выполнила приказ.
Траур носила два года, замуж через два года не вышла… Только через семь лет.
В военной среде, в коей я был и служил пограничником, темы связанные с ПРИКАЗОМ обсуждались всегда. Какой должен быть приказ, в какой форме отдан и от этого выполнение:
— беспрекословное;
— так себе;
— и так далее.

Мы «заходили» обсуждением и в ранние века на примерах Пушкина, Лермонтова, Суворова, других великих прошлого времени.
Почему привлекала самодеятельных «пушкинистов» эта фраза умирающего Пушкина?
Тоном… «Носи по мне траур два года…»
Почему не один год? Почему произнёс эти слова?
В христианстве естественные ритуальные сроки поминовения, памяти: девять дней, сорок дней, может и полгода, год со дня. В других религиях также год со дня… Прошёл год, жизнь продолжается, выскакивай, выходи замуж, женись.
Что означало время срока, определённое Пушкиным в два года и зачем он произнёс эти слова?

Смотрите так же:  Страховые компании осаго в кстово

Умирая, поэт получает записку от царя Николая I, написанную карандашом с известным всему миру текстом: «Если Бог не велит нам уже свидеться на здешнем свете, посылаю тебе моё прощение и мой последний совет умереть христианином. О жене и детях не беспокойся, я беру их на свои руки».
Эта фраза в «пушкиноведении» всегда рассматривалась… Пушкин – христианин. Его увлечения при жизни другими религиями беспокоили православную церковь. Он, Первый поэт в стране, вне христианства не может быть и на смертном одре. Его периодическое НЕВЕРИЕ вообще недопустимо было, молился мало или совсем забывал. В творчестве богохульствовал…

В записке, в словах Государя виден явный другой смысл!
… Не связывать с некими навязываемыми мистификаторами любовными отношениями жены Пушкина с царём, их не было. Здесь другое…
Современная психологика подсказывает, ТОН написания, ДОВЕРИТЕЛЬНОСТЬ слов о некой ТАЙНЕ между ними. Показывает НЕДОСКАЗАННОСТЬ, чувствуется СЕКРЕТНОСТЬ… .
… О ЗАВЕЩАНИИ поэта. Наказ…

Разгадкой литературных шарад, загадок в прошлом веке на досуге занимался не я один. Компьютеров не было, сжатая информация, ограниченные факты. Книга, энциклопедии, справочники, ТВ, радио. Популярные передачи Андроникова. «Самиздат», «тамиздат», источники знаний. Граница, портовые города, где я жил, давали много больше знаний и предпосылок к литературным разгадкам прошлого…
О каком завещании спорили любители пушкинской поэзии?

Вероятно, название «ЗАВЕЩАНИЕ» громко сказано, это моё личное определение, НО вне сомнения, как завещание, перед смертью поэт о нём говорил. Вымаранные мистификаторами страницы биографии, следы оставались в «самиздате» 70-х прошлого века.
Предсмертное общение поэта с родными, близкими, друзьями, знакомыми, в литературе с веками претерпело разные неточности, а то и искажения.
Уважаемые читатели, любители поэзии гения, попробуйте поразгадывать. О чём речь, споры?

Ключом к части разгадки завещания был брат Александра Сергеевича – Лев Сергеевич, Лёвушка. Его общение с братом, поступки, действия, родственные взаимоотношения.
… Достаточно не изученная «пушкиноведением» родственная связь, искажённая мистификаторами жизнь брата Льва из – за предвзятости к нему. Но он был в курсе жизни семьи Пушкиных, он многое знал…

1815 год. Александр Пушкин
«Мое завещание. Друзьям». «Хочу я завтра умереть». Фрагмент ещё лицеиста, как предзнаменование.

«И в мир волшебный наслажденья,
На тихий берег вод забвенья,
Веселой тенью отлететь.

Прости навек, очарованье,
Отрада жизни и любви!
Приближьтесь, о друзья мои,
Благоговенье и вниманье!
——
Простите, милые друзья,
Подайте руку, до свиданья!
И дайте, дайте обещанье,
Когда навек укроюсь я,
Мое исполнить завещанье».
——

Отрывок из моих будущих глав о загадках Пушкина.

Александр Пушкин «Моё завещание. Друзьям»

Моё завещание. Друзьям

Стихотворение, 1841 год (год написания: 1815)

Язык написания: русский

Авторы по алфавиту:

30 января 2019 г.

29 января 2019 г.

28 января 2019 г.

27 января 2019 г.

26 января 2019 г.

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.
Copyright © 2005-2019 «Лаборатория Фантастики».

Поэтическое завещание. Правда ли, что Пушкин предчувствовал свою гибель?

180 лет назад Александр Сергеевич Пушкин написал великое стихотворение «Я памятник себе воздвиг нерукотворный». И это произведение до сих пор является предметом споров литературоведов.

Почитатели творчества убеждены, что Александр Сергеевич предвидел свою гибель, ведь пророческое стихотворение было написано им незадолго до смерти. SPB.AIF.RU вспоминает историю создания бессмертного произведения.

Некоторые исследователи творчества Пушкина утверждают, что это стихотворение является подражанием творчеству других поэтов. Якобы Пушкин просто перефразировал аналогичные «Памятники» Гавриила Державина, Михаила Ломоносова, Александра Востокова и Василия Капниста. Однако многие пушкинисты склонны считать, что основные идеи поэт почерпнул в оде Горация под названием «Exegi monumentum». Где скрывается правда, теперь доказать, пожалуй, невозможно. У обеих версий есть свои последователи и критики.

Стихотворение было воспринято современниками неоднозначно, во многом даже холодно. Восхваление собственных литературных талантов было тогда, да и сейчас, не в почете. А именно этим, по мнению литераторов и критиков, и занимался в этом произведении Пушкин.

Но поклонники творчества русского поэта, которых, несомненно, больше, чем критиков, восприняли «Памятник» как своего рода гимн, провозглашающий торжество духовного наследия над материальным.

Предчувствие смерти

Стихотворение «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» — одно из последних произведений Александра Сергеевича. Поэт он написал его незадолго до своей трагической гибели на дуэли, датировал его 21 августа 1836 года. Доподлинно известно, что Пушкин впервые прочел его на новогоднем балу, то есть всего за месяц до кончины.

Он создал его в очень тяжелое для себя время. Критики ополчились на него, цензура запрещала к печати большинство работ, светское общество обсуждало сплетни о нем и его супруге.

Существует даже предание, что Пушкин знал точный день своей смерти и то, что умрет от руки именитого блондина. Якобы подобное развитие событий Александру Сергеевичу предсказала цыганка-гадалка.

Пронизано самоиронией?

Многие друзья гения и пушкиноведы считали, что стихотворение пронизано самоиронией — оно адресовано поэту, творчество которого не пользуется уважением среди современников, хотя должно было вызывать у них восхищение. Например, мемуарист Петр Вяземский, который был близким другом Пушкина, настаивал, что общество неправильно понимает произведение гения. Он заявлял, что идет речь не о духовном и литературном наследии, а о признании обществом самого автора. Ведь известно, что многие представители петербургской аристократии негативно относились к поэту.

Предсказание гадалки

Существует немало людей, которые уверены, что Пушкин предвидел свою гибель. А стихотворение является предсказанием своей скорой кончины. Действительно, получается, что «памятник» стал духовным завещанием поэта. Он чувствовал, что его творчество останется в веках, что будущие поколения будут не только восхвалять и почитать его, но и станут считать достойным подражания.

В действительности, получается, что «Памятник» стал духовным завещанием Пушкина. Он словно чувствовал, что его творчество останется в веках, что будущие поколения будут не только восхвалять и почитать его, но и станут считать достойным подражания.