Судебная практика по жилью для сирот

Судебная практика

Здесь мы описали случаи, связанные с признанием права сирот на обеспечение жильем. В основном, это дела тех сирот, которые до 23-х лет не встали на учет нуждающихся в обеспечении жилыми помещениями. В каждой истории мы расписали, как велась подготовка дела до суда, какие документы потребовалось собрать и какие аргументы мы использовали в суде. Эта информация будет полезна юристам и всем, кто отстаивает право сирот на получение жилья.

Согласно сложившейся практике в таких делах нужно доказывать уважительность причин пропуска срока постановки на учет. Только в таком случае суд может встать на сторону сироты. При этом согласно позиции различных судебных инстанций то, что человек просто не знал о праве на жилье или порядке прохождения процедур, не является уважительной причиной. О том, как доказывать наличие обстоятельств, препятствующих постановке сироты на учет, мы поговорим далее.

При составлении исковых заявлений по этой категории дел мы ссылаемся на одни и те же нормативно-правовые акты:

Кроме того, в исках мы указываем позицию Министерства образования и науки РФ, отраженную в письме от 08.10.2012 г. № ИР-864/07. Это ведомство разрабатывало поправок в законодательство, регулирующее предоставление жилья детям-сиротам. В письме Минобр разъясняет положения некоторых норм.

Во всех исковых заявлениях мы указываем на позицию Верховного Суда РФ, отраженную в обзоре практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (утв. Президиумом ВС РФ от 20.11.2013). Исходя из особенностей конкретного дела, мы вставляем в текст ссылки на позицию Верховного Суда по этому вопросу.

Ряд описанных дел связан с незаконным закреплением за сиротами жилых помещений. В таких случаях мы дополнительно ссылаемся на позицию Верховного Суда РФ, отраженную в определении от 18 октября 2011 года № 89-В11-5. Согласно этой позиции необоснованное постановление о закреплении жилой площади препятствует реализации жилищных прав сироты – постановке на учет детей-сирот, нуждающихся в предоставлении жилого помещения. После того, как суд признает незаконным или отменит постановление о закреплении жилья, у сироты появляется основание для признания права на обеспечение жильем.

После признания судом права сироты на обеспечение жильем, мы действуем по одной схеме. Получив на руки вступившее в силу решение суда и письмо о постановке на учет, наши заявители обращаются в органы местного самоуправления за предоставлением жилья. По закону после получения такого заявления муниципальные власти должны выдать жилье в течение трех месяцев. На практике этот срок нарушается, потому что закупают квартиры по длительной процедуре – через объявление тендера (торгов). После того, как трехмесячный срок истечет, мы подаем иски о предоставлении жилого помещения. Это позволяет ускорить процесс выдачи жилья.

В 100% случаев, когда право сироты на жилье установлено предыдущими судебными решениями, суд встает на сторону наших заявителей. Герои описанных историй уже прошли этот путь и получили положенные по закону квартиры.

Юристы Рязанского “Мемориала”
Петр Иванов и Александр Заруцкий

Несоблюдение учетной нормы в жилье, принадлежащем сироте на праве собственности

Несоблюдение учетной нормы в закрепленном жилом помещении

Отсутствие оформленного статуса “ребенок, оставшийся без попечения родителей” и незаконно закрепленное жилье

Закрепленное жилье в аварийном состоянии

Антисанитарное состояние закрепленного жилья

Незаконно закрепленное жилье, непригодное для проживания

Несоблюдение учетной нормы в закрепленном жилом помещении

Закрепленное жилье, непригодное для проживания

Закрепленное жилье, пострадавшее от пожара

Незаконное закрепление жилья по несуществующему адресу

Закрепленное жилье, не отвечающее санитарным нормам

Отказ суда в признании права на жилье из-за неграмотно составленного иска и неправильных действий в суде

Отсутствие оформленного статуса «ребенок, оставшийся без попечения родителей» и инвалидность

Незаконное закрепление жилья, принадлежащего предприятию

Незнание о праве на жилье

Попытки обращения в госорганы по поводу жилья до 23-х лет

  • Общая информация
  • Консультация юриста
  • Органы опеки и попечительства Рязанской области
  • Полезные адреса и телефоны
  • Суды, прокуратуры и администрации Рязани и Рязанской области
  • Учетные нормы в районах Рязанской области
  • Законы
  • Образцы документов
  • Ответы на вопросы

© Рязанское историко-просветительское и правозащитное общество «Мемориал», 2017

При использовании материалов сайта просим ставить указывать в качестве источника pravasirot.ru. При копировании и воспроизведении в Интернете обязательна активная гиперссылка.

Сайт поддерживается в рамках проект «Правовая помощь «Правовая помощь выпускникам детских домов». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Pоссийской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Движением «Гражданское достоинство»

Рязанское общество «Мемориал», которое поддерживает этот сайт, внесено Министерством юстиции РФ в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента». По нашему мнению, это решение противоречит Конституции. Мы обжалуем его в суде.

Жильё для детей-сирот: судебная практика

Особенности судебной практики по делам об обеспечении жильём детей-сирот и приравненных к ним лиц важны не только для самих сирот, но и для органов власти, которые должны обеспечивать сирот жильем (прежде всего, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления).

С 2013 года законодательство в этой сфере существенно поменялось. Обзор этих изменений размещен на нашем сайте. Однако, как это часто бывает, внесенные изменения не смогли разрешить всех трудностей, а иногда и привели к появлению дополнительных. В результате этого ещё более повышается значимость судебной практики и разъяснений вышестоящих судов .

Учитывая сложность таких дел, крайне важно появление в ноябре 2013 года подготовленного Верховным Судом Российской Федерации Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями. С полным текстом документа вы можете ознакомиться, например, на сайте Верховного Суда Российской Федерации. В настоящей статье мы обратим внимание только на несколько выводов суда.

Среди важных рекомендаций, которые содержатся в Обзоре, следует отметить позицию Верховного Суда о том, что ребёнок не обязательно должен быть признан малоимущим для получения жилого помещения. При этом не исключается возможность отказа в удовлетворении исковых требований о предоставлении жилья в тех случаях, когда человек самостоятельно приобрел жилое помещение и перестал быть нуждающимся в получении жилого помещения.

Верховный Суд назвал наиболее распространенные причины несвоевременной постановки детей-сирот на учет нуждающихся в жилом помещении, признаваемыми судами уважительными и, как следствие, служащими основанием для защиты в судебном порядке права на внеочередное обеспечение жильем, являлись следующие:

– ненадлежащее выполнение обязанностей по защите прав этих лиц в тот период, когда они были несовершеннолетними, их опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства, образовательными и иными учреждениями, в которых обучались и (или) воспитывались истцы;

– незаконный отказ органа местного самоуправления в постановке на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении лиц, из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не достигших возраста 23 лет;

– состояние здоровья детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из их числа, которое объективно не позволяло им встать на учет нуждающихся в жилом помещении;

– установление обстоятельств того, что лицо до достижения возраста 23 лет предпринимало попытки встать на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, но не было поставлено на учет из-за отсутствия всех необходимых документов.

Для обеспечения правопреемственности Верховный Суд указал, что, н есмотря на то, что с 1 января 2013 года установлен новый порядок предоставления детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, а также лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилого помещения, судам следует учитывать, что подходы к разрешению вопросов о круге лиц, на которых распространяется действие статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (в редакции Федерального закона от 29 февраля 2012 года № 15-ФЗ), о месте жительства этих лиц, о с воевременности их обращения с требованием предоставить жилое помещение, а также о том, когда у органа исполнительной власти возникает обязанность предоставить жилое помещение и каким требованиям оно должно соответствовать, остаются прежними.

Жилье сиротам после 23 лет

Государство декларирует программы поддержки материнства, детства, многодетных семей, сирот, но вопреки развитию этих программ, уполномоченные органы всячески стараются сократить количество граждан, которым государство должно предоставить льготные квартиры. В последнее время в регионах, в том числе в Ростовской области и в особенности в районах города Ростова-на-Дону стала применяться практика непредоставления жилых помещений гражданам из числа детей сирот достигших возраста 23 лет, а так же исключения из списков нуждающихся в улучшении жилищных условий молодых семей, по достижению одним из супругов возраста 36 лет. Квартиру молодой семье или сироте стало получить намного сложнее. Все чаще эти вопросы стали разрешаться только в суденом порядке, в том числе с участием адвоката по жилищным вопросам.

Такие действия районных, городских и областных органов власти Ростова-на-Дону и Ростовской области являются незаконными. Конечно же, эти органы можно понять – такими методами они экономят бюджетные средства. Но напрашивается вопрос – стоит ли это делать такой ценой и за счет такой категории граждан?

Обнадеживающим моментом в этой ситуации является то, что в отличии от чиновников, судьи становятся на сторону граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий и своими решениями восстанавливают незаконно исключенных из списков очередников граждан.

Например, Советский районный суд города Ростова-на-Дону совершенно справедливо в своем Решении указал отделу Образования Советского района г. Ростова-на-Дону о необходимости постановки на квартирный учет сироты после достижения ею 23 летнего возраста. До судебного решения отдел образования категорически сопротивлялся и упорно настаивал на том, что если до 23 летнего возраста сирота сама не пришла к чиновникам с просьбой дать ей квартиру – «её поезд ушел», и свое право на льготное жилье она утеряла по достижению определенного предельного возраста. Однако по закону это не так, и квартира детям сиротам положена в таких случаях.

Аналогичное судебное Решение принял Октябрьский районный с Ростова-на-Дону. Вопрос так же был связан с нежеланием ответчика предоставить квартиру сироте по достижению 23 летнего возраста.

Ответчики в суде заявили о том, что практика работы этого ведомства сложилась таким образом — органы местного самоуправления, должны отказывать всем сиротам кто достиг 23 лет и не встал на учет, и лишь суд может принять положительное решение. То есть, всем поголовный отказ – а кто осмелится дойти до суда и докажет там что он нуждается в жилье, тому может и повезет с жильем.

Смотрите так же:  Экспертиза контракта своими силами

Жилье сиротам после 23 лет

Обзор судебной практики ВС РФ утвержденный Президиумом ВС 20.11.2013 года говорит о том, что сироты до 1 января 2013 г. обеспечивались в РФ вне очереди социальным жильем. В большинстве субъектов РФ не устанавливались на уровне законодательства субъектов положения об учете таких лиц, и уж тем более не устанавливался так называемый обязательный заявительный характер учета несовершеннолетних! Например, в Ростовской области, органы опеки должны были включить ребенка в список, сам ребенок никакого заявления не подавал.

Поэтому, для того, чтобы сейчас принимать решение о включении в список лица, достигшего 23 лет, необходимо на уровне субъекта РФ знать — действовавшее до 01.01.2013 г. законодательство этого субъекта РФ закрепляло порядок обращения лица, порядок учета, порядок закрепления жилья и возврата в закрепленное жилье, или нет. Если такие нормы отсутствовали на уровне субъекта РФ — как же можно лицу отказывать в реализации его права, которое независимо от его воли не было реализовано еще до 01.01.2013 г. во внеочередном порядке — немедленно после выхода из детского дома? И требуется лишь доказывать очевидное, что выйдя из детского дома, лицо оказывается на улице.

При этом суды, правоприменительные органы совершенно не хотят принимать во внимание, что право на бесплатную юридическую помощь сироты, лица из их числа получили совсем недавно. Что за прошлые периоды произошла реформа органов опеки и попечительства и восстановить данные, почему и как не вели учет, не включили лицо в список и был ли он в природе этот список — просто невозможно.

Если в законодательстве субъекта РФ были нормы об учете, нужно в сдебном порядке выяснять почему не включили ребенка своевременно, не оказали ему помощь и содействие, была ли у него юридически закрепленная возможность самому обратиться, или такая возможность была только у органа опеки и т.п. И с учетом всех обстоятельств муниципальному органу следует решать вопрос о предоставлении жилья, а не отправлять человека сразу в суд.

По требованиям к жилому помещению — подход сегодня также очень разный. Если по социальному найму во внеочередном порядке сирота имел возможность получить жилье по норме на членов своей семьи, хотя бы на детей (особенно когда предоставление просрочено государственным органом) то новый подход сводит льготу до адресного обеспечения по норме на сироту. Если бы предоставление жилья носило немедленный характер, как это соответствует концепции ФЗ № 15-ФЗ, с таким подходом можно было бы согласиться, но когда речь идет о задавненном предоставлении, и внеочередники, а теперь списочники ждут 3,5,10 и 15 лет предоставления жилья, обеспечение взрослого лица жилым помещением по норме на одного — выглядит несправедливо. Тем самым дети ребенка — сироты остаются без места жительства , так как не учитываются при расчете нормы предоставления жилого помещения своего родителя, являющегося льготником.

Кстати частные определения о допускаемых нарушениях со стороны уполномоченных органов в отношении сирот, как указано в Обзоре ВС РФ, суды не стремятся выносить. А следовало бы. В Ростовской области и Ростове-на-Дону этого требует ситуация.

К сожалению квартиры детям сиротам ежегодно предоставляются в штучном порядке, так как бюджетное финансирование не позволяет сделать это массово. Кроме того, квартиры детям сиротам и лицам, оставшимся без попечения родителей в подавляющем большинстве предоставляются только после прохождения судебной инстанции.

Жилье молодым семьям если одному из супругов 36 лет

Предположим членам семьи по 33 года. Они подают заявление и становятся участниками программы « Обеспечение жильем молодых семей». Идет время. Чиновники не шевелятся.. и вот уже одному из супругов исполнилось 36 лет. Как результат поддержки государства такая семья обычно получает «отказное письмо» с уведомлением о том, что так как в вашей семье уже не все молоды, вы исключаетесь из программы поддержки молодой семьи именно на этом основании. Законно ли это?

Ведь, согласитесь, с темпами работы наших чиновников и объемами бюджетного финансирования вполне можно стать на учет в 30, а то и 25 лет, но так и не дождаться к 36 годам заветных квадратных метров. Кто виноват в неумолительном течении времени? Чиновники считают что виноваты во всем сами участники программы, так как последние не могут контролировать свой возраст и не имеют власти над временем.

Как считают суды? У судов противоположное от чиновников, взвешенное и законное мнение на этот счет.

Например Октябрьский районный суд Ростова-на-Дону и Апелляционная инстанции Ростовского областного суда вынесли судебные Решения, которыми восстановили жилищные права молодой семьи после наступления 36 летнего возраста.

«Правилами предоставления молодым семьям социальных выплат на приобретение (строительство) жилья и их использования» (утверждены постановлением Правительства РФ от 17.12.2010 года №1050) предусмотрено в пунктах 6,7,9 следующее:

  • участником подпрограммы может быть молодая семья, в том числе неполная молодая семья, состоящая из одного молодого родителя и одного и более детей, соответствующая следующим условиям:

— возраст каждого из супругов либо одного родителя в неполной семье не превышает 35 лет;

— семья признана нуждающейся в жилом помещении в соответствии с пунктом 7 настоящих Правил;

— наличие у семьи доходов, позволяющих получить кредит, либо иных денежных средств, достаточных для оплаты расчетной (средней) стоимости жилья в части, превышающей размер предоставляемой социальной выплаты.

  • в целях настоящих Правил под нуждающимися в жилых помещениях понимаются молодые семьи, поставленные на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 марта 2005 г., а также молодые семьи, признанные органами местного самоуправления по месту их постоянного жительства нуждающимися в жилых помещениях после 1 марта 2005 г. по тем же основаниям, которые установлены статьей 51 Жилищного кодекса Российской Федерации для признания граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, вне зависимости от того, поставлены ли они на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях.
  • право на улучшение жилищных условий с использованием социальной выплаты предоставляется молодой семье только 1 раз.

Согласно п.18 Правил основаниями для отказа в признании молодой семьи участницей подпрограммы являются:

— несоответствие молодой семьи требованиям, предусмотренным пунктом 6 настоящих Правил;

— непредставление или представление не всех документов, предусмотренных пунктом 15 либо 15(1) настоящих Правил;

— недостоверность сведений, содержащихся в представленных документах;

— ранее реализованное право на улучшение жилищных условий с использованием социальной выплаты или иной формы государственной поддержки за счет средств федерального бюджета.

Суды правомерно указывают на то, что основания для непредоставления социальной выплаты ввиду достижения участником подпрограммы определенного возраста либо для исключения из списка участников Правилами не предусмотрены, и субъекту РФ не предоставлено полномочие по самостоятельному правовому регулированию данного вопроса.

В Определении Конституционного Суда РФ от 27.05.2010 N 738-О-О указано, что закрепив право молодых семей на получение за счет средств федерального бюджета социальной выплаты и определив условия его возникновения, Правительство Российской Федерации было вправе, как это следует из статей 38 (часть 1), 40 и 114 (пункты «в» и «ж» части 1) Конституции Российской Федерации, учитывая финансовые возможности государства и иные факторы, предусмотреть и специальные условия для получения выплаты (подпункт «а» пункта 5 и подпункт «г» пункта 15 Правил) — признание молодой семьи в качестве нуждающейся в улучшении жилищных условий на момент заключения кредитного договора (договора займа) и ограничение по возрасту, который для каждого из супругов не должен превышать 35 лет на день принятия решения органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации о включении молодой семьи в список претендентов на получение социальной выплаты.

Поэтому, если на момент постановки на квартирный учет и признания участником подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей» все необходимые требования, предъявляемые к молодой семье, были соблюдены то само по себе достижение заявителем возраста 36 лет не является правовым основанием для исключения из долгосрочной целевой Программы.

Суды констатируют, что необеспечение жильем либо социальной выплатой участников программы не зависело от поведения заявителей, поэтому возраст гражданин не может являться единственным условием для фактического лишения социальной льготы, установленной нормами права на федеральном уровне.

Поэтому если вас неправомерно исключили из числа участников программы «Молодая семья» по причине достижения одним из членов семьи 36 летнего возраста, либо не поставили на учет по предоставлению жилья детям сиротам из специализированного жилищного фонда только лишь по причине наступления 23 летнего предельного возраста – смело обращайтесь в суд.

Рекомендации по защите жилищных прав «возрастных» сирот

Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» подготовил рекомендации о возможных вариантах действий по защите жилищных прав лицами, которые ранее относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа и достигли возраста 23 лет, но не были учтены в качестве нуждающихся в жилых помещениях до достижения ими возраста 23 лет.

В практике защиты жилищных прав лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, особую сложность вызывают дела, касающиеся реализации права на льготное обеспечение благоустроенным жилым помещением лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, но не были своевременно до достижениями ими возраста 23 лет учтены в качестве нуждающихся в жилых помещениях (как правило, в связи с тем, что не обращались с письменным заявлением в уполномоченные органы о постановке на жилищный учет и предоставлении в льготном порядке жилого помещения).

Среди выпускников сиротских учреждений относящихся к указанной группе, бытует мнение, что в связи с новым порядком обеспечения жилыми помещениями детей-сирот, введенным с 1 января 2013 года, отсутствуют ограничения по возрасту в целях обеспечения жилыми помещениями. Однако это не так.

Действительно в связи с принятием Федерального закона от 29 февраля 2012 года № 15-ФЗ, вступившего в силу с 1 января 2013 года, действует новая редакция статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Согласно пункту 9 статьи 8 Федерального закона от 21.12.1996 № 159-ФЗ (в редакции Федерального закона от 29.02.2012 № 15-ФЗ) право на обеспечение жилыми помещениями по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящей статьей, сохраняется за лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, до фактического обеспечения их жилыми помещениями.

Вместе с тем Верховный Суд Российской Федерации в «Обзоре практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями», утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20 ноября 2013 года, разъяснил, что «… дополнительные гарантии по социальной поддержке, установленные Федеральным законом от 21.12.1996 № 159-ФЗ, в том числе, и на внеочередное обеспечение жилым помещением по договору социального найма, распространялись на детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа до достижения ими возраста 23 лет.

Смотрите так же:  Адвокат для собак купить

Однако предоставление вне очереди жилого помещения по договору социального найма лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, носит заявительный характер и возможно при условии письменного обращения таких лиц в соответствующие органы для принятия их на учет нуждающихся в жилом помещении.

Жилищное законодательство Российской Федерации в части, касающейся предоставления жилых помещений по договору социального найма (как в порядке очередности, так и во внеочередном порядке), также базируется на заявительном характере учета лиц, нуждающихся в обеспечении жильем. Факт такого учета означает констатацию уполномоченным на то органом наличия предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, иным федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации оснований для признания гражданина нуждающимся в жилом помещении и, как следствие, последующую реализацию права на предоставление жилого помещения по договору социального найма.

Следовательно, до достижения возраста 23 лет дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, и лица из их числа в целях реализации своего права на обеспечение вне очереди жилым помещением должны были встать на учет нуждающихся в получении жилых помещений. По достижении возраста 23 лет указанные граждане уже не могут рассматриваться в качестве лиц, имеющих право на предусмотренные Федеральным законом от 21.12.1996 № 159-ФЗ меры социальной поддержки, так как они утрачивают одно из установленных законодателем условий получения такой социальной поддержки.

Вместе с тем отсутствие указанных лиц на учете нуждающихся в жилых помещениях без учета конкретных причин, приведших к этому, само по себе не может рассматриваться в качестве безусловного основания для отказа в удовлетворении требования таких лиц о предоставлении им вне очереди жилого помещения, поэтому суды выясняли причины, в силу которых истец своевременно не встал (не был поставлен) на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении. В случае признания таких причин уважительными суды удовлетворяли требование истца об обеспечении его вне очереди жилым помещением по договору социального найма.

Данный подход к разрешению обозначенной проблемы является правильным.

Наиболее распространенными причинами несвоевременной постановки детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа на учет нуждающихся в жилом помещении, признаваемыми судами уважительными и, как следствие, служащими основанием для защиты в судебном порядке права на внеочередное обеспечение жильем, являлись следующие:

— ненадлежащее выполнение обязанностей по защите прав этих лиц в тот период, когда они были несовершеннолетними, их опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства, образовательными и иными учреждениями, в которых обучались и (или) воспитывались истцы;

— незаконный отказ органа местного самоуправления в постановке на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не достигших возраста 23 лет;

— состояние здоровья детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из их числа, которое объективно не позволяло им встать на учет нуждающихся в жилом помещении;

— установление обстоятельств того, что лицо до достижения возраста 23 лет предпринимало попытки встать на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, но не было поставлено на учет из-за отсутствия всех необходимых документов».

Административная и судебная практика защиты жилищных прав граждан, которые ранее относились к категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, достигли возраста 23 лет, и до достижения указанного возраста не обращались в уполномоченные органы (как правило, в администрации муниципальных образований или в уполномоченный орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации) по вопросу постановки их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях (до 1 марта 2005 года – в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий) и обеспечения их жилыми помещениями по льготной категории «детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» сложилась не в пользу лиц указанной категории.

При обращении таких граждан в уполномоченные органы, им отказывают во включении в список детей-сирот, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями специализированного жилищного фонда по договору найма специализированных жилых помещений, и, соответственно, в предоставлении жилых помещений в льготном порядке.

Однако это не означает, что нет никаких правовых оснований защитить свое право на жилище. Как правило, защита и восстановление нарушенного права на жилище, в таких случаях возможно в основном в судебном порядке.

В каких случаях и при наличии каких обстоятельств можно добиться положительного результата?

1. Прежде всего, необходимо изучить распорядительные акты администраций муниципальных образований (органов опеки и попечительства) об устройстве ребенка, оставшегося без попечения родителей, в организацию для детей-сирот или на семейную форму воспитания.

Подчас эти распорядительные акты содержат положения, гарантирующие обеспечение жилым помещением по достижении таким лицом возраста 18 лет (совершеннолетия).

Это означает, что государство в лице уполномоченных органов взяло на себя обязанность по обеспечению этого лица жильем. Тем самым право сироты на льготное обеспечение жилым помещением государством заблаговременно учтено.

Если впоследствии не был принят другой распорядительный акт, которым отменяется положение гарантирующее сироте предоставление жилья по достижению возраста 18 лет (или, например, по окончанию пребывания в организации для детей-сирот), то можно утверждать, что срок для обращения за реализацией права на жилище таким лицом, достигшим возраста 23 лет, не пропущен, так как государство учло право этого лица на льготное обеспечение жилым помещением, признало это лицо нуждающимся в жилом помещении, гарантировало предоставление жилого помещения, но своевременно не исполнило взятое на себя обязательство.

При этом лицо из числа детей-сирот, может утверждать, что при наличии такой закрепленной уполномоченным органом обязанности, полагало, что дополнительного обращения о постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении не требовалось.

Это хорошая, убедительная для суда позиция.

2. В период с 28.03.1998 г. по 01.03.2005 г. действовала редакция пункта 3 статьи 60 Жилищного кодекса РСФСР, согласно которой в течение всего времени пребывания детей, утративших попечение родителей, в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, учреждениях здравоохранения, стационарных учреждениях социального обслуживания и других учреждениях независимо от форм собственности для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в приемных семьях, детских домах семейного типа либо в течение всего времени пребывания у родственников или опекунов (попечителей), если в жилых помещениях, из которых выбыли дети, остались проживать другие члены семьи, за ними сохранялись жилые помещения в домах государственного или муниципального жилищного фонда.

Если в указанный период (с 28.03.1998 г. по 01.03.2005 г.) за ребенком, оставшимся без попечения родителей, сохранялось жилое помещение, которое относилось к частному жилому фонду (т.е. находилось в собственности каких-либо лиц, например, родственников ребенка), а сам ребенок не имел права собственности на это жилое помещение, или жилое помещение относилось к ведомственному фонду, либо являлось общежитием, то его закрепление за ребенком являлось неправомерным.

Следует обращаться к главе администрации и (или) прокурору с просьбой отменить распорядительный акт о сохранении (закреплении) жилого помещения.

И после отмены распорядительного акта полностью или в части закрепления (сохранения) жилого помещения, следует обращаться в уполномоченный орган по вопросу реализации права на льготное обеспечение жилым помещением (т.е. включения в Список детей-сирот, которые подлежат обеспечению жилым помещением из специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых помещений и непосредственно предоставления жилого помещения).

Указанные выводы совпадают с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной, например, в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 октября 2011 г. № 89-В11-5, в котором указывается, что «судом не было учтено, что постановление Уктузской сельской администрации от 12 августа 1999 г. о закреплении жилой площади препятствовало реализации права Смирновой Н.В. на постановку на учет на получение вне очереди жилой площади как ребенку-сироте, и возможность реализовать данное право у Смирновой Н.В. возникло только после отмены данного постановления».

3. Следует выяснить имели ли место обращения в интересах сироты до достижения им возраста 18 лет или позже — до достижения возраста 23 лет – в уполномоченные органы его законных представителей (попечителя, директора учреждения для детей-сирот), родственников, администрации учебных заведений, где такое лицо обучалось (например, руководства ПТУ, колледжа, ВУЗа) и т.д., по вопросу обеспечения ребенка, оставшегося без попечения родителей, или лица из их числа жилым помещением в льготном порядке.

Не столь важно, что указанные лица могли обращаться не в те муниципальные или государственные органы (например, по месту выявления или устройства ребенка, а не по месту сохранения жилого помещения или не по месту жительства).

Правовое значение имеет сам факт такого обращение, который можно подтвердить полученным ответом или отметкой на копии обращения о его принятии в канцелярии соответствующего органа.

Это означает, что о праве такого лица на льготное обеспечение жилым помещением было своевременно заявлено и государство в лице уполномоченных органов должно было учесть необходимость предоставить возможность реализовать это право.

В Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 06.05.2014 № 51-КГПР14-1 указано, что «право отдельных категорий граждан Российской Федерации на социальную поддержку со стороны государства носит заявительный характер. С момента заявления гражданином о реализации своего права у государства возникает обязанность по предоставлению данному гражданину социальной поддержки в порядке, установленном законом. Ненадлежащее исполнение соответствующим органом власти установленных законом обязанностей не может служить препятствием для реализации гражданином его прав, в том числе жилищных».

Аналогичная позиция изложена в Обзоре Верховного Суда РФ от 20.11.2013 г.

С указанным доводом согласуется правовая позиция Верховного Суда РФ, изложенная в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2012 г. по делу № 87-КГ12-1, где указывается, что суд оставил без внимания, как не имеющий юридического значения, факт обращения в интересах Чекиной Н.Б. в уполномоченный орган (отдел по учету и распределению жилой площади г. Костромы) директора ГОУ НПО «Профессиональный лицей № » г. Костромы с заявлением о предоставлении ей жилья, имевший место 19 апреля 2005 г. в период обучения Чекиной Н.Б. в данном образовательном учреждении.

Однако судами первой и второй инстанций не учтено, что сама Чекина Н.Б. в ходе рассмотрения дела ссылалась на факт такого обращения, подтвердив свое согласие с совершенными в ее интересах юридически значимыми действиями. Уполномоченным органом администрации города Костромы, которому было адресовано обращение, оно также было воспринято как юридически значимое и рассмотрено по существу, что видно из имеющегося в материалах дела ответа. Факт такого обращения имел место до достижения Чекиной Н.Б. 23-летнего возраста.

3.1. Очень близким по своей сути к указанным в настоящем пункте случаям является обращение самого лица из числа детей-сирот в уполномоченные органы по вопросу предоставления жилого помещения, в случае, если это лицо может документально подтвердить такое обращение. Таким подтверждением могут являться полученные ответы, копии обращения сироты с отметкой канцелярии уполномоченного органа и т.д.

Смотрите так же:  Заявление пенсионера об отказе от ухода

4. Согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, содержащимся в Обзоре от 20.11.2013 г., одной из уважительных причин несвоевременной постановки детей-сирот и лиц из их числа на учет нуждающихся в жилом помещении является ненадлежащее выполнение обязанностей по защите прав этих лиц в тот период, когда они были несовершеннолетними, их опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства, образовательными и иными учреждениями, в которых обучались и (или) воспитывались указанные граждане.

Однако, не смотря на указанное разъяснение Верховного Суда РФ, нижестоящие суды крайне редко применяют данное основание для восстановления нарушенных жилищных прав лиц, ранее относившихся к категории детей-сирот. Но при этом, как правило, соглашаются с доводами ответчиков в лице администраций муниципальных образований и (или) уполномоченных органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации о том, что истцы — лица из числа детей-сирот, достигнув возраста 18 лет, сами не приняли необходимых мер для постановки на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

Хотя совершенно очевидным является довод, что если бы органы опеки и попечительства и законные представители детей, оставшихся без попечения родителей, в лице опекунов, попечителей, руководителей учреждений для детей-сирот в которых обучались и (или) воспитывались указанные дети, надлежащим образом исполнили бы свои обязанности по защите их жилищных прав, то дети-сироты были бы не только учтены в качестве нуждающихся в жилых помещениях, но и обеспечены благоустроенным жильем в льготном порядке.

Поэтому, при обращении в суд необходимо иметь убедительные доказательства не только ненадлежащего выполнения обязанностей по защите прав детей-сирот их опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства, администрацией организаций для детей-сирот, где эти дети воспитывались, но и обосновывать то, что следствием этого ненадлежащего выполнения обязанностей, стала несвоевременность (или даже невозможность) постановки на учет этих лиц в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

5. Следует выяснить, не состоял ли сирота до достижениями им возраста 18 лет, на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий, а после 1 марта 2005 года (когда вступил в силу Жилищный кодекс Российской Федерации) – в качестве нуждающегося в жилых помещениях.

В этом случае необходимо применять правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Определении КС РФ от 07.06.2011 г. № 746-О-О «По жалобе гражданина Юнусова Льва Львовича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации» где указано, что пункт 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации в системном единстве с частью 1 данной статьи, а также частью 2 статьи 49, статьей 51, пунктами 1 и 3 части 2 статьи 57 данного Кодекса предусматривает внеочередное предоставление жилых помещений по договорам социального найма указанным в оспариваемом пункте гражданам, признанным в установленном порядке малоимущими и нуждающимися в жилых помещениях, в том числе при наличии закрепленного за ними жилого помещения.

Это означает, что если за сиротой было сохранено жилое помещение, он состоял на учете по улучшению жилищных условий (или в качестве нуждающегося в жилом помещении), достиг возраста 18 лет после 1 марта 2005 года, и не обращался по вопросу льготного обеспечения жилым помещением в возрасте до 23-х лет, то у него есть перспектива добиться реализации этого права при обращении в суд.

Так как такие лица уже были учтены в качестве нуждающихся в жилых помещениях, у государства возникла обязанность предоставить им жилище и дополнительного заявления о принятии их на учет нуждающихся в жилом помещении до достижения возраста 23 лет не требовалось.

6. В городе Москве в период с 31 августа 1999 г. (принято постановление Правительства Москвы от 31.08.1999 № 797) до 14 июля 2015 г. (т.е. до момента принятия постановления Правительства Москвы от 14.07.2015 № 430-ПП) действовали отличные от установленных федеральным законодательством основания, порядок и условия предоставления жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из их числа, которые предусматривали значительно более широкий перечень государственных гарантий на жилое помещение, нежели в других субъектах Российской Федерации в соответствии с федеральным законодательством.

В частности, нормативными правовыми актами города Москвы не был предусмотрен заявительный характер и личное обращение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа, по вопросу реализации их права на льготное обеспечение жилыми помещениями и, соответственно, постановка этих лиц на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

Положение о порядке предоставления жилых помещений и дополнительных гарантиях жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в городе Москве, утвержденным постановлением Правительства Москвы от 31 августа 1999 г. № 797 «О мерах по социальной поддержке и защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, — выпускников детских домов и школ-интернатов» не предусматривало не только со стороны детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, но и лиц из их числа личного обращения и каких-либо иных действий, направленных на реализацию права по льготному обеспечению жилым помещением. Указанным нормативным правовым актом города Москвы эта обязанность была целиком возложена на законных представителей несовершеннолетних, а контроль за поступлением заявлений законных представителей был прямо возложен на органы опеки и попечительства, которым при необходимости самим надлежало запрашивать и представлять соответствующие документы.

Аналогичное правовое регулирование предусматривалось Положением об обеспечении жилыми помещениями в городе Москве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа, утвержденным постановлением Правительства Москвы от 02 октября 2007 года № 854-ПП.

Обращение по вопросу реализации права на жилье лицами из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также гражданами, которые относились к таким лицам и достигли возраста 23-х лет, стало возможным после принятия постановления Правительства Москвы от 14.07.2015 г. № 430-ПП «Об обеспечении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями в городе Москве».

Как правило, защита и восстановление нарушенных жилищных прав «возрастных сирот» возможна только в судебном порядке.

С иском в суд могут обратиться прокурор в порядке статьи 45 ГПК РФ в интересах лица из числа детей-сирот, достигшего возраста 23 лет (при наличии заявления этого лица в прокуратуру с просьбой обратиться с таким иском) или непосредственно сам бывший сирота.

Иск должен содержать требования о:

  • признании отказа уполномоченного о включении в списки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями специализированного жилищного фонда по договору найма специализированных жилых помещений, незаконным;
  • признании права на однократное предоставление благоустроенного жилого помещения из специализированного жилищного фонда для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по договору найма специализированных жилых помещений в соответствующем субъекте Российской Федерации или муниципальном образовании;
  • включении в списки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых помещений;
  • предоставлении жилого помещения из специализированного жилищного фонда по договору найма специализированных жилых помещений.

Кроме того, исковое заявление может содержать требование об установлении факта ненадлежащего выполнения обязанностей по защите жилищных прав сирот в тот период, когда они были несовершеннолетними, их опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства, образовательными и иными учреждениями, в которых обучались и (или) воспитывались указанные граждане.

Есть практика, когда истцы требуют восстановить им срок для реализации права на однократное обеспечение льготным жилым помещением по статусу лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, из специализированного жилищного фонда по договору найма специализированных жилых помещений.

В иске следует указывать, что в пункте 9 статьи 8 Федерального закона от 21.12.1996 № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» установлено, что право на обеспечение жилыми помещениями по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящей статьей, сохраняется за лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, до фактического обеспечения их жилыми помещениями.

Согласно части 2 статьи 4 Федерального закона от 29.02.2012 № 15-ФЗ действие положений статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (в действующей редакции) и Жилищного кодекса Российской Федерации (в действующей редакции) распространяется на правоотношения, возникшие до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, в случае, если дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из их числа не реализовали принадлежащее им право на обеспечение жилыми помещениями до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

При этом никаких исключений связанных с возрастом лиц, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, для реализации принадлежавших им прав на льготное обеспечение жилыми помещениями указанные нормы федерального законодательства не содержат.

Какой подход из вышеизложенных (или их совокупность) лучше применить, следует определять индивидуально, исходя из конкретной жизненной ситуации и обстоятельств дела.

Юристы Благотворительного центра «Соучастие в судьбе» готовы оказать в этом соответствующую помощь (изучить ситуацию, ознакомиться с документами, проконсультировать устно или письменно, составить исковое заявление в суд, осуществлять сопровождение дела в суде, в том числе, путем представительства).

Адрес РОО Благотворительный центр «Соучастие в судьбе»: 127025, Москва, ул. Новый Арбат, д. 19, комн. 1821.

Тел.: 8 495 697 83 56, 8 495 697 40 60.

Исполнительный директор РОО «Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» А.И. Головань