Сфера применения договора финансирования под уступку денежного требования

Сфера применения договора финансирования под уступку денежного требования

Статья 824. Договор финансирования под уступку денежного требования

1. По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.

2. Обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

Комментарий к статье 824

1. Договор финансирования под уступку денежного требования является новым для гражданского права РФ. В большинстве зарубежных стран аналогичный институт, именуемый договором факторинга (от англ. factor — комиссионер, агент, посредник), не составляет предмет специального законодательного регулирования.

В нормах гл. 43 ГК учтены основные положения Конвенции УНИДРУА по международным факторным операциям (факторингу), разработанной Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА) и направленной на формирование единых правил регулирования отношений по договору факторинга в сфере международного экономического оборота. Конвенция подписана в Оттаве 28 мая 1988 г . рядом государств. РФ ее участником не является.

2. Комментируемая статья содержит легальное определение договора финансирования под уступку денежного требования.

Сторонами договора являются: финансовый агент — лицо, обладающее разрешением на предоставление финансирования под уступку денежного требования (о нем см. ст. 825 ГК), и клиент — юридическое лицо или гражданин, осуществляющие предпринимательскую деятельность по предоставлению товаров, выполнению работ или оказанию услуг. Помимо финансового агента и клиента в отношениях, связанных с уступкой и исполнением денежного требования, участвует и третье лицо (должник), обязанное уплатить по уступленному денежному требованию, вытекающему из договора между ним и клиентом.

В качестве основных корреспондирующих обязанностей сторон по договору п. 1 статьи называет обязанность финансового агента по передаче клиенту денежных средств и обязанность клиента по уступке финансовому агенту денежного требования к третьему лицу (должнику). Дополнительно к этому в соответствии с п. 2 статьи договором могут быть предусмотрены обязательства финансового агента по оказанию клиенту финансовых услуг, необходимость которых во многом обусловливается характером возникающих отношений, в частности видом финансирования и уступки денежного требования. Другие обязанности и права сторон и связанные с ними обязанности и права третьего лица (должника) раскрываются в нормах гл. 43 ГК, касающихся отдельных условий договора.

Договор финансирования под уступку денежного требования может предусматривать как разовое (однократное), так и систематическое проведение операций, связанных с финансированием клиента под уступку денежного требования клиента к третьему лицу. В последнем случае договор приобретает рамочный характер. По такому договору финансовый агент обязуется передавать клиенту денежные средства в счет денежных требований клиента к третьим лицам, возникающих в процессе его хозяйственной деятельности, а клиент обязуется уступать финансовому агенту такие денежные требования. В договоре устанавливаются общие условия финансирования и уступки денежных требований, включая определение требований, подлежащих уступке, порядок совершения отдельных операций, размер вознаграждения финансового агента, срок действия договора и другие положения по усмотрению сторон.

3. Из содержания п. 1 ст. 824 и ст. 831 ГК следует, что условия договора могут предусматривать две формы передачи денежных средств финансовым агентом клиенту под уступку денежного требования: 1) путем покупки денежного требования; 2) путем предоставления денежных средств в долг.

Использование соответствующей формы финансирования предопределяет различия в составе обязательств, возникающих у финансового агента.

Покупка требования у клиента имеет следствием возникновение обязательственного отношения финансового агента с должником, содержанием которого является оплата должником денежного требования, перешедшего к финансовому агенту. Денежное требование к клиенту может возникнуть у финансового агента лишь по основаниям, предусмотренным ст. 827 ГК и связанным с реализацией положений об ответственности клиента перед финансовым агентом за недействительность денежного требования, являющегося предметом уступки, и за его неоплату должником.

Финансирование путем предоставления денежных средств в долг, осуществляемое под обеспечение уступкой денежного требования, влечет возникновение одновременно двух обязательственных отношений — основного и обеспечительного. Содержанием первого является возврат клиентом денежных средств, предоставленных ему финансовым агентом; содержание второго хотя и составляет оплата должником денежного требования в счет погашения долга клиента перед финансовым агентом, но превалирующей является его обеспечительная функция по отношению к основному обязательству.

4. Переход прав кредитора по денежному обязательству от клиента к финансовому агенту является специальным видом уступки требования, регулируемым гл. 43 ГК. В той мере, в какой данное регулирование не является исчерпывающим, применению подлежат также общие нормы § 1 гл. 24 ГК о переходе прав кредитора к другому лицу. В этом отношении следует отметить положения ст. 389 ГК о форме уступки требования, имеющие значение для определения формы договора финансирования под уступку денежного требования и решения вопроса о необходимости регистрации договора: форма договора, опосредующего уступку денежного требования (простая письменная или нотариальная), определяется формой сделки, на которой основано требование, являющееся предметом уступки; договор, по которому осуществляется уступка денежного требования, основанного на сделке, требующей государственной регистрации, должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этой сделки.

Комментируемая статья ограничивает виды денежных требований, которые могут быть предметом уступки, требованиями, основанными на сделках о предоставлении клиентом товаров, выполнении им работ или оказании услуг третьим лицам. Вне сферы применения договора финансирования под уступку денежного требования остается, в частности, уступка долговых денежных обязательств, выраженных в обращающихся ценных бумагах (например, вексель, чек, облигация).

5. Уступка клиентом денежного требования может производиться в целях отчуждения требования финансовому агенту, а также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.

Уступка денежного требования, применяемая в качестве способа обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (абз. 2 п. 1 статьи), состоит в привлечении третьего лица (должника) к исполнению обязательства клиента по возврату предоставленных ему денежных средств. Особенность такого способа обеспечения заключается в том, что предъявление денежного требования, являющегося предметом уступки, к исполнению не связано с неисполнением или ненадлежащим исполнением контрагентом (клиентом) основного обязательства, что характерно для реализации других установленных законом способов обеспечения исполнения обязательств. Наоборот, при уступке денежного требования в рамках рассматриваемого договора предполагается, что финансовый агент вначале производит взыскание по денежному требованию и лишь в случае, если суммы, полученные от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой денежного требования, требование о возврате остатка долга предъявляется клиенту (см. п. 2 ст. 831 ГК). Обеспечительная функция уступки денежного требования основывается, следовательно, на том, что финансовый агент, не ограничиваясь требованием к клиенту о возврате предоставленной денежной суммы, получает в свое распоряжение денежное требование к третьему лицу (должнику), являющееся источником поступления средств в погашение долга клиента.

Вместе с тем не исключается использование сторонами традиционной схемы отношений, по которой финансовый агент имеет право получить удовлетворение из стоимости денежного требования только в случае неисполнения клиентом обеспеченного уступкой денежного требования обязательства перед финансовым агентом.

В отношении уступки денежного требования как способа обеспечения исполнения обязательств применяются положения ст. 329 ГК о последствиях недействительности обеспечительного или основного обязательства.

6. Пункт 2 статьи предусматривает возможность заключения комментируемого договора, содержащего дополнительные условия.

В случаях, когда операции, проводимые по договору, носят систематический характер, содержание отношений финансового агента с клиентом по общему правилу не исчерпывается предоставлением финансирования и уступкой денежных требований. Чтобы обеспечить реальное поступление средств по денежным требованиям, финансовый агент должен играть активную роль в области контроля за финансово-хозяйственной деятельностью клиента и своевременным исполнением третьими лицами (должниками) обязательств по оплате денежных требований. Со своей стороны клиент, в особенности если это небольшое предприятие, не менее заинтересован в квалифицированном финансовом обслуживании его деятельности. В этих целях обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать оказание клиенту ряда финансово-бухгалтерских, консультационных и информационных услуг [ведение для клиента бухгалтерского учета, проверка платежеспособности третьих лиц (должников) и получение с них дебиторской задолженности, в том числе ее взыскание в судебном порядке, и т.п.].

Особенность услуг, оказываемых финансовым агентом клиенту, состоит в том, что они связаны с денежными требованиями, являющимися предметом уступки. Перечень и объем оказываемых услуг могут различаться в зависимости от потребностей клиента, условий предоставления финансирования и уступки денежных требований.

1. Понятие и квалификация договора финансирования под уступку денежного требования

Понятие договора и особенности его правового регулирования

Под договором финансирования под уступку денежного требования понимается такой договор, по которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом. Обязательства финансового агента могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки (п. п. 1 и 2 ст. 824 ГК).

Договор финансирования под уступку денежного требования регулируется ГК в качестве самостоятельного гражданско-правового договора, о чем свидетельствует то обстоятельство, что законодатель сосредоточил все правила об этом договоре в отдельной главе Кодекса — гл. 43 «Финансирование под уступку денежного требования».

Правда, в отличие от регламентации иных самостоятельных гражданско-правовых договоров, которым также посвящены отдельные главы ГК, особенность правового регулирования договора финансирования под уступку денежного требования состоит в том, что законодателем недостаточно четко определены характерные черты этого договора, отличающие его от иных известных договоров и позволяющие однозначно определить сферу применения договора финансирования под уступку денежного требования. Такой подход в определенной мере объясняется стремлением разработчиков проекта ГК создать наиболее благоприятные условия для применения новой договорной конструкции в российском имущественном обороте. Об этом свидетельствует, например, следующее утверждение А.С. Комарова: «Определение договора финансирования под уступку денежного требования сформулировано так, чтобы он охватывал достаточно широкий круг отношений, связанных с данным видом финансовых сделок в предпринимательской сфере. Безусловно, это позволит соответствующей деловой практике не быть скованной жесткими правовыми рамками и достаточно гибко развиваться без оглядки на то, что она окажется без надлежащей правовой базы» .

Комаров А.С. Указ. соч. С. 445.

Однако нельзя не признать, что недостаточная четкость и неполнота правового регулирования договора финансирования под уступку денежного требования породили многочисленные проблемы в определении правовой природы договора финансирования под уступку денежного требования, его юридической квалификации и сферы применения.

Приходится согласиться со следующим справедливым выводом Л.А. Новоселовой: «Нечеткость законодательного решения и отсутствие сложившейся правоприменительной практики в российском праве приводят к тому, что в комментариях и научных разработках отношения сторон в договоре факторинга предлагается рассматривать в рамках различных, иногда и несовместимых правовых конструкций» . Обоснованным представляется ее же суждение о том, что «положения, содержащиеся в ст. ст. 826 — 833 ГК РФ, посвящены особенностям сделок уступки, осуществляемых в рамках договоров, описанных в ст. 824 ГК РФ, в то время как взаимоотношения финансового агента и клиента, связанные с «финансированием», т.е. с теми обязательствами, которые принимают на себя финансовый агент и клиент, вообще не регулируются указанными нормами. В частности, ни прямо, ни путем отсылки не определены порядок исполнения обязательств финансовым агентом, меры правовой защиты клиента при невыполнении агентом своих обязанностей и т.д. На основании этих норм невозможно сделать однозначного вывода о том, «элементы» каких договоров (займа, кредита, купли-продажи, агентирования и т.д.) регулируют права и обязанности финансирующей стороны» .

Новоселова Л.А. Указ. соч. С. 350.

Вместе с тем, признавая справедливость отмеченных упреков в адрес законодателя, связанных с недостаточно четким и полным регулированием договора финансирования под уступку денежного требования, а также своевременность и обоснованность вносимых правоведами предложений о дополнении гл. 43 ГК необходимыми нормами, направленными на устранение пробелов в правовом регулировании указанного договора, как представляется, необходимо позаботиться о том, чтобы наши теоретические суждения и выводы не разрушали бы конструкцию договора финансирования под уступку денежного требования как самостоятельного гражданско-правового договора и не выходили бы тем самым за пределы, очерченные волей законодателя.

В связи с этим трудно согласиться, например, со следующим суждением Л.А. Новоселовой: «Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре финансирования в силу их цели — установления специальных правил об уступке, совершаемой в рамках определенного круга сделок, — не должны рассматриваться как правила о новом, самостоятельном типе договора, существующем наряду с другими договорами, на основании которых право требования денежных сумм в качестве оплаты за товары, работы и услуги передается другой стороне против предоставления денег или обязательства их предоставить. Вывод о наличии самостоятельного вида договора — договора финансирования под уступку денежного требования, — несмотря на наличие отдельной главы в Гражданском кодексе Российской Федерации, представляется не соответствующим характеру правового регулирования этих отношений. Более правильно, по нашему мнению, рассматривать положения гл. 43 ГК РФ как общие правила об уступке, применимые ко всем видам договоров, независимо от использованной сторонами конструкции (купли-продажи, займа, кредита и т.д.), если характер отношений сторон подпадает под определения, содержащиеся в ч. 1 ст. 824 ГК РФ» .

Новоселова Л.А. Указ. соч. С. 354 — 355.

Но ведь в гл. 43 ГК регулируется именно договор финансирования под уступку денежного требования как самостоятельный гражданско-правовой договор. В этой главе не содержится и намека на волю законодателя придать нормам, направленным на регулирование договора финансирования под уступку денежного требования, значение неких общих положений, которые распространяли бы свое действие на иные гражданско-правовые договоры, по которым вместо денежного обязательства должника (например, по возврату займа, кредита, коммерческого кредита) предусматривается возможность уступки денежного требования, каковым должник обладает по отношению к своему дебитору (контрагенту по договору), как полагает Л.А. Новоселова.

Смотрите так же:  Увольнение по 40 статье

Подобные приведенному теоретические рассуждения могут повлечь за собой серьезные практические последствия, в частности, в виде изменения (опять же вопреки воле законодателя) принципиальной схемы правового регулирования соответствующих правоотношений. В настоящее время, исходя из самостоятельной сущности договора финансирования под уступку денежного требования, не распространяющего своего действия на иные гражданско-правовые договоры, соответствующие договоры о займе, кредите и др., предусматривающие в качестве встречного предоставления со стороны покупателя (заказчика) уступку денежного требования, должны квалифицироваться в качестве смешанных договоров, к которым (в силу п. 3 ст. 421 ГК) подлежат применению нормы о заключенном сторонами договоре, а в части обязательства по уступке денежного требования — правила о переходе прав кредитора к другому лицу (ст. ст. 382 — 390 ГК).

Если же допустить квалификацию таких правоотношений в качестве договора факторинга (что и предлагается некоторыми авторами без каких-либо указаний на этот счет в законе), то придется отказаться от применения в данном случае правил о смешанном договоре и согласиться с тем, что возникнет конкуренция норм, с одной стороны, о договоре, заключенном сторонами, а с другой — о договоре факторинга. Кроме того, у участников имущественного оборота появится прекрасная возможность обходить некоторые законоположения об уступке прав требования (ст. ст. 382 — 390 ГК) путем применения норм о договоре финансирования под уступку денежного требования, например положения, содержащегося в п. 1 ст. 388 ГК, которое позволяет сторонам договора ограничивать уступку прав требования, вытекающих из этого договора.

Другой путь развития учения о договоре финансирования под уступку денежного требования состоит в том, чтобы по всем возможным теоретическим вопросам, связанным с определением правовой природы этого договора и его правовой квалификацией (при всех недостатках правового регулирования указанного договора), предлагались бы решения, не отступающие от воли законодателя, сформулировавшего правила о договоре финансирования под уступку денежного требования как самостоятельном гражданско-правовом договоре.

Как известно, основным недостатком правового регулирования договора финансирования под уступку денежного требования, не позволяющим дать четкую правовую квалификацию этого договора, в юридической литературе признается то обстоятельство, что российское законодательство (в отличие, например, от Конвенции о международном факторинге) не предусмотрело в качестве одного из обязательных признаков договора финансирования под уступку денежного требования необходимость принятия на себя финансовым агентом обязанностей по ведению бухгалтерского учета для клиента или оказанию последнему иных финансовых услуг.

Так, Л.А. Новоселова пишет: «Сложность разграничения договоров финансирования и иных договорных конструкций в российской практике в значительной степени возникла из-за исключения дополнительных критериев, которые в международной практике признаются существенными для определения деятельности как факторинговой. Гражданский кодекс Российской Федерации не признает существенными для договора финансирования условия об оказании фактором клиенту дополнительных услуг, в то время как именно предоставление этих услуг и определяет характер данного договора как договора об обслуживании клиента».

На это обстоятельство (правда, без отрицания за договором финансирования под уступку денежного требования значения самостоятельного договора) обращается внимание практически во всех публикациях, посвященных договору финансирования под уступку денежного требования. Например, Л.Г. Ефимова также подчеркивает, что «в отличие от Оттавской конвенции ГК РФ позволяет сконструировать факторинг как простую куплю-продажу денежного требования, которая исполняется путем совершения цессии. Оттавская конвенция, напротив, предполагает, что этого недостаточно. Наряду с передачей права требования под обещанное финансирование на финансового агента возлагается ряд дополнительных обязательств по обслуживанию клиента в связи с переданным им правом требования». «Отмеченная выше особенность российского законодательства, — заключает Л.Г. Ефимова, — представляет собой его недостаток и создает серьезные проблемы правоприменительной практике» . Однако она не ставит под сомнение тот факт, «что этот договор является самостоятельной гражданско-правовой конструкцией, целью которой является предоставление финансовым агентом клиенту денежных средств в собственность с обязательством возврата в виде соответствующих поступлений от уступаемых прав требования» .

Ефимова Л.Г. Указ. соч. С. 587.

Несмотря на очевидный пробел в правовом регулировании договора финансирования под уступку денежного требования — законодательное возложение на финансового агента (в императивном порядке) обязанности по оказанию клиенту определенных финансовых услуг действительно упростило бы отграничение данного договора от иных гражданско-правовых договоров, — наличие указанного пробела в законодательстве, на наш взгляд, никак не может служить основанием для отказа в признании договора финансирования под уступку денежного требования самостоятельным гражданско-правовым договором.

В данном случае речь идет о положении, содержащемся в п. 2 ст. 824 ГК, согласно которому обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

Принимая во внимание волю законодателя, определившего договор финансирования под уступку денежного требования в качестве самостоятельного гражданско-правового договора, а также необходимость в связи с этим его отграничения от иных гражданско-правовых договоров, предусматривающих уступку права требования, полагаем возможным следующее толкование данного законоположения.

Смысл приведенной нормы состоит в ее диспозитивном характере: сторонам договора финансирования под уступку денежного требования предоставлено право решать (по их усмотрению) вопрос о возложении на финансового агента обязанности по оказанию клиенту определенных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки по данному договору, либо об освобождении финансового агента от исполнения соответствующей обязанности.

Вместе с тем отношения, складывающиеся между финансовым агентом и клиентом по договору финансирования под уступку денежного требования, должны быть в таком состоянии, которое в принципе допускает возможность ведения финансовым агентом бухгалтерского учета для клиента, обслуживание его счетов, оказание иных подобных услуг со стороны финансового агента, и такая возможность должна находиться в сфере интересов сторон по договору финансирования под уступку денежного требования. Ведь только в этом случае стороны при заключении договора будут обсуждать вопрос о целесообразности (или нецелесообразности) возложения на финансового агента обязанности по оказанию клиенту соответствующих дополнительных услуг.

Если же по характеру отношений сторон, вытекающих из иного договора о предоставлении денежных средств (договора займа, банковского кредита и т.п.), предусматривающего уступку денежного требования, исключается возможность возложения на сторону, предоставляющую денежные средства, каких-либо обязанностей по оказанию контрагенту дополнительных финансовых услуг (к примеру, такой вопрос не ставился (не мог быть поставлен) и не рассматривался (не мог рассматриваться) ни одной из сторон при заключении договора), то соответствующий договор не может быть квалифицирован в качестве договора финансирования под уступку денежного требования.

Таким образом, норму, содержащуюся в п. 2 ст. 824 ГК, не следует толковать как положение, исключающее такой обязательный признак договора финансирования под уступку денежного требования, как принятие финансовым агентом обязанности по оказанию клиенту дополнительных услуг, связанных с уступаемым правом требования, и тем самым позволяющее распространить действие норм о договоре финансирования под уступку денежного требования на всякий договор, по которому предоставляются денежные средства под уступку денежного требования. Скорее соответствующее законоположение свидетельствует об особом характере отношений между финансовым агентом и клиентом по договору финансирования под уступку денежного требования, делающем возможным для них по своему усмотрению решать вопрос о возложении на финансового агента обязанности по оказанию клиенту дополнительных финансовых услуг, связанных с обслуживанием уступаемого права требования.

Во всяком случае такой подход позволяет отграничить договор финансирования под уступку денежного требования от многочисленных и разнообразных разовых сделок по приобретению (покупке) прав требования, а также от договоров о предоставлении денежных средств, по которым уступка денежного требования предусматривается в качестве встречного предоставления (вместо уплаты долга). Видимо, именно данное обстоятельство (особый характер отношений между финансовым агентом и клиентом по договору финансирования под уступку денежного требования) имел в виду А.С. Комаров, подчеркивая, что «между финансовым агентом и его клиентом должны быть созданы тесные отношения сотрудничества и взаимного доверия» .

Комаров А.С. Указ. соч. С. 438.

Более того, при анализе характерных признаков договора финансирования под уступку денежного требования признак, заключающийся в особом характере взаимоотношений финансового агента и клиента, делающем возможным возложить на финансового агента (пусть и по усмотрению сторон) ведение бухгалтерского учета для клиента, обслуживание его счетов и оказание иных финансовых услуг, следует поставить на первое место, чтобы отграничить договор финансирования под уступку денежного требования от рядовых сделок по приобретению прав требования и от иных договоров, предусматривающих предоставление денежных средств под уступку права требования.

Второй характерный признак этого договора состоит в особенности субъектного состава договора финансирования под уступку денежного требования. Если говорить о стороне финансового агента, то дело заключается не только в том, что в роли указанных контрагентов по договору финансирования под уступку денежного требования могут выступать лишь банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, профессионально занимающиеся соответствующей предпринимательской деятельностью (предъявляемое ст. 825 ГК к последним требование о лицензировании их деятельности осталось нереализованным), а скорее в том, что указанные организации должны быть в состоянии принять на себя обязанность по ведению для клиента бухгалтерского учета и предоставлению ему иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки (п. 2 ст. 824 ГК).

Особенность субъектного состава договора финансирования под уступку денежного требования на стороне клиента состоит в том, что этот клиент должен располагать денежным требованием, вытекающим из договора, связанного с передачей товаров, выполнением работ или оказанием услуг (либо иметь реальную возможность обладания таким требованием — «будущим» требованием), т.е. как минимум заключить такой договор с контрагентом в качестве стороны, передающей (поставляющей) товары, выполняющей работы или оказывающей услуги.

Третий необходимый признак договора финансирования под уступку денежного требования заключается в особенностях предмета данного договора. Если обязательство на стороне финансового агента — предоставление клиенту денежных средств — в этом смысле не отличается оригинальностью, то действиям клиента по указанному договору присущи определенные специфические черты: клиент передает или обязуется передать финансовому агенту денежное требование с наступившим сроком платежа (существующее требование) либо право на получение платежа, которое возникнет в будущем (будущее требование), при том обязательном условии, что указанное требование вытекает из договора о передаче товаров, выполнении работ или оказании услуг и представляет собой требование клиента к контрагенту по такому договору об оплате предоставленного последнему исполнения.

Определенной спецификой, которая может составить четвертый признак договора финансирования под уступку денежного требования, отличаются цели участников этого договора — финансового агента и клиента. Первый из них (финансовый агент), предоставляя денежные средства клиенту, вовсе не рассчитывает на их возврат последним, а нацелен на деятельность по получению платежа на основе уступаемого ему клиентом права требования к его контрагенту по договору. Второй же участник договора финансирования под уступку денежного требования (клиент), изначально получая от финансового агента денежные средства отнюдь не на возвратной основе (как это имеет место, например, по договору займа или банковского кредита), а под уступку денежного требования к контрагенту по договору о передаче товаров, выполнении работ, оказании услуг, преследует цели, направленные на обеспечение финансирования своей деятельности, в том числе связанной с исполнением подобных договоров.

Одна из существенных особенностей договора финансирования под уступку денежного требования (пятый признак этого договора) состоит в том, что он может быть заключен по модели как консенсуального, так и реального договора. На данное обстоятельство неоднократно обращалось внимание в юридической литературе . Так, Е.Е. Шевченко говорит о четырех вариантах соглашения между финансовым агентом и клиентом (с точки зрения его консенсуального или реального характера). Он пишет: «Может быть заключен: а) реальный договор, вступающий в силу с момента осуществления финансирования и обязывающий клиента уступить требование; б) консенсуальный договор, предусматривающий обязательства сторон по финансированию и уступке требования; в) договор, исполняемый обеими сторонами при его заключении; г) реальный договор, вступающий в силу с момента уступки требования и обязывающий финансового агента уплатить его стоимость контрагенту» .

См., например: Ефимова Л.Г. Указ. соч. С. 564; Суханов Е.А. Указ. соч. С. 235; Василевская Л.Ю. Указ. соч. С. 43.

Шевченко Е.Е. Указ. соч. С. 84.

Названный признак — возможность заключения договора в зависимости от воли сторон в качестве консенсуального или реального договора — отличает договор финансирования под уступку денежного требования от всех иных близких ему договоров. Например, договор купли-продажи всегда является консенсуальным договором, договор займа может быть заключен лишь как реальный договор, а договор банковского кредита, наоборот, — только в качестве консенсуального договора.

Шестой признак договора финансирования под уступку денежного требования может составить та его особенность, что он является сложным договором, включающим в себя два отдельных вида соответствующего договора: договор финансирования под уступку денежного требования, осуществляемую в качестве встречного предоставления со стороны клиента, и договор финансирования под уступку денежного требования, совершаемую в качестве обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом. В отношении названных договоров ГК осуществляет дифференцированное правовое регулирование, что и позволяет квалифицировать их в качестве отдельных видов договора финансирования под уступку денежного требования.

Выделенные здесь признаки договора финансирования под уступку денежного требования позволяют говорить о нем как о самостоятельном гражданско-правовом договоре, отличном от иных договоров, в том числе включающих в свой предмет действия сторон по передаче денежных средств или уступке денежных требований.

Сфера применения договора финансирования под уступку денежного требования

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Договор финансирования под уступку денежного требования по гражданскому законодательству России :

Договор финансирования под уступку денежного требования по гражданскому законодательству России :Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Договор финансирования под уступку денежного требования в настоящее время во всех развитых правовых системах носит характер предпринимательского договора, активно применяется как во внешней, так и во внутренней торговле. В современной России сфера применения договора финансирования под уступку денежного требования находит свое распространение.

Значимость темы исследования обусловлена тем, что для процесса становления рыночной экономики, осуществляемого в нашей стране, характерна активизация всех сфер общественного производства, включая и создание новых, ранее не известных нашему государству общественных отношений, участниками которых становится все большее число субъектов гражданского права — предпринимателей, юридических и физических лиц.

Смотрите так же:  Федеральный закон 99-фз о соотечественниках

Финансирование под уступку денежного требования уже несколько лет находится в центре внимания представителей науки гражданского права.

Договор финансирования под уступку денежного требования по своей сути является тем институтом гражданского права, благодаря которому использование предпринимательскими структурами факторинговых услуг становится выгодным в силу того, что досрочное получение клиентами денежных сумм позволяет ускорить оборот средств, способствует снижению неплатежей и укреплению предпринимателями финансового состояния. Это способствует созданию благоприятных условий для дальнейшего осуществления коммерческими структурами своей профессиональной деятельности. В свою очередь, финансовые агенты, осуществляя такого рода операции, расширяют круг оказываемых услуг, добиваются дополнительных доходов.

Основой любой коммерческой деятельности является цивилизованная рыночная культура, которая складывается и совершенствуется в процессе применения того или иного института, базой для которой является законодательство.

Комплексному изучению данной проблемы уже уделялось внимание исследователей, однако в силу того, что отношения финансирования под уступку денежного требования новы для российского гражданского права, а их законодательному закреплению предшествовал сравнительно небольшой опыт практиче-

ского применения, многие положения главы 43 ГК РФ вызывают споры и дискуссии в науковедческой литературе.

Актуальность темы диссертационного исследования обусловливается также тем, что труды отечественных авторов основывались преимущественно на изучении зарубежного опыта правового регулирования отношений финансирования под уступку денежного требования и их практического использования.

Указанное требует совершенствования законодательства Российской Федерации о финансирования под уступку денежного требования на основе детального научного изучения.

Вышеизложенные обстоятельства и обусловили выбор темы диссертационного исследования.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в результате заключения договора финансирования под уступку денежного требования.

Предметом исследования являются нормы действующего гражданского законодательства, используемые для урегулирования отношений, возникающих в сфере финансирования под уступку денежного требования, и практика их применения.

Целью исследования является восполнение пробела в современных научных исследованиях института факторинга, разрешения на основе комплексного научно-теоретического анализа возникающих в ходе его применения проблем и выработки рекомендаций толкования и совершенствования действующего законодательства о договоре финансирования под уступку денежного требования.

Цель работы определила круг задач, поставленных перед автором:

— выявление источников правового регулирования коммерческих факторинговых отношений;

— выделение особенностей предмета договора финансирования под уступку денежного требования, формы и правового статуса сторон данного договора;

— обобщение опыта правового регулирования коммерческих факторинговых отношений;

— установление соотношения института финансирования под уступку денежного требования со смежными институтами;

— разработка научно обоснованных выводов и предложений по совершенствованию российского законодательства, регулирующего отношения финансирования под уступку денежного требо-

Методологической основой исследования являются общенаучный диалектический метод и вытекающие из него частнонаучные методы познания, такие, как логический, формально-юридический, системный и др.

Теоретической основой явились труды ученых: М.М. Агаркова, С.С. Алексеева, В.А. Белова, М.И. Брагинского, Б.М. Гонгало, О.В. Герценштейн, Л.Г. Ефимовой, О.С. Иоффе, А.Ю. Кабалкина, А.С. Комарова, Л.А. Лунца, Д.И. Мейера, И.Б. Новицкого, Л.А. Новоселовой, Е.А. Павлодского, В.В. Почуйкина, К.И. Скловского, Е.А. Суханова, Б.Б. Черепахина, Г.Ф. Шершеневича и др.

Научная новизна диссертации определяется выбором темы, постановкой актуальных вопросов при проведении диссертационного исследования, в результате которого диссертант дает авторское определение отношений сторон по договору финансирования под уступку денежного требования.

В работе определено место и значение договора финансирования под уступку денежного требования в системе гражданско-правовых договоров, а также разработаны основные направления совершенствования законодательства, регулирующего факторинговые отношения.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Отношения сторон по договору финансирования носят двойственный характер. В качестве важного критерия отношения выделены воля и интерес сторон договора (ст. 1 ГК РФ):

а) этот договор направлен на освобождение от истребования долга путем передачи соответствующих требований финансовому агенту — за комиссионное или иное вознаграждение.

б) это один из способов обеспечения исполнения обязательств.

2. Договор финансирования под уступку денежного требования, в соответствии с гражданским законодательством, занимает самостоятельное место в системе договоров, опосредуемых посреднические отношения по возмездному оказанию услуг, что следует из анализа понятия и природы договора указанного вида и его сопоставления со смежными видами договоров (купли-продажи, кредита, займа и др.)

3. По своей экономической природе отношения финансирования под уступку денежного требования (отношения «фактор — кредитор») представляют собой суть отношения по оказанию по-

среднических услуг по реализации права требования, что следует из сопоставления экономической природы отношений финансирования под уступку денежного требования и отношений по передаче имущества.

4. Правовое регулирование договора факторинга основывается на общих нормах обязательственного права, относящихся к уступке права требования (цессии), хотя она представляет лишь способ осуществления платежа за товары (работы, услуги), а факторинг — это самостоятельный вид предпринимательской деятельности, целью которого является финансирование коммерческих сделок.

5. По причине того, что судебно-арбитражная практика признает право на участие в качестве финансового агента только за кредитными организациями, факторинговые операции до сих пор не получили в России широкого распространения. Это обстоятельство обусловливает необходимость законодательного и детального определения требований и порядка лицензирования факторинговой деятельности.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в нем теоретические выводы положения вносят вклад в развитие науки гражданского права. Рекомендации, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы при проведении теоретических исследований по проблемам финансирования под уступку денежного требования.

Практическое значение. Выводы и предложения, выработанные в процессе работы над настоящим диссертационным исследованием, могут быть использованы при проведении дальнейших научных исследований по данной проблеме, в совершенствовании действующего гражданского законодательства, для разработки учебной и учебно-методической литературы в процессе подготовки и преподавания курса гражданского права.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданского права Санкт-Петербургского университета МВД России, где проводилось ее обсуждение и рецензирование.

Практическая апробация результатов исследования выразилась в выступлениях автора на научно-практических конференциях, проходивших в 2001-2004 г. в Санкт-Петербургском университете МВД России, в частности на межкафедральном семинаре «Вопросы гражданского права и процесса в деятельности органов

внутренних дел» (апрель 2004 г.), на всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы развития процессуального права в России» (Санкт-Петербург, май 2004 г.).

Кроме того, результаты диссертационного исследования отражены в научных публикациях автора.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются ее предмет, цель и задачи, теоретическая и методологическая основы, а также методология исследования, формулируются выносимые на защиту основные положения, раскрываются научная новизна теоретическая и практическая значимость и апробация результатов исследования.

Первая глава — «Финансирование под уступку денежного требования» — состоит из двух параграфов.

В первом параграфе — «Экономическая природа финансирования под уступку денежного требования» — автор отмечает, что использование данной договорной конструкции позволяет повысить рентабельность коммерческих операций, ликвидность активов и тем самым способствует осуществлению предпринимательской деятельности участников, которые пользуются такими услугами. Кроме того, у клиентов, уступающих денежные требования, снижаются расходы на содержание специальных финансовых служб, что повышает эффективность финансового обслуживания, поскольку финансирование под уступку денежного требования предполагает и оказание других финансовых услуг.

В странах с развитой рыночной экономикой и финансовой инфраструктурой компании, приобретающие денежные долги, предлагают своим клиентам разнообразный набор финансовых услуг, связанных с обслуживанием денежных требований. Считается, что договоры финансирования под уступку денежного требования более эффективны, когда используется полный набор финансовых услуг, включающий финансирование, бухгалтерскую обработку и контроль за счетами, относящихся к переданным требованиям, специальные исследования и наблюдения за ком-

мерческой деятельностью и финансовым состоянием должников, осуществление статистических исследований, предоставление страхования риска неплатежа, консультационные, юридические и иные характерные для финансового обслуживания услуги.

Как экономическая категория факторинг — это комплекс финансовых услуг, оказываемых компаниям — оптовым поставщикам товаров и услуг, имеющий бессрочный характер и стратегический интерес, как для последних, так и для финансирующей стороны.

В рамках функции финансирования факторинг гарантирует бесперебойное обеспечение торгующей компании оборотными средствами сразу после поставки. В соответствии с договором факторингового обслуживания, заключаемым между банком и поставщиком, а также 24 и 43 главами Гражданского кодекса РФ, поставщик (клиент) уступает банку (финансовому агенту) право денежного требования по своим поставкам в адрес оговоренного ряда покупателей, а банк обязуется оплатить эти поставки.

Различные финансовые институты по-разному трактуют понятие оплаты поставок клиента и факторинга в целом. Некоторые банки приобретают денежные требования по цене, значительно ниже их номинала (например, за 80 %). В этом случае факторинг сводится к простому дисконтированию долгов дебиторов клиента перед последним. Такая форма работы значительно ограничивает круг тех поставщиков товаров и услуг, которые могли бы воспользоваться факторингом, ибо не каждый поставщик согласится финансировать свои оборотные средства 20-процентной ценой от оборота. Такой подход банка к пониманию факторинга лишь толкает поставщика к передаче банку заведомо недоброкачественной дебиторской задолженности (сомнительной или безнадежной). В результате у банка возникают дополнительные издержки, связанные с удовлетворением денежных требований, а также непрогнозируемость срока отвлечения средств, уплаченных за денежное требование, вплоть до риска их неполучения вовсе.

Очевидно, что в дальнейшем торговые отношения с такими покупателями поставщик, скорее всего, прекратит, а, следовательно, у банка и поставщика постепенно исчезнет почва для сотрудничества по факторингу. Такая форма факторинга крайне ущербна по своему содержанию и представляется бесперспективной как массовая услуга для торгующих компаний.

В диссертации отмечается, что более прогрессивный подход к пониманию факторинга демонстрируют те банки, которые обязу-

ются выплачивать определенную сумму от номинала поставки (как правило, большую, например, до 85 %) в виде авансового платежа сразу после фактической отгрузки, а остаток средств (от 15 % соответственно, за вычетом комиссии) поставщик получает от банка на свой расчетный счет по мере того, как покупатель фактически оплатит поставку на специально открываемый банком транзитный (факторинговый) счет. Иными словами, происходит недисконтирование долга покупателя перед поставщиком, ведущее к значительным потерям для последнего. В данном случае банк выступает в качестве лица, авансирующего товарный кредит, предоставляемый поставщиком

Таким образом, поставщик (продавец, исполнитель) получает возможность планировать свои финансовые потоки вне зависимости от платежной дисциплины покупателей, будучи уверенным в безусловном поступлении средств из банка против акцептованных документов с отсрочками платежа.

Во втором параграфе — «Юридическая природа финансирования под уступку денежного требования» — диссертант обращает внимание на то, что отношения, возникающие по договору финансирования под уступку денежного требования, или иначе -по договору факторинга, интересны современным предпринимателям в первую очередь потому, что этот вид гражданско-правовых договоров с принятием части второй Гражданского кодекса РФ появился в российском законодательстве впервые, хотя и использовался некоторыми российскими банками в их финансово-кредитной деятельности до этого.

Договор финансирования под уступку денежного требования можно назвать комплексным (п. 3 ст. 421 ГК РФ), т.к. он сочетает в себе элементы кредитного договора и цессии. Кредитом в договоре факторинга называют денежные средства, предоставленные финансовым агентом. Уступка денежного требования в данном случае рассматривается как специфический способ возврата кредита. Характер отношений носит и само уступаемое требование, т. к. связано с отсрочкой или рассрочкой платежа, предоставленной клиентом своему должнику (ст. 823 ГК). Не случайно, поэтому и расположение в ГК норм о данном договоре — после главы о займе и кредите.

Договор финансирования под уступку денежного требования может быть отнесен к группе алеаторных договоров. Элемент риска, принимаемого на себя каждой из сторон, заключается в

вероятности того, что либо один, либо другой контрагент получит встречное удовлетворение меньшего объема, чем им самим предоставленное. Рисковый характер договора проявляется в том, что у финансового агента имеется риск возможной неоплаты должником предъявленного к исполнению денежного требования. В соответствии с п. 3 ст. 827 ГК РФ, клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом. Риск неисполнения переданного требования, если иное не предусмотрено договором, лежит на финансовом агенте.

Вторая глава — «Элементы договора финансирования под уступку денежного требования» — состоит из трех параграфов.

В первом параграфе — «Стороны и форма договора финансирования под уступку денежного требования» — соискатель анализирует две группы правоотношений: основные (внутренние) и производные (внешние), которые возникают при заключении исследуемого договора.

Внутренние обязательства возникают между сторонами договора: финансовым агентом (фактором) и клиентом. Финансовый агент — это специализированный субъект договора, коммерческая организация, профессионально оказывающая фактогинговые услуги. В отношении клиента в законе нет никаких указаний, поэтому им может быть любое лицо, но в большинстве случаев клиентами являются предприниматели.

Внешние правоотношения складываются между финансовым агентом и третьим лицом, которое является должником клиента по заключенному между ними договору (покупателем товаров, заказчиком работ или услуг). Эти отношения не входят в предмет договора о факторинге, но непосредственно связаны с ним.

Договор финансирования под уступку денежного требования заключается между финансовым агентом и клиентом.

В определении, данном в ст. 824 ГК РФ, упоминаются три субъекта: финансовый агент, клиент и третье лицо. Но только клиент и финансовый агент обозначены как стороны договора финансирования под уступку денежного требования.

Как видно из п. 1 ст. 824 ГК, договор факторинга со стороны финансового агента может предусматривать не только передачу денег в настоящем времени, но и обязательство предоставить их

в будущем. Точно так же и клиент может либо уступить денежное требование, либо принять на себя обязательства по его уступке в будущем. В зависимости от этого можно судить, каким договором является факторинг: реальным или же консенсуальным и, соответственно, вести речь о возможности или невозможности понуждения стороны к выдаче кредита или передаче права требования. При заключении консенсуального договора обязанности сторон возникают уже с момента достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям договора. Реальным же договор является тогда, когда он считается заключенным с момента фактической передачи денег, вещей, прав и пр. В первом случае у стороны договора появляется возможность принуждения контрагента к исполнению принятых и закрепленных в договоре обязательств, а во втором случае такой возможности до момента реальной передачи товаров, вещей, прав и пр. нет.

Смотрите так же:  Железнодорожный стаж для пенсии

Статья 825 ГК прямо ограничивает круг лиц, которые по договору факторинга могут выступать в качестве финансовых агентов. Ими могут быть только банки, иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого типа. Вместе с тем банки и иные кредитные организации вправе осуществлять эту деятельность уже в силу своего статуса, не получая дополнительного разрешения. По смыслу статей ГК РФ, посвященных факторингу, в роли клиентов должны выступать коммерческие организации либо индивидуальные предприниматели. Таким образом, субъектный состав договора финансирования под уступку денежного требования определяет, что этот вид договора может использоваться исключительно в предпринимательском обороте.

Поскольку в соответствии со ст. 1 Закона о банках и банковской деятельности специальное «разрешение (лицензия) Центрального банка РФ дает право юридическому лицу осуществлять банковские операции, предусмотренные законом, следует признать, что осуществление сделок по приобретению права требования от третьих лиц исполнения обязательств в денежной форме не требует специальной банковской лицензии. Таким образом, для заключения договора финансирования под уступку денежного требования кредитным организациям дополнительная специальная лицензия не требуется. На это обратил внимание А.С. Комаров: «. банки и иные кредитные организации вправе осуществлять эту деятельность уже в силу своего статуса, не получая на

нее дополнительного разрешения».

Однако позиция арбитражных судов сводится к тому, что они признают право на участие в качестве финансового агента только за кредитными организациями, поскольку порядок лицензирования деятельности факторов до сих пор не закреплен ни в одном правовом акте. Однако в ст. 10 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» говорится, что до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов сохраняется существующий порядок, в соответствии с которым данная деятельность не лицензируется. К сожалению, суды в своих решениях пошли по иному пути, и, как следствие, факторинговые операции до сих пор не получили в нашей стране широкого распространения.

По отношению к клиенту ГК РФ специальных требований не предусматривает. Предполагается наличие общей правосубъектности, предусмотренной ст. 21 и 49. Однако, например, Е.А. Суханов полагает, что по смыслу закона в качестве клиентов могут выступать лишь коммерческие организации либо индивидуальные предприниматели, поскольку договоры факторинга используются исключительно в предпринимательском обороте. Вряд ли можно согласиться с приведенной точкой зрения, поскольку нормы Гражданского кодекса РФ не ограничивают круг субъектов, которые могут участвовать в договоре финансирования под уступку денежного требования в качестве клиентов.

Третье лицо (должник) в договоре финансирования под уступку денежного требования первоначально взаимодействует с кредитором (клиентом), в последующем уступка клиентом денежного требования финансовому агенту (банку) служит основанием для отношений финансового агента и третьего лица (должника).

Должник — это лицо, обязанное уплатить по уступаемому денежному требованию, вытекающему из договора между ним и клиентом.

Наиболее правильным представляется мнение Л. Чеговадзе о том, что под должником следует понимать такого участника имущественных отношений, обязательство которого представляет обязанность совершить платеж за полученные товары, выполненные работы или оказанные услуги.

Однако по смыслу закона в качестве должника (клиента) могут выступать физические и юридические лица. Финансовый агент, которому уступается денежное требование, заинтересован в пла-

Диссертант считает, что законодатель не установил правил о форме договора финансирования под уступку денежного требования. В соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ для заключения договора необходимо согласовать все его существенные условия в требуемой в подлежащих случаях форме. Правовое регулирование формы договоров выражается в установлении требований к ней и последствий их нарушения. Цель соответствующих требований состоит в том, что все они позволяют сделать отношения сторон более определенными, снять основания для споров в будущем по поводу самого факта заключения договора и его содержания. Нормы, регулирующие форму договора, находятся в ГК РФ в гл. 9 («Сделки»), в гл. 28 («Заключение договоров»), а также в главах, посвященных отдельным видам (типам) договоров. Поскольку договор является одним из видов сделок, к его форме применяются общие правила о форме сделок. В соответствии с п. 1 ст. 434 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма.

Во втором параграфе«Содержание и исполнение договора финансирования под уступку денежного требования» — автор отмечает, что обязательства финансового агента по договору исследуемого вида могут включать в себя не только собственно само финансирование, но и предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки (п. 2 ст. 824). Как правило, эти услуги состоят в ведении финансовым агентом бухгалтерского учета и выставлении должникам по уступленным денежным требованиям счетов. Объясняется это, вероятно, тем, что агент, по сути, покупает дебиторскую задолженность клиента и потому лично заинтересован в контроле над его операциями, в том числе, в бухгалтерском. Предоставление агентом дополнительных финансовых услуг не является обязательным элементом договора факторинга. Необходимость в этом возникает при неоднократной уступке требований взамен предоставляемых кредитов: Если такие услуги в договоре присутствуют, то следует говорить, что договор носит смешанный характер.

В зависимости от различных требований поставщика и факторинговой компании разработан ряд вариантов внутренних факто-

Соглашение о полном обслуживании (открытом факторинге без права регресса) заключается обычно при постоянных и достаточно длительных контактах между поставщиком и факторинговой компанией. Полное обслуживание включает в себя: полную защиту от появления сомнительных долгов и обеспечение гарантированного притока денежных средств; управление кредитом; учет реализации; кредитование в форме предварительной оплаты (по желанию поставщика) или оплату суммы переуступленных долговых требований (за минусом издержек) к определенной дате.

За редким исключением полное обслуживание производится при условии, что поставщик переуступает факторинговой компании долги всех своих клиентов. С точки зрения компании это устранит возможность ее дискриминации, поскольку в противном случае поставщик может переуступить ей только те долговые требования, которые трудно инкассировать или по которым максимален кредитный риск. Такая система выгодна и для поставщика — ему не придется вести учет и осуществлять операции по отдельным, непереуступленным долговым требованиям. Таким образом, данное условие оптимально для обеих сторон.

Соглашение о полном обслуживании с правом регресса отличается от такового без права регресса тем, что факторинговая компания не страхует кредитный риск, который продолжает нести поставщик. Это означает, что компания имеет право вернуть поставщику долговые требования, не оплаченные клиентами в течение определенного срока (обычно в течение 90 дней с установленной даты платежа), на любую сумму.

Разновидностью факторингового соглашения о полном обслуживании является агентское соглашение или соглашение об оптовом факторинге (открытом). Предприятие может наладить собственную эффективную систему учета и управления кредитом, тем не менее, оно будет нуждаться в защите от кредитных рисков и в кредитовании. В этом случае факторинговая компания может предложить заключение агентского факторингового соглашения, в соответствии с которым она будет приобретать неоплаченные долговые требования, а поставщик будет выступать в качестве ее агента по их инкассированию. Надпись на счете будет уведомлять об участии в сделке факторинговой компании, но вместо указания совершить платеж в пользу последней будет оговорено,

что платеж надо совершить на имя поставщика, выступающего в качестве ее агента, но в пользу факторинговой компании. Преимущество данного соглашения заключается в том, что снижаются расходы факторинговой компании по оценке кредитоспособности и, следовательно, плата, взимаемая с поставщика.

Кредитование, предусматриваемое данным соглашением, аналогично кредитованию по соглашению о полном обслуживании. Однако оплата оставшейся части производится только после погашения долгов клиентами. Поскольку факторинговая компания в данном случае не оказывает непосредственного влияния на процесс инкассирования, она не может гарантировать осуществление платежа к определенной дате.

В третьем параграфе«Ответственность по договору финансирования под уступку денежного требования» — автор обращает внимание на то, что исходя из общих начал ответственности предпринимателя за неисполнение обязательств, при решении вопроса о том, что было или не было известно клиенту, должен применяться объективный критерий, то есть должно учитываться не столько то, что в действительности знал клиент, сколько то, что он обязан был знать в силу занятия определенным видом предпринимательской деятельности.

По мнению Д.А. Медведева, в случаях, когда препятствия к исполнению переданного требования появляются позднее момента совершения уступки, они не могут служить основанием для ответственности добросовестного клиента перед финансовым агентом. Однако, по мнению диссертанта, наиболее правильной следует считать позицию А.П. Юденкова в том, что право клиента на передачу денежного требования предполагает, что требование реально существует и принадлежит клиенту, что оно основано на действительной сделке и не относится к категории прав, которые не могут переходить к другим лицам (ст. 383 ГК РФ), что клиентом соблюдены условия допустимости уступки требования (ст. 388 и 828 ГК РФ). К обстоятельствам, вследствие которых должник вправе не исполнять денежное требование, относятся, в частности, случаи полного или частичного прекращения денежного обязательства (об основаниях и способах прекращения см. гл. 26 ГК), истечение срока исковой давности, а также случаи нарушения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником».

Если договором финансирования под уступку денежного тре-

бования не предусмотрено иное, клиент несет перед финансовым агентом ответственность за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки (п.1 ст. 827 ГК РФ). В данном случае ответственность клиента аналогична ответственности такого же объекта по договору цессии перед финансовым агентом. Клиент отвечает за недействительность предмета требования, но не отвечает за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательства, если иное не предусмотрено договором.

Денежное требование, являющееся предметом уступки, признается действительным, если клиент обладает правом на передачу денежного требования и в момент уступки этого требования ему неизвестны обстоятельства, вследствие которых должник вправе его не исполнять (п. 2 ст. 827 ГК РФ).

Клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом.

Как уже было отмечено выше, клиент обязан передать финансовому агенту все документы, подтверждающие денежное требование к должнику. При предоставлении клиентом указанных документов финансовому агенту в полном объеме риск неисполнения переданного требования лежит на финансовом агенте, если иное не предусмотрено в тексте заключенного договора.

Если обстоятельства, предоставляющие право должнику не оплатить переуступленное требование, были неизвестны клиенту в момент переуступки требования, то его ответственность наступает лишь при наличии в договоре условий о праве регресса финансового агента к клиенту. В этом случае, как правило, предусматривается неполная предварительная оплата суммы требования. Остаток суммы выплачивается после совершения должником платежей по переуступленному требованию.

В отношениях факторинга тесно связаны между собой не только стороны договора финансирования по уступке денежного требования (финансовый агент и клиент), но и должник по обязательству перед клиентом (первоначальным кредитором). В частности, в случае нарушения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником, должник не вправе требовать от финансового агента возврата сумм, уже уплаченных ему по

перешедшему агенту требованию, если, конечно, должник может получить такие суммы непосредственно с клиента.

Автор пришел к заключению, что должник по уступленному обязательству сохраняет право требовать с клиента уплату определенных сумм при нарушении последним своих обязательств по договору (например, при оплате банку стоимости жилья, переданного в эксплуатацию в некачественном состоянии). В такой ситуации должник не имеет возможности получить суммы, уплаченные им финансовому агенту, обратно (п. 1 ст. 833 ГК РФ).

В заключении диссертации подведены основные итоги исследования, сформированы главные выводы, намечены некоторые направления дальнейшей разработке данной темы.

По теме исследования автором опубликованы следующие работы:

1. К вопросу цены и срока финансирования под уступку денежного требования // Общество и право: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 17. Часть 3 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. 0,1 п.л.

2. Права финансового агента на суммы, полученные от должника по договору финансирования под уступку денежного требования // Современное общество и правоохранительные органы: проблемы теории и практики: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 18. Часть 3 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. 0,2 п.л.

3. К проблеме возврата должнику сумм, полученных финансовым агентом по договору финансирования под уступку денежного требования. // Право, политика, экономика: проблемы развития и взаимосвязи: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 19. Часть 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004. 0,1 п.л.

4. Перспективные направления развития факторинговых операций // Государственно-правовая политика в России: проблемы и перспективы развития: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 20. Часть 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004. 0,1 п.л.