Договор с византией 944 текст

Русско-византийский договор 944 г

К началу 40-х годов X в., когда отношения между Византией и Русью резко обострились, международное положение империи значительно стабилизировалось. Болгария была истощена длительными и разорительными войнами. Новое болгарское правительство царя Петра заключило с Византией мир. Провизантийские настроения все определеннее брали верх в болгарском руководстве. Еще недавно крепкое, стиснутое властной рукой Симеона, ныне оно шло к расколу. Начавшаяся феодальная раздробленность страны вела к распадению Болгарии на ряд самостоятельно управляющихся феодальных территорий.

Появление печенегов в причерноморских степях серьезно изменило обстановку в Северном Причерноморье. Отныне и Русь, и Хазария вынуждены были считаться с печенежской угрозой.

Вместе с тем в 30-х годах X в. растут противоречия между иудаистской Хазарией и Византией, где Роман I Лакапин начал широкое преследование иудеев, что осложнило отношения империи с каганатом. И греческие источники, и русская летопись, а также текст договора 944 г. отражают очевидную борьбу в 30-х годах X в. между Русью и Византией за влияние в Крыму и Северном Причерноморье. Обычно принимается во внимание факт сообщения херсонесскго стратига о движении русской рати на Византию как в 941, так и в 944 г.

Сocредоточие всех византийских помыслов в Северном Причерноморье, согласно Константину VII Багрянородному, – это Херсонес, крымские владения Византии. Печенеги – самая надежная традиционная защита империи на севере, а аланы – в районе Северного Кавказа. Противники же Херсонеса – в первую очередь хазары; другая забота греков в данном районе – в случае необходимости столкнуть печенегов с руссами и уграми. Хотя текст прямо не отражает давления Руси на северо-причерноморские владения империи, но потенциальный противник здесь угадывается, несмотря на то что Константин VII говорит о государстве, с которым Византию связывал со второй половины 40-х годов X в. договор о мире и союзе.

На фоне развивавшегося конфликта империи с Хазарским каганатом легко предположить, что подобные действия Руси в районах, близлежащих к границам каганата, уже не возбуждали у хазар столь резкой реакции, как это было, скажем, в 30–40-х годах IX в., когда давление Руси заставило их обратиться за помощью к Византии.

Последующие события 941–944 гг. еще более проясняют международную обстановку того времени. Под 944 г. «Повесть временных лет» сообщает о том, что Игорь, возвратившись на родину, тут же начал «совкупляти вое многи» и послал за варягами. В 943 г. угры ударили по Константинополю, а на следующий год коалиция славяно-русских племен (полян, словен, кривичей, тиверцев), варягов и печенегов двинулась к границам империи. Ведя переговоры с руссами на Дунае, греки одновременно направили посольство к печенегам, послав им, как сообщает русская летопись, «паволоки и злато много». Так началась борьба за печенегов, в которой греки, видимо, достигли определенных результатов, так как руссы поспешили заключить с ними мир. Решающую роль сыграло здесь, согласно летописному тексту, обязательство Романа по-прежнему выплачивать Руси ежегодную дань и предоставить руссам единовременную контрибуцию; но не следует упускать из вида и неустойчивую позицию печенегов, задаренных греческим золотом. Тем не менее греки не добились полного эффекта от своего посольства к печенегам, так как последние по наущению Игоря нанесли удар по дружественной Византии Болгарии.

Русь выступила в 941 г. против Византии, принимая во внимание благожелательный нейтралитет со стороны Хазарского каганата, имея потенциальных союзников в лице враждующих с империей угров. К 944 г. антивизантийская коалиция, которую возглавляла Русь, включала печенегов, а также испытанных и давних союзников Руси – варягов. Империя пользовалась поддержкой со стороны провизантийского правительства Болгарии. Такова была расстановка сил.

Необходимо учитывать при этом и тот факт, что Русь ударила по Византии в 941 г. в тот момент, когда империя, несмотря на общее укрепление своих позиций в Восточной Европе и на границах с Арабским халифатом, испытывала военное давление со стороны сицилийских арабов и угров.

В этих условиях и происходит разрыв мирных отношений между Русью и Византией. Как мы уже пытались показать, одной из причин этого разрыва являлось противоборство сторон в районе Северного Причерноморья и Крыма. Другим поводом, по-видимому, послужило прекращение Византией уплаты ежегодной дани Руси, на что также обращалось внимание в историографии. Ряд ученых отметили, что именно руссы нарушили мир с империей».

О масштабах и ярости нашествия говорят и огромные усилия греков по организации отпора руссам. Восточная византийская армия насчитывала, согласно «Житию Василия Нового» и «Повести временных лет», 40 тыс. человек. Кроме того, в район действия русской рати были подтянуты македонские и фракийские отряды. Лишь к сентябрю 941 г. руссы были выбиты окончательно. В ходе нашествия произошло два крупных морских сражения: в начале нападения, в июне, и на исходе нашествия. Лучшие полководцы империи – Варда Фока, Феофан и другие противоборствовали русской рати. Все это еще раз убеждает в том, что поход 941 г. явился крупным военным предприятием, буквально потрясшим империю. Поэтому, когда через два с половиной года греки узнали, что руссы поднялись в новый поход, они немедленно запросили мира. Обычный прагматизм греков, стремившихся во что бы то ни стало отвести от своих границ угрозу нашествия, видимо, восторжествовал и на этот раз.

Безусловно, и новый натиск угров, и дворцовые смуты в Константинополе не способствовали консолидации империи перед новым русским нашествием.

Русская летопись сообщает, что император Роман послал к Игорю «лучие боляре» с предложением остановить поход и по-прежнему получать дань с греков. Одновременно, по обычаю византийцев, посольство было направлено и к печенегам, с тем чтобы разъединить своих противников золотом и разными посулами, оторвать печенегов от коалиции и ослабить тем самым, русское войско, а вместе с тем и поколебать уверенность в успехе нового военного предприятия. Если опять же следовать летописи, то можно предполагать, что в эти дни между Византией и Русью развернулась дипломатическая борьба за печенегов. Согласившись на предложение греков, Игорь, вероятно, также вступил в переговоры с печенегами, результатом которых, очевидно, и явилось совместное русско-печенежское решение ударить силами печенегов по дружественной в то время грекам Болгарии. Факт направления печенегов на Болгарию указывает, что Византии не удалось на этот раз расколоть русско-печенежскую коалицию: русский козырь в дипломатической игре с печенегами оказался более крупным – набег на Болгарию стоил, видимо, большего, чем византийские подарки. И все же греки кое-чего добились: с уграми был заключен мир на пять лет, печенеги были поколеблены, Болгария осталась союзной Византии. Антивизантийская коалиция окончательно так и не сложилась, что также могло заставить Игоря пойти на мир с греками. Но, повторяем, решающее значение, как об этом недвусмысленно говорит летопись, имело возобновление Византией уплаты ежегодной дани Руси.

На Дунае был проведен первый и очень важный тур переговоров.

Трудно согласиться и с мнением А. Димитриу, будто «о каких-нибудь переговорах, клонившихся к заключению договора или напоминавших о заключенных уже договорах, – ни слова». Как раз на Дунае были проведены именно такие переговоры. Они положили конец войне 941–944 гг. В ходе этих переговоров стороны апеллировали к условиям о выплате дани, установленным договором 907 г. И не случайно через некоторое время в Киеве появилось греческое посольство. Договоренность о процедуре выработки нового русско-византийского соглашения – и это можно утверждать вполне определенно – также была достигнута во время этого первого тура мирных переговоров.

Содержание, форма и историческое значение договора 944 г.

В русско-византийских соглашениях прошлого, стоявших в ряду иных византино-иностранных мирных договоров второй половины 1-го тысячелетия, одним из основополагающих условий являлось либо восстановление, либо утверждение заново мирных отношений между двумя государствами. Идея «мира и любви» проходит красной нитью через договоры 907 и 911 гг., причем, как мы старались показать, она выглядит там не декларативно, не абстрактно, а непосредственно связана с заключением таких пунктов соглашений, которые были жизненно важны для обеих сторон и при соблюдении которых эти отношения «мира и любви» действительно должны были реализовываться.

Подобная же картина наблюдается в 944 г. Договор Игоря с греками – типичное межгосударственное соглашение «мира и любви», которое и восстанавливало прежние мирные отношения между странами, возвращало обе стороны к «ветхому миру» 907 г., и заново регламентировало эти отношения в соответствии с интересами обеих сторон, новыми историческими условиями.

Договор 944 г. объединил в себе как основные статьи «мира» 907 г., устанавливающие общие принципы политических и экономических взаимоотношений между двумя странами, так и многие конкретные статьи «мира-ряда» 911 г., регулирующие и совершенствующие детали этих отношений.

В грамоте 944 г. подтвержден порядок посольских и торговых контактов, установленный еще в договоре 907 г.: «А великий князь руский и боляре его да посылають въ Грекы къ великимъ царемъ гречьскимъ корабли, елико хотять, со слы и с гостьми, яко же имъ уставлено есть». Почти без изменений вошел в договор 944 г. текст из соглашения 907 г. о порядке прихода русских послов и купцов в Византию, получения ими слебного и месячины, размещения и появления их для торговли непосредственно в Константинополе. Здесь же говорится, что, собираясь в обратный путь, руссы имеют право на получение продовольствия и снаряжения, «яко же уставлено есть преже», т.е. в 907 г. Договор 944 г. подтвердил обязанность византийского сановника – «царева мужа», приставленного к посольству, переписывать состав посольства и в соответствии с этим списком выявлять слебное послам и месячину купцам из Киева, Чернигова и других городов; вводить руссов в город через одни ворота; охранять их; разбирать возникавшие недоразумения между руссами и греками («да аще кто от Руси или от Грекъ створить криво, да оправляеть то»); контролировать характер и масштабы торговых операций и удостоверять своей печатью на товарах законность произведенной сделки.

Одновременно в статьи, регулирующие политические и торговые отношения двух стран, по сравнению с 907 г. внесены некоторые серьезные коррективы.

Прежде всего это относится к порядку удостоверения личности приходящих из Руси послов и купцов. Согласно договору 944 г., они должны предъявлять византийским чиновникам своеобразные «удостоверения личности» – грамоты, выданные послам или гостям великим князем, адресованные на имя византийского императора (ранее такими «удостоверениями» считались печати: золотые – для послов, серебряные – для гостей): «Ношаху ели печати злати, а гостье сребрени; ныне же уведелъ есть князь вашь посылати грамоты ко царству нашему; иже посылаеми бывають от нихъ поели и гостье, да приносять грамоту»

Существовал еще один аспект этой особой заботы: строгий великокняжеский контроль за деятельностью русских миссий и суровые наказания, грозившие тем руссам, которые появлялись в империи на свой страх и риск, сводили до минимума возможность зарождения новых конфликтов между Русью и империей из-за антигосударственных действий в Византии русских караванов. Об этом, в частности, говорит и такое, на первый взгляд незаметное, нововведение в этой части договора, как появление фразы: «Входяще же Русь в градъ, да не творять пакости» б, дополняющей запрещение руссам творить «бещинья» «в селехъ» и «в стране нашей».

В разделе об обязанностях русского купечества в Византии появляется ограничение насчет масштаба торговых операций с паволоками – дорогими шелковыми тканями: их можно было теперь купить только на 50 золотников. При этом «царев муж» был обязан проконтролировать сделку и опечатать купленные ткани в знак разрешения своей печатью.

Новый аспект в договоре 944 г. приобретают статьи военного характера.

Если в 911 г. имелась лишь одна статья, в которой говорилось о военной помощи со стороны Руси Византии и разрешении руссам оставаться на военной службе в императорском войске в качестве наемников, то в договоре 944 г. развернута целая программа военного союза и взаимной помощи. Д. Миллер совершенно справедливо отметил, что Русь в договоре 944 г. выступает в статусе полноправного союзника Византии.

Большое внимание грамота 944 г. уделяет уголовно-правовым и имущественным вопросам, развивая и дополняя в этом отношении соглашение 911 г.

Специальная статья посвящена вопросу о наказании подданных империи, совершивших проступки на территории, подведомственной юрисдикции Руси. В этом случае преступник должен получить наказание «повеленьемь царства нашего». Большое внимание грамота 944 г. уделяет уголовно-правовым и имущественным вопросам, развивая и дополняя в этом отношении соглашение 911 г.

Специальная статья посвящена вопросу о наказании подданных империи, совершивших проступки на территории, подведомственной юрисдикции Руси. В этом случае преступник должен получить наказание «повеленьемь царства нашего».

Анализ договора 944 г. и его сравнение с ранними русско-византийскими соглашениями показывают, что его содержание вполне соответствовало новому уровню переговоров о его заключении, составу посольства, характеру дипломатического представительства Руси: это было совершенно новое всеобъемлющее политическое соглашение. Конечно, оно подтверждало и возобновляло отношения «мира и дружбы», утвержденные между Византией и Русью в 907–911 гг., сохранило все те нормы политических, торговых, международно-правовых отношений между странами, которые оказались жизненными и через 30 лет после переговоров в начале X в. Но вместе с тем перед нами не дополнение и развитие соглашения 911 г., а совершенно самостоятельный политический межгосударственный договор о мире, дружбе и военном союзе, отразивший уровень политических и экономических отношений между Византией и Русью в середине X в.

Смотрите так же:  Бланк заявление на регистрацию иностранного гражданина по месту жительства

Оглавление:

Русско-византийский договор (944)

Ру́сско-византи́йский догово́р 944 го́да — международный договор между Древней Русью и Византией, который регулировал русско-византийские отношения. Он был заключён 944 года и имел два варианта — один на греческом (не сохранился) и один на старославянском языках. Сохранился в позднейших списках древнерусских летописей, в частности, в «Повести временных лет». Один из древнейших письменных источников русского права; содержит нормы Закона Русского.

Общие данные о договоре [ править ]

После безуспешных походов в 941 и 944 годах, князь Игорь был вынужден заключить мирный договор с Византией. Договор был заключён 944 года между двумя сторонами и записан на двух хартиях, который обновлял старый договор 911 года:

  • Русь: От князя Игоря, его сына Святослава, княгини Ольги, от княжеских родичей и бояр были отправлены послы, называемые в летописи поимённо: Вуефаст от Святослава, сына Игоря; Искусеви от княгини Ольги; Слуды от Игоря, племянник Игорев; Улеб от Володислава; Каницар от Предславы; Шихберн Сфандр от жены Улеба; Прастен Тудоров; Либиар Фастов; Грим Сфирьков; Прастен Акун, племянник Игорев; Кары Тудков; Каршев Тудоров; Егри Евлисков; Воист Войков; Истр Аминодов; Прастен Бернов; Явтяг Гунарев; Шибрид Алдан; Кол Клеков; Стегги Етонов; Сфирка. ; Алвад Гудов; Фудри Туадов; Мутур Утин; купцы Адунь, Адулб, Иггивлад, Улеб, Фрутан, Гомол, Куци, Емиг, Туробид, Фуростен, Бруны, Роальд, Гунастр, Фрастен, Игелд, Турберн, Моне, Руальд, Свень, Стир, Алдан, Тилен, Апубексарь, Вузлев, Синко, Борич.
  • Византия: От императора Романа I Лакапина и его сыновей Константина и Стефана были отправлены послы, без упоминания имён в летописи [1] .

Содержание договора [ править ]

Послы и купцы были обязаны иметь при себе княжеские грамоты для того, чтобы они могли быть на византийских землях и в Константинополе. Регулировались правовые отношения между людьми из Руси и местными жителями. Вводились ограничения для купцов на пребывание в столице, на вывоз тканей и др. Русь вменялось в обязанность защита границ с Византией в Крыму, а также Древнерусская держава не должна была претендовать на эти земли и в случае нужды оказывать военную помощь Византии.

Русско-византийский договор 944 г.

Основные причины противоборства Византии с Россией. Содержание, масштаб русско-византийского договора 944 года, охват им разнообразных политических, экономических, юридических сюжетов, обоснование идеи нового византийско-русского военного союза.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Конец мирного периода. «Глубокий» русско-византийский мир 907 — 911 гг. просуществовал до 941 г. Ровно через 30 лет началась новая русско-византийская война.

Конечно, вовсе не обязательно, чтобы по истечении срока договора началось военное противоборство; соглашение могло быть продлено, перезаключено и т. д., но этого не случилось. Противоречия обострились не сразу. Они нарастали постепенно. Еще в середине 30-х гг. русские воины участвовали в экспедиции греческого флота к италийским и французским берегам, но потом отношения разладились.

К этому времени положение Византии стало более прочным. При новом императоре Романе I Лакапине была создана сильная армия. Болгария после смерти царя Симеона все более слабела, ее раздирали феодальные смуты, в болгарском руководстве брали верх провизантийские настроения. Русь теряла в лице новой Болгарии давнего и надежного друга. Границы с Арабским халифатом были стабилизированы. Грекам удалось остановить продвижение арабов в Малой Азии.

Укрепляя военное и политическое могущество, Византия, видимо, стремилась расширить сферы своего влияния в Крыму и Северном Причерноморье, окончательно изолировать Хазарию. В этом районе неминуемо должны были столкнуться интересы Руси и империи.

Изучение последующего русско-византийского договора 944 г. показывает нам основные причины противоборства двух стран. И первая из них — острейшие противоречия в Северном Причерноморье. По этому договору Русь обязывалась «не имать волости», т. е. не захватывать земли в этом районе, не чинить препятствия жителям Херсонеса в ловле рыбы в устье Днепра, не зимовать в днепровском устье на Белобережье, а по наступлении осени возвращаться «въ домы своя в Русь». В середине X в. восточные авторы стали называть Черное море русским морем, в ряде византийских источников этого же времени Боспор Киммерийский, т. е. Керченский пролив, также упоминается как русское владение.

Все это вместе взятое говорит о том, что Русь в 20—30-е гг. осваивала Северное Причерноморье.

В условиях возобновившихся распрей и ссор Византия прекратила Руси уплату ежегодной дани и, вероятно в одностороннем порядке, отменила право русского купечества на беспошлинную торговлю в Византии. Рухнули основные положения тридцатилетнего русско-византийского договора 907 г. О том, что выплата дани была прекращена, говорит тот факт, что после губительных сражений, долгого военного противоборства мирные переговоры сторон начались именно с вопроса о возобновлении Византией уплаты дани Руси. Когда Игорь после первых поражений в 941 г. организовал в 944 г. второй поход на Константинополь, то его встретило на Дунае императорское посольство и заявило от имени Романа I: «Не ходи, но возьми дань, юже ималъ Олегъ, придамъ и еще к той дани». Греки предлагали возвратиться к основному пункту договора 907 г.

Русь вступила в военное противоборство не одинокой. Если Византия пользовалась поддержкой Болгарии, а на Северном Кавказе ее союзниками были аланы, то Русь также имела союзников.

Вместе с Русью выступили давние ее друзья — венгры. Об этом говорит их нападение на Константинополь в 943 г., в разгар русско-византийской войны. Во время своего второго похода на Византию Игорь вел кроме русского войска также союзников — варягов и печенегов — «печенегов наа» (нанял. — А. С). Опирался в этой войне Игорь и на благожелательный нейтралитет Хазарии, остро враждовавшей в это время с Византией.

События развертывались стремительно. В 941 г. болгары и херсонесский стратиг, чьи военные посты всегда внимательно следили за передвижениями русских войск по Днепру и Черному морю, сообщили в Константинополь о том, что «идуть Русь на Царьградъ, скедий 10 тысящь».

И на этот раз руссы, видимо проведя тщательную разведку, обрушились на византийскую столицу в тот момент, когда греческий флот ушел на борьбу с арабами в Средиземном море, а лучшие армии находились во Фракии, Македонии и Малой Азии. Но внезапного удара не получилось: греки были предупреждены о нашествии заранее.

Первое сражение произошло близ Константинополя у местечка Иерон. Это было морское сражение. Греки применили свой «огнь», вызвав ужас у руссов.

Видный греческий полководец и дипломат патрикий Феофан руководил византийским флотом в этой битве. Флот Игоря потерпел поражение, и здесь русское войско раскололось: часть кораблей отошла на Восток, к берегам Малой Азии, а другие, во главе с Игорем, повернули на родину, считая, очевидно, что остальные суда погибли в морской пучине.

Отошедший в сторону Малой Азии русский флот представлял собой еще грозную силу. Византийские и русские источники сообщают, что руссы пошли войной по территории Византии от Понта, т. е. Босфора, до Пафлагонии, напомнив грекам о своем нашествии в эти же места еще в IX в. Руссы, сообщает «Повесть временных лет», захватили огромные богатства, много пленных, сожгли попадавшиеся им на пути монастыри, церкви, селения. О масштабах и ярости этого нашествия, даже несмотря на поражение руссов в первой битве, говорят и большие усилия греков по организации отпора руссам. С Востока подошла армия доместика Памфира, насчитывавшая 40 тыс. человек, подтянулись легионы патрикия Фоки и стратига Феодора, располагавшиеся в Македонии и Фракии. И лишь к сентябрю 941 г. руссы были вытеснены из Малой Азии, но для этого потребовалось провести еще несколько сухопутных сражений и одно морское. В последнем бою у малоазиатского побережья русский флот еще раз был атакован огненосными греческими судами и разбит; остатки русской рати вернулись на родину.

А пока руссы в течение трех с лишним месяцев наводили ужас на Византию, Игорь уже готовился к новому походу. Он послал своих людей к варягам, прося их о помощи.

К весне 944 г. новая рать была собрана, и Игорь вместе с союзниками двинулся на Дунай. Пешее войско шло в ладьях водным путем, а конница двигалась берегом. Вести о приближающейся опасности шли в Константинополь со всех сторон: снова тревожную новость сообщил херсонесский стратиг; болгары прислали гонцов с известием, что вместе с руссами идет наемная печенежская конница. И греки решили вторично не искушать судьбу. Навстречу было послано императорское посольство, которое должно было остановить Игоря, заключить с ним перемирие.

Греки предложили по-прежнему выплачивать дань Руси и созвать посольскую конференцию для выработки нового русско-византийского договора.

Одновременно они направили своих послов и в печенежский лагерь, преподнесли печенежским ханам золото и дорогие ткани. Цель их была ясна — оторвать печенегов от Игоря и тем самым усилить свои позиции на переговорах с русским князем.

Игорь созвал свою дружину. Дружинники заявили князю: куда уж лучше — получить дань без сражения. Летописец в таких поэтических словах передает мысли дружинников: «Егда кто весть; кто одолееть, мы ли, оне ли? Ли с морем кто светен? Се бо не по земли ходимъ, но по глубине морьстей: обьча смерть всемъ». Было решено пойти на мир. Но одновременно руссы вели переговоры и с печенегами. Игорь предложил печенегам ударить по враждебной Руси Болгарии, и печенеги отправились в поход: Византии не удалось расколоть русско-печенежский союз; видимо, набег на Болгарию стоил византийского золота.

И еще одну небольшую дипломатическую победу одержали руссы на Дунае: именно здесь, судя по всему, было условлено, что первая посольская встреча по поводу выработки нового мирного договора состоится не как обычно в Константинополе, а в русской столице. Это видно из того, что вскоре после возвращения русской рати на родину в Киев прибыли послы византийского императора Романа I Лакапина «построити мира первого», т. е. восстановить основные нормы соглашения 907 г. Это был новый шаг русской дипломатии, приближавшей Русь к полностью равноправным отношениям с великой империей.

Игорь принял византийских послов и, как свидетельствует летопись, «глагола» с ними о мире. Именно здесь состоялась выработка принципиальных положений нового договора. Киевская встреча стала той предварительной конференцией, где был разработан его проект. Потом русское посольство двинулось в Константинополь для выработки окончательного текста договора. Забегая вперед, скажем, что после его утверждения византийским императором новое византийское посольство появилось в Киеве для того, чтобы присутствовать на утверждении договора великим князем и привести Игоря к присяге на верность договору. Все это было неслыханным делом: дважды императорские послы появлялись в русской столице; в Византии Роман I Лакапин клялся в верности договору в присутствии русских послов. Это был уже равноправный уровень международных дипломатических процедур самого высшего ранга.

Русское посольство прибыло в Константинополь в составе 51 человека, не считая охраны, гребцов, слуг. Это была более многочисленная миссия, чем какая-либо прежде. Уже этот факт указывает, что на посольство возлагались важные задачи, подчеркивает возросшую мощь и международный престиж древнерусского государства, углубление и развитие отношений между двумя странами.

Во главе посольства, как и прежде, стоял главный, первый посол. Он представлен в договоре как посол «великаго князя рускаго». Остальные — это «объчии ели», т. е. обычные, рядовые послы. Но и они каждый имеют громкий титул, связывающий их с великими людьми Русского государства. Вторым упоминается Вуефаст, посол Святослава, сына Игоря, наследника русского престола, третьим идет Искусеви, посол жены Игоря — великой княгини Ольги и т. д. Кроме послов в состав миссии вошли 26 купцов, что подчеркивает возросшую роль русского купечества в международных делах своего государства и указывает на экономический характер предстоящих переговоров.

По-новому звучит в документе представительство миссии. Она именует себя посланцами «от Игоря, великого князя рускаго, и от всякоя княжья и от всехъ людий Руския земля». И еще не раз в договоре употребляются понятия «Русь», «Руская земля», «страна Руския». Посольство, таким образом, действует от имени государства Русь и, более того, от имени всего русского народа. В этом уже видно стремление феодальной верхушки отождествить свои интересы с интересами всей земли.

По-новому звучит и титул русского властелина: в договоре он именуется «великий князь русский», т. е. так, как его величали на Руси. Ушел в прошлое невысокий титул «светлость».

Смотрите так же:  Договор партнера регистратора

По своему содержанию договор 944 г. резко выделяется не только из числа русско-византийских соглашений, но из всего, что дал раннесредневековый дипломатический мир. Масштаб договора, охват им разнообразных политических, экономических, юридических, военно-союзных сюжетов уникален для X в. В его создании видна настойчивая, изощренная мысль византийцев, их знание предмета и мудрость, государственный кругозор, политический размах молодой русской дипломатии.

В договоре 944 г. объединены практически идеи и конкретная часть двух прежних соглашений — 907 и 911 гг., однако, кроме того, они развиты, углублены, дополнены новыми важными положениями.

Новое соглашение — типичное межгосударственное соглашение «мира и любви», которое восстанавливало прежние мирные отношения между странами. Договор возвращал оба государства к «ветхому миру» прошлого, под которым авторы соглашения имели в виду, конечно, договор 907 г. В договоре подтверждались «мир и любовь», воспроизводились все те идеи дружбы и добрососедских отношений, которые присутствовали в соглашениях 907—911 гг. И вновь декларировалось, что мир устанавливается «на вся лета», т. е. навсегда.

В договоре был подтвержден порядок посольских и торговых контактов, установленный еще в 907 г.: «А великий князь русский и бояре его да посылаютъ въ Грекы къ великимъ царемъ к гречьскимъ корабли, елико хотят, со слы и гостьми, яко же имъ уставлено есть». А как известно, «установлено» это было подробно в 907 г. Почти без изменения в новый договор вошел из прежнего текст о порядке прихода русских послов и купцов в Византию, получение ими посольского и купеческого содержания, размещение около монастыря святого Маманта, входа их в город. Здесь же говорится, что, собираясь в обратную дорогу, руссы имеют право на получение продовольствия и снаряжения, «яко же уставлено есть преже».

Подтверждены и обязанности византийских чиновников переписывать состав русских гостей для получения содержания и удостоверения их личности и цели появления в Византии, вводить руссов в город без оружия, через одни ворота, охранять их, разбирать возникающие недоразумения между руссами и греками: «Да аще кто от Руси или от Грекъ створить криво, да оправляеть то». Они также были должны контролировать характер и масштабы торговых операций, удостоверять своей печатью на товарах законность произведенных сделок. Как видим, эта часть договора 907 г. значительно расширена, детализирована, обязанности императорских «мужей» обозначены здесь более подробно, их функции расширены.

Но появились в этой части договора и новшества, и первое среди них — это установление порядка удостоверения личности приходящих из Руси послов и купцов. Теперь они должны предъявлять византийским чиновникам специальные грамоты, выданные им великим русским князем, вернее его канцелярией, и адресованные непосредственно на имя византийского императора. В этих грамотах должно быть обозначено, кто и с какими целями пожаловал в Византию. В случае же, если руссы явятся без таких «удостоверений» и станут выдавать себя за послов и купцов, их надлежало взять под стражу и сообщить о них в Киев: «Аще ли безъ грамоты придуть, и преданы будуть намъ, да держимъ и хра-нимъ, донде же («пока не». — А. С.) възвестимъ князю вашему». В случае сопротивления грекам разрешалось даже убить русса, причем русский великий князь не должен был с них за это взыскивать.

Эти новые пункты договора ясно говорят об усилении государственных тенденций на Руси, о том, что киевский князь практически берет под свой контроль все контакты русских людей с Византией, откуда бы они ни были — из Киева, Чернигова, Переяславля, Полоцка, Ростова, Новгорода, других русских городов. Конечно, в значительной степени эти статьи охраняют классовые интересы русских феодалов, ведь теперь любой беглец из Руси — холоп или феодально-зависимый крестьянин, должник или обедневший ремесленник — должен был немедленно задерживаться греками и отправлен обратно на Русь.

Была у этих статей и еще одна цель: теперь тем русским купцам, которые отправлялись в Византию на свой страх и риск, без княжеского изволения, грозила суровая кара. Эти строгости сводили до минимума зарождение новых конфликтов между руссами и греками.

Появились в договоре 944 г. и иные ограничения для русских людей в империи: руссы не имели права зимовать на своем подворье в Византии. А это означало, что и посольские и купеческие караваны должны были в период одной навигации обернуться и возвратиться на родину. Нет уже ни слова о пребывании посольства в Византии, «елико хотяче», или купцов в течение шести месяцев. Теперь сроки стали более жесткими, и это отражало не только интересы Византии, которая к осени избавлялась от своих весьма значительных материальных затрат и от беспокойного русского соседства, но и интересы Русского государства, стремившегося упорядочить дипломатические и торговые контакты с Византией, сделать их более четкими, профессиональными. Любопытно, что и в греко-персидском договоре 562 г. по этому поводу также говорилось, что послы и гонцы обеих стран «обязаны оставаться недолго в земле, куда приезжают». А ведь Персия вместе с Византией — одно из древнейших государств, где дипломатическая служба была хорошо отработана.

В новом договоре 944 г. заметно, что Русь пошла на некоторые экономические уступки. Русским купцам запрещалось покупать на византийских рынках дорогие шелковые ткани более чем на 50 золотников. Можно было себе представить, сколько таких тканей вывозили руссы прежде, продавая затем втридорога по всем своим городам, а возможно, и в северные страны.

Но самой, конечно, существенной экономической потерей для Руси стала отмена беспошлинной торговли русских купцов в Византии. По этому поводу в договоре просто не сказано ни слова. Вырванное в свое время у Византии силой, оно стало обременительным делом для византийского купечества: русские купцы были поставлены в империи в привилегированное положение, что не могло не наносить ущерб как греческой торговле, так и торговле других стран. Теперь эта привилегия была отменена, и в этом вполне можно усматривать следствие военного поражения русского войска в 941 г.

Заново в договоре 944 г. сформулирована идея о совместной защите обоими государствами прав на личность и собственность холопов, рабов. В случае, если холоп бежит из Руси в Византию или раб — из Византии на Русь, оба государства должны оказывать друг другу всяческую помощь в его поимке и возвращении своим господам. Статьи на эту тему носят четко выраженный классовый характер.

Изменены наказания за имущественные преступления. Прежде за кражу разрешалось убийство, если вор попадался на месте. Теперь установлено более умеренное наказание, соответственно «законам» греческому и русскому, что отражает развитие правовых норм как в Византии, так и на Руси.

Подробно разработаны в новом соглашении вопросы об ответственности за имущественные преступления, побои, за другие нарушения. Они решаются во многом по-иному, в соответствии с эволюцией законодательства в обеих странах, отражают уровень общественного развития обеих стран.

Но особо подробно обоснована идея нового византийско-русского военного союза.

По существу, Русь выступает здесь впервые на правах равноправного союзника Византии, а сами военно-союзные статьи носят всеохватный, масштабный характер. Во второй половине I тысячелетия Византийская империя неоднократно заключала договоры о союзе и взаимопомощи с другими государствами, но ни один из них не сохранился в письменном виде, да еще столь подробно разработанный. В этом смысле договор 944 г. также представлял собой уникальное явление.

Русь и Византия взяли на себя равные обязательства посылать войска на помощь друг другу. Русь — против тех противников Византии, на которых укажет ей империя: «Аще ли хотети начнеть наше царство (империя. — А. С.) от васъ вой на пративящася намъ, да пишемъ къ великому князю вашему, и послеть к намъ, елико же хочемъ». Византия же, как уже отмечалось выше, обязалась посылать на помощь Руси свои войска в том случае, если русский князь попросит о помощи, воюя в Северном Причерноморье, в Корсунской стране, как на Руси называли Херсонес и примыкающие к нему владения. Противник не назван, но он легко угадывается — это Хазария и ее сателлиты в Северном Причерноморье, Приазовье и Поволжье.

Военный союз двух государств основывался не только на общности политических и экономических интересов, но и на том, что острейшие противоречия между ними, в том числе территориального характера, были разрешены.

Два района вызывали особенно обостренный интерес Руси и Византии: Таманский полуостров и устье Днепра. Тамань нужна была руссам для закрепления здесь за собой опорных пунктов на восточных путях — в Азовское море, на Волгу, Северный Кавказ. Но Боспор Киммерийский издавна был сферой владения, а потом и влияния Византии. Теперь здесь прочно обосновались руссы. Греки, говоря в договоре об общих действиях вместе с руссами против живущих неподалеку «черных болгар», кочевников, вассалов Хазарии, указывали, что болгары нападают не только на «страну Корсунскую», т. е. причиняют ущерб Херсонесу и его владениям, но и «пакостят стране его», т. е. русскому князю. Тем самым греки признали данный район сферой влияния Руси, пригласив русского князя защищать наряду со своими владениями и византийские.

Устье Днепра, Белобережье, остров Святого Елферия являлись важным военно-стратегическим районом: отсюда руссы выходили в Черное море во время своих стремительных морских походов, здесь располагались византийские, херсонесские аванпосты. И когда херсонесский стратиг посылал весть о начавшемся походе русского войска на Константинополь, первые сведения приносили ему разведчики, чьи посты находились в днепровской дельте. Руссы стремились удалить отсюда греков, создать здесь свои поселения, но и греки упорно боролись за сохранение за собой этого района.

В новом договоре стороны поладили между собой. Византия добилась того, что руссам запрещалось «творить зло» херсонесским рыбакам, изгонять их из этих мест. А это означало, что греки сохранили возможность своей разведке по-прежнему присутствовать в этом районе. Но это одновременно означало и признание греками устья Днепра сферой влияния Руси. Особенно это становится очевидным из слов договора о запрещении руссам зимовать в днепровском устье. В остальное же время появление их в здешних местах признается правомерным. Причем никаких наказаний за то, что руссы останутся здесь и на зимовку или помешают херсонесцам ловить рыбу в днепровских водах, не предусматривается. Статья по этому поводу является лишь благим пожеланием.

Так был разрешен спор, но. лишь на время. Совершенно очевидно, что противоречия Руси и Византии в спорных районах не были устранены, и очевидно, что их решение переносилось на будущее; пока же был нужен мир и военный союз.

А вскоре русская рать выступила в новый поход на Восток, на город Бердаа. Как и договор 911 г., новое соглашение было оформлено по всем самым высшим меркам международной дипломатии. Договор был составлен в двух экземплярах — на греческом и русском языках. Каждая из сторон принимала присягу в верности договору на своем тексте. Русские послы, как это следует из летописной записи, «водили суть царя. роте», т. е. приняли клятву в верности договору 944 г. Романа I Лакапина и его сыновей. Затем огромный караван, состоящий из русского и византийского посольств, направился на Русь. Руссы возвращались на родину, а греки ехали в Киев, для того чтобы принять на договоре присягу Игоря, его бояр и дружинников.

И вот в русской столице наступил торжественный день. Утром Игорь призвал к себе византийских послов и вместе с ними отправился на холм, где возвышалась статуя главного бога Руси — Перуна; к его ногам руссы сложили свое оружие, щиты, золото. Таков был не только русский обычай: многие языческие народы восточной Европы давали клятву на оружии и золоте. Русь и в этом смысле шла в русле международной традиции.

Здесь Игорь и его люди совершили обряд присяги. Видные же русские бояре и дружинники, являвшиеся христианами, отправились вместе с послами в церковь святого Ильи и там принесли клятву на кресте.

Затем был торжественный прием византийского посольства великим русским князем: послы были богато одарены мехами, челядью, воском — традиционными статьями русского вывоза в Византию.

Русский оригинал договора отправился с послами в империю, а копия с этого текста и греческий оригинал соглашения легли в великокняжеское хранилище.

944 ГОД ДОГОВОР РУСИ С ВИЗАНТИЕЙ Текст

[И] 10) при- ведоша Руския слы п), и велеша 12) глаголати [и] 13) пи- сати 14) обоих речи на харатью 15).
* #
Равно другаго 16) свещанья, бывшаго при цесари 17) Романе18) и Костянтине и Стефане, христолюбивых владыках] 19).
4РЦ Мы от рода Рускаго съли ]) и гостье: Ивор, сол Игорев, великаго князя Рускаго, и объчии 2) ели3): Вуе- фаст Святославль, сын Игорев4); Иску сев 5) Ольги княгини; Слуды Игорев нетия Игорева6); Улеб Володиславль; Каницар 7) Передъславин 8); Шихъберн 9) Сфандр 10), жены Улебле11); Прастен12) Турдов 13); Либиар Фо- стовь 14); Грим Сфирков 15); Прастен Акун 16), нетия Игорева 17); Кары 18) Студеков 19); Каршев Тудоров 20); Егри Ерлисков21); [Воист] 22) Войков23); Истр24) Аминь- дов25); Прастен Бернов; Ятвяг26) Гунарев; Шибрид27) Аддань28), Кол Клеков; Стегги Етонов; Сфирка. ..29) Алвад 30) Гудов; Фруди 31) Тулбов 32); Мутур 33) Утин34); Купець: Адунь 35), Адулб36), Иггивлад37), Улеб38), Фру- тан, Гомол, Куци, Емиг, Турьбрид39), Фуръстен, Вруны40), Роалд41) Гунастр, Фрастен, Иггелд42), Туръ- берн43) [й другии Турберн, Улеб. Турбен] 44), Моны,

Смотрите так же:  Требования к фотографии на российский загранпаспорт

Руалд, Свень, Стир, Алдан45), Тилии46), Апубкарь 47), [Свень]48), Вузлев49), [и] Синько50) Боричь51), послании от Игоря, великого52) князя Рускаго, и от всякоя княжья 53) и от всех людии Руския земля. И 54) от тех заповедано обновити ветъхии мир, [от] 55) ненamp;видящаго добра и враждолюбьца дьявола, разорении 56) от мног лет, и57) утвердити любовь межю Греки и Русью.
И58) великии князь нашь Игорь59) и боляре его и людье вси Рустии послаша ны к Роману и Костянтину и60) Стефану, к61) великим цесарем Гречьским, створити любовь с самеми цесари [и] со62) всемь болярьством и с всеми людьми Гречьскими на вся лета, дондеже сияеть 63) солнце и весь мир стоить. Иже 64) помыслить 65) от страны Руския раздрушити 66) таку 67) любовь, и елико их крещенье 68) прияли суть69), да приимуть месть от бога вседержителя, осуженье70) на погибель в сии71) век [и]72) в будущии, а73) елико их есть не хрещено74), да не имуть помощи от бога, ни от Перуна, да не ущитятся щиты своими, и75) да посечени будуть мечи своими [и] 76) от стрел, и от иного77) оружья своего, и да будуть раби в сии век [и] 78 в будущии.
400 А 1) великии князь Рускии и боляре2) его да по- сылають3) в Греки к великим цесарем Гречьским корабля4) елико хотять5), со слы [своими] 6) и с гостьми. Якоже им7) уставлено есть, ношаху ели8) печати злати9), а гостье10) сребренип), ныне же уведел 12) есть князь вашь 13) посылати грамоты14) ко цесарьству нашему15); иже посылаеми бывають от них [ели] 16) и гостье, да при- носять 17) грамоту, пишюче 18) сице: яко послах корабль селико 19); и от тех да увем>ы 20) и мы 21), оже 22) с миромь приходять23). Аще ли без грамоты придуть24), и преданы25) будуть нам26), да27) держим и храним, дондеже възвестим князю вашему28); аще ли руку не дадять и противятся, да29) убьени будуть30), да не изищется31) смерть их от князя вашего; аще ли, убежавше, в Русь придуть32), [и]33) мы напишем ко князю вашему34), яко35) им36) любо, тако створять 37).
40На Аще38) придуть39) Русь бес купли40), да не взлшають месячна41). [И] 42) да запретить князь слом43) своим и 44) приходящим 45) Руси еде, да не 46) творять бе-

щинья47) в селе48) ни49) в стране нашей50). И приходящим51) им52) да витають у святаго Мамы, да послеть цесарьство наше 53), да испишють 54) имена 55) их 56) [и] 57) тогда возьмуть месячное58) свое:59) первое от града60) Киева, паки61) «из Чернигова и62) Переяславля63). [И] 64) да входять в град65) едиными66) враты67) со цесаревым) мужем без оружья мужь 50, и да творять куплю, якоже68) им надобе69) [и]70) паки да исходять; и71) мужь це- сарства нашего 72) да хранить я. Да аще кто от Руси или от Грек створи[ть] 73) криво, да оправляеть то[и] 74). Входяще75) же Русь в [г] рад76), да [не творять пакости] 77) не имеють власти78) купити паволок лише по 50 златьник 79). И от тех паволок аще кто крьнеть 80), да показаеть81) цесареву мужю 82), и тъ 83) е84) запечатаеть и дасть им. И отходящей 85) Руси отсюду 86), взимають 87) от нас, еже надобе брашно на путь, и еже надобе лодьям, якоже уставлено есть первее 88), и 89) да возъвращаются 90) с спасением91) в страну92) свою; [и] 93) да не имеють власти 94) зимовати у святаго Мамы.
Аще1) ускочить челядин от Руси, понеже2) при- дуть 3) в страну цесарьствия нашего 4) и от святаго Мамы [и] 6) аще будеть [обращется] 7), да поимуть и; аще ли не обрящется, да на роту идуть наша христианаа Русь 8) по вере их9), а не хрестьянии по закону своему, ти тогда взимають от нас цену свою, якоже уставлено есть преже, 2 паволоце за челядин 10).
Д1 Аще ли кто от людии цесарства нашего !), [и]ли2) от града3) нашего1), или от инех град4) ускочить челядин нашь к вам, и принесеть что, да въспятять 5) и6) опять, а 7) еже что принесл, будеть все цело, да 8) възмуть 9) от него золотника10) два [имечнаго] п).
ж Аще ли кто покусится от Руси взяти что от людии цесарьства нашего1), иже то створить, покажнен будеть вельми; аще ли взял будеть, да заплатить сугубо2); а аще створить [тоже] 3) Грьчин Русину, да прииметь ту же4) казнь, якоже приял есть и он.
?В Аще ли ключится украсти Русину от Грек что, или Грьчину от Руси, достойно есть да възвратить 1) [е] 2) не точью едино, но и цену его; аще украденное3) обря- щёться продаемо4), да вдасть цену5) его сугубо6), и

то [и] 7) покажнен 8) будеть по закону Гречьскому 9) [и] по уставу 10), и по закону п) Рускому 12).

«В [И] 1) елико хрестьян от власти нашея2) пленена[4]) приведуть Русь 4) ту 5), аще будеть уноша или девица добра, да вдасть6) златник7) 10, и поиметь8) и; [аще9) ли 10) есть средовичь, да вдасть златник] 11) 8, и поиметь 12) и 13); аще ли будет стар или детищь 14), да вдасть15) златник16) 5.
Аще ли обрящются Русь 17), работающе у Грек, аще ли18) аще ли суть пленьници 19), да искупають 20) я21) Русь по 10 златник22); аще ли купил23) буде[ть] 24) Грьчин, под хрестомь2о) достоить ему, да возьметь цену свою26), елико же27) дал будеть на немь.
А 1) о Корсуньстеи 2) стране3). Елико же4) есть град5) на той части6), да не имать7) власти8) князь9) Рускии 10), да воюеть п) на тех 12) странах13), а14) та страна не покаряется вам 15); тогда, аще просить вой у 16) нас князь Рускии 17), да воюеть 18), дамы 19) ему, елико ему будеть требе20).
«0 и1) о том. Аще обрящють Русь кубару2) Гречь- скую3), въвержену4) на коем 0) любо месте, да не пре- обидять 6) ея; аще ли от нея возьметь кто что, [и]ли7) человека поработить или убьеть, да будеть повинен8) закону Руску и Гречьску9).
^ЕВЭ Аще1) обрящуть2) в устьи3) Днепра4) Русь Корсуняны, рыбы ловяща 5), да не творять им зла никакого 6) же. И да не имеють власти Русь эимовати в устьи 7) Днелра, Белобережии 8), ни у святого Елеуферья9); но егда придеть осень да 10) идуть в домы своя, в Русь.
Шй А о сих. Иже1) то приходять Чернии Болгаре, [и] 2) воюють в стране Корсуньстеи, и3) велим’ князю Рускому, да их не пущаеть и пакостять 4) стране 5) его6).
(Ш Ци аще1) ключится проказа некака2) от Грек, сущих3) под властью цесарьства нашего4), да не имать5) власти6) казнити я, но повеленьемь цесарьства нашего7) да прииметь, якоже будеть створил.
$001 Аще 1) убьеть Хрестьянин 2) Русина 3) или Русин Хрестьянина, да 4) держим будеть створивыи убийство от ближнйх5) убьенаго, да убьють и.

Аще ли ускочить створивыи убой 6) [и] 7) аще будеть имовит, да возьмуть именье его ближьнии убьенаго. Аще ли есть неимовит 8) и ускочить же9), да ищють его, дондеже обрящется 10); аще ли- обрящется п), да убьен будеть.
СЩй Ци 1) аще ударить мечем или копьем, или кацем любо оружьем2) Русин Грьчина или Грьчин Русина3), да того деля греха заплатить сребра 4) литр 5 5) по закону Рускому. Аще ли есть неимовит, да како6) можеть, в то- лико7) же [и] 8) продан будеть, яко да 9) и порты, в них же ходить10), да11) и то12) с него сняти; а о проче 13) да на роту ходить 14) по своей вере, яко не имея ничтоже, ти 15) тако пущен 16) будеть. •
ЙИ Аще ли хотети начнеть наше1) цесарьство от Вас2) вой на противящаяся3) нам, да пишють 4) к5) великому князю вашему6), и послет к нам, еликоже хочем7); и оттоле уведять ины8) страны каку9) любовь имеють Грьци с Русью.
ИЫ Мы же свещание J) се2) написахом3) на двою харатью, и 4) едина харатья есть у цесарьства нашего, [на ней же есть крест и имена наша написана, а на друзей 5) ели6) ваша7) и гости ваша8). А отходяще9) со слом10) цесарьства нашего11), да допроводять 12) [ю] 13) к великому князю Рускому Игореви и к людем его; и ти, при- нимающе 14) харатью, на роту идуть хранити истину, яко[же] 15) мы свещахом [и] написахом16) харатью сию, на ней же суть имена 17) наша написана.
Мы же, елико нас хрестилися 18) есмы, кляхомъся церковью святаго Ильи 19) в сборней 20) церкви и предлежащем21) честным крестом и харатьею сею, хранити22) все, еже есть написано на ней, [и] 23) не преступити24) от него25) ничтоже; а иже26) преступить се от страны на- шея, [и]ли князь, [и]ли27) ин кто, [и]ли2/) крещен, или некрещен, да не имать 28) помощи от бога, и29) да будеть раб30) в сии31) век [и] 32) в будушии, и да зако- лен33) будеть своим оружьем.
А некрещении34) Русь35) [да] 36) полагають щиты своя и мечи свои37) наги [и]38) обручи свои39) и [про- чаа] 4П) оружья41), [и]42) да кленутся о всемь43), яже суть 44) написана на харатьи сеи, хранити от Игоря и от
всех боляр 45) и от всех людии [и] от 46) страны Рускйяг в 47) прочая лета и воину 48).
Аще ли же49) кто от князь или50) от людии51) Рус- ких, [и]ли52) хрестьян, или не хрестьян53) преступить се54), еже есть писано50) на харатьи сеи 56), [и] 57) будеть достоин своим оружьем умрети, и да будеть клят от бога и от Перуна, яко58) преступи свою клятву59).
Да обаче60) будеть добре Игорь великии князь да хранить61) любовь сию62) правую, да63) не раздрушит- ся64), дондеже солнце сияеть65), и весь мир стоить^ в нынешния 66) веки67) и в будущая68).
Послании же ели Игорем1) придоша к: Игореви сlt;5 слы2) Гречьскими [и]3) поведаша вся речи цесаря Романа4). Игорь же призва слы5) Гречьския [и]6)’ рече им7): «глаголите8), что вы казал цесарь?» И реша9) ели 10) цесареви: «се, посла ны цесарь, рад есть п) миру 12)г хощеть 13) мир имети со князем Руским 14) и любъве15). [И] 16) твои ели 17) водили суть цесаря наша 18)) роте* нас послаша роте водит 19) тебе и мужь твоих». [И] 20); обещася Игорь сице створити. [И] наутрия21) призма Игорь слы22), и приде на холм23), кде стояше Перун; [и] 24) покладоша оружьа своа 25) и щиты26) и злато27);; и ходи Игорь роте и мужи 28) его [и] 29) елико поганых 30) Руси, а хрестьяную Русь водиша роте31) в32) церкви свя- таго Ильи, яже33) есть над Ручаемgt;, конець Пасынъче беседы 34). Се бо бе сборная церкви, мнози бо бёша Варязи» [и Козаре] 3о) хрестьяни. Игорь же, утвердив мир с Греки36), отпусти слы37), одарив38) скорою39) и40) чв^- лядью41) и воском, и отпусти я. Сли 42) же придоша ко-1 цесареви, [и] 43) поведаша 44) вся речи Игоревы 45X и лш^ бовь, юже 16) к Греком.
ПСРЛ, т. /, в. 1 у стр. 46—54