Адвокат лада

Оглавление:

Лада Горелик, адвокат и управляющий партнер МКА «Горелик и партнеры», комментирует для портала «Право.ру» самые революционные положения «Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве», предложенного ФПА

Рамки защиты: ФПА предложила ввести стандарт для адвокатов-криминалистов

В каждой профессии есть свои стандарты, соблюдение которых обязательно для всех. ФПА предложила ввести такие же для адвокатов, осуществляющих защиту по уголовным делам. Защитники эту инициативу поддержали и одобрили. Самым революционным нововведением эксперты «Право.ru» назвали данную адвокату возможность выйти из процесса, чтобы защитить права подзащитного.

Около года назад в Федеральной палате адвокатов появилось новое подразделение — Комиссия по стандартам этики (см. «Просто монополия нами не переварится»). Одним из первых и самых важных ее проектов стало создание «Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве», который ФПА сегодня вынесла на общественное обсуждение.

В предисловии к документу сказано, что он включает «минимальные требования, которые необходимо соблюдать адвокату-защитнику при выполнении профессиональных обязанностей». Как рассказала «Право.ru» Светлана Володина, вице-президент Федеральной палаты адвокатов, это и было целью разработки стандартов. «Защита — это наша основная деятельность, мы здесь — монополисты, — пояснила Володина. — Поэтому у каждого должно быть единообразное понимание того, каков минимальный обязательный объем услуг адвоката, как он должен и не должен действовать, особенно, если речь идет об адвокатах по назначению». По ее словам, в квалификационные комиссии адвокатских палат нередко поступают жалобы от подзащитных, которые уверены: юридическую помощь им оказали некачественно, не в полном объеме. До сих пор этот самый объем унифицирован не был, но стандарт позволит это сделать. «При этом наша задача — не привлекать адвокатов к дисциплинарной ответственности, а научить действовать правильно», — уточнила Володина. И если опытные защитники и так неукоснительно соблюдают предложенные стандарты, то для адвокатов-новичков они могут стать своеобразным «учебником». С этим согласился Антон Соничев, адвокат бюро «Деловой фарватер»: «Маловероятно, что этот документ поменяет что-либо в работе адвоката. Он содержит минимальные требования, которые необходимо соблюдать адвокату-защитнику при выполнении профессиональных обязанностей, которые все и так соблюдают. При этом данные требования основаны на нормах действующего законодательства, ненормативных актах и сложившейся практике».

Как оценивают инициативу адвокаты?

Несмотря на то, что после публикации стандарта прошло всего несколько часов, Володина сообщила о том, что на него уже поступают положительные отзывы от членов адвокатского сообщества. «Наверное, это самый важный стандарт для работы адвокатов, мы его очень ждали, и я довольна результатом, — говорит вице-президент ФПА. — Детали же мы будем обсуждать и доводить до совершенства».

Эксперты «Право.ru» — адвокаты — также поддерживают стандартизацию своей работы. Александр Забейда, партнер АБ «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры» считает, что принятие стандартов участия адвоката в уголовном процессе сегодня не просто актуально, а скорее стало жизненно необходимо для адвокатов, практикующих по уголовным делам. «В настоящее время в этой сфере накопилось достаточно много старых проблем, которые действующим законодательством урегулированы не были, либо их регламентация не была детальной», — говорит он.

«Комментируемый текст в целом оставляет положительное впечатление и свидетельствует об общении многолетней практики как самих адвокатов-криминалистов, так и дисциплинарной практики квалификационных комиссий адвокатских палат. Прежде всего «Стандарт» будет полезен начинающим адвокатам, а также самим подзащитным, которые хотят разобраться в основных нюансах, свидетельствующих о качестве поведения адвоката-защитника», — считает Павел Хлюстов, адвокат партнер «Борщевский и партнеры».

Александр Боломатов, адвокат, партнер юрфирмы «ЮСТ» считает, что стандарт станет внутренним кодексом для членов адвокатской корпорации, выработанный внутри корпорации, который определяет требования к исполнению своих обязанностей адвокатами, допустимое и запрещенное для членов корпорации. «Данные стандарты разработаны, в том числе, по материалам многочисленных дисциплинарных производств в адвокатских палатах, где решались вопросы лишения статуса адвоката. Они же в таком унифицированном виде и с учетом комментариев будут применяться в будущих дисциплинарных производствах», — говорит он.

Лада Горелик, адвокат, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры» надеется, что стандарты ФПА породят определенность и стабильность разрешения тех или иных вопросов деятельности адвокатов, практикующих ведение уголовных дел. «В них могут быть однозначно разрешены некоторые дискуссионные вопросы, будет выработана более детальная регламентация порядка действий защитников в уголовном процессе в различных нестандартных ситуациях», — комментирует она свою точку зрения.

Анастасия Рагулина, директор Юридической группы «Яковлев и Партнеры», к.ю.н., доцент кафедры уголовного права МГЮУ им. О.Е.Кутафина считает, что анализируемый стандарт позволит с одной стороны, более четко регламентировать деятельность адвоката по уголовным делам, а с другой – защитить лиц, подвергшихся уголовному преследованию, от действий недобросовестных представителей правоохранительных органов и недобросовестных «защитников».

В свою очередь, Забейда перечислил ряд спорных вопросов документа. Например, защитнику вменяют в обязанность знакомиться с материалами дела в полном объеме или обязанность знакомиться с протоколами судебных заседаний. Нужно ли знакомиться с протоколом судебного заседания, если дело рассматривалось в особом порядке и подсудимый согласился с решением суда? Является ли дисциплинарным проступком, если адвокат в этом случае не исполнил требование стандартов? Или будет ли являться дисциплинарным проступком, если адвокат-защитник ознакомился с материалами дела не в полном объеме, но по его ходатайству дело было прекращено? На мой взгляд, нет, хотя обязанность сформулирована в документе весьма императивно. «В любом случае, инициативу ФПА по наведению порядка в уголовной адвокатуре я могу только приветствовать, и хотя разного рода «шероховатости» документа все же имеются, уверен, что их можно будет разрешить в ходе процесса его принятия», — считает адвокат.

По словам президента ФПА Юрия Пилипенко, окончательный вариант стандартов утвердят в апреле будущего года на Всероссийском съезде адвокатов, активное обсуждение состоится 9 декабря этого года на конференции, куда съедутся адвокаты со всей России.

В ФПА подсчитали, что основной статьей дохода 70% российских адвокатов является оказание юридических услуг по назначению суда и следствия. Нередко защитники подходят к своей работе формально, например, закрывая глаза на нарушения, допущенные следователями. Александр Боломатов, адвокат, партнер юрфирмы «ЮСТ», говорит о том, что предложенный ФПА регламент поможет исправить это положение. Как минимум, подзащитные смогут точно понимать объем оказываемых им услуг. «Вместе с эффективной системой привлечения адвокатов к ответственности за неисполнение стандартов это повлечет значительный рост доверия клиентов к адвокатской корпорации и повысит доверие к профессии адвоката в целом», — уверен он. Кроме того, документ повлияет и на отношение к адвокатам представителей правоохранительной и судебной систем. «Суды и следственные органы будут понимать, что адвокат — не номинальная фигура в процессе, а лицо, обязанное предпринимать действенные шаги по защите своих клиентов. Это вынудит их соблюдать элементарные требования процессуального закона», — комментирует Боломатов.

«Отсутствие стандартов порождало ряд неопределенностей в исполнении адвокатами своего долга. В первую очередь возникали вопросы к деятельности адвокатов про назначению, которые, зачастую, подходили к своим обязанностям формально, а иногда и явно вредили своим подзащитным, — соглашается с коллегой адвокат Алексей Михальчик. — При наличии четких критериев качества юридической помощи, установленных данным документов, правильно оценить работу таких защитников».

Так, в предложенных стандартах говорится, что адвокат по назначению вправе принять на себя поручение по защите подозреваемого или обвиняемого, если ранее приглашенный ими адвокат по соглашению не явился в течение 24 часов с момента фактического задержания или помещения под стражу. Причем, именно адвокат должен уведомить задержанного (заключенного под стражу) о возможности в течение суток заключить соглашение с иным защитником. Если подзащитный делать этого не намерен или его адвокат не может прибыть в течение суток, защитник по назначению может вступить в уголовное дело до истечения этого срока. Назначенный адвокат не может приступить к работе против воли подзащитного, если у него уже есть защитник по соглашению или назначению, за исключением случаев, когда тот в течение пяти суток не может принять участие в запланированных следственных, процессуальных действиях или в судебном заседании. Но даже в этом случае обвиняемый или подсудимый вправе письменно отказаться от адвоката. Если такое заявление будет удовлетворено, защитник должен отказаться от работы, при оставлении его без удовлетворения — обжаловать это решение, но продолжить участие в уголовном деле. Адвокат не может перестать оказывать помощь клиенту в случаях, когда его участие в деле по закону обязательно, вплоть до назначения нового защитника.

Смотрите так же:  Курсовая экспертиза качества майонеза

Нередко адвокаты, вступающие в уголовное дело по соглашению, подписывают его не с самим подзащитным, а с кем-то из его близких, действующих по доверенности. Стандарты жестко регламентируют отношения защитника и третьих лиц, выступающих доверителями.

Так, соглашение должно быть заключено для «очевидной выгоды и пользы подзащитного». А после его подписания адвокат при первой возможности обязан получить от фигуранта по уголовному делу, которого он защищает, письменное согласие на получение им юридической помощи. Причем, это обязательно, даже если подзащитный фактически принял помощь адвоката, например, участвует с ним в следственных и процессуальных действиях. Если такого одобрения защитник не получил, он должен устраниться от участия в деле.

При этом, несмотря на то, что соглашение с адвокатом заключают, например, родственники подсудимого, позицию и тактику защиты он должен согласовывать не с ними, а непосредственно с подзащитным. Более того, без поручения или согласия подзащитного он не имеет права сообщать доверителям эту информацию, не нарушив адвокатской тайны.

Говорится в документе и о том, что круг полномочий и обязанностей защитника может не ограничиваться соглашением, если оно нарушает УПК или законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре. Например, заключено в объеме, не предполагающем оказание помощи подзащитному на протяжении конкретной стадии уголовного производства. Исключение из этого правила — процедуры, которые не предполагают исполнения адвокатом функций по защите клиента (участие в разовых следственных или оперативных действиях, консультация подсудимого по месту содержания, изучение материалов дела и анализ тактики защиты и пр.).

Самостоятельность адвокатов

По словам вице-президента ФПА Светланы Володиной, нередко адвокаты-новички делают ошибки именно при определении границ своей самостоятельности, как защитников. Стандарт исключает спорные трактовки законодательства, давая четкую схему действий. Указывает, что изменять ранее сформированную позицию и тактику по делу и совершать юридически значимые действия адвокат, как правило, может только по согласованию с подзащитным.

Если у него нет возможности или времени на то, чтобы выяснить позицию подзащитного, а решение нужно принять немедленно, «защитник действует самостоятельно, исходя из своего внутреннего убеждения и собственного понимания интересов подзащитного, с последующим уведомлением подзащитного об их совершении». Также адвокат принимает самостоятельные решения, когда позиция подзащитного, «в силу его психических недостатков», противоречит его законным интересам или когда тот находится за пределами РФ или просто уклоняется от явки в суд. В этом случае адвокат должен «честно, разумно, добросовестно, принципиально исполнять процессуальные обязанности, активно защищать права, свободы и интересы подзащитного» и не совершать действий, которые могут нарушить или поставить под угрозу его права и интересы. «Данные моменты основаны на сложившейся практике и четко не прописаны в нормах и требованиях законодательства, поэтому будут полезны начинающим адвокатам, у которых мало опыта», — комментирует Антон Соничев, адвокат бюро «Деловой фарватер».

Когда адвокат может уйти

В п. 7 ст. 49 УПК сказано, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого. «Если соглашением не закреплено иное» и «кроме случаев, указанных в законе», уточняет стандарт. Согласно документу, адвокат должен исполнять функции защитника до вынесения итогового акта по делу, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы. В обязательном порядке адвокат должен обжаловать приговор, которым подзащитный осужден на пожизненное заключение. Если осужденный отказывается идти в апелляцию, защитник все равно вправе подать жалобу, «в зависимости от конкретных обстоятельств дела». Например, если уверен, что подзащитный себя оговаривает.

Интересными экспертам показались положения ст. 13 стандарта, в которой перечислены исключительные случаи выхода адвоката из дела. Например, он может самоустраниться, если подзащитный заявил, что отказывается от помощи адвоката, а следователь или судья не принимает решения по этому ходатайству или препятствует возможности согласования позиции стороны защиты. Также защитник вправе отказаться от участия в следственном (процессуальном) действии или судебном заседании и покинуть место его проведения, если следователь (дознаватель) или судья «грубо нарушает закон и иным образом существенно нарушает действующее законодательство». При этом степень подобного нарушения, по убеждению защитника, должна подрывать «базовые принципы и назначение уголовного судопроизводства, делая невозможным разумное, добросовестное и квалифицированное выполнение обязанностей защитника по защите прав и интересов подзащитного». Как правило, перед тем, как выйти из процесса адвокат сообщает об этом клиенту. Такие «экстренные» действия не считаются нарушением прав подзащитного, поскольку дальнейшее участие адвоката, «по сути, легитимизирует нарушение его прав». «Весьма важными, практически революционными, являются пункты, ст. 13 [стандарта], которая рассматривает демарш с самоустранением адвоката из процесса, как крайнее средство защиты прав своего доверителя», — комментирует адвокат Алексей Михальчик. Согласна с ним и Лада Горелик, адвокат, управляющий партнер КА «Горелик и партнеры». «Полагаю, что реализация защитником права, указанного в ст. 13 [стандарта] являлась бы одним из методов борьбы адвокатов с незаконными действиями следственных и судебных органов, которые, как показывает практика, в настоящее время часто вообще не воспринимают аргументы защиты, отказывая в удовлетворении законных и обоснованных ходатайств, жалоб, заявлений, чем грубо нарушают базовые принципы закона», — говорит юрист.

В предложенной версии документа ФПА заявляет об активной позиции адвокатских палат при недопущении или выходе адвоката из уголовного процесса. Так, например, наряду с основаниями, предусмотренными законодательством, адвокат не может участвовать в уголовном деле, если при его назначении защитником нарушен порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, определяемый адвокатской палатой субъекта РФ. Также там говорится и о том, что если защитник отказался участвовать в следственном или ином процессуальном действии, покинул место его проведения, отказался от участия в судебном заседании, а также отказался от принятой на себя защиты по делу либо приостановил принятую на себя защиту, он обязан незамедлительно сообщить об этом в Совет адвокатской палаты.

Корпоративная солидарность

Стандарты направлены не только на защиту прав подсудимых и их защитников, но и на укрепление «цеховой солидарности» адвокатов. Например, они обязывают защитника, вступившего в уголовное дело, в разумный срок известить об этом других адвокатов того же подсудимого. Если же у юриста есть основания предполагать, что отвод прежнего защитника был незаконным (в том числе, если он связан с принудительным отказом подзащитного от адвоката), он обязан немедленно уведомить того о своем назначении. Анастасия Рагулина, директор «Яковлев и партнеры», назвала этот пункт «интересным и заслуживающим внимания». Напоминает стандарт и о том, что если у подсудимого несколько защитников, им, как правило, необходимо согласовывать принимаемые юридически значимые решения и действия, совершаемые в интересах подзащитного, и, в любом случае, информировать о них других защитников.

Ознакомиться с полным текстом «Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве» можно здесь.

Орлова Лада Алексеевна

Основные данные:

При добавлении отзыва на страницу Орлова Лада Алексеевна, постарайтесь быть объективными. Любой комментарий проходит проверку модераторов, это занимает время. Ваши слова должны быть ПОДКРЕПЛЕНЫ ДОКУМЕНТАЛЬНО(чеки, решения суда и пр.)! Оставляйте контакты, иначе ваш отзыв рискует быть удаленным!

Вся доступная информация об адвокате Орлова Лада Алексеевна. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Орлова Лада Алексеевна и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.
Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.

Лада Горелик, адвокат и управляющий партнер МКА «Горелик и партнеры», рассказала «Право.ру», почему страховым компаниям для успешной конкуренции с «автоюристами» нужно прежде всего пересмотреть подход к бизнесу и только потом – судебную практику

Защитники или мошенники: страховщики просят ВС избавить их от «автоюристов»

Российский союз автостраховщиков просит Верховный суд разъяснить нижестоящим судебным инстанциям популярные у «автоюристов» схемы, благодаря которым они все чаще выигрывают разбирательства и взыскивают выплаты, в разы превышающие страховые компенсации. Эксперты Право.ru разошлись в квалификации такой категории юристов: с одной стороны, без их помощи автовладельцы зачастую бессильны в суде, с другой – их действия все-таки «не совсем законны».

Представители страховых компаний, Центробанка и Верховного суда соберутся 26 мая для обсуждения проблемы так называемых «криминальных автоюристов», которые специализируются на спорах по возмещению ущерба в рамках автогражданки, пишет ТАСС. На повестке встречи, в частности, подготовленный РСА комплекс мер по борьбе с деятельностью таких юристов, которая уже привела к закрытию филиалов страховых компаний в ряде регионов из-за многомиллиардных убытков и прекращению продаж полисов ОСАГО. Перечень мер после майских праздников был направлен ВС для предварительного ознакомления.

Юриспруденция на грани криминала

В письме РСА раскрывается схема работы «автоюристов», которые перехватывают потерпевшего после ДТП и на месте аварии заключают с ним договор или же оформляют доверенность. Юристы сразу же выплачивают водителю определенную сумму, из-за чего потерпевший не обращается к своему страховщику ОСАГО напрямую. Впоследствии страховая компания получает досудебную претензию, однако поврежденный автомобиль на осмотр не предоставляется. Криминальные юристы заинтересованы рассмотреть дело именно в суде, минуя страховую компанию.

«Таким образом, страховщик не имеет возможности определить размер ущерба. Итог – штрафы, пени, завышенный размер ущерба, которые идут не в пользу потерпевшего, а в пользу «автоюриста», что можно классифицировать как злоупотребление правом», – отмечается в письме РСА. В нем также сказано, что «автоюристы» вывели со страхового рынка около 10 млрд рублей в 2015 году, а в наиболее проблемном Южном федеральном округе доля судебных выплат в общем объеме страховых выплат достигает 40%. Если средний размер выплаты по ОСАГО в досудебном порядке с 2011 по 2015 годы составляла 35 615 рублей, то средняя выплата за тот же период с учетом судебных издержек почти вдвое больше – 62 944 рублей. РСА просит ВС ввести требование использовать при оценке ущерба единую методику и предъявлять разбитый в ДТП автомобиль на экспертизу.

Смотрите так же:  Отзыв на исковое заявление о возмещение ущерба

«Хотелось бы обратить внимание на состав участников встречи, которая должна состояться 26 мая, на мой взгляд, явно не хватает представителей автовладельцев, т.е. застрахованных лиц», — говорит глава юрдепартамента компании Heads Consulting Диана Маклозян. По сути будут встречаться страхователи и в одностороннем порядке без учета мнения противоположной стороны высказывать свою позицию об увиденных ими схемах суду, то есть стороне, которая изначально должны быть непредвзята и независима, так что сам факт этой встречи смущает, а ее результаты кажутся заведомо спорными и односторонними. «Сложно назвать схемой, то что признано судом, причем не в одной инстанции, это скорее способ защиты права, который верно разработан, эффективен и подтвержден судом», — отмечает Маклозян.

ФАС на стороне «автоюристов»

Потребители вправе обращаться за помощью к «автоюристам» при недоплатах страховщиков по ОСАГО, и эти обращения – вполне нормальный процесс. С таким заявлением на экспертном совете Федеральной антимонопольной службы выступил замглавы ведомства Андрей Кашеваров. «У каждого есть право выбирать способ защиты. И если кто-то что-то не доплачивает, надо в первую очередь смотреть на себя с точки зрения выплат, а не обижаться на кого-то, кто защищает права, если они требуют защиты по существу», – сказал Кашеваров. Кроме того, ему непонятны жалобы страховых компаний на то, что деятельность «автоюристов» генерирует им убытки. «Если у меня оценка ущерба 38 000 рублей, а мне выплачивают 5000 рублей, как говорить о том, что страховщики терпят убытки, когда они должны эту сумму мне возместить?» – недоумевает представитель антимонопольной службы.

В ФАС справедливо отметили, что это нормальная практика, говорит юрист московского офиса юридической фирмы «Ильяшев и Партнеры» Иван Стасюк. «Страхователь защищает свое право, несет в связи с этим расходы, – добавляет эксперт. – При этом, если сумма взыскания небольшая, это не означает, что юруслуги должны стоить меньше суммы взыскания, ведь объем услуг существенно не меняется от того, какая сумма подлежит взысканию». Если страховая компания изначально возражает против позиции истца, а впоследствии суд признает требования обоснованными, то вполне логично, что ответчик должен нести риски того, что с него будут взысканы судебные издержки. Ведь ему никто не мешал удовлетворить требования страхователя до подачи иска или признать требование в суде, подытоживает Стасюк.

«Гражданину, не обладающему специальными познаниями, бывает объективно сложно без привлечения юриста добиться справедливой выплаты от страховой компании, — согласен юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Андрей Резниченко. — Поэтому в самом факте обращения к юристам нет ничего криминального». Страховым при этом следует более настойчиво добиваться привлечения к уголовной ответственности юристов, использующих незаконные схемы, а также проводить разъяснительную работу среди граждан, чтобы они понимали последствия участия в незаконных схемах взыскания. «В конце концов, право на получение квалифицированной юрпомощи гарантировано Конституцией, — добавляет партнер, адвокат АБ «Андрей Городисский и парнеры» Дмитрий Любомудров. — И любые попытки решить проблему убыточности рынка обязательного автострахования за счет вмешательства в эту сферу вряд ли следует приветствовать».

Не в Верховный суд, а в Думу

Предложения автостраховщиков и вообще кого-либо вряд ли могут кардинально изменить позицию судов по тем или иным вопросам, считает партнер компании «Деловой фарватер» Сергей Варламов. «Для суда на первом месте стоит закон, а если его в каких-то ситуациях недостаточно, то судьи должны руководствоваться собственным чувством справедливости, – поясняет юрист. – Закон может иметь какие-то недостатки, но если это так – то обращаться следует к депутатам Госдумы, к законодательной власти, а не требовать изменения судебных подходов к частным вопросам. Иначе мы получим массу предложений от рестораторов по борьбе с «Ревизорро», а ассоциации продавцов будут требовать защиты от злоупотребляющих юристов в интересах потребителей – и суд должен рассмотреть все эти претензии?!»

Верховный суд в начале 2015 года уже принял разъяснения, которые во многом защищают интересы страховщиков, напоминает Иван Стасюк. В частности, ВС обратил внимание на необходимость досудебного урегулирования спора путем обращения в страховую компанию, без которого иск подлежит оставлению без рассмотрения. Также ВС указал, что при разнице в расчете ущерба, произведенном страхователем, и выплаченной страховой компанией суммой менее 10% данная разница не подлежит взысканию. Наконец, в самом АПК есть инструменты, препятствующие недобросовестному поведению, в частности, отказ во взыскании судебных расходов в пользу лица, злоупотребляющего процессуальными правами, подчеркивает эксперт. То же, что «автоюристы» все чаще выигрывают разбирательства, говорит скорее об отсутствии обоснованных возражений со стороны страховщиков.

Позиция РСА вызывает недоумение, говорит управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры» Лада Горелик. Если мы исходим из того, что приоритетом развития нашей страны является создание правового государства, то РСА фактически просит Верховный суд об обратном: изменить сложившуюся судебную практику в пользу страховых компаний. Последним следовало бы более взвешенно подходить к определению стоимости ущерба и собственных финансовых рисков, всесторонне оценивать необходимость правки нормативно-правовых актов и, наконец, корректно рассчитывать стоимость страхования, считает адвокат. В конце концов, страховым компаниям неплохо было бы соблюдать и современные тренды: делать свой бизнес прозрачным и уходить от сверхприбыли, формирующейся за счет того, что граждане зачастую не отстаивали свои права в суде.

Защитники или мошенники?

«Появление подобных «автоюристов» в принципе лишь заполнило пустующую нишу – кто-то должен был противостоять действиям неблагонадежных и медлительных страховщиков, – говорит адвокат Станислав Клюев. – А теперь, когда некоторые страховые обанкротились из-за действий таких юристов и продолжают нести убытки в судах, естественно, РСА пошел искать защиты у ВС». В то же время надо понимать, что действия таких «автоюристов» не совсем законны и в результате опять же не несут позитивных изменений для автовладельцев. Если человеку после ДТП на руки выдается некая сумма, а потом юристы взыскивают в судебном порядке кратные суммы со страховой и кладут себе в карман, это явное мошенничество, добавляет Клюев. По-своему правы представители ФАС, когда говорят, что человек без квалифицированной юрпомощи не сможет отстоять свои права перед страховщиком.

«Мошенническую схему, используемую «автоюристами», конечно, надо закрыть и запретить, – согласен адвокат, кандидат юрнаук Александр Зорин. – Однако не стоит забывать про страховщиков – они сами виноваты в том, что сложилась такая ситуация». Поэтому необходимо повышать уровень ответственности страховых компаний, пристальнее следить за их деятельностью и жестче наказывать, чтобы наконец отучить их занижать уровень выплат. Наказывать их можно вплоть до отзыва лицензии за систематические и однотипные нарушения, доказанные и признанные в судебном порядке. Это, в свою очередь, также позволит надлежащим образом «очистить» систему и к тому же разгрузить суды.

«Страховые давно жалуются, что тарифы по ОСАГО для них разорительны и их не хватает ни на достойные возмещения, ни на поддержание самих страховщиков. Однако бизнес по этому виду обязательного страхования все же развивается», – отмечает адвокат компании «Деловой фарватер» Антон Соничев. Так, за 2014 год страховщики получили страховых взносов на 134 млн рублей, а выплатили застрахованным лишь 77 млн рублей. По поводу сверхприбыли застрахованных Соничев также добавляет, что максимальная сумма в 500 000 рублей далека от той, которая сложилась в практике о компенсации морального вреда по случаю смерти, а на предельные 400 000 рублей нельзя восстановить даже довольно скромный автомобиль. Кроме того, все описанные выплаты были получены в судебных процессах, где и пострадавший, и страховая имели равные возможности для защиты своих интересов.

Бабаян Лада Владимировна

Основные данные:

При добавлении отзыва на страницу Бабаян Лада Владимировна, постарайтесь быть объективными. Любой комментарий проходит проверку модераторов, это занимает время. Ваши слова должны быть ПОДКРЕПЛЕНЫ ДОКУМЕНТАЛЬНО(чеки, решения суда и пр.)! Оставляйте контакты, иначе ваш отзыв рискует быть удаленным!

Вся доступная информация об адвокате Бабаян Лада Владимировна. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Бабаян Лада Владимировна и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.
Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.

Накануне Дня юриста Лада Горелик, адвокат и управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры», рассказала порталу «Гарант.ру» об этических принципах юридической работы

3 декабря юристы отмечают свой профессиональный праздник. Портал ГАРАНТ.РУ вместе с практикующими юристами разобрался в нравственных особенностях профессии и представил, каким может быть кодекс этики юриста.

Напомним, руководствоваться этическими кодексами сегодня обязаны, в частности, адвокаты, судьи и прокурорские работники. Однако для юристов, которые не имеют специального статуса, какие-либо этические требования на законодательном уровне не установлены. Более того, у них пока нет возможности ориентироваться, например, на специальный профессиональный стандарт – он еще не разработан.

Смотрите так же:  Льготы отслужившим 20 лет

Мнения экспертов относительно того, есть ли сегодня необходимость в принятии единого документа, регулирующего вопросы профессиональной этики юристов, разделились. На это повлияла в том числе возможная перспектива слияния юридического бизнеса и адвокатуры. Так, по мнению основателя и владельца компании » Судебное Бюро Гулько» Александра Гулько, принятие единого кодекса этики для юристов сделает первый шаг к признанию их как профессионалов, которые могут работать без статуса адвоката.

А по словам управляющего партнера Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры» Лады Горелик, напротив, оптимальным было бы введение в судебной сфере адвокатской монополии, подразумевающей единые профессиональные этические стандарты. В то же время она признала, что хотя унификация и необходима, этот вопрос требует тщательной проработки и осмысления, поскольку затрагивает многочисленное сообщество.

Есть и другое мнение – сегодня не все юристы в своей работе придерживаются этических принципов, поэтому принятие такого кодекса вряд ли изменит реалии. Так считает руководитель юридического отдела Службы Помощи Призывникам Екатерина Михеева. Однако, с другой стороны, такой документ, по ее оценке, помог бы привить профессиональную этику и стандарты поведения студентам, получающим юридическое образование.

Впрочем, отсутствие единых норм не означает, что поведение юриста никак не регулируется. Многие компании определяют этические стандарты на локальном уровне. По словам Александра Гулько, на практике 90% юридических фирм используют профессиональные стандарты поведения. Руководитель группы юридических услуг компании Интеркомп Иван Катышев добавил, что этические нормы могут быть установлены также на уровне юридических отделов компании. Соответствующие документы регулируют такие вопросы, как предоставление заключений, проведение встреч с клиентами, сроки реагирования и т. д.

В основу «кодекса» легли позиции Лады Горелик, Александра Гулько, Ивана Катышева, Екатерины Михеевой, а также адвоката Межреспубликанской коллегии адвокатов г. Москвы Елизаветы Бернштейн и управляющего партнера юридической компании «АВТ Консалтинг», адвоката Александра Тарасова.

Юрист должен сохранять независимость при выполнении своего профессионального долга

Профессионал обязан опираться в своей деятельности только на закон. Он не может уступать интересам органов власти, лиц и организаций, имеющих влияние и пытающихся оказать давление на юриста или его клиента.

Юрист должен быть компетентным

Ему полагается быть профессионалом в рамках своей отрасли права: знать о последних поправках к нормативным правовым актам и разбираться в судебной практике. Юрист должен добросовестно относиться к своей работе, прилагать все знания и усилия, чтобы защитить интересы клиента.

Юрист обязан хранить профессиональную тайну

Он должен прилагать все усилия для сохранения профессиональной тайны, поскольку доверители часто сообщают конфиденциальную информацию и рассчитывают, что она не будет разглашена. Это может касаться не только информации по делу, но и иных сведений личного характера. Сохранять тайну необходимо даже после выполнения обязательств и расторжения договора.

Юристу следует помнить о том, что в случае разглашения тайны могут возникнуть серьезные негативные последствия для доверителя, так как полноценная защита его прав и законных интересов может оказаться трудновыполнимой или вовсе невозможной. Доверие к юристу также будет подорвано. Недопустимо использование юристом профессиональной тайны в своих интересах.

Раскрытие конфиденциальной информации возможно только в случаях, когда это требуется по закону.

Юристу необходимо заботиться о своей репутации

Наибольший вред репутации юриста может нанести недобросовестное выполнение обязательств перед клиентом.

Негативно повлиять на нее могут и другие факторы, в частности, ненадлежащая реклама, недобросовестная конкуренция и другие.

Поведение юриста в социальных сетях не должно вредить личной репутации, репутации компании и интересам клиента

В онлайн-пространстве юристам необходимо соблюдать те же этические нормы, которыми они руководствуются в судебных заседаниях или при общении с клиентами. Любые заявления, сделанные юристом в Интернете, должны быть ответственными и достоверными. Заявление не может вводить пользователей в заблуждение. Если юрист планирует разместить в социальных сетях пример из практики или персональные данные клиента, информация должна быть согласована с ним.

Деловую переписку во всех случаях необходимо вести в официально-деловом стиле.

Необходимо помнить о том, что даже один некорректный комментарий или фотография, в том числе не относящиеся к профессиональной деятельности юриста, могут навредить репутации не только самого юриста, но и его компании, а также интересам клиента.

Юрист вправе давать комментарии СМИ при условии, что этим не нарушаются его обязанности перед клиентом

Юрист вправе давать СМИ комментарии о законодательных процессах, состоянии правосудия, а также реализации и защите прав и свобод граждан. Также допустимо комментирование судебного процесса, в котором юрист принимает участие при условии согласования комментария с клиентом.

Однако и в отношениях с представителями СМИ юрист должен строго придерживаться норм этики. Недопустимо сообщать информацию, которая является профессиональной тайной или может навредить интересам и репутации доверителя.

Представитель юридического сообщества также должен руководствоваться презумпцией невиновности, не допускать необоснованных, не подкрепленных точными фактами и материалами дела комментариев. Юрист обязан во всех случаях выступать с позиции права и воздержаться от негативных характеристик при оценке действий коллег, даже если они представляют интересы его процессуальных противников.

Выступая в СМИ, юрист должен осознавать, что по его выступлению общество будет судить не только о нем самом и его компании, но и о профессии юриста в целом.

Юрист должен сдержанно и профессионально реагировать на критику в свой адрес

Юристу надлежит понимать грань между критикой и оскорблением либо вмешательством в частную жизнь. Он должен сдержанно и профессионально реагировать на критику, а также учитывать замечания в дальнейшей работе.

Если критика не имеет под собой оснований, и деловая репутация юриста оказалась под угрозой, он вправе, как и любой гражданин, обратиться в суд с требованием опровергнуть данные, не соответствующие действительности.

Юрист должен быть вежливым в общении с клиентом и помнить о доверительном характере их отношений

Любые недоговорки и введение клиента в заблуждение рано или поздно приведут к потере репутации. Юрист должен внимательно слушать своего доверителя, дать ему возможность полностью высказаться и не пренебрегать формальностями. Оказывая услугу по защите интересов клиента, необходимо постоянно информировать его о ходе дела, его нюансах и тонкостях, разъяснять суть правовой позиции и свою стратегию.

Качественное и своевременное оказание юридической помощи необходимо ставить выше финансовой заинтересованности по делу. Тем, кто не имеет возможности оплатить услуги юриста, но нуждается в квалифицированной юридической помощи, ее нужно оказывать бесплатно, в соответствии с положениями Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации«.

Юрист не должен допускать фамильярности в отношениях с доверителем

Необходимо относиться с уважением ко всем клиентам, не допускать фамильярности и панибратства, даже если сами доверители этих правил не соблюдают.

Профессионал ни при каких обстоятельствах не должен допускать в своей речи жаргонных или нецензурных слов.

Юрист может отказаться от дела, если клиент пытается нарушить либо обойти законодательство

Закон и нравственность в профессии юриста должны быть выше воли доверителя. Любые его пожелания, просьбы или требования, выходящие за рамки правового поля, не могут и не должны быть исполнены юристом. В любом из этих случаев юрист обязан донести до своего доверителя причину отказа в ведении дела, обосновав ее и обозначив возможные риски наступления неблагоприятных последствий.

В особых случаях, с учетом обстоятельств конкретного дела, юрист может отказаться от дела, если оно противоречит его нравственным принципам.

Если клиент считает, что нужно придерживаться иной тактики при ведении дела, юристу необходимо обсудить с ним детали и нюансы каждой позиции, чтобы прийти к компромиссу.

Если юрист лично заинтересован в исходе дела или в рамках текущего дела ранее представлял интересы второй стороны, он также должен отказаться от оказания услуг. Обо всех случаях конфликта интересов необходимо сообщать клиенту, как только факт конфликта будет установлен.

Причинами отказа от дела не могут быть утверждения, что юрист и клиент не нашли общего языка, клиент слишком требователен, а также какие-либо иные личностные причины. В этом случае поведение юриста считается неэтичным и непрофессиональным.

Нетрудно заметить, что вне зависимости от установленных норм, самые строгие требования к этике поведения настоящий профессионал определит сам для себя – что и сделали опрошенные эксперты. С учетом их мнений в «кодекс» вошло 10 пунктов-тезисов, но, безусловно, его можно расширить и дополнить.